А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Властелин мургов" (страница 43)

   – Слушайте! – властно приказал он. Откуда-то сзади раздавались отчетливые резкие повизгивания.
   – Собаки? – спросил Сади, нервно глядя назад через плечо. – Неужели маллорейцы пустили по нашему следу собак?
   – Это не собаки, – сказал Белгарат. – Это волки.
   – Волки? – воскликнул Сади. – Нам надо спасаться!
   – Не волнуйся так, Сади, – сказал старик. – Волки не охотятся на людей.
   – Но я все же предпочел бы этого не проверять, – твердил свое евнух. – Мне приходилось слышать весьма неприятные истории.
   – Но это всего лишь истории, не более. Поверь мне, я хорошо знаю волков. Ни один уважающий себя волк никогда не решится съесть человека. Стойте здесь, а я пойду и погляжу, чего им надо.
   И старик легко соскользнул с седла.
   – Только подальше от лошадей, отец, – предупредила его Полгара. – Ты знаешь, как лошади относятся к волкам.
   Белгарат хмыкнул и исчез в густой чаще.
   – Что он собирается делать? – нервно спросил Сади.
   – Ты не поверишь, – ответил Гарион.
   Они замерли в прохладной и влажной тишине леса, чутко прислушиваясь к далеким повизгиваниям, то и дело прерываемым коротким пронзительным воем.
   Возвратился Белгарат, он злобно бранился.
   – Что стряслось, отец? – спросила Полгара.
   – Кто-то шутит с нами шутки, – сердито ответил он. – Там нет никаких волков.
   – Белгарат, но я же их слышу! – воскликнул Сади. – Они вот уже полчаса скулят и воют совсем близко!
   – Это только звуки. Ни одного волка нет на много миль вокруг.
   – А кто же тогда издает эти звуки?
   – Я уже сказал – кто-то с нами шутит. Едем и будем предельно внимательны.
   Теперь они ехали медленнее, а призрачный вой все не утихал, наполняя, казалось, весь лес. И вдруг впереди послышался раскатистый рев.
   – Что это? – воскликнул Дарник, хватаясь за топор.
   – То же самое, – отрезал Белгарат. – Не обращайте внимания. Это не более реально, чем несуществующие волки.
   Но что-то темнело в тени деревьев – серое и невероятно огромное. И оно шевелилось.
   – Вон там! Что это такое? – Голосок Сенедры дрожал от ужаса.
   – Это слон, дорогая, – спокойно ответила Полгара. – Они живут в джунглях Гандахара, что на восточном побережье Маллореи.
   – Тогда как он здесь оказался?
   – А его здесь нет. Это просто видение. Отец был прав. У кого-то из жителей этого леса очень извращенное чувство юмора.
   – А я сейчас дам понять этому комедианту, что думаю по поводу его шуточек, – зарычал Белгарат.
   – Нет, отец, – не согласилась Полгара. – Думаю, лучше предоставить это мне. Ты слишком раздражен и можешь зайти чересчур далеко. Я сама все улажу.
   – Полгара, – угрожающе начал Белгарат.
   – Что ты хочешь сказать, отец? – невозмутимо спросила Полгара.
   Старик с величайшим трудом взял себя в руки.
   – Ладно, Полгара. Только не надо рисковать. Вполне вероятно, что у этого причудника в запасе много фокусов.
   – Я всегда очень осторожна, отец, – ответила она и подъехала поближе к колышущейся в чаще чудовищной тени. – Очаровательный слон, – сказала она, обращаясь словно к самой чаще. – А чем еще ты можешь нас поразвлечь?
   Тишина. И вдруг…
   – Похоже, это не произвело на вас впечатления, – раздался скрипучий и хрипловатый голос.
   – Но ведь ты допустил досадную ошибку, кстати, и не одну! Уши недостаточно велики, а хвост чересчур длинен.
   – А вот ноги и бивни в полном порядке, – рявкнул голос, – и ты это сейчас почувствуешь!
   Серый гигант поднял хобот и угрожающе затрубил, А потом направился прямо в сторону Полгары.
   – Как скучно. – И она сделала ленивый жест рукой.
   Слон растворился в воздухе.
   – Ну? – спросила Полгара.
   Из-за толстого ствола выступила человеческая фигура – высокий и тощий человек с копной спутанных волос и длиннейшей бородой, в которой запутались сучки и солома. Облачен он был в какой-то грязный короткий балахон, голые ноги его с узловатыми коленями, белые, словно рыбье брюхо, покрывали синие прожилки вен. В руке он держал тонкий посох.
   – Вижу, что ты могущественная, женщина, – угрожающе произнес он.
   – Я обладаю некоторой силой, – спокойно согласилась Полгара. – А ты, должно быть, тот самый отшельник, о котором я слышала.
   Глаза незнакомца хитро блеснули.
   – Может быть. А ты-то кто такая?
   – Ограничимся пока тем, что я гостья.
   – Не желаю никаких гостей! Эти леса принадлежат мне, и я хочу, чтобы меня оставили в покое!
   – Вряд ли твое поведение можно назвать учтивым. Ты должен уметь хотя бы владеть собой.
   Лицо отшельника исказила безумная гримаса.
   – Не учи меня! – заорал он. – Я бог!
   – Навряд ли, – возразила она.
   – Так познай же праведный гнев мой! – зарычал отшельник. Он поднял свой посох, и на конце его появился мерцающий сгусток света. И внезапно, соткавшись словно из воздуха, появилось чудовище и кинулось на Полгару. Кожа его была покрыта скользкой чешуей, разверстая пасть полна огромных клыков, а на огромных лапах сверкали острые, словно иглы, когти.
   Полгара вытянула одну руку ладонью от себя, чудище внезапно остановилось и безжизненно повисло в воздухе.
   – Немного лучше, – критически оценила она выходку отшельника. – Этот несколько более материален.
   – Отпусти его! – завыл отшельник, приплясывая в бессильной ярости.
   – Ты и впрямь этого хочешь?
   – Отпусти его! Отпусти! Отпусти! – Голос его сорвался на визг, а приплясывание превратилось в безумный танец.
   – Ну, если ты настаиваешь…
   Освобожденное чудовище лениво повернулось в воздухе и мешком свалилось на землю, но тотчас вскочило и с рычанием бросилось на отшельника.
   Безумец, опомнившись, направил на него свой посох, и страшилище исчезло.
   – С чудовищами всегда следует обращаться с величайшей осторожностью, – дружески посоветовала безумцу Полгара. – Никогда не знаешь, когда они могут напасть на тебя.
   Безумные глаза сузились, и острие посоха снова нацелилось на Полгару. С него слетели несколько сгустков света и помчались прямо на нее.
   Она вновь вытянула руку, и сверкающие сгустки, отброшенные неведомой силой, покатились куда-то в чащу. Гарион взглянул на один из них и увидел, что в том месте, куда он упал, от сухих игл поднимается дымок. Он вонзил шпоры в бока коня, Дарник тоже рванулся вперед, с дубинкой наготове.
   – Остановитесь, вы оба! – угрожающе прикрикнул на них Белгарат. – Полгара сама в состоянии о себе позаботиться!
   – Но, дедушка, – запротестовал Гарион, – это же настоящий огонь!
   – Делай, что я говорю, Гарион! Ты только собьешь ее с толку, если вмешаешься.
   – Ну, почему ты так упрямишься? – спросила Полгара безумца, который уставился на нее сверкающими глазами. – Мы всего-навсего путешественники, просто проезжаем через леса.
   – Эти леса мои! – завизжал он. – Мои! Мои! Мои! – И снова безумно заплясал, потрясая кулаками.
   – Ну, теперь ты просто смешон! – сказала Полгара.
   Отшельник со сдавленным вскриком прыгнул вперед, и земля прямо перед ним словно взорвалась, выплюнув языки голубого пламени и клубы ярко-пурпурного дыма.
   – Тебе нравятся такие цвета? – поинтересовалась Полгара. – Мне по вкусу большее разнообразие.
   – Полгара, – нетерпеливо прервал ее Белгарат. – Может, хватит игр?
   – Это не игра, отец, – твердо ответила Полгара. – Это урок.
   Дерево, стоящее ярдах в трех за спиной отшельника, внезапно наклонилось вперед, обхватило его своими мощными ветвями и снова выпрямилось. Отшельник беспомощно забарахтался в воздухе.
   – Ну как, тебе еще не наскучило? – спросила Полгара, внимательно глядя на испуганного противника, безуспешно пытающегося освободиться от ветвей, крепко обхвативших его туловище. – Решай, но быстро, мой друг. Ты теперь довольно высоко над землей, и мне начинает уже надоедать все это, а когда совсем надоест, ты можешь упасть.
   С громкими проклятиями отшельник, извернувшись, все-таки высвободился и тяжело упал на глинистую почву.
   – Ты не ушибся? – заботливо спросила она.
   С утробным рычанием отшельник вновь атаковал ее, на сей раз выпустив в сторону Полгары облако непроглядного мрака. Но спокойно сидящая в седле волшебница вдруг вся засветилась голубым светом, который легко оттолкнул сгусток тьмы.
   В безумных глазах отшельника вновь появился хитроватый огонек. И одна за другой части тела безумца принялись расти – он делался все больше и больше.
   Теперь лицо его было совершенно искажено гримасой безумия, а огромный кулак с размаху ударил по дереву. Потом он склонился, схватил довольно толстое бревно и с хрустом переломил его пополам. Более короткий обломок он отбросил и стал надвигаться на Полгару, потрясая чудовищной дубинкой.
   – Полгара! – Белгарат внезапно заволновался. – Берегись его!
   – Я справлюсь, отец, – ответила она. Затем спокойно взглянула на безумца, который был теперь десяти футов росту. – Думаю, все зашло достаточно далеко. Надеюсь, бегать ты еще не разучился? – И она сделала странный жест.
   Между нею и противником вдруг появился невероятных размеров волк – едва ли не с лошадь величиной – и устрашающе завыл.
   – Я не устрашусь твоих фантомов, женщина! – прорычал огромный отшельник. – Я бог и ничего не боюсь!
   И тут клыки зверя глубоко вонзились в его плечо. Он с криком отпрянул, уронив дубинку.
   – Убирайся! – закричал он на оскалившегося волка. Зверь изготовился к прыжку, сверкая клыками.
   – Прочь! – вновь крикнул отшельник. Он неловко взмахнул руками, и Гарион почувствовал, как он напрягает всю свою безумную волю, чтобы заставить волка исчезнуть.
   – Советую тебе поскорее спасаться бегством, – почти ласково посоветовала Полгара. – Этот волк вот уже тысячу лет ничего не ел, из чего нетрудно заключить, что он зверски проголодался.
   И у отшельника сдали нервы. Он стремглав кинулся в темную чащу – только костлявые белые ноги сверкали да развевались на ветру спутанные волосы и длинная борода. Волк ленивой рысью бросился в погоню, угрожающе рыча.
   – Счастливого дня! – крикнула вслед ему Полгара.

   Глава 25

   Полгара совершенно бесстрастно глядела вслед убегающему и наконец со вздохом прошептала:
   – Бедняга.
   – Волк поймает его? – тоненьким голоском спросила Сенедра.
   – Волк? О нет, дорогая! Ведь это всего лишь иллюзия.
   – Но ведь волк его укусил! Я сама видела кровь.
   – А это маленькое наказание, Сенедра.
   – Тогда почему ты сказала «бедняга»?
   – Потому что он совершенно безумен. Разум его погружен во мрак и блуждает среди теней и призраков.
   – Такое порой случается, Полгара, – сказал Белгарат. – Что ж, пора. Я хочу как можно дальше уйти, пока не село солнце.
   Гарион подъехал к Белгарату и пристроился рядом.
   – Тебе не кажется, что этот человек когда-то был гролимом?
   – Почему ты так думаешь?
   – Ну, потому… – Гарион помешкал, подбирая нужные слова. – Я хочу сказать, что в мире есть лишь две расы колдунов – это мы и гролимы. Но ведь этот – не один из нас?
   – Что за странное заблуждение! Талант – это талант. Он может проявиться у любого – чаще всего именно так и происходит. Но в различных культурах он развивается по-разному, однако и магия, и колдовство, и ворожба, и дар провидения, самый странный и удивительный, – все это взаимосвязано и родственно. Источник у всего этого один, и в основе своей это все одно и то же. Только проявляется по-разному, вот и все.
   – Я этого не знал.
   – Тогда и ты сегодня кое-чему научился. А любой день, когда узнаешь что-то новое, прожит не напрасно.
   Осеннее солнце светило удивительно ярко, хотя висело уже довольно низко над горизонтом. Неотвратимо приближалась зима. И снова Гарион вспомнил, что находится в той части света, где все перевернуто с ног на голову. На ферме Фалдора сейчас уже почти лето. Поля вспаханы, зерна легли в мягкую землю, а дни длинны и теплы. Здесь же, на другом конце света, все совершенно наоборот.
   Гарион вдруг с сожалением осознал, что в этом году лета так и не увидел, за исключением разве что нескольких мучительных дней, проведенных в пустыне Арага.
   И отчего-то это его сильно расстроило.
   Дорога пошла слегка в гору, и вскоре путники въехали на горный хребет, поросший лесом и пересекавший весь остров. Местность стала пересеченной, тут и там все чаще попадались лесистые овраги и лощины.
   – Терпеть не могу горы, – жалобно сказал Сади, глядя на скалу, неожиданно показавшуюся между деревьев. – По пересеченной местности так неудобно ехать.
   – Но маллорейцам это также причинит массу неудобств, – напомнил ему Шелк.
   – Это лишь и утешает, – вздохнул евнух, – но все же не вполне примиряет меня с этими неудобствами. Нет, все равно не люблю! Горы и долины, горы и долины – все это как-то неестественно. Всему этому с радостью предпочту любую болотистую пустошь!
   – Позвольте мне осмотреть это ущелье, – попросил Дарник. – День клонится к закату, и нам необходимо отыскать безопасное место для ночлега.
   Он пришпорил коня, который легко перескочил через ручей, и исчез в зарослях.
   – Как ты думаешь, сколько мы проехали сегодня? – спросила Бархотка.
   – От шести до восьми лиг, – ответил Белгарат. – Думаю, мы достаточно углубились в лес, чтобы остаться незамеченными, если, конечно, маллорейцы не вознамерятся тщательно прочесать весь лес.
   – Или если эта прорицательница, которая попалась нам на пути, не проболтается, что мы здесь, – прибавила Лизелль.
   – Почему ты так недоверчиво относишься к здешним людям? – спросила Сенедра.
   – Не могу сказать наверняка, – ответила светловолосая девушка, – но мне делается не по себе всякий раз, когда кто-нибудь из них посылает нас в том или ином направлении. Если они и впрямь так нейтральны, то почему бы им вовсе не оставить нас в покое?
   – Это все ее академическое образование, Сенедра, – сказал Шелк. – Скептицизм – одна из основных тамошних дисциплин.
   – А ты сам-то поверил ей, Хелдар? – придирчиво спросила девушка.
   – Конечно же нет, но ведь я сам выпускник Академии!
   Дарник возвратился совершенно удовлетворенный.
   – Тут неподалеку прекрасное место. Спокойное, хорошо защищенное и совершенно незаметное постороннему глазу.
   – Ну что ж, посмотрим, – сказал Белгарат.
   Путешественники поехали за кузнецом вверх по берегу оврага вдоль бурного пенистого потока. Через сотню ярдов овраг резко поворачивал налево, еще чуть дальше делал резкий поворот направо, и вдруг открылась обрамленная лесом низина. Здесь поток обрывался вниз, образуя живописный водопад, сверкающий облаком алмазных брызг, – он падал прямо в чистое озерцо, придававшее этому небольшому каньону особую прелесть.
   – Чудесно, Дарник, – поздравила Полгара мужа. – Но ведь это озерцо никоим образом не повлияло на твой выбор места ночлега, не правда ли?
   – Ну…
   Она ласково рассмеялась и, склонившись, нежно поцеловала его.
   – Все прекрасно, Дарник. Но сперва нам нужно разбить лагерь. А потом ты выяснишь, водится ли тут рыба.
   – Рыба тут есть, Полгара, – уверил ее Дарник. – Я сам видел, как одна выскочила из воды. – Запнувшись, он промямлил: – То есть я хотел сказать, что, проезжая мимо, случайно заметил.
   – Разумеется, дорогой.
   Он слегка склонил голову, став удивительно похожим на нашкодившего школьника, но Гарион успел заметить легкую улыбку на его губах. С изумлением Гарион вдруг осознал, что его прямой и честный друг куда более хитроумен, чем предпочитает казаться. Поскольку Полгаре доставляло удовольствие подлавливать его на детских шалостях, Дарник частенько сам предоставлял ей такую возможность – просто чтобы ее потешить.
   Они раскинули под деревьями палатки – прямо на берегу озера. Как обычно, Гарион и Эрионд отправились собирать валежник для костра, а Дарник и Тоф занялись палатками. Ну а Шелк и Белгарат, как обычно, исчезли и, как всегда, появились лишь после того, как все работы были закончены. А Сади болтал с Сенедрой и Бархоткой, и его нежное контральто звучало как-то особенно по-женски.
   Когда Полгара захлопотала над своей жаровней, Дарник критическим оком окинул лагерь.
   – Кажется, все.
   – Да, дорогой, – согласилась Полгара.
   – Тебе еще что-нибудь нужно?
   – Нет, дорогой.
   – Ну, тогда, может быть… – И он взглянул в сторону озерца.
   – Иди, Дарник. Только возвращайся к ужину.
   – Ты со мной, Тоф? – спросил Дарник друга.
   Когда тьма укрыла лощину, а яркие звезды засверкали на бархатно-синем небе, все собрались вокруг костра и полакомились нежной поджаренной бараниной, вареными овощами и ароматным ржаным хлебом – ужин приготовлен был из припасов, собранных им в дорогу добрым Вардом.
   – Пища, достойная королей, Полгара, – восхищенно сказал Сади, откидываясь на траву.
   – Согласен, – пробормотал Гарион.
   Сади рассмеялся.
   – Я все время забываю. Ты такой великий скромняга, Белгарион! Вот если бы ты вел себя хотя бы немного более по-королевски, тогда никто не забывал бы о твоем истинном достоинстве.
   – Не могу не присоединиться к твоим словам, Сади, – сказала Сенедра.
   – Не уверен, что сейчас это уместно, – возразил Гарион. – Как раз именно теперь я вовсе не пожелал бы, чтобы во мне распознали короля.
   Шелк вдруг поднялся со своего места.
   – Куда ты, Хелдар? – спросила Бархотка.
   – Хочу осмотреться тут, – ответил он. – Я все подробнейшим образом опишу тебе, когда вернусь, чтобы ты могла украсить этим описанием документ, который готовишь для Дротика.
   – Похоже, тебе это не слишком по вкусу, Хелдар.
   – Просто не люблю, когда за мною шпионят.
   – Попытайся отнестись к этому лишь как к дружеской заботе о твоем благополучии. Я же не шпионю за тобой в полном смысле слова, если посмотреть на это несколько в ином свете.
   – На деле это совершенно одно и то же, Лизелль.
   – Разумеется, но ведь если рассматривать это так, то мое поведение не покажется таким уж отвратительным, правда?
   – Весьма умно.
   – Я и сама так считаю. Постарайся не заблудиться.
   И Шелк направился в темноту, что-то бормоча себе под нос.
   – Как думаешь, дедушка, солдаты долго будут рыскать тут? – спросил Гарион.
   Старик задумчиво провел по бороде.
   – Трудно сказать. Маллорейцы не отличаются тупой исполнительностью, столь характерной для мургов. Но если приказ исходит от лица весьма влиятельного, то они не сдадутся по крайней мере до тех пор, пока не создадут хотя бы видимость, что все тщательно обыскали.
   – То есть не раньше, чем через несколько дней?
   – По меньшей мере.
   – А в это время Зандрамас будет все дальше и дальше уходить от нас с моим сыном.
   – Боюсь, что мы ничего не можем поделать.
   – А не думаешь ли, что зеленые одеяния работорговцев введут их в заблуждение на наш счет, Белгарат? – спросил Сади.
   – Не желаю рисковать. Мурги столь часто видят найсанских работорговцев, что они им уже осточертели. Маллорейцы более настороженно к ним относятся – кстати, нам ведь доподлинно неизвестно, чего именно они ищут. Вполне может статься, что они разыскивают именно работорговцев.
   Шелк бесшумно вынырнул из темноты и подошел к костру.
   – Нам не дают скучать, – сказал он. – Я заметил несколько костров вон там.
   – Он указал на северо-восток.
   – Близко? – быстро спросил Гарион.
   – В нескольких лигах отсюда. Я забрался на самую высокую гору, а оттуда видно далеко. Огни очень яркие.
   – Это маллорейцы? – спросил Дарник.
   – Возможно. Похоже, они и впрямь прочесывают лес.
   – Ну что, отец? – спросила Полгара.
   – Не думаю, что стоит что-то предпринимать до рассвета, – ответил старик. – Если они производят лишь беглый осмотр окрестностей, нам придется просто пересидеть. Но если они настроены серьезно, придется еще что-то придумать. А теперь лучше нам просто хорошенько выспаться. Утро вечера мудренее.
   Шелк вскочил еще до рассвета. Когда все собрались вокруг костра, он бесшумно вынырнул из-за края лощины.
   – Они приближаются! – объявил он. – И прочесывают каждый дюйм леса. Можно с уверенностью сказать, что кто-то из них явится в эту лощину.
   Белгарат встал.
   – Пусть кто-нибудь потушит костер – и быстро! Нельзя, чтобы они увидели дым и двинулись прямиком сюда.
   Дарник принялся торопливо засыпать землей огонь, а Тоф встал во весь рост и стал пристально вглядываться в даль. Внезапно он тронул Белгарата за плечо и указал на противоположную сторону каньона.
   – Что он хочет сказать, Дарник? – спросил старик.
   Кузнец и великан обменялись серией таинственных жестов.
   – Он говорит, что на том берегу озера есть заросли колючей куманики, – переводил Дарник. – Он думает, что если мы перейдем на тот берег и зайдем под скалу, то найдем место, где можно укрыться от преследователей.
   – Пойди и проверь, – коротко приказал Белгарат, – а все остальные заметут следы нашего пребывания здесь.
   Примерно за четверть часа свернули палатки и уничтожили все следы, которые могли навести солдат на мысль о том, что кто-то провел тут ночь. Когда Шелк в последний раз окидывал лагерь критическим оком, возвратились Дарник и Тоф.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [43] 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация