А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Властелин мургов" (страница 9)

   – Охотник – это наш самый секретный шпион, – ответила Бархотка. – Об Охотнике знает только Дротик, и Охотник действует только лишь в исключительно деликатных ситуациях – в таких, в которых драснийский двор не может позволить себе быть открыто замешанным. Так вот, когда стало вырисовываться, что Великий герцог Норагон из Хонетов почти наверняка станет следующим императором, король Родар сделал кое-какое предложение Дротику, и несколько дней спустя Норагон случайно съел нехорошего моллюска – ну очень нехорошего моллюска.
   – Это Берта сделала? – удивленно спросил Шелк.
   – Она исключительно богата на выдумки.
   – Графиня Лизелль, – задумчиво глядя на женщину, обратилась к ней Сенедра.
   – Да, ваше величество?
   – Если личность Охотника является строжайшим государственным секретом в Драснии, то как же вам об этом стало известно?
   – Меня посылали из Боктора с инструкциями для нее. Мой дядя знает, что мне можно доверять.
   – Но только что вы раскрыли этот секрет, не так ли?
   – Это уже после смерти Берты, ваше величество. Теперь Охотником будет кто-то другой. Так вот, перед смертью Берта сказала нам, что кто-то узнал о ее причастности к кончине Великого герцога Норагона и передал эту информацию дальше. Она считала, что именно эта информация и послужила поводом к нападению на нее.
   – Тогда все нити сходятся на Хонетах, правильно? – предположил Шелк.
   – Это еще не доказательство, Хелдар, – возразила Бархотка.
   – Для меня это вполне убедительное доказательство.
   – Вы, надеюсь, не собираетесь предпринимать поспешных мер? – спросила Бархотка. – Дротику это не понравится, знайте.
   – Это проблемы Дротика.
   – У нас нет времени на вмешательство в дела Толнедры, Шелк, – твердым голосом произнес Белгарат. – Мы здесь не собираемся сидеть целую вечность.
   – Мне на это и не потребуется много времени.
   – Я сообщу о ваших планах Дротику, – предупредила Бархотка.
   – Разумеется. Но пока ваше донесение дойдет до Боктора, я уже все закончу.
   – Это очень важно, чтобы вы не ставили нас в неприятное положение, Хелдар.
   – Можете на меня положиться, – сказал он и спокойно покинул помещение.
   – Мне всегда не по себе, когда он говорит такие вещи, – проворчал Дарник.
   На следующее утро Белгарат с Гарионом пораньше ушли из императорского дворца и направились в университетскую библиотеку. На широких улицах Тол-Хонета было весьма холодно, с реки Недраны дул сильный ветер. В этот час по мраморным плитам улиц изредка торопливо шагали купцы, плотно закутавшись в меховые шубы, попадались группы плохо одетых рабочих из пригородов; они шли, наклонившись против ветра и поглубже засунув потрескавшиеся и покрытые ссадинами и порезами руки в одежду. Гарион и его дед прошли по пустынной в такое время рыночной площади и скоро достигли комплекса зданий, обнесенных мраморной стеной. Они прошли через ворота под имперским гербом. Трава во дворе была столь же тщательно подстрижена, как и во дворце, а от здания к зданию через газоны пролегли мраморные дорожки. Идя по одной из этих дорожек, они повстречали осанистого ученого в черной накидке. Руки он держал за спиной и полностью погрузился в свои мысли.
   – Извините, – обратился к нему Белгарат, – вы не скажете, как пройти в библиотеку?
   – Что? – не понял человек в черном, часто заморгав от неожиданности.
   – В библиотеку, добрый господин, – повторил Белгарат. – Как пройти в библиотеку?
   – А-а, – наконец понял тот. – Это там. Там где-то, – и неопределенно махнул рукой.
   – А вы случайно не смогли бы быть более точным?
   Ученый смерил одетого в потрепанную одежду человека недовольным взглядом.
   – Спросите кого-нибудь из служащих, я занят, – отрывисто сказал он. – Я двадцать лет работаю над проблемой и почти нашел решение.
   – А-а… А что за проблема?
   – Сомневаюсь, чтобы она представляла интерес для необразованного бродяги, – с презрением произнес ученый, – но если вам так уж это необходимо, я могу ответить: я вычисляю точный вес мира.
   – И все? И это отняло у вас двадцать лет? – искренне удивился Белгарат. – Я уж давно решил эту проблему, и всего за неделю.
   Ученый уставился на Белгарата и замер, сделавшись мертвенно-бледным.
   – Но этого не может быть! – воскликнул он. – Я единственный человек в мире, кто занимается этим. До меня никто и не думал задаться подобной целью.
   Белгарат рассмеялся.
   – Простите меня, уважаемый ученый, но этот вопрос ставился уже несколько раз. И самое лучшее решение из тех, что я знаю, предложил Тальгин из Мельсенского университета. Это произошло во втором тысячелетии. В вашей библиотеке должны иметься копии его вычислений.
   Ученый сильно задрожал, глаза его выпучились. Ни слова не говоря, он развернулся на каблуках и решительно устремился через газон в обратную сторону.
   – Не будем терять его из виду, – спокойно промолвил Белгарат. – Он наверняка бросился в библиотеку.
   – И сколько же весит мир? – полюбопытствовал Гарион.
   – А я откуда знаю! – ответил Белгарат. – Какому человеку в здравом уме придет в голову интересоваться этим?
   – А что же тогда ты говорил насчет какого-то Тальгина? Того, который нашел решение?
   – Тальгин? А, такого человека не существует, я просто выдумал его.
   Гарион уставился на деда.
   – Это нехорошо, дедушка, – сказал он – Ты своей не правдой испортил человеку дело всей его жизни.
   – Но зато это направило его в библиотеку, – хитро улыбнувшись, заявил старик. – Кроме того, может быть, теперь он обратит свое внимание на что-нибудь более полезное… Так, библиотека вон в том здании с башенкой. Вон он, по лестнице бежит туда.
   За главным входом располагался круглый мраморный зал, а точно по центру его стоял резной стол. За столом сидел лысый человек со сморщенным лицом и старательно что-то списывал с огромной книги. Этот человек почему-то показался знакомым Гариону, и он наморщил лоб, силясь вспомнить, где же его видел.
   – Вам помочь? – обратился к Белгарату служитель библиотеки, когда оба посетителя приблизились к столу.
   – Пожалуй, если можно. Мне нужен экземпляр Ашабских пророчеств.
   Пожилой человек задумался и почесал за ухом.
   – Это должно быть в разделе сравнительного богословия, – произнес он. – А вы не смогли бы назвать примерную дату написания?
   Настал черед Белгарата задуматься. Поглядев некоторое время в потолок зала, он наконец промолвил:
   – По-моему, это должно быть начало третьего тысячелетия.
   – Значит, в период либо второй Хонетской династии, либо второй Вордской, – сказал ученый. – Мы должны найти это без особых проблем. – Он поднялся из-за стола. – Это в этом направлении, – сказал он, показав на один из коридоров. – Не угодно ли проследовать за мной?
   Гариону не давала покоя мысль о том, что он наверняка видел прежде этого вежливого и внимательного ученого. У этого человека были куда более приятные манеры, чем у того надутого и самонадеянного взвешивателя мира. И наконец он вспомнил.
   – Господин Джиберс! – воскликнул Гарион, не веря своим глазам. – Вы ли это?!
   – Мы с вами встречались, господин? – приятным голосом спросил Джиберс, внимательно присматриваясь к Гариону, не в силах его вспомнить.
   Лицо Гариона расплылось в широкой улыбке.
   – Еще как. Вы меня познакомили с моей женой.
   – Кажется, не припоминаю…
   – Должны помнить. Однажды ночью вы выбрались с ней из дворца и поехали на юг, к Тол-Боуруну. По дороге вы присоединились к группе торговцев. Вы уехали несколько неожиданно – после того, как она сказала, что идея покинуть Тол-Хонет принадлежит ей, а не Рэн Боуруну.
   Джиберс часто замигал, а затем его глаза расширились от удивления.
   – О, ваше величество, – произнес он с поклоном. – Извините, что не признал вас сразу. Глаза уж не те.
   Гарион засмеялся, радостно похлопав Джиберса по плечу.
   – Все нормально, Джиберс. В этой поездке я не афиширую, кто я такой.
   – А как наша маленькая Сенедра? То есть – ее величество.
   Гарион хотел было рассказать первому воспитателю своей жены о похищении их сына, но Белгарат подтолкнул его в бок, и он произнес вместо этого:
   – О, прекрасно, очень даже прекрасно.
   – Я очень рад это слышать, – ответил Джиберс с искренней улыбкой. – Это была невыносимая ученица, но, как ни странно, я лишился какой-то радости в жизни, после того как она уехала. Я рад был услышать о ее счастливом замужестве и вовсе не так сильно удивился, как мои коллеги, когда мы услышали, что она повела армию на Тул-Марду. Сенедра всегда была этаким взрывным существом. И умницей. – Он виновато посмотрел на Гариона, точно просил прощения. – Однако, если быть откровенным, я должен сказать вам, что ученицей она была своенравной и недисциплинированной.
   – Время от времени я замечаю в ней эти качества.
   Джиберс рассмеялся.
   – Наверняка замечаете, ваше величество. Пожалуйста, передайте ей привет от меня. – Он замялся. – И, если не сочтете это за дерзость, уверения в моих самых теплых чувствах.
   – Обязательно передам, Джиберс, – пообещал Гарион.
   – Вот отдел сравнительного богословия нашей библиотеки, – сказал Джиберс, толкая тяжелую дверь. – Все разложено по династиям. Отдел древних документов – вот здесь. – Он провел их по узкому проходу между высокими рядами книжных полок с переплетенными кожей толстыми томами и плотно скрученными свитками. В одном месте ученый остановился и провел пальцем по полке. – Пыль, – недовольно сморщив нос, отметил он. – Надо будет задать перцу обслуживающему персоналу.
   – Такова уж природа книг – собирать пыль, – заметил Белгарат.
   – А природа обслуживающего персонала – ничего с ней не делать, – с кислой улыбкой сказал Джиберс. – Ага, вот здесь. – Он остановился в центре прохода пошире, где находились книги, всем своим видом подчеркивавшие свою древность. – Пожалуйста, будьте осторожнее с ними. – Он с любовью коснулся корешков нескольких томов. – Они старые и очень хрупкие. Труды, написанные в период правления второй Хонетской династии, – с этой стороны, а те, которые датируются периодом второй Вордской династии, – вот здесь. Далее они разбиты по королевствам, где написаны, так что вам нетрудно будет найти необходимое.
   Теперь, если вы меня извините, я пойду. Мне нельзя надолго отлучаться от стола, потому что некоторые мои коллеги весьма нетерпеливы и начинают сами копаться на полках. Иногда после них неделями приходится восстанавливать порядок.
   – Я уверен, мы справимся здесь, уважаемый Джиберс, – заверил его Белгарат. – Спасибо вам большое за вашу помощь.
   – Рад был помочь, – ответил Джиберс с легким поклоном. Потом он снова взглянул на Гариона. – Вы не забудете передать нашей маленькой Сенедре мои пожелания?
   – Обещаю вам, уважаемый Джиберс.
   – Благодарю вас, ваше величество.
   Старик повернулся и покинул хранилище.
   – Какая перемена, – заметил Белгарат. – Видно, в Тол-Боуруне Сенедра здорово его напугала, раз из него вышибло всю помпезность. – Старик принялся внимательно рассматривать полки. – Должен признать, что ученый он компетентный.
   – Он что, просто библиотекарь? – спросил Гарион. – Присматривает за книгами?
   – Здесь начинается наука, Гарион. Все книги мира не помогут тебе, если они свалены в кучу. – Он нагнулся и достал с нижней полки завернутый в черное свиток. – Вот он, – торжествующе произнес он. – Джиберс подвел нас прямо к нему.
   Белгарат взял свиток и пошел с ним к концу прохода, к узкому окну, через которое пробивался бледный зимний солнечный свет, и сел за стол напротив. Затем он осторожно развязал тесемки, плотно стягивающие свиток, запрятанный в черный бархат. Вытаскивая свиток, он выругался.
   – В чем дело? – удивился Гарион.
   – Идиотизм гролимов, – проворчал Белгарат. – Ты только взгляни. – И он показал на свиток. – Ты посмотри на пергамент.
   Гарион внимательно посмотрел.
   – По-моему, пергамент как пергамент.
   – Это человеческая кожа, – сказал Белгарат, поморщившись от отвращения.
   Гариона передернуло.
   – Ужас какой.
   – Дело даже не в том, что человек, «предоставивший» свою кожу, погиб, – человеческая кожа ко всему прочему не держит чернил. – Белгарат немного развернул документ. – Вот посмотри. Так выцвели, что ни слова не разберешь.
   – А ты не сможешь сделать так, чтобы они появились? Помнишь, как тогда с письмом короля Анхега?
   – Гарион, этому свитку около трех тысяч лет. Раствор солей, который я использовал в случае с письмом Анхега, скорее всего вообще разрушит этот документ.
   – А колдовство?
   Белгарат покачал головой.
   – Слишком хрупкая вещь.
   Он, тихо поругиваясь, продолжил разворачивать свиток дюйм за дюймом, подставляя текст под солнечные лучи.
   – Вот, что-то есть, – пробасил он с удивлением.
   – А что там?
   – »… Ищи след Дитя Тьмы в Стране змей». – Старик поднял голову. – Это все-таки кое-что.
   – И что сие означает?
   – То, что и говорит. Зандрамас держит путь в Найс. И мы пойдем по следу.
   – Дедушка, но ведь мы уже знали об этом.
   – Не знали, а подозревали, Гарион. Это большая разница. Зандрамас постоянно запутывает нас и направляет по ложному следу. Теперь же мы точно знаем, что идем по верному следу.
   – Не так уж это и много, дедушка.
   – Знаю, но это лучше, чем ничего.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация