А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Келльская пророчица" (страница 10)

   – Этого я не открою тебе, Дитя Света. Скажу лишь, что в назначенное время она будет в назначенном месте.
   – С моим сыном?
   – Как и было предсказано.
   – Я с нетерпением жду этой встречи, – с мрачной суровостью произнес Гарион. – Нам с Зандрамас о многом нужно поговорить, многое уладить.
   – Не позволяй ненависти застить твой разум. Не забывай о своей миссии. – Цирадис говорила с величайшей серьезностью.
   – Но что это за миссия, Цирадис?
   – Ты узнаешь об этом лишь тогда, когда настанет время ее исполнить.
   – И не раньше?
   – Нет. Если бы ты долго обдумывал свою миссию, то мог бы впасть в заблуждение.
   – А что за миссия у меня, великая прорицательница? – спросил Закет. – Ты ведь говорила, что все расскажешь мне в Келле.
   – Я буду говорить с тобою с глазу на глаз, император Маллореи. Пока же узнай, что срок твоей миссии настанет, когда товарищи твои выполнят свои предназначения, узнай также, что тогда течение жизни твоей утратит размеренность.
   – Раз уж мы заговорили о миссиях, – сказал Сади, – может, объяснишь мне, в чем состоит моя?
   – Ты уже приступил к ее выполнению, Сади.
   – И пока справляюсь?
   Цирадис улыбнулась:
   – Справляешься.
   – У меня выходило бы еще лучше, ежели бы я знал, что должен делать.
   – Этого знать нельзя, Сади. Ты, как и Белгарион, мог бы ошибиться, узнав все заранее.
   – А то место, куда мы направляемся, далеко отсюда? – спросил Дарник.
   – До этого места тысячи лиг пути – и еще многое надо успеть сделать.
   – Тогда мне следует потолковать с Далланом о припасах в дорогу. И непременно осмотреть подковы у лошадей. Сейчас самое время их перековать.
   – Но это немыслимо! – неожиданно воскликнул Белгарат.
   – О чем ты, отец? – поинтересовалась Полгара.
   – Это Корим! Встреча должна состояться в горах Корим!
   – Это еще где? – спросил озадаченный Сади.
   – То-то и оно, что нигде, – проворчал Белдин. – Их больше не существует. Этот горный хребет поглотила морская пучина, когда Торак расколол мир.
   – А ведь в этом есть некая странная логика, – заметил Шелк. – Именно это, вероятнее всего, и подразумевается во всех пророчествах, когда говорится о Месте, которого больше нет…
   Белдин задумчиво потянул себя за мочку уха.
   – Но это еще не все. Помните, что рассказывал нам Сенджи в Мельсене? Ну, о том, как один ученый украл Сардион? Его корабль в последний раз видели, когда он огибал южную оконечность Гандахара. С тех пор о нем никто ничего не знает. Сенджи полагал, будто корабль этот затонул во время шторма у берегов Далазии. Сдается мне, что он не ошибался. Теперь нам предстоит отправиться туда, где находится Сардион, и меня одолевает весьма неприятное ощущение, что он лежит на том самом горном хребте, погрузившемся в морские пучины пять тысячелетий тому назад.

   Глава 8

   Покидая сияющий мраморный Келль, королева Ривы пребывала в глубочайшей меланхолии. Когда путники въехали в леса, простирающиеся западнее Келля, ее и вовсе стали одолевать странная слабость и апатия, которые усиливались с каждой милей пути. Она не принимала участия в общей беседе, довольствуясь ролью слушательницы.
   – Не пойму, отчего ты так спокойна, Цирадис, – говорил Белгарат прорицательнице с повязкой на глазах. – Ведь если Сардион и вправду лежит на дне морском, то твоя миссия – как, впрочем, и наши – останется невыполненной. И с какой стати мы делаем этот крюк? Зачем нам понадобилось ехать в Перивор?
   – Только там ты вполне уразумеешь наставления священной книги, бессмертный Белгарат.
   – Но разве ты не можешь растолковать мне все сама? Время-то поджимает.
   – Этого мне не позволено делать, не дано права оказывать вам предпочтение – ведь, помоги я вам, мне пришлось бы помочь и Зандрамас. Вы сами – и она сама – должны разгадать эту загадку. А помогать только одному из вас строжайше запрещено.
   – Я отчего-то именно так и подумал, – мрачно вздохнул старый волшебник.
   – А где находится Перивор? – спросил Гарион у Закета.
   – Это остров недалеко от южного побережья Далазии, – объяснил маллореец. – Люди там живут в высшей степени странные. Их легенда гласит, будто они потомки мореплавателей с запада, чей корабль сбился с курса и потерпел крушение у берегов острова две тысячи лет назад. Островок этот ничем не примечателен, а местные жители – отважные воины. В Мал-Зэте все придерживаются мнения, что его просто незачем завоевывать, а Урвон даже не счел нужным посылать туда гролимов.
   – Если они там все такие воинственные, то не опасно ли это для нас?
   – Вовсе нет. На самом деле они вполне цивилизованны и даже гостеприимны – но ровно до тех пор, пока на остров не высаживается армия завоевателей. Тогда начинается настоящая кровавая бойня.
   – А есть ли у нас время посещать это прелестное местечко? – спросил Шелк у келльской прорицательницы.
   – Вполне достаточно, принц Хелдар, – ответила она. – Еще тысячи лет тому назад звезды поведали нам, что Место, которого больше нет, ждет вашего появления и что вы с друзьями явитесь туда в назначенный день и час.
   – Как и Зандрамас, я полагаю?
   Цирадис слабо улыбнулась.
   – Как может состояться поединок, если в назначенном месте не будет присутствовать Дитя Тьмы?
   – Сдается мне, я уловил в твоем голосе нотку юмора, – хитро прищурился Шелк. – Мне казалось, прорицательницы менее всего склонны шутить.
   – Как мало ты знаешь нас, принц Хелдар! – Она вновь улыбнулась. – Порой мы просто корчимся от смеха, глядя на пророчества, начертанные меж звезд, и на то, как усердно люди пытаются их игнорировать или избегнуть неизбежного. Всегда следуй наставлениям Неба, Хелдар. Так ты избавишь себя от лишних забот и неминуемых неудач, ибо все попытки уйти от судьбы обречены.
   – С какой легкостью ты бросаешься словом «судьба», Цирадис!
   – Но разве ты явился к нам вопреки судьбе, предначертанной тебе еще на заре мира? Твои занятия торговлей и шпионажем – это всего лишь развлечения, призванные помочь тебе скоротать время, покуда не настанет твой звездный день.
   – Весьма изысканный способ упрекнуть меня в том, что я вел себя как ребенок…
   – Все мы дети, Хелдар.
   Лениво взмахивая крыльями и виртуозно лавируя меж стволов, появился Белдин. Опустившись на землю, он принял человеческий облик.
   – Что-то неладно? – спросил Белгарат.
   – Все лучше, чем я предполагал. Это-то меня и беспокоит…
   – Ты противоречишь сам себе.
   – Отсутствие противоречий – признак недалекого ума. Зандрамас не может войти в Келль. Так?
   – Ну, насколько нам известно, да.
   – Значит, она должна следовать за нами к месту встречи. Так?
   – Если не найдет иного способа разузнать, где находится это самое место.
   – Именно это меня и волнует. Вздумай она проследить за нами, то начинила бы этот лес своими воинами и гролимами. Так?
   – Полагаю, да.
   – Так вот, никого здесь нет.
   Белгарат нахмурился:
   – Что у нее на уме?
   – И я хотел бы это знать. Подозреваю, она готовит для нас сюрприз.
   – Тогда гляди в оба. Я не хочу, чтобы она тащилась за нами незамеченной.
   – Если бы она тащилась за нами, это, возможно, все бы упростило.
   – Сомневаюсь. До сих пор нам приходилось весьма и весьма непросто, и я не думаю, чтобы в одночасье все вдруг переменилось.
   – Тогда я лечу на разведку. – И горбун, обернувшись ястребом, взмыл в небо.
   Они разбили лагерь недалеко от родника, бьющего из расщелины в замшелой скале. Белгарат был мрачен и явно не в духе, поэтому его все избегали, занимаясь уже ставшими столь привычными делами.
   – Ты такая тихая нынче, – сказал Гарион, когда они с Сенедрой после ужина сидели у огня. – Что с тобой?
   – Просто мне не хочется говорить,
   Странная слабость, одолевавшая королеву, не проходила – к вечеру Сенедра даже несколько раз чуть было не заснула, сидя в седле.
   – Ты выглядишь усталой, – заметил Гарион.
   – Я на самом деле немного утомлена. Ведь мы уже столько времени странствуем. Думаю, я просто выдохлась.
   – Тогда иди и ложись. Хорошенько выспись, а утром почувствуешь себя лучше.
   Сенедра зевнула и протянула руки к Гариону.
   – Отнеси меня.
   Гарион изумился. Сенедра очень любила удивлять мужа – лицо у него делалось совершенно мальчишеским.
   – Ты что, плохо себя чувствуешь? – спросил он.
   – Я чувствую себя замечательно, Гарион. Просто у меня глаза закрываются, я хочу, чтобы меня убаюкали… Отнеси меня в палатку, уложи в постельку и укрой хорошенько.
   – Ну, если ты хочешь…
   Он встал, легко подхватил ее на руки и понес через весь лагерь к палатке.
   – Гарион… – сонно пробормотала Сенедра, когда он заботливо укрывал ее одеялами.
   – Что, милая?
   – Пожалуйста, не ложись спать в кольчуге. В ней ты пахнешь, словно старая железная сковородка…
   Той ночью Сенедра видела удивительные сны. Ей снились люди и города, о которых она не вспоминала вот уже многие годы. Ей явились легионеры, охраняющие отцовский дворец, затем она увидела Морина, отцовского камергера, спешащего по выложенному мрамором коридору. И вот она уже в Риве и ведет долгий и путаный разговор с сенешалем Брендом, а его светловолосая племянница Арелл сидит у окошка и прядет, причем ее отчего-то совершенно не беспокоит, что между лопаток у нее торчит рукоять кинжала. Сенедра вздрогнула и забормотала, однако не проснулась, и вот она видит уже новый сон.
   На сей раз она в Реоне, что в восточной Драснии. Она привычным жестом выхватывает кинжал из-за пояса у Веллы, надракийской плясуньи, и столь же заученным движением вонзает его по рукоять в живот чернобородому Ульфгару, главе Медвежьего культа. Ульфгар в этот момент шутливо говорит с Белгаратом и не замечает удара Сенедры. Он даже не вздрагивает и тогда, когда она медленно поворачивает в ране лезвие…
   И вот Сенедра снова в Риве. Они с Гарионом, нагие, сидят возле сверкающего лесного озерца, а над головами у них порхают тысячи ярких мотыльков.
   В своем беспокойном сне она побывала в древнем городе Вал-Алорн, что в Череке, потом попала в Боктор на церемонию погребения короля Родара. И снова видела она поле битвы при Тул-Марду и лицо своего защитника – сына Бренда, Олбана.
   Во сне, запутанном и сбивчивом, она без усилий перемещалась с места на место, легко скользя сквозь время, преодолевая огромные расстояния, стараясь что-то отыскать, хотя и не помнила, что именно потеряла…
   Утром она пробудилась такой же вялой, какой чувствовала себя и накануне вечером. Каждое движение давалось ей с неимоверным трудом, и она зевала не переставая.
   – Что с тобой? – спросил ее Гарион, когда они оделись. – Ты дурно спала?
   – Да нет… Просто видела странные сны.
   – Хочешь рассказать мне о них? Это лучший способ сладить с ними, чтобы они не мучили тебя долгими ночами.
   – В них не было смысла, Гарион. Они просто мелькали – вот и все. Мне казалось, кто-то переносит меня с места на место. Похоже, у нее были на это свои причины…
   – У нее? Так это была женщина?
   – Я сказала «у нее»? Сама не понимаю, почему у меня это сорвалось. Я даже ее не видела. – Сенедра зевнула. – Но кто бы это ни был, надеюсь, она натешилась. Я не перенесу еще одной такой ночи. – Она бросила на мужа смущенный взгляд и опустила ресницы. – Хотя были в этом сне премилые эпизоды. Мы с тобой сидели у того самого озерца, в Риве, помнишь? И знаешь, что мы делали?
   У Гариона даже шея покраснела.
   – Н-не надо, Сенедра. Думаю, не стоит…
   Но она все равно ему рассказала – и столь подробно, что Гарион стремглав вылетел из палатки.
   Беспокойная ночь только усугубила вчерашнюю слабость, и Сенедра ехала в каком-то странном полусне, с которым не могла справиться, как ни старалась. Гарион не раз окликал ее, увидев, что она уронила поводья, но, заметив, что глаза ее закрываются сами собой, отобрал у нее узду и повел ее коня.
   Вскоре к ним присоединился и Белдин.
   – Думаю, вам лучше схорониться, – обратился он к Белгарату. – Неподалеку шляется даршивский патруль.
   – Они разыскивают нас?
   – Кто знает? Если и так, то они не шибко стараются. Сворачивают с тропы, углубляются в лес на сотню ярдов и возвращаются на тропу снова. Я пригляжу за ними и дам вам знать, когда они проедут мимо.
   – Хорошо.
   Белгарат свернул с тропы, и все последовали за ним в густую чащу.
   Уйдя на безопасное расстояние, они спешились и принялись ждать. Вскоре послышалось звяканье оружия – отряд рысью ехал по лесной тропе.
   Даже перед лицом опасности Сенедра оказалась не в состоянии разлепить веки. Какое-то время она слышала приглушенные голоса своих спутников, но вот сон одолел ее.
   И вдруг она проснулась или очнулась? Она в одиночестве шла через лес. Мысли ее путались. Умом она понимала, что удаляться от товарищей опасно, но страха не чувствовала. Она все шла и шла, без цели, ведомая странным наитием.
   Вот она вышла на зеленую полянку и увидела высокую светловолосую девушку. Та стояла по колено в цветах, держа в руках что-то завернутое в одеяльце. Светлые косы девушки были уложены в пучки над ушами, а нежная кожа цветом напоминала молоко. Это была Арелл, племянница Бренда.
   – Доброе утро, ваше величество, – приветствовала она королеву Ривы. Я ждала вас.
   Сенедра смутно осознавала, что здесь что-то неладно, – эта рослая риванка никак не может быть здесь. Но почему именно, Сенедра, как ни старалась, так и не вспомнила – и смутное волнение постепенно улеглось.
   – Доброе утро, Арелл, – ответила подруге Сенедра. – Что ты здесь делаешь? Откуда ты?
   – Я пришла на помощь, Сенедра. Погляди, что я нашла.
   Девушка отвернула уголок одеяльца, показав Сенедре младенческое личико.
   – Мой малыш!
   Сердце Сенедры переполнилось радостью. Она кинулась к девушке, торопливо выхватила у нее спящего младенца и прижала его к груди, прильнув щекой к его нежным кудряшкам.
   – Как удалось тебе найти его? – спросила она у Арелл. – Мы так долго пытались отыскать его – и все тщетно.
   – Просто я одна шла через лес, – ответила Арелл, – и вот учуяла запах дыма. Пошла на этот запах и обнаружила палатку, стоящую на берегу ручья. Я заглянула внутрь и увидела принца Гэрана. Вокруг никого не было, вот я и взяла его, а потом отправилась искать тебя.
   Мозг Сенедры все еще подавал ей слабый сигнал опасности, но королева была слишком счастлива, чтобы прислушиваться к этому невнятному голосу. Она обнимала свое дитя, нежно баюкала его и что-то ворковала.
   – А где король Белгарион? – спросила Арелл.
   – Где-то тут, неподалеку. – Сенедра неопределенно махнула рукой.
   – Тебе надо пойти к нему и поскорее сообщить, что его сын в безопасности.
   – Да, он будет очень счастлив.
   – Но мне надо спешить, Сенедра, – сказала Арелл. – Ты уверена, что найдешь одна обратную дорогу?
   – Разумеется, найду. Но разве ты не хочешь пойти со мной? Его величество наверняка щедро наградит тебя за то, что ты вернула нам сына!
   Арелл улыбнулась.
   – Улыбка счастья на твоем лице – вот лучшая награда для меня. А мне необходимо спешить по неотложному и очень важному делу. Но, может быть, я нагоню вас позднее? Куда вы держите путь?
   – Кажется, на юг, – ответила сияющая Сенедра. – Нам надо добраться до берега моря.
   – Неужели?
   – Да. Оттуда мы отправимся на остров – кажется, он называется Перивор.
   – Так, значит, там и состоится вскорости некая важная встреча? Место этой встречи – остров Перивор?
   – О нет! – рассмеялась Сенедра, баюкая свое дитя. – Мы плывем на Перивор для того, чтобы добыть нужные сведения про место встречи. А уже оттуда мы отправимся дальше.
   Арелл слегка нахмурилась.
   – Возможно, мне не удастся попасть на Перивор. Может быть, скажешь, где, хотя бы приблизительно, состоится встреча? Уверена, уж там-то мы повстречаемся.
   – Дай мне подумать… – Сенедра принялась размышлять. – Как они говорили? Вот, вспомнила! Это место называется Корим.
   – Корим?! – изумленно воскликнула Арелл.
   – Да. Белгарат сперва страшно расстроился, узнав об этом, но Цирадис сказала, что все будет хорошо. Вот поэтому нам и надо на Перивор. Цирадис говорит, что там все прояснится. Сдается мне, она упоминала карту или нечто в этом роде… – Сенедра беспечно рассмеялась. – Честно говоря, Арелл, последние дни я все время такая сонная, что с трудом понимаю, о чем они болтают.
   – Да-да, конечно, – рассеянно ответила Арелл. Она усиленно размышляла. – Почему разгадка скрыта на Периворе, – бормотала она, – и что может там быть такого, что объяснило бы всю эту дичь? Ты совершенно уверена, что они сказали «Корим»? Может, ты ослышалась?
   – Я расслышала именно это слово, Арелл. Я сама не читала книги, но Белгарат с Белдином все время рассуждали о каких-то горах Корим, которых больше нет, и о том, что встреча назначена в Месте, которого больше нет… Мне кажется, все сходится, правда?
   – Да, – странным голосом ответила Арелл. – Теперь все и впрямь сходится. – Высокая девушка выпрямилась и оправила платье. – Мне пора, Сенедра. Поскорее неси ребенка мужу. Кланяйся ему от меня. – Глаза ее странно блеснули на солнце. – И передай огромный привет Полгаре.
   Последние слова она произнесла с затаенной злобой, а потом пошла прочь по цветущему лугу, прямо к темной лесной опушке.
   – Пока, Арелл! – крикнула ей вслед Сенедра. – И спасибо за то, что нашла моего малютку! Арелл не обернулась и не ответила.
   Гарион был вне себя. Обнаружив отсутствие жены, он вскочил на коня, пришпорил его и галопом понесся в лес. Он проскакал около трех сотен ярдов, прежде чем Белгарат нагнал его.
   – Гарион! Остановись!
   – Но, дедушка, я должен разыскать Сенедру!
   – И откуда ты собирался начать поиски? Или ты предпочитаешь носиться кругами по лесу в надежде, что тебе повезет?
   – Но…
   – Шевели мозгами, мальчик! Попробуем по-другому – так будет гораздо быстрее. Ты хорошо помнишь ее запах?
   – Конечно, но…
   – Тогда нам помогут носы. Слезай с седла и скажи коню, чтобы скакал в лагерь. Мы обратимся волками и пойдем по ее следу. Это и быстрее, и куда надежнее.
   Гарион вдруг почувствовал себя круглым идиотом.
   – Я об этом не подумал.
   – А я на это и не рассчитывал. Теперь избавься побыстрее от этой скотины!
   Гарион соскользнул с седла и шлепнул Кретьена по крупу. Огромный серый жеребец крупной рысью поскакал туда, где все еще скрывались остальные.
   – И о чем только она думает? – раздраженно воскликнул Гарион.
   – Не уверен, что она вообще о чем-то думает, – проворчал Белгарат. – А последние дни девочка и вовсе очень странно себя ведет. Давай поторопимся. Чем скорее мы отыщем ее, тем скорее доставим к остальным. А уж твоя тетка докопается до сути.
   Очертания тела старика уже становились расплывчатыми – он постепенно превращался в огромного серебристого волка.
   – Веди! – провыл он. – Ты лучше знаешь ее запах.
   Гарион быстро обернулся волком и принялся рыскать вокруг, принюхиваясь. Но вот чуткие ноздри его уловили знакомый аромат.
   – Она пошла туда! – бросил он Белгарату.
   – А след свежий? – спросил старый волк.
   – Она прошла здесь не более получаса назад, – ответил Гарион, ускоряя шаг.
   – Хорошо. За ней!
   Волшебники – глядя со стороны, два охотящихся волка – крупной рысью бежали по лесу, опустив носы к самой земле.
   Они увидели Сенедру примерно через четверть часа. Счастливая королева легким шагом шла по лесу, нежно прижимая к груди сверток.
   – Не напугай ее! – предостерег Гариона Белгарат. – Творится что-то неладное. Просто соглашайся со всем, что бы она ни сказала.
   И они вновь обернулись людьми.
   Завидев мужа, Сенедра радостно вскрикнула и кинулась ему навстречу.
   – Гарион! Взгляни! Она нашла нашего малыша! Арелл нашла его!
   – Арелл? Но ведь Арелл…
   – Не перечь ей! – еле слышно шепнул ему на ухо Белгарат. – Не то она ударится в истерику!
   – А-а… что ж, это прекрасно, Сенедра. – Гарион изо всех сил старался говорить естественно.
   – Сколько времени прошло, – в глазах Сенедры блестели слезы, – а он ничуть не переменился. Посмотри, Гарион! Ну разве он не прелесть?
   Она отвернула уголок одеяльца, и Гарион увидел, что она прижимала к сердцу вовсе не ребенка, а тряпичную куклу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация