А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Келльская пророчица" (страница 21)

   – Быть представленным столь многим августейшим особам сразу – великая честь для меня. А кто из вас Дитя Света?
   – Это бремя несу я, ваше величество, – ответил Гарион. – Поскольку вы, полагаю, недурно знакомы с историей Алории, то должны знать о том, что время от времени происходили встречи Дитя Тьмы и Дитя Света. Мы направляемся туда, где состоится последняя встреча, которая решит судьбу всего мира, и нам во что бы то ни стало надо определить, где именно состоится эта встреча.
   – Подвиг ваш еще более велик, нежели я предполагал, король Белгарион. Я помогу вам всем, что в моих скромных силах. Злобный гролим Нарадас обманом заставил меня задержать вас – и теперь я готов на все, лишь бы загладить свою вину, пусть отчасти. Я пошлю корабли мои, дабы отыскать место встречи, где бы оно ни было. Воины мои обыщут все – от брегов Эбла до рифа Корим!
   – До какого рифа?! – воскликнул Белгарат.
   – Корим, древнейший Белгарат. Риф Корим пролегает подле северо-западного берега нашего острова. Местоположение его четко обозначено на карте, которую вы ищете. Соблаговолите пройти вместе со мной в мою опочивальню, и я покажу ее вам.
   – Полагаю, близится к концу наше странствие, Белгарат, – сказал Белдин. – Как только ты взглянешь на карту, можешь смело поворачивать оглобли и двигать домой.
   – Что ты несешь?
   – На этом заканчивается твоя миссия, старик. Все мы весьма тебе признательны за труды.
   – Но вы ведь не станете очень уж противиться, если мне вздумается и далее сопровождать вас?
   – Как хочешь, но мы вовсе не желаем отрывать тебя от более важных дел, коими ты ради нас пренебрег.
   Белдин злорадно ухмылялся. Задирать Белгарата было его любимым развлечением.
   Распахнув двери часовни, Гарион увидел сидящую на пороге волчицу. Янтарные глаза ее пристально глядели на людей, а пасть была растянута в волчьей улыбке.

   Глава 17

   Они прошли вслед за королем по анфиладе скупо освещенных дворцовых залов Перивора. Волнение охватило Гариона. Они победили! Как ни старалась Зандрамас им помешать, они все же победили! Ответ на последнюю загадку был на расстоянии вытянутой руки – и как только они его получат, состоится встреча. Теперь никакая земная сила не могла этому помешать.
   «Прекрати! – раздался голос в его мозгу. – Теперь ты должен быть спокоен. Очень спокоен. Попробуй думать о ферме Фалдора. Это всегда очень тебя успокаивало».
   «Где ты…» – начал было Гарион, но осекся.
   «Где я – что?»
   «Не обращай внимания. Этот вопрос всегда тебя раздражал».
   «Поразительно. Оказывается, ты все-таки помнишь кое-что из того, о чем я говорю. Итак, ферма Фалдора, Гарион. Ферма Фалдора».
   И Гарион стал послушно делать то, что велел голос. И обнаружил, что воспоминания, потускневшие за эти долгие годы, обрели вдруг поразительную яркость. Он вспомнил во всех подробностях ферму – сарай, амбар, кухню, кузницу и столовую на первом этаже дома, а затем галерею на втором этаже, куда выходили двери спален, и внутренний дворик… Он явственно слышал стук молотка Дарника, доносящийся из кузницы, чуял запах свежего хлеба, только что испеченного тетушкой Пол… Он видел Фалдора, старого Кральто и даже Брилла. Видел Дороона и Рундорига. А вот и Зубретта – светловолосая, хорошенькая и удивительно ветреная. И на него снизошел безмятежный покой – подобный тому, что ощутил он некогда в гробнице одноглазого бога в Городе Ночи…
   «Вот так-то лучше, – снова раздался голос, – Постарайся держаться в этом состоянии. Тебе понадобится предельная ясность мысли в последующие несколько дней, а если мысли твои будут блуждать, у тебя ничего не выйдет. Вот когда все останется позади, можешь думать хоть о десяти вещах одновременно».
   «Если я останусь в живых…»
   «Будем надеяться».
   И таинственный голос умолк.
   Стражники у дверей королевских покоев расступились, пропуская их. Король направился прямиком к секретеру, отпер его и извлек оттуда древний пергаментный свиток.
   – Боюсь, чернила сильно выцвели, – огорченно бормотал король. – Мы всячески пытались предохранить карту от солнечных лучей, но ведь она так стара…
   Он подошел к столу и осторожно развернул свиток, придавив уголки тяжелыми книгами. И вновь ощутил Гарион волнение, но усилием воли заставил себя думать о ферме Фалдора и ее обитателях, чтобы восстановить ясность ума и спокойствие.
   Палец короля Перивора уперся в карту.
   – Здесь лежит остров Перивор, – сказал он, – а вот здесь пролегает риф Корим.
   Гарион знал, что если он надолго задержит взгляд на этом размытом пятнышке на карте, то дикое возбуждение вновь овладеет им. Поэтому он лишь скользнул взглядом по тому месту, куда указывал король, и тотчас же принялся изучать карту целиком. Все названия были написаны по-старинному. Гарион автоматически стал искать на карте свое королевство. На карте оно значилось как «Райва». Были тут и «Ариндия», и «Кереч», и «Тол-Найдра» – а еще «Драксния» и «Ктхал-Маргоз».
   – Тут ошибка, – отметил Закет. – Риф этот называется Туримским.
   Белдин пустился в пространные объяснения, но Гарион уже знал ответ.
   – Времена меняются, – говорил горбун, – а помимо всего прочего, мы с течением времени и произносить многие слова начинаем иначе. Географические названия изменяются с течением столетий. Имя этого рифа, вероятно, менялось не однажды на протяжении нескольких последних тысячелетий. Это совершенно обычное явление. Если бы Белгарат сейчас заговорил так, как принято было в той деревушке, где он появился на свет, никто из нас не понял бы ни единого слова. Вполне возможно, некогда риф этот носил имя «Торим» или что-то в этом роде, а затем оно трансформировалось в «Турим». Вполне возможно, оно еще не однажды изменится. Я изучал такого рода феномены. Видите ли, то, что происходит, называется…
   – Ты когда-нибудь заткнешься? – взорвался мучимый нетерпением Белгарат.
   – Неужели ты не жаждешь расширить свой кругозор?
   – В данный момент – нет!
   Белдин вздохнул.
   – И тем не менее, – упрямо продолжал он, – то, что именуется написанием, суть способ воспроизведения звучания того или иного слова. Если звучание изменяется, тотчас меняется и написание. Вот как просто объясняются некоторые расхождения в названиях.
   – Твои объяснения в высшей степени убедительны, добрый Белдин, – сказала Цирадис. – Однако в случае с рифом новое имя было навязано извне.
   – Навязано? – переспросил Шелк. – Но кем?
   – Существуют два пророчества, принц Хелдар. Противоборствуя, они изменили название этого рифа, дабы скрыть его местонахождение от бессмертного Белгарата и от Зандрамас. Эти двое обязаны были разгадать шараду – только тогда последняя встреча могла состояться.
   – Так это игра? – изумленно спросил Шелк. – Кто же осмеливается играть столь важными вещами?
   – Две бессмертные сущности, принц Хелдар, непохожи на нас, смертных. Они состязаются друг с другом и в великом, и в малом. Например, одна из них может попытаться изменить орбиту планеты, в то время как другая употребит все силы свои, чтобы удержать ее на месте. А порой одна сущность пытается сдвинуть с места песчинку, тогда как другая изо всех сил эту песчинку держит. Эти игры порой длятся долгие тысячелетия. А игра с шарадами, которую измыслили они для Белгарата и Зандрамас, – всего лишь еще одна форма состязания между двумя сущностями, ибо, случись им сойтись лицом к лицу без посредников, вся вселенная разлетится на куски.
   И Гарион вдруг вспомнил странное видение, посетившее его в Тронном зале Во-Мимбра. Он увидел двух безликих игроков, сидящих за игрой, правила которой столь сложны, что смертный разум просто не в силах их постичь. И теперь он совершенно ясно осознавал, что тогда ему на краткое мгновение открылась та высшая реальность, о которой сейчас говорила Цирадис.
   «Так ты тогда сделал это намеренно?» – мысленно спросил он у таинственного голоса.
   «Естественно. Мне надо было чем-то воодушевить тебя, чтобы ты сделал то, что было тогда необходимо. Ты азартный мальчик – вот я и выдумал эту картинку с игроками, чтобы тебя заинтриговать».
   И тут до Гариона кое-что дошло.
   – Цирадис, – обратился он к прорицательнице, – почему нас так много, тогда как Зандрамас, похоже, совершенно одинока?
   – Так было всегда, Белгарион. Дитя Тьмы всегда пребывает в одиночестве – как Торак в его безумной гордыне. Вы же скромны. Не в ваших обычаях стремиться превзойти друг друга, ибо собственное «я» для вас отнюдь не превыше всего на свете. Это и подкупает в тебе, Дитя Света, ведь ты не ослеплен значимостью собственной персоны. Пророчества Тьмы всегда избирали кого-то одного и наделяли его всей возможной силой. Пророчества же Света неизменно распределяли силу между многими. И хотя основное бремя ты, Белгарион, несешь на своих плечах, все товарищи твои делят его с тобой. Разница между двумя пророчествами незамысловата, но очень важна.
   Белдин нахмурился.
   – Это нечто вроде отличия абсолютизма от равноправия?
   – Во многом – да. Правда, много сложнее.
   – Я просто попытался подыскать подходящее сравнение.
   – Дело прежде всего, – подал голос Белгарат и посмотрел на короля Перивора. – Не могли бы вы, ваше величество, описать этот риф? Изображение на карте чересчур схематично.
   – С радостью, бессмертный Белгарат. В юности я сам плавал туда, ибо это потрясающее зрелище. Даже бывалые мореходы утверждают, что ничего подобного не сыскать во всем свете. Риф состоит из остроконечных скал, верхушки которых поднимаются над поверхностью моря. Сами эти скалы видны издалека и их довольно легко миновать. Но главная опасность таится под водой. Между скалами свирепствуют сильнейшие течения, и погода там крайне изменчива. Именно по причине величайшей опасности для мореплавателей риф этот никогда не был подробно описан. Все благоразумные мореходы обходят его стороной, разнося по свету его дурную славу.
   Тут возвратились Дарник и Тоф.
   – Мы все устроили, ваше величество, – отрапортовал Дарник. – Нарадас теперь спокойно спит под землей. Он больше не побеспокоит ни тебя, ни нас. Хочешь ли ты знать, где именно он погребен?
   – Нисколько, друг мой. Ты и твой рослый товарищ оказали мне немалую услугу. Заверяю вас, что, если смогу чем-то отплатить вам, просите без стеснения.
   – Цирадис, – обратился Белгарат к прорицательнице, – это была последняя шарада? Или мы столкнемся еще с чем-нибудь в этом роде?
   – Нет, древнейший. Загадкам конец. Настало время дел.
   – Наконец-то! – с облегчением вздохнул Белгарат.
   И они с Белдином принялись с величайшим вниманием изучать карту.
   – Ну как, нашли? – спросил Дарник. – Я имею в виду, отыскался на карте Корим?
   Шелк подвел кузнеца к столу.
   – Это здесь. – Он указал пальцем на расплывчатое пятнышко. – Карта очень стара. А на современных картах это место называется по-другому. Вот почему пришлось нам столь долго скитаться.
   – Мы немало скитались по свету в поисках обрывков бумаги, – заметил кузнец.
   – Воистину, мой друг. Если верить Цирадис, все это было частью игры между дружком Гариона, голос которого он слышит, и другим существом, которое, скорее всего, нашептывает наставления на ушко Зандрамас.
   – Терпеть не могу игр!
   – А вот я ничего не имею против.
   – Это все потому, что ты драсниец.
   – Видимо, отчасти поэтому.
   – Это, видимо, как раз на том самом месте, где некогда находились горы Корим, Белгарат, – сказал Белдин, тщательно вымеряя расстояния при помощи пальцев. – Хотя, возможно, они слегка сдвинулись, когда Торак расколол мир.
   – Помнится мне, тогда многое сдвинулось с привычных мест.
   – О да, – с жаром согласился Белдин. – Мне тогда трудненько было подняться на ноги, а ведь я располагаюсь куда ближе к земле, нежели ты, братец.
   – Открыть тебе тайну? Я это и сам заметил. – И Белгарат бесцеремонно отвернулся от Белдина. – Ваше величество, не могли бы вы немного подробнее рассказать об этих рифах? Насколько я понял, в высшей степени опасно даже пытаться высадиться на эти острые скалы, например, из шлюпки.
   – Если мне не изменяет память, почтенный Белгарат, то есть там несколько каменистых платформ, состоящих, вне сомнения, из обломков горных пиков, раздробленных на мелкие части морскими волнами. Во время отлива эти валуны, скопившиеся за тысячелетия у подножия пиков, обнажаются – и тогда смельчак может беспрепятственно пройти по ним от одного пика до другого.
   – Немного смахивает на перемычку между Мориндлендом и Маллореей, – припомнил Шелк. – Малоприятная, надо сказать, выдалась прогулочка!
   – Есть ли там какие-нибудь приметные места? – не унимался Белгарат. – Этот риф довольно длинен, и мы можем долго проплутать, прежде чем найдем нужное место.
   – Сам я ничего не заметил, – осторожно заговорил король. – Но некоторые мореходы утверждали, будто во время отлива обнажается вход в пещеру, расположенную внутри самого высокого пика. Изредка отчаянные смельчаки предпринимали попытки исследовать ее глубины – ведь всем известно, что именно пещеры служат складами награбленного для пиратов или же хранилищами контрабандных товаров для мошенников. Однако, казалось, сама скала препятствует осуществлению их планов. Всякий раз, как очередной храбрец пытался там высадиться, море возмущалось и неизвестно откуда налетал шторм, хотя небо оставалось безоблачным.
   – Это оно, Белгарат! – торжествующе воскликнул Белдин. – Нечто упорно препятствует случайным людям, не пуская их в пещеру!
   – И, насколько я понимаю, этих нечто там два, – согласился Белгарат. – Тем не менее ты прав. Мы отыскали наконец место решающей встречи. Она состоится в этой пещере.
   Шелк застонал.
   – Вы захворали, принц Хелдар? – заботливо спросил король.
   – Пока нет, ваше величество, но, полагаю, это вскоре произойдет.
   – У нашего принца Хелдара весьма сложные взаимоотношения со всякого рода пещерами, – с улыбкой объяснила Бархотка.
   – Ничего сложного тут нет, Лизелль, – возразил человечек с крысиным личиком. – Все на самом деле просто. Всякий раз, когда я вижу пещеру, меня охватывает паника.
   – Я слыхал об этом недуге, – сказал король. – Много ученых споров идет о мистической его природе.
   – В природе моей боязни пещер нет ровным счетом ничего мистического, – сухо ответил Шелк. – Я прекрасно знаю, откуда она взялась.
   – Если вы и вправду вознамерились помериться силами с сим смертоносным рифом, древнейший Белгарат, – сказал король, – то я готов предоставить вам и спутникам вашим крепкий корабль, чтобы вы без помех добрались туда. Сейчас же прикажу подготовить корабль к отплытию в час утреннего прилива.
   – Вы добры, ваше величество.
   – Это всего лишь скромная плата за бесценную услугу, которую вы оказали мне нынче ночью. – Король помолчал, глубоко задумавшись. – Возможно, я именно таков, как живописал меня дух Нарадаса. Может статься, я и вправду тщеславен и глуп, но при этом вовсе не чужд благодарности. Вам пора готовиться в путь. Более не смею вас задерживать. Мы встретимся поутру, перед самым отплытием.
   – Мы благодарим вас, ваше величество, – поклонившись и лязгнув доспехами, ответил Гарион.
   И они вышли из королевской опочивальни. Увидев за дверью поджидающую их волчицу, Гарион ничуть не удивился.
   – Мы поспеваем как раз ко времени, правда, Цирадис? – спросила Полгара прорицательницу, идя рядом с нею по коридору. – В Ашабе ты сказала, что до встречи осталось девять месяцев. Если подсчеты мои верны, девять месяцев истекают послезавтра.
   – Ты не ошиблась в подсчетах, Полгара.
   – Тогда все складывается как нельзя лучше. До рифа – день пути, а до пещеры мы доберемся на следующее утро. – Полгара усмехнулась. – Все это время мы так боялись опоздать и вот будем как раз вовремя. – Она рассмеялась. – Сколько эмоций растрачено даром!
   – Ну что ж, теперь мы знаем где. Нам давно известно когда. Осталось всего-навсего попасть туда и покончить с этим, – подытожил Дарник.
   – И этим все сказано, – согласился Шелк.
   Эрионд лишь вздохнул, и сердце у Гариона защемило – в душе у него зародилось подозрение, хотя и весьма далекое от уверенности. «Неужели это будет он? – спросил он у беззвучного голоса. – Неужели погибнет именно Эрионд?»
   Но голос молчал.
   Они вошли в свои покои. Волчица неотступно следовала за ним по пятам.
   – Как долго мы добирались сюда! – устало сказал Белгарат. – Наверное, я старею – такие странствия уже не по мне.
   – Стареешь? – фыркнул Белдин. – Да ты на свет появился стариком!
   – Когда мы вернемся домой, я на сотню лет запрусь в своей башне.
   – Это здравая мысль. Примерно столько тебе понадобится, чтобы прибраться там. И вот еще что, Белгарат. Почему бы не починить ступеньку, которая шатается?
   – Доберусь и до нее.
   – Вы ведете себя так, словно наша победа – нечто само собой разумеющееся, – сказал Шелк. – Мне кажется, что сейчас строить планы на будущее несколько преждевременно. Но, может быть, великая келльская прорицательница шепнула вам на ухо словечко-другое?
   И он пристально поглядел на Цирадис.
   – Я не имела бы на это права, принц Хелдар, даже если бы знала ответ.
   – Значит ли это, что ты его не знаешь? – округлил глаза Шелк.
   – Выбор еще не сделан, – просто сказала Цирадис. – И не будет сделан до тех самых пор, пока не предстанут передо мною одновременно Дитя Света и Дитя Тьмы. Дотоле исход битвы не будет известен.
   – Что проку быть пророчицей, если не умеешь предсказывать будущее?
   – Это событие предсказать невозможно, – резко отвечала она.
   – Думаю, разумнее всего сейчас поспать, – предложил Белгарат. – Грядущие деньки будут не из легких.
   Волчица против своего обыкновения последовала за Гарионом и Сенедрой в их комнату. Сенедра слегка удивилась, когда волчица подошла прямиком к постели и положила на одеяло передние лапы. Она критически оглядела волчонка, который спал, лежа на спине и разбросав во все стороны лапы.
   Волчица укоризненно посмотрела на Гариона.
   – Он разжирел, – сказала она. – Твоя самка вконец испортила его – закормила и заласкала. Он никогда уже не станет настоящим волком. Даже волчьего запаха он уже лишился.
   – Моя самка время от времени купает его, – объяснил Гарион.
   – Купает! – с величайшим презрением фыркнула волчица. – Настоящего волка должны омывать лишь струи дождя да воды быстрой реки, когда он ее переплывает! – Она убрала лапы с постели. – Сестра хочет просить твою самку об одолжении.
   – Брат передаст ей твою просьбу.
   – Сестра искренне на это надеется. Попроси свою самку, чтобы она и впредь заботилась о волчонке. Полагаю, не стоит говорить, что она избаловала его настолько, что теперь он годится разве что в комнатные собачонки.
   – Брат все скажет ей очень деликатно.
   – Что она говорит? – спросила Сенедра.
   – Она хочет знать, будешь ли ты и впредь ухаживать за щенком – кормить его, заботиться о нем…
   – Конечно! Я и не собиралась его бросать!
   Сенедра вдруг опустилась на колени и, повинуясь внезапному чувству, обвила руками шею волчицы.
   – Я буду заботиться о нем, – пообещала она.
   – Пахнет от нее довольно приятно, – отметила волчица, скосив глаза на Гариона.
   – Брат это давно заметил.
   – Сестра в этом нисколько не сомневается. – И волчица бесшумно выскользнула из комнаты.
   – Она намеревается нас покинуть? – с грустью спросила Сенедра. – Я буду по ней скучать…
   – С чего ты так решила?
   – А почему тогда она препоручила нам своего детеныша?
   – Думаю, дело обстоит несколько сложнее. Она к чему-то готовится.
   – Как я устала, Гарион… Давай-ка ложиться.
   Позднее, когда они лежали, прижавшись друг к другу в бархатной темноте, Сенедра вздохнула.
   – Еще два дня – и я увижу мое дитя. Как я истомилась…
   – Попытайся пока не думать об этом, Сенедра. Тебе необходим отдых, а эта неотвязная мысль не даст тебе заснуть.
   Она снова вздохнула и через минуту уже сладко спала.
   «Цирадис – не единственная, кому предстоит сделать выбор, – зазвучал звучный голос в мозгу Гариона. – Вам с Зандрамас тоже предстоит выбирать».
   «Что выбирать?»
   «Ты должен выбрать себе преемника. Зандрамас своего уже избрала. Ты должен тщательно обдумать свою последнюю миссию, Дитя Света. Она очень, очень важна».
   «Я это всегда знал. Представь себе, мне будет даже недоставать бремени этой ответственности, хотя я и рад от него избавиться. Ведь я снова смогу стать обычным человеком…»
   «Ты никогда не был обычным человеком. Ты – Дитя Света с того самого дня, как сделал первый вздох».
   «И по тебе я буду скучать…»
   «Только не ударяйся в сентиментальность, Гарион! Я буду время от времени навещать тебя. А теперь выспись хорошенько».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация