А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Властелин мургов" (страница 8)

   Глава 4

   Следующие шесть дней они ехали под все более проясняющимися небесами.
   Холодный ветер прижимал к земле бурые травы по сторонам дороги, и холмистая равнина южной Арендии выглядела вымершей и увядшей под холодным голубым небом.
   Иногда им попадались деревеньки с домами-мазанками, где обтрепанный подневольный люд напрягал все свои силы, чтобы пережить еще одну зиму. Еще реже проезжали они мимо замка какого-нибудь горделивого мимбрийского барона с огромной каменной башней, откуда тот внимательно наблюдал за своими соседями.
   Великий Западный Путь, как и все прочие дороги Толнедры, патрулировали императорские легионеры в пурпурных накидках. Попадались Гариону и его друзьям и редкие купцы, двигавшиеся на север. Лица у них были измученные, и их сопровождали крепкие наемники, которые всегда держали руку при оружии.
   Морозным утром кавалькада достигла реки Аренды, за сверкающей гладью которой виднелся Вордский лес, что в северной Толнедре.
   – Ты хотел остановиться в Bo-Мимбре? – спросил Белгарата Шелк.
   Старик покачал головой.
   – Мандореллен и Лелдорин уже, вероятно, сообщили Кородуллину о том, что произошло в Драснии, и я не расположен тратить три-четыре дня на болтовню. Хочу как можно скорее добраться до Тол-Хонета.
   Перейдя через мелкую реку, Гарион вспомнил одну вещь.
   – А мы должны останавливаться на той таможне? – спросил он.
   – Естественно, – ответил Шелк. – Каждый обязан проходить через таможню, если, конечно, не отъявленный контрабандист. – Он посмотрел на Белгарата. – Хочешь, я возьму это дело на себя, когда мы попадем туда?
   – Да, только без передержек.
   – Ни в коем случае, Белгарат. Единственно, что я хочу, так это опробовать вот это. – И он показал на свою поношенную одежду.
   – А я-то все думал: чем это он руководствовался, когда подбирал свой гардероб? – сказал Дарник.
   Шелк хитро подмигнул ему.
   Путники отъехали от реки и вступили в Вордский лес. Деревья в нем росли на определенном расстоянии друг от друга, кусты были подстрижены. Они проехали не больше лиги, когда очутились перед выкрашенным в белый цвет зданием, где расположилась таможня. Один из углов длинного здания хранил следы недавнего пожара, и красную черепицу на крыше в этом месте подкоптило. Пятеро неряшливо одетых солдат таможенной службы грелись у костра, потягивая дешевое вино.
   Небритый малый в пятнистой форме и в покрытом ржавчиной нагруднике кирасы неохотно поднялся со своего места, вышел на дорогу и поднял пухлую руку.
   – Все, приехали, – объявил он. – Слезайте, лошадей поставьте вон там, возле дома, а сами выкладывайте багаж для досмотра.
   Шелк вышел вперед.
   – Конечно, сержант, – заискивающе произнес он. – Нам скрывать нечего.
   – А это мы сами посмотрим, – оборвал его небритый, слегка покачиваясь.
   Из здания таможни появился служащий с одеялом, накинутым на плечи. Это был тот же самый дородный мужчина, с которым они столкнулись несколько лет назад, когда ехали тем же путем, преследуя Зедара и разыскивая похищенный Шар. Однако в прошлый раз в его облике сквозило напыщенное самодовольство, а сейчас на его багровом лице было написано: это человек, живущий с убеждением, что жизнь крепко подшутила над ним.
   – Что вы намерены внести в декларацию? – сухо спросил он.
   – В данной поездке – боюсь, что ничего, ваше превосходительство, – жалостливо промямлил Шелк. – Мы бедные путешественники, едем в Тол-Хонет.
   Толстяк таможенник некоторое время въедливо рассматривал маленького Шелка.
   – Сдается мне, что мы уже виделись. Вы не Радек из Боктора?
   – Он самый, ваше превосходительство. У вас отличная память.
   – В нашем деле без нее нельзя. Как у вас в Сендарии сейчас с шерстью?
   Лицо Шелка поскучнело.
   – Не так хорошо, как хотелось бы. Перед моим отъездом в Тол-Хонет погода испортилась, и цены упали вдвое против ожидаемого.
   – Примите мое сочувствие, – сухо пробормотал чиновник. – Вы не смогли бы распаковать свои вещи?
   – Да там всего-то еда да сменная одежда, – жалобно пролепетал маленький драсниец.
   – Как подсказывает мне опыт, люди иногда забывают, что везут с собой драгоценные вещи. Открывайте-ка мешки, Радек.
   – Как угодно, ваше превосходительство. – Шелк сполз с лошади и начал распутывать ремни на мешках. – Неплохо бы иметь тут драгоценности, – печально произнес он, тяжело вздохнув, – но дела в производстве шерсти давно пошли на спад. Меня, по существу, выбросило на обочину.
   Чиновник несколько минут с ворчанием копался в мешках, ежась от холода.
   Наконец он повернулся к Шелку с кислой физиономией и недовольно промямлил:
   – Похоже, ты говоришь правду, Радек. Извини, что я усомнился. – Он подышал на руки, пытаясь отогреть их. – Трудные времена настали. Уж полгода, как ничего стоящего не провозят, содрать не с кого.
   – Я слышал, что в последнее время тут, в Ворде, тоже проблемы, – подобострастно пролепетал Шелк, завязывая ремни. – Вроде бы хотят отделиться от остальной Толнедры.
   – Это самая идиотская шутка в истории империи, – взорвался чиновник, задетый за живое. – После смерти Великого герцога Кэдора в Ворде словно с ума все посходили. Неужели не ясно, что это агент иностранной державы.
   – Кто агент?
   – Тот, который говорил, будто он купец с востока. Втерся в доверие к вордам и давай льстить им вовсю. К тому времени, когда его раскусили, ворды уже действительно начали верить, что у них вполне хватает умения и опыта самим править своим королевством без всякой там Толнедры. А этот Вэрен – тоже мне хитрец нашелся, скажу я вам. Заключил сделку с королем Кородуллином, и не успели в Ворде глазом моргнуть, как сюда набежали мимбрийские рыцари и начали тащить все, что на глаза попадается. – Он показал на обгорелый угол таможни. – Видите? Это их работа. Тут целый взвод их нагрянул. Сначала принялись грабить таможню, а потом и подожгли.
   – Трагично все это, – посочувствовал таможеннику Шелк. – Ну и узнали, на кого работал этот «купец»?
   – Эти идиоты в Тол-Ворде – нет, но я сразу понял, как только увидел его.
   – Ну и?..
   – Это был риванец, а значит – все исходило от короля Белгариона. Он всегда ненавидел Вордов, вот и решил таким путем подорвать их власть в северной Толнедре. – На лице чиновника появилась кривая ухмылка. – Да что с него взять! Его ведь заставили жениться на принцессе Сенедре из Толнедры, ну, она и вертит им как хочет.
   – А с чего же это ваше превосходительство подумали, что тот агент – риванец? – с явным интересом спросил Шелк.
   – Это, Радек, пустяки. Риванцы находятся в изоляции на своем Острове тысячелетия. Они там повырождались, это сплошь уроды да вырожденцы.
   – А у этого типа тоже были какие-то отклонения?
   Таможенник кивнул:
   – Глаза. Совершенно бесцветные. Абсолютно белые. – Он поежился. – Их видишь – мурашки по коже. – Он поплотнее закутался в одеяло. – Прошу простить, Радек, но я продрог тут. Пойду назад, в тепло, а ты и твои друзья можете ехать себе.
   – Ну и как вам эта история? – спросил Шелк, когда они продолжили путь.
   Белгарат нахмурился.
   – На кого работает этот белоглазый торговец – вот в чем вопрос, – промолвил он.
   – Может, на Урвона? – предположил Дарник. – Не он ли направил Харакана на север, а Нарадаса – сюда, на юг? И вот оба мутят воду.
   – Может быть, – буркнул Белгарат. – А может быть, и нет.
   – Мой дорогой принц Хелдар, – вступила в беседу Сенедра, откинув рукой в перчатке капюшон с головы, – а зачем потребовался твой заискивающий тон, какой смысл?
   – Чтобы соответствовать характеру, Сенедра, – спокойно ответил драсниец. – Богач Радек из Боктора был помпезным и самонадеянным ослом. Теперь, обеднев, он ударился в другую крайность. Такова природа этого человека.
   – Но ведь нет такого человека – Радека из Боктора.
   – Есть. Вы только что видели его. Радек из Боктора живет в головах людей всей здешней части мира. Во многих отношениях он более реален, чем вот этот надутый тип, который только и делает, что старается держать нос по ветру.
   – Но Радек – это ты. Именно ты его только что создал.
   – Конечно, и горжусь этим. Вся его история, окружение и образ жизни – это слепок с реальности. Он так же реален, как вы и я.
   – Не вижу смысла в твоих рассуждениях, Шелк, – заявила Сенедра.
   – Это потому, что ты не из Драснии, королева.
   Через несколько дней они достигли Тол-Хонета. Беломраморная столица империи сияла под лучами морозного зимнего солнца. У причудливых бронзовых ворот на въезде в город стояли стражники, одетые, как всегда, с иголочки. Когда копыта лошадей Гариона и его товарищей зацокали по мрамору моста, ведущего к воротам, начальник караула бросил взгляд на Сенедру и приветственно стукнул себя кулаком по нагрудному щиту.
   – Ваше императорское высочество, – обратился он к ней, – если бы мы знали о вашем приближении, то выслали бы навстречу почетный эскорт.
   – Все хорошо, капитан, – тихим усталым голосом ответила Сенедра. – А вы не могли бы выслать вперед одного из ваших людей, чтобы он предупредил императора о нашем прибытии?
   – И немедленно, ваше императорское высочество, – ответил он, снова отдав приветствие и, посторонившись, пропуская кавалькаду.
   – Хотел бы я, чтобы в Толнедре кто-нибудь хоть раз вспомнил о том, что у тебя есть муж, – с тенью недовольства прошептал Гарион.
   – В чем дело, дорогой? – не поняла Сенедра.
   – Неужели до них никак не доходит, что ты теперь ривская королева? Этот тип все зовет тебя «ваше императорское высочество». Я чувствую себя здесь каким-то пристяжным, в некотором роде слугой, наконец.
   – Ты слишком чувствителен, Гарион.
   Гарион что-то обиженно буркнул.
   Проспекты Тол-Хонета, застроенные кичащимися друг перед другом роскошью домами Толнедрийской элиты, отличались широтой и простором. Фасады домов были обильно украшены колоннами и скульптурными изображениями, представители торговой знати прогуливались по улицам, разодетые и без меры украшенные умопомрачительными драгоценностями. Когда кавалькада ехала по одному из таких проспектов, Шелк грустно осмотрел свое жалкое одеяние и горестно вздохнул.
   – Что, Радек, опять входишь в образ? – спросила Полгара.
   – Только отчасти, – ответил он. – Конечно, Радек позавидовал бы, но я признаюсь, что чуть-чуть скучаю по собственным костюмам.
   – И как тебе удается запоминать образы этих выдуманных тобою персонажей?
   – Сосредоточенность, Полгара, сосредоточенность. Ни в какой игре не выиграешь, если не будешь сосредоточен.
   Ансамбль императорского дворца являл собой средоточие украшенных скульптурами мраморных зданий, обнесенных высокой стеной. Он располагался на вершине холма в западной части города. Предупрежденные о приближении кавалькады стражники у ворот отдали честь прибывшим. За воротами лежал мощеный двор, и у подножия мраморной лестницы, спускающейся к колоннаде, их ждал император Вэрен.
   – Добро пожаловать в Тол-Хонет, – обратился он к гостям, когда те спешились.
   Сенедра уже собралась было броситься к нему, но в последний момент взяла себя в руки и ограничилась официальным реверансом.
   – Ваше императорское величество, – сдержанно произнесла она.
   – Что за церемонии, Сенедра? – удивился император, протягивая к ней руки.
   – Пожалуйста, дядя, не здесь, – попросила Сенедра, искоса глядя на выстроившихся наверху придворных. – Если ты меня расцелуешь здесь, я не выдержу и расплачусь, а толнедрийцы никогда не плачут на людях.
   – А-а, – понимающе произнес он и повернулся к ее спутникам. – Пойдемте в здание, подальше от холода. – И, предложив руку Сенедре, захромал вверх по лестнице.
   Пройдя внутрь здания, они оказались в круглом зале, вдоль стен которого стояли бюсты толнедрийских императоров последних тысячелетий.
   – Смахивает на шайку карманных воришек, не правда ли? – сказал Вэрен, обращаясь к Гариону.
   – Вашего бюста что-то не вижу, – заметил Гарион.
   – У королевского скульптора закавыка с моим носом. Я выходец из крестьянского рода, и мой нос не удовлетворяет его утонченный вкус.
   Вэрен широким коридором провел их в освещенный свечами большой зал с ярко-красным ковром на полу и такого же цвета драпировками на окнах и обивкой мебели. В жаровнях по углам тлели угли, наполняя помещение приятным теплом.
   – Пожалуйста, устраивайтесь поудобнее, – пригласил всех император. – Сейчас принесут попить чего-нибудь горячего, а на кухне уже готовят обед.
   Он отдал короткое приказание стражнику у дверей, пока Гарион и его друзья снимали накидки и плащи и располагались в креслах.
   – Ну, рассказывайте, что привело вас в Тол-Хонет, – обратился к гостям император.
   – Вы слышали о нашей военной кампании против Медвежьего культа? – задал вопрос Белгарат. – И о причинах, которыми она была вызвана?
   Император кивнул.
   – Как выяснилось, на эту кампанию нас спровоцировали. Культ не был причастен к похищению принца Гэрана, хотя его и пытались привлечь к этому. А сейчас мы разыскиваем Зандрамас. Вам это имя что-нибудь говорит?
   Вэрен наморщил в раздумье лоб.
   – Нет, не сказал бы.
   Белгарат бегло пересказал ситуацию и сообщил Вэрену все, что им известно о Зандрамас, Харакане и Сардионе. Когда он закончил свое повествование, на лицо императора легла тень сомнения.
   – Я могу принять большинство из того, что вы сказали, Белгарат, но некоторые вещи… – И он развел руками.
   – А в чем дело?
   – Вэрен – скептик, отец, – сказала Полгара. – Есть кое-какие вещи, о которых он предпочитает не думать.
   – Даже после всего, что случилось в Тул-Марду? – с удивлением спросил Белгарат.
   – Это вопрос принципа, Белгарат, – сказал Вэрен и засмеялся. – Это связано с тем, что я толнедриец. И солдат.
   Белгарат с изумлением взглянул на него.
   – Так, прекрасно. Тогда вы, наверное, согласитесь, что похищение может иметь политическую подоплеку?
   – Конечно. В политике я понимаю.
   – Отлично. Так вот, в Маллорее всегда было два центра власти – трон и церковь. Теперь, похоже, Зандрамас организует третий. Мы не можем сказать, вовлечен ли в это напрямую сам Каль Закет, но между Урвоном и Зандрамас идет нечто вроде борьбы за власть. По определенным соображениям сын Гариона занимает главное место в этой борьбе.
   – Мы получили также некоторые смутные намеки на то, что маллорейцы не хотят, чтобы мы оказались причастными к их внутренним делам, – сказал Шелк. – Есть агентура, которая подстрекает к беспорядкам в Арендии, а за расколом в Ворде стоит, возможно, один маллореец.
   Вэрен пристально посмотрел на Шелка.
   – Человек по имени Нарадас, – добавил маленький драсниец.
   – Вот это имя я слышал, – произнес император. – Вроде бы это ангараканский купец, который ведет переговоры о заключении какого-то умопомрачительного контракта. Он носится туда-сюда и тратит громадные деньги. Мои торговые советники полагают, что он агент короля Ургита. Теперь, когда Закет контролирует горнорудные регионы в восточном Хтол-Мургосе, Ургиту до зарезу нужны деньги на ведение войны там.
   Шелк отрицательно покачал головой.
   – Я так не думаю. Нарадас – маллорейский гролим. Не похоже, чтобы он работал на мургского короля.
   В дверь предупредительно постучали.
   – Да? – отозвался Вэрен.
   Дверь открылась, и вошел лорд Морин, камергер императора, пожилой и очень худощавый человек с редкими седыми волосами. У него была пергаментная кожа, характерная для людей его возраста, двигался он очень медленно.
   – Посол Драснии, ваше величество, – объявил он дрожащим голосом. – Он говорит, что у него есть информация особой срочности для вас и для ваших гостей.
   – Лучше ввести его попозже, Морин.
   – С ним молодая женщина, – добавил Морин. – Из драснийской знати, по-моему.
   – Что ж, примем обоих, – решил император.
   – Как будет угодно вашему величеству, – промолвил Морин с поклоном, который дался ему нелегко.
   Когда пожилой камергер ввел посла и его спутницу, Гарион заморгал от удивления.
   – Его превосходительство принц Хендон, посол королевского двора Драснии, – объявил Морин, – и госпожа графиня Лизелль, э-э, хм… – Морин стушевался и закашлялся.
   – Шпионка, ваше превосходительство, – с апломбом дополнила Лизелль доклад вельможи.
   – Это ваш официальный статус, госпожа?
   – Откровенность экономит мне массу времени, ваше превосходительство.
   – О, как же меняется мир, – вздохнул Морин. – Мне так и представить вас императору – как официального шпиона?
   – Полагаю, он уже понял это, – сказала Лизелль, с улыбкой прикоснувшись к сухой руке Морина. Морин поклонился и медленно удалился из зала.
   – Какой милый старик, – прошептала Лизелль.
   – Ну, привет, кузен, – поприветствовал Шелк посла.
   – Кузен, – холодно ответствовал посол.
   – О, вы связаны родством? – спросил Вэрен.
   – Дальним, ваше величество, – ответил Шелк. – Наши матери – троюродные сестры, а может, и подальше.
   – Дальше, по-моему, – сказал Хендон, присматриваясь к крысиному лицу своего родственника. – Какой-то ты потрепанный, старина, – заметил он. – В последний раз, когда я тебя видел, ты весь блестел золотом и драгоценностями.
   – Я специально изменил внешность, кузен, – ответил Шелк. – Ты бы меня и не узнал.
   – А-а, – понял Хендон. Затем он обратился к императору:
   – Прошу извинить наше перешучивание здесь, ваше величество. Мы с Хелдаром не выносим друг друга с детства.
   Шелк широко улыбнулся.
   – Можно сказать и о ненависти, – согласился он. – Мы абсолютно не терпим друг друга.
   Хендон коротко улыбнулся.
   – Когда мы были детьми, наши родители прятали все ножи, когда ходили в гости друг к другу.
   Шелк с любопытством взглянул на Лизелль.
   – А что вы делаете в Тол-Хонете? – спросил он ее.
   – Это секрет.
   – Бархотка привезла несколько донесений из Боктора, – объяснил Хендон, – и кое-какие инструкции.
   – Бархотка?
   – Странное имя, не правда ли? – засмеялась Лизелль. – Но в то время мне могли бы придумать псевдоним и похуже.
   – Это лучше того, что может прийти в голову, – согласился Шелк.
   – Вы что-то хотели сообщить нам, принц Хендон? – спросил Вэрен. Хендон вздохнул.
   – С глубоким огорчением должен сообщить, что убита куртизанка Берта, ваше величество.
   – Что-о?
   – Убийцы напали на нее прошлой ночью на пустынной улице, когда она возвращалась с деловой встречи. Преступники ушли, думая, что их жертва мертва, но ей удалось добраться до нашего дома, и она сумела сообщить нам перед смертью некоторую информацию.
   Лицо Шелка побелело.
   – Чья это работа? – спросил он.
   – Над этим мы и бьемся пока, Хелдар, – ответил ему кузен. – Есть у нас, конечно, кое-какие подозрения, но ничего конкретного для суда нет.
   У императора посерело лицо, и он поднялся с кресла.
   – Есть люди, которым надо знать об этом, – мрачно произнес он. – Не пройдете ли вы со мной, принц Хендон?
   – Разумеется, ваше величество.
   – Прошу вас извинить меня, – обратился Вэрен к остальным. – Это вопрос, который требует моего непосредственного участия. – И он увел драснийского посла из зала.
   – Она сильно мучилась? – голосом, полным боли, спросил Шелк женщину по имени Бархотка.
   – Они пользовались ножами, Хелдар, – просто ответила она, – а это всегда болезненно.
   – Понимаю. – Острое, как у хорька, лицо Шелка сделалось каменным. – Она не смогла дать вам хоть какой-нибудь намек на то, с чем это связано?
   – Как я понимаю, это связано с несколькими вещами. Она упомянула о том, что как-то предупредила императора Вэрена о заговоре против жизни его сына.
   – Хонеты! – воскликнула Сенедра.
   – Почему ты так думаешь? – сразу же спросил Шелк.
   – Мы с Гарионом были здесь, когда она рассказала об этом Вэрену. Это было, когда хоронили моего отца. Берта тайком пришла во дворец и сказала, что два представителя хонетской знати – граф Эргон и барон Келбор – вынашивают план убийства сына Вэрена.
   Лицо Шелка сохраняло каменное выражение.
   – Спасибо, Сенедра, – мрачно произнес он.
   – Есть нечто еще, что тебе следует знать, Хелдар, – спокойным голосом произнесла Бархотка и обвела взглядом остальных. – Мы умеем держать язык за зубами, да?
   – Конечно, – заверил ее Белгарат.
   Бархотка снова повернула лицо к Шелку.
   – Берта была Охотником, – промолвила она.
   – Берта? Охотником?
   – Уже несколько лет. Когда здесь, в Толнедре, начала разгораться борьба за престолонаследие, король Родар велел Дротику предпринять шаги с целью добиться того, чтобы трон Рэн Боуруна унаследовал такой человек, с кем смогут мирно жить алорийцы. Дротик прибыл в Тол-Хонет и завербовал Берту для этой работы.
   – Извините, – прервал их беседу Белгарат, глаза которого горели любопытством, – но что это вообще такое – Охотник?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация