А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Властелин мургов" (страница 5)

   – Слушай!
   Где-то вверху во тьме дождливой ночи раздалось мощное хлопанье больших крыльев, и Белгарат с Гарионом увидели слабую вспышку красноватого огня. Снова захлопали крылья, потом все стихло.
   – Шевелись, Гарион, – торопливо произнес Белгарат. – Возьми меч и прикрой чем-нибудь Шар, чтобы она не увидела его огня.
   Гарион высвободил ноги из-под одеяла и нащупал во тьме меч, унаследованный от Ривы Железной Хватки.
   И вновь послышалось хлопанье огромных крыльев, а затем и неприятный шипящий крик, сопровождаемый новой вспышкой красноватого света.
   – Что это? – воскликнула Сенедра.
   – Спокойно, девочка! – произнес Белгарат. Они напряженно прислушивались к шуму крыльев, пока он не растворился в шуме дождя.
   – Что это там такое, Белгарат? – испуганно спросил Шелк.
   – Это такая громадина, – спокойным голосом отвечал старик. – У нее с глазами не очень хорошо, и глупа как пробка, но все равно она очень опасна. Она сейчас охотится. Может быть, почувствовала лошадей. Или нас.
   – Откуда ты знаешь, что это «она»? – спросил Дарник.
   – Потому что она одна такая осталась в мире, и хотя не часто вылезает из своей пещеры, но за несколько веков людям удавалось видеть ее неоднократно, это дало почву множеству легенд.
   – Мне начинает все это не нравиться, – прошептал Шелк.
   – Она не очень-то похожа на драконов, как их рисуют, – продолжал Белгарат. – Но велика и действительно летает.
   – Перестань, Белгарат, – ухмыльнувшись, сказал Дарник. – Драконов не бывает.
   – Рад это слышать. Почему бы тебе не встать, выйти и объяснить это ей самой?
   – Это то же самое создание, которое мы слышали в ту ночь над Марадором? – спросил Гарион.
   – Да. Ты взял меч?
   – Вот он, дедушка.
   – Хорошо. Теперь потихоньку вылезай и забросай угли грязью. Свет привлекает ее, так что надо не дать углям вдруг вспыхнуть.
   Гарион выбрался наружу и быстренько забросал тлеющие угли грязью.
   – А эта тварь что – летающий ящер? – испуганно спросил Шелк.
   – Нет, – ответил Белгарат, – это разновидность птицы. У нее длинный змеевидный хвост, а покрыта она скорее чешуей, чем перьями. И у нее есть зубы – много, все длинные и острые.
   – А насколько она велика? – поинтересовался Дарник.
   – Ты помнишь конюшню Фалдора?
   – Да.
   – Вот приблизительно с нее.
   Издали до них долетел хриплый крик птицы, они увидели слабый красноватый свет.
   – Ее огонь не слишком и страшен, – продолжал тихо рассказывать Белгарат, – особенно когда лес такой мокрый. Вот попадись ты ей в сухой траве, тогда придется плохо. Она большая, но не очень смелая, а на земле неповоротливая, как корова на льду. Если с ней сразиться, то особого вреда ей не принесешь. Самое большее, чего можно добиться, так это отпугнуть ее.
   – Сразиться? – Шелк усмехнулся. – Ты шутишь.
   – Может случиться, что и придется. Если она голодна и почувствует наш запах или запах лошадей, то продерется к нам и сквозь эту чащобу. Так вот. У нее есть несколько уязвимых мест. Хвост – прежде всего. Крылья загораживают ей обзор сзади, а когда она на земле, то слишком медленно разворачивается.
   – Если я правильно понял, – сказал Шелк, – надо забежать сзади и бить этого дракона по хвосту, верно?
   – Примерно так.
   – Белгарат, ты не в своем уме! А почему бы не использовать волшебство, чтобы отогнать ее?
   – Потому что она невосприимчива к волшебству, – спокойно объяснила Полгара. – Это одно из «усовершенствований», которые Торак и другие боги придумали после создания земных тварей. Идея создать дракона так увлекла его, что он выбрал эту тварь своим тотемом и всячески старался сделать ее непобедимой.
   – И в этом один из ее самых крупных недостатков, – кисло пошутил Белгарат. – Ну да ладно. Зато эта птица-дракон неповоротлива, глупа и не переносит боли. Если действовать умеючи, можно отпугнуть ее, не причинив себе вреда.
   – Возвращается! – воскликнул Эрионд.
   Над лесом снова разнеслось шумное хлопанье огромных крыльев.
   – Давайте выйдем на открытое место, – с волнением в голосе произнес Белгарат.
   – Вот это верно, – согласился Шелк. – Если уж дойдет до дела, то мне нужно, чтобы было где разгуляться.
   – Сенедра, – сказала Полгара, – ты заберись поглубже под ветки и спрячься там получше.
   – Хорошо, тетушка Пол, – тихим голоском ответила испуганная Сенедра.
   Все тихо выбрались из шатра в мокрую тьму. Дождь, стихнув, превратился в изморось. Лошади, привязанные неподалеку, нервно фыркали, и Гарион почувствовал запах страха, исходящий от них, несмотря на смолистый аромат хвои.
   – Все нормально, теперь давайте немного рассредоточимся, – скомандовал Белгарат, – и будем предельно внимательны. Первыми на нее не нападать, если только она не обнаружит нас.
   Они вышли из чащи на поляну и начали расходиться в стороны. Гарион, держа в руках меч, осторожно двинулся в дальний конец поляны, нащупывая ногой почву при каждом шаге. Он нашел большое дерево и встал за стволом.
   Все стояли и напряженно вглядывались в ночное небо.
   Шум огромных крыльев приближался, еще раз путники услышали неприятный крик птицы. Под сопровождение этого звука Гарион увидел в небе громадное огненно-дымное облако и в его свете – очертания птицы-дракона. Тварь оказалась больше, чем он предполагал. Ее крылья спокойно могли бы закрыть площадь в акр2. Хищный клюв был раскрыт, и Гарион смог отчетливо увидеть острые зубы, сквозь которые исторгалось пламя. У нее были очень длинная змеевидная шея, огромные когти и длинный хвост гигантской ящерицы. Птица приземлялась на поляну, размахивая хвостом, точно плетью.
   Эрионд вышел из-за дерева и направился в центр поляны с таким спокойствием, будто совершал привычную утреннюю прогулку.
   – Эрионд!
   Это воскликнула Полгара, видя, как птица-дракон с победоносным криком садится на поляну. С растопыренными когтями и раскрытым клювом она надвинулась на незащищенного юношу и извергла темно-оранжевый огненный смерч, чтобы поглотить Эрионда. В страхе за него Гарион выскочил из-за дерева с поднятым мечом, но не успел он подбежать к птице, как внезапно почувствовал знакомый всплеск воли тетушки Полгары, и Эрионд исчез, перемещенный ею в безопасное место.
   Земля вздрогнула, когда птица-дракон тяжело опустилась на поляну, крикнув в бессильной злобе и обдав поляну красноватым огненным облаком. До чего же она была велика! Ее полусложенные, с чешуйчатым покрытием крылья вздымались повыше любого дома. Подвижный хвост по толщине превосходил тело лошади, усыпанный острыми зубами клюв выглядел устрашающе. Тошнотворный запах заполнял поляну всякий раз, как она исторгала пламя. В свете этого пламени Гарион ясно увидел длинный разрез ее глаз. Судя по рассказу Белгарата, Гарион ожидал увидеть совершенно тупые глаза, но горящий взгляд, которым она окидывала поляну, показался ему возбужденным, проницательным и устрашающим.
   Прежде других на птицу набросились, выскочив из-за укрытия, Дарник и Тоф – первый с топором, второй с обоюдоострым мечом – и начали наносить ей удар за ударом по извивающемуся хвосту. Лес огласился криком птицы. Она выбросила в воздух огненный столб и стала цепляться когтями за суглинистую лесную почву.
   – Осторожно, она разворачивается! – крикнул Шелк.
   Птица-дракон устрашающе развернулась, хлопая гигантскими крыльями и взметая в воздух землю своим хвостом. Но Дарник и Тоф уже ретировались под прикрытие деревьев. Чудовище развернулось и принялось осматривать поляну горящими глазами, а в этот момент Шелк подскочил к ней сзади со своим коротким драснийским мечом и стал наносить ей удар за ударом в основание хвоста. Когда же птица развернулась, чтобы противостоять его нападению, он скрылся за деревьями.
   И тогда на поляну снова выступил Эрионд. Без тени страха на лице, преисполненный решимости, он вышел из-за деревьев и бросился к злобному чудовищу.
   – Чего тебе нужно? – спросил он хладнокровно. – Ты же знаешь, что не место и не время для этого.
   Птица-дракон, казалось, вздрогнула при звуке его голоса, и ее горящие глаза глянули настороженно.
   – Чему быть, того не миновать, – самым серьезным тоном продолжал Эрионд. – Этого никто из нас не избежит, и ты ничего не добьешься своими глупыми выходками. Так что лучше улетай. Мы не хотим тебе зла.
   Птица вздрогнула, и Гарион внезапно понял, что она не только удивлена, но и напугана. Но тут она как бы постаралась прийти в себя. Издав злобный клекот, она выпустила из раскрытого клюва огромную струю пламени, стараясь поглотить Эрионда, который даже и не попытался отскочить в сторону.
   Гарион напрягся до последнего нерва, каждая частица его тела рвалась на помощь Эрионду, но он обнаружил, что не может сдвинуться с места. Он стоял, сжимая в руке меч, неподвижный, не в силах помочь.
   Когда струя пламени иссякла, взорам странников предстал Эрионд, целый и невредимый, с выражением сожаления и решимости на лице.
   – Я надеялся, что нам не придется прибегать к таким вещам, – обратился он к птице, – но ты не оставляешь нам выбора. – Эрионд вздохнул. – Что ж, Белгарион, помоги ей улететь, но, пожалуйста, не причиняй излишнего вреда.
   Гарион почувствовал такой прилив радости и возбуждения, словно слова Эрионда вывели его из состояния оцепенения. Он бросился к птице-дракону со своим внезапно запламеневшим мечом и принялся наносить ей удары по незащищенным спине и хвосту. Появился отвратительный запах горелого мяса, птица закричала от боли, размахивая своим громадным хвостом. Гарион продолжал направо и налево рубить Ривским мечом, скорее пытаясь защитить себя, чем нанести урон птице.
   Острый меч без труда справлялся с чешуей, мышцами и костями птицы, и через некоторое время Гарион отрубил фута четыре от кончика извивающегося хвоста.
   Мощный крик птицы потряс окрестности, к небу взметнулся столб пламени.
   Кровь, хлеставшая из ран птицы, попала в лицо Гариону, и он перестал видеть.
   – Белгарион! – закричала Полгара. – Берегись!
   Белгарион схватился за лицо, чтобы поскорее очистить его от липкой горячей крови. С устрашающим проворством птица-дракон стала разворачиваться, впиваясь в землю когтями и молотя по ней хвостом. Шар на мече Гариона засветился ярким пламенем, голубой огонь передался мечу, он зашипел и задымился, сжигая налипшую на его лезвии кровь. Птица уже приготовилась нанести удар клювом, но отпрянула перед раскаленным мечом. Гарион занес свой меч, и птица-дракон вздрогнула и попятилась.
   Она действительно испугалась! По какой-то причине голубой свет меча напугал ее! Издавая крики и пытаясь защитить себя извержениями пламени, она пятилась, заливая поляну кровью из продолжавшего извиваться хвоста. Было что-то явно для нее непереносимое в свечении Шара. Охваченный приливом возбуждения, Гарион снова поднял меч, и жгучий столб пламени сорвался с конца клинка. Гарион стал разить птицу этим огнем в крылья и туловище, раздался треск и шипение. И вот, крича от боли и размахивая гигантскими крыльями, птица обратилась в бегство, цепляясь за землю когтями и поливая ее своей кровью.
   Тяжело и неуклюже она оторвалась от земли, прорываясь через верхние ветви деревьев по краю поляны. Оглашая окрестности страшным криком, извергая огонь и дым, поливая землю кровью, она полетела куда-то на юго-запад.
   Все молча наблюдали, как удаляется в дождливом небе ее огромный силуэт.
   Полгара, мертвенно-бледная, вышла из-за деревьев и подошла к Эрионду.
   – О чем ты думал в это время? – до странности спокойным голосом спросила она.
   – Не понимаю, о чем ты, Полгара, – ответил Эрионд, действительно удивленный.
   Полгара с видимым усилием старалась выглядеть спокойной.
   – Слово «опасность» для тебя ничего не значит?
   – Ты про птицу? О, она не так уж и опасна.
   – Ну да, а когда тебя с головой окутало огнем? – вступил в разговор Шелк.
   – А, ты про это? – Эрионд улыбнулся. – Но пламя-то было ненастоящим. – Эрионд обвел взглядом компанию. – Вы разве этого не знали? – спросил он, выглядя несколько удивленным. – Это только одна видимость. Все, что представляет собой зло, – это иллюзия. Мне жаль, если кто-то из вас волновался за меня, но у меня не было времени на объяснения.
   Полгара некоторое время смотрела на юношу, предельно спокойного, и затем обратилась к Гариону, еще не остывшему от боя.
   – И вы… вы… – Слова не давались ей. – Вы оба… Это невозможно выдержать!
   Дарник взглянул на Полгару встревоженно, потом передал свой топор Тофу и обнял ее за плечи.
   – Ну, успокойся, – произнес он.
   Некоторое время она пыталась сдерживать себя, а потом спрятала лицо на груди Дарника.
   – Ну ладно, ладно, Пол, – снова попытался он успокоить ее и повел к шатру. – Вот придет утро, и все покажется не таким страшным, как сейчас.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация