А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Властелин мургов" (страница 42)

   Когда Полгара и Бархотка занялись приготовлением ужина, Шелк поманил Гариона.
   – Почему бы нам не размять немного ноги?
   – Что, прямо сейчас?
   – Мне как-то беспокойно. – Остролицый человечек вскочил со стула. – Пошли. Если ты еще немного посидишь в этом кресле, то пустишь корни!
   Озадаченный Гарион вышел на воздух вслед за другом.
   – Да что ты затеваешь в самом деле?
   – Хочу выяснить, что это за дело такое у Тофа, и не желаю, чтобы Лизелль потащилась за мной хвостом.
   – А я думал, она тебе нравится.
   – Разумеется, она мне нравится! Но мне осточертело, когда она заглядывает мне через плечо, что бы я ни делал! – Он остановился. – А эти куда направляются? – Он указал на вереницу людей с факелами, бредущих прямо через луговину, отделявшую деревню от лесной опушки.
   – Можно потихоньку пойти следом и выяснить все на месте, – предложил Гарион.
   – Хорошо. Пошли!
   Седовласый Вард вел деревенских жителей с факелами в руках прямо в сторону темного леса, а Тоф, значительно превосходивший ростом всех остальных, широко шагал рядом с ним. Гарион и Шелк, согнувшись и хоронясь в густой траве, пробирались следом за ними, но на некотором расстоянии.
   Когда процессия поравнялась с лесом, из древесной тени выступило несколько темных фигур.
   – Ты можешь их разглядеть? Кто это может быть? – прошептал Гарион.
   – Слишком далеко, – покачал головой Шелк. – К тому же мало света. Придется нам подобраться поближе.
   С этими словами он решительно лег на живот и пополз по мокрой траве проворно, словно уж, Луговина еще не успела просохнуть после долгих туманных дней, и к тому времени, как они доползли до опушки, где укрылись в тени деревьев, одежду на обоих можно было выжимать.
   – Знаешь, мне это развлечение не по вкусу, Шелк, – сердито прошептал Гарион.
   – Не сахарный, не растаешь, – ответил драсниец, но вдруг замер и насторожился. – Мне кажется или у этих людей действительно повязки на глазах?
   – Сдается мне, ты прав, – промолвил Гарион.
   – А это означает, что они прорицатели! Мы никого не видели в деревне с завязанными глазами – так, может быть, они живут где-то в лесу? Давай-ка рискнем и попробуем подобраться поближе. Знаешь, это становится все более любопытным.
   Селяне с факелами углубились в лес на несколько сотен ярдов и остановились на обширной поляне, которую окружал ряд грубо вытесанных каменных глыб, каждая из которых была примерно в два человеческих роста вышиной. Люди с факелами плотным кольцом окружили поляну, а прорицатели с повязками на глазах – их было около десятка – вышли в центр крута и взялись за руки, образовав еще один круг, поменьше. За спиной каждого прорицателя стоял крупный мускулистый человек. Из этого Гарион заключил, что у каждого из них был свой проводник и защитник. А в самом центре круга стояли седовласый Вард и гигант Тоф.
   Гарион и Шелк подползли еще ближе.
   Все молчали – слышно было лишь тихое потрескивание факелов. Но вот, вначале очень тихо, а затем все громче и громче люди начали петь. Во многом песня эта напоминала нестройные гимны улгов, хотя и явственно отличалась от них. Никогда не учившийся музыке Гарион каким-то внутренним чутьем уловил, что этот гимн куда древнее и, пожалуй, гармоничнее тех, что звучали в улгских пещерах в течение пяти миллионов лет. Непостижимым образом Гарион вдруг понял, как пещерное эхо за долгие века постепенно исказило первоначальное звучание гимнов улгов. А «адресатом» этого гимна к тому же был вовсе не Ул, а некий неизвестный бог, и поющие молили этого неведомого бога явить лицо свое, чтобы защитить далазийцев и вразумить их, подобно тому, как Ул опекал и охранял улгов.
   Но вот Гарион услышал – или только почувствовал? – иной звук, сливающийся с древним гимном. Что-то пело у него в мозгу, а это могло значить лишь одно: все эти люди на поляне концентрировали волю и объединяли ее, создавая дивный, мистический аккомпанемент голосам поющих, уносящимся в звездное небо.
   В самом центре круга что-то замерцало, заискрилось и появился светящийся силуэт Цирадис, одетой в некое подобие сутаны с капюшоном из белого льна. На глазах ее была плотная повязка.
   – Откуда она взялась? – выдохнул Шелк.
   – На самом деле ее здесь нет, – шепнул Гарион. – Это всего лишь образ. Слушай!
   – Добро пожаловать, великая прорицательница, – приветствовал Вард светящуюся фигуру. – Мы благодарны тебе за то, что ты снизошла к нашим мольбам.
   – Не стоит благодарности, Вард, – прозвучал чистый голос девушки с повязкой. – Являться вам по первому зову – часть моей миссии и мой прямой долг.
   Ищущие уже прибыли?
   – Да, великая Цирадис, – ответил Вард, – и один из них, по имени Белгарион, нашел здесь то, что долго искал.
   – Долгий путь Дитя Света лишь начался, – продолжала Цирадис. – Дитя Тьмы уже достигло побережья далекой Маллореи и теперь направляется прямиком в дом Торака, что в Ашабе. И настало время Вечному открыть Книгу Веков.
   Вард явно был озадачен.
   – Но мудро ли это, Цирадис? Можно ли доверить даже Вечному Белгарату тайны, которые откроет Книга? Ведь всю жизнь свою этот человек посвятил лишь одному из двух духов, которым подвластно все в мире!
   – Так должно случиться, Вард, иначе Дитя Света и Дитя Тьмы не повстречаются в назначенный час и наша миссия останется невыполненной. – Пророчица вздохнула. – Время близится. Именно этого мы ждали еще с начала Первого Века, и мы должны сделать все, чтобы настал долгожданный час, когда я исполню священный долг, завещанный всем нам многие века тому назад. Передай Книгу Веков Вечному Белгарату, чтобы он направил Дитя Света по дороге к Месту, которого больше нет, к месту, где все решится раз и навсегда.
   Вдруг пророчица обратила лицо к немому великану, бесстрастно стоявшему подле Варда.
   – Сердцу моему одиноко без тебя. – Голос ее дрожал от слез. – Я ощупью, спотыкаясь, пробираюсь во тьме, я совсем одна. Молю тебя, дорогой мой спутник: поспеши, чтобы поскорее исполнилась моя миссия, ведь с той поры, как ты покинул меня, я страдаю от одиночества.
   В свете факелов Гарион отчетливо видел слезы в глазах Тофа. Боль исказила черты великана. Он потянулся рукой к мерцающему силуэту, но рука его тотчас же бессильно упала.
   Цирадис тоже потянулась к нему, казалось, повинуясь зову сердца.
   И тотчас исчезла.

   Глава 24

   – Ты уверен, что она сказала «Ашаба»? – переспросил Белгарат.
   – Я тоже слышал ее слова, дедушка, – подтвердил Гарион все, только что рассказанное Шелком. – Она сказала, что Дитя Тьмы достигло Маллореи и сейчас направляется к дому Торака в Ашабе.
   – Но там же ничего уже нет! – возразил Белгарат. – Мы с Белдином перерыли там все, камня на камне не оставили, тотчас же после того, как побывали в Во-Мимбре! – Старик принялся взволнованно ходить взад и вперед. – Что могло понадобиться там Зандрамас? Ведь дом совершенно пуст.
   – Возможно, ответ ты найдешь в Книге Веков! – предположил Шелк.
   Белгарат остановился и уставился на драснийца.
   – О, прости, мы еще не дошли до этой части нашего повествования, – спохватился маленький человечек. – Цирадис велела Варду передать тебе эту книгу. Ему этого не больно-то хочется, но она настаивает.
   Руки Белгарата задрожали, и ему стоило немалых усилий овладеть собой.
   – А что, это важно? – с любопытством спросил Шелк.
   – Так вот в чем дело! – воскликнул старик. – Я ведь знал, знал наверняка, что мы оказались здесь неспроста!
   – А что это за Книга Веков, Белгарат? – спросила Сенедра.
   – Это часть Священной Книги Маллореи, особо почитаемой келльскими прорицателями. Похоже, что нас привела сюда некая сила, и с совершенно определенной целью – чтобы книга эта попала ко мне в руки.
   – Все это для меня довольно туманно, старина. – Шелк вздрогнул и поежился. – Пойдем-ка переоденемся, Гарион. Я промок и продрог до костей.
   – А как это вы ухитрились так здорово промокнуть? – поинтересовалась Бархотка.
   – Мы ползали на брюхе по траве.
   – Правдоподобное объяснение.
   – Неужели ты и впрямь должна это делать, Лизелль?
   – Делать что?
   – Ничего. Не обращай внимания. Пошли, Гарион!
   – Что так раздражает тебя в ней? – спросил Гарион, когда они переодевались.
   – Сам точно не знаю, – вздохнул Шелк. – У меня такое ощущение, что она все время потешается надо мной и задумала нечто такое, о чем не желает мне говорить. И вообще, она отчего-то сильно действует мне на нервы.
   Переодевшись в сухое, они возвратились к теплу камина и обнаружили, что пришел Тоф. Он невозмутимо сидел на скамье у дверей, сложив на коленях огромные ручищи. На лице его не осталось и следа страдания – оно было, как всегда, безмятежным и немного загадочным.
   Белгарат сидел у огня, бережно поднеся большую книгу в кожаном переплете поближе к пламени, чтобы на страницы падал свет, и сосредоточенно ее изучал.
   – Это та самая книга? – спросил Шелк.
   – Да, – ответила Полгара. – Ее принес Тоф.
   – Надеюсь, там написано, как нам успешно завершить столь многотрудное путешествие.
   Пока Гарион, Шелк и Тоф обедали, Белгарат продолжал внимательно читать, нетерпеливо переворачивая страницу за страницей.
   – Вот, послушайте! – сказал он, откашлялся и стал читать вслух:
   – »Узнай, о народ мой, что все время и бытие прочерчено разделяющей чертой, ибо разделение неотделимо от созидания. Но звезды, и духи, и голоса в скалах твердят о том дне, когда разделение прекратится и все вновь сделается единым, ибо все в этом мире знает, что день этот настанет. И два духа сразятся друг с другом в самом сердце времени – и духи эти суть те самые две стороны, на которые и поделено мироздание. И день грядет, когда нам придется выбирать между ними, и выбор наш будет выбором между абсолютным добром и абсолютным злом, и то, что мы выберем – добро или же зло – возобладает до конца времен. Но как познать, что есть добро, а что есть зло?»
   Белгарат набрал воздуха и продолжил:
   – »Узнай и другую истину, о народ мой: все камни и скалы мира нашего и все камни и скалы иных миров шепчутся между собою о двух камнях, лежащих на самой черте, разделяющей мироздание. Когда-то камни эти были единым целым и стояли в центре мироздания, но, как и все остальное, разделились и в момент разделения были расколоты и разлучены силой столь мощной, что она способна угасить миллионы солнц. И там, где камни эти встретятся вновь, произойдет последняя битва двух духов. И настанет день, когда разделению придет конец, и все вновь станет единым – все, кроме этих двух камней, ибо разделены они навеки и никогда не смогут воссоединиться. И в день, когда настанет конец разделению, один из камней навеки погибнет – и в тот же самый день один из духов сгинет навеки… «
   – Они хотят сказать, что Шар – это лишь половина первозданного камня? – изумленно проговорил Гарион.
   – А другая его половина – безусловно Сардион, – согласился Белгарат. – Это многое проясняет.
   – Я и не подозревал, что между ними существует или когда-либо существовала связь.
   – Как и я сам, но все слишком уж сходится, не так ли? Все в этом запутанном деле изначально существует как бы попарно: два Пророчества, две Судьбы, Дитя Света и Дитя Тьмы – и отсюда совершенно естественным образом вытекает, что и камней должно быть два!
   – И что Сардион обладает такой же силой, что и Шар Алдура, – мрачно заключила Полгара.
   Белгарат кивнул.
   – И если Дитя Тьмы им завладеет, то Сардион сможет делать все то же самое, на что способен Шар в руках Гариона, а мы ведь еще даже и не познали его могущества!
   – Посему задача удержать Зандрамас подальше от Сардиона делается тем более насущной, я верно понял? – поинтересовался Шелк.
   – Насущнее моей задачи ничего в мире нет и быть не может, – печально промолвила Сенедра.
   На следующее утро Гарион поднялся рано. Когда он вышел из их общей с Сенедрой спальни, то обнаружил, что Белгарат сидит за столом, а перед ним лежит раскрытая Книга Веков. Рядом догорала свеча.
   – Ты так и не ложился, дедушка?
   – Что? А-а… Нет. Я хотел успеть прочесть все по порядку – и чтобы мне никто не мешал.
   – И удалось тебе отыскать что-то полезное?
   – Да, и очень многое, Гарион. – Старик захлопнул створы книги и откинулся на спинку стула, глубокомысленно уставившись прямо перед собой. – Видишь ли, эти люди, так же, как и те, из Келля, что в Далазии, считают, что их миссия состоит в том, чтобы сделать выбор между двумя Пророчествами, – то есть между двумя силами, в свое время разделившими мир, – и верят, что именно их выбор решит все раз и навсегда.
   – Выбор? И только? Ты хочешь сказать, единственно, что от них требуется, – это выбрать одно из двух?
   – В общих чертах – да. Они полагают, будто выбор должен быть сделан во время одной из встреч Дитя Света и Дитя Тьмы и что встреча эта должна состояться в присутствии Шара и Сардиона. На всем протяжении их истории право выбора в подобных ситуациях принадлежало одному из прорицателей и, соответственно, вся ответственность возлагалась на него. Такой прорицатель присутствовал при каждой встрече Дитя Света и Дитя Тьмы. Подозреваю, что кто-то из них находился в Хтол-Мишраке, поблизости от тебя, когда ты сразился с Тораком. Но как бы там ни было, теперь миссия возложена на Цирадис. Она знает, где находится Сардион, и знает, когда именно состоится вышеупомянутая встреча. И она будет в это время там. И если все условия удастся соблюсти, именно она сделает выбор.
   Гарион уселся на стул подле угасающего пламени.
   – Но ты же не воспринимаешь все это всерьез? Не веришь в это?
   – Не знаю, Гарион. Мы всю жизнь живем в соответствии с Пророчествами, и мне дорого стоило путешествие сюда, целью которого явно было то, чтобы книга эта попала ко мне в руки. Возможно, я и не вполне верю во всю эту мистику, но и игнорировать то, что узнал, не намереваюсь.
   – А там что-то сказано о Гэране? Какова его роль во всем этом?
   – Не могу сказать с уверенностью. Может быть, это необходимая жертва, как полагает Агахак. Или, возможно, Зандрамас похитила его просто затем, чтобы заставить тебя устремиться за нею в погоню вместе с Шаром. Ведь ровным счетом ничего не получится, пока Шар Алдура и Сардион не окажутся одновременно в одном и том же месте.
   – В Месте, которого больше нет, – грустно прибавил Гарион.
   Белгарат хмыкнул.
   – Что-то в этом словосочетании меня настораживает. Порой мне кажется, что я вот-вот разгадаю эту шараду, но разгадка все время ускользает от меня. Я где-то видел эти слова или слышал их когда-то прежде, но вот никак не припомню, где и когда.
   – Вы нынче ранние пташки, – сказала Полгара, входя в комнату.
   – Разве что Гарион, – поправил ее Белгарат, – а я – старый филин.
   – Ты просидел здесь всю ночь, отец?
   – Так оно и есть. Похоже, что именно этого я и дожидался. – Он положил ладонь на книгу, лежащую перед ним. – Когда остальные проснутся, надо быстренько собираться. Нам пора в дорогу.
   В дверь деликатно постучали снаружи. Гарион встал и пошел открывать.
   На пороге стоял Вард.
   – Мне необходимо кое-что вам сказать.
   – Входите, – сказал Гарион, распахивая дверь. – С добрым утром, Вард, – приветствовал Белгарат облаченного в белый наряд седовласого человека. – Я так и не успел поблагодарить тебя за эту книгу.
   – Благодарите за это Цирадис. Мы отдали вам книгу потому, что она так велела. Но полагаю, вам пора уезжать отсюда не мешкая. Приближаются солдаты.
   – Это маллорейцы?
   Вард кивнул.
   – Со стороны Рэк-Верката движется колонна. Возможно, они еще до полудня будут в деревне.
   – Вы можете предоставить какой-нибудь корабль? – спросил Белгарат. – Нам необходимо добраться до Маллореи.
   – Сейчас это было бы недальновидно – маллорейские корабли патрулируют побережье.
   – Полагаете, они разыскивают именно нас? – спросила Полгара.
   – Возможно, Полгара, – согласился Вард, – но командование Рэк-Верката дало войскам приказ вначале прочесать всю сельскую местность и отыскать всех мургов, которые, возможно, еще скрываются на острове. В подобных случаях солдаты в течение нескольких дней шляются по окрестностям, а затем возвращаются в гарнизон Рэк-Верката. И если это всего лишь очередная кампания по отлову мургов, то солдаты не задержатся здесь надолго и не будут слишком тщательно искать. Ну а как только они уйдут, вы можете вернуться, и тогда мы предоставим вам судно.
   – А вон тот лес, он достаточно велик? – спросил Белгарат.
   – Он довольно обширен, древнейший.
   – Хорошо. Маллорейцы не слишком уютно чувствуют себя в лесах. Стоит нам оказаться там – и остаться незамеченными будет легко и просто.
   – Но вам придется остерегаться отшельника, живущего в этом лесу.
   – Отшельника?
   – Этот бедняга помешанный. Он на самом деле не такой уж и злой, но довольно вредный и проказливый. И обожает подшучивать над путниками.
   – Мы будем иметь это в виду, – ответил Белгарат. – Гарион, буди остальных! Времени мало.
   К тому времени, как все пожитки были собраны, а лошади оседланы, солнце уже поднялось из-за невысокой горной гряды на востоке. Сади взглянул на деревню, залитую ярким солнечным светом, и на сверкающую морскую гладь.
   – Ну и где, спрашивается, туман? Его нет именно тогда, когда он необходим! – посетовал он, ни к кому не обращаясь.
   Белгарат огляделся.
   – У нас в запасе всего четыре часа, а потом нагрянут маллорейцы. Так давайте наилучшим образом используем фору и уберемся отсюда как можно дальше. – Потом старик повернулся к Варду. – Спасибо тебе, – просто сказал он. – Спасибо за все.
   – Да пребудут с вами боги, – ответил седовласый человек. – А теперь уезжайте. И побыстрей!
   Они выехали из деревни и направились лугом прямо к лесной опушке.
   – Мы едем в каком-то определенном направлении, старина? – спросил Шелк у Белгарата.
   – Не думаю, что это имеет какое-то значение сейчас, – ответил старик. – Нам просто надо укрыться в густой чаще. Маллорейцы начинают нервничать, когда нет видимости на милю во все стороны, и поэтому маловероятно, чтобы они стали прочесывать лес.
   – Посмотрим, что мне удастся разведать, – сказал маленький человечек. Он развернул коня на северо-запад, но вдруг резко натянул удила – из-за деревьев бесшумно выступили две фигуры. Одна была в сутане с капюшоном, а рядом стоял крупный настороженный человек.
   – Приветствую тебя, о древнейший Белгарат, – чистым женским голосом произнесла фигура в капюшоне. Она подняла лицо, и Гарион увидел, что ее глаза завязаны темной повязкой. – Имя мое Онатель, – продолжала она, – и я здесь затем, чтобы указать тебе безопасный путь.
   – Мы благодарны тебе за помощь, Онатель.
   – Ваш путь лежит на юг, Белгарат. Если вы немного углубитесь в лес, то вскоре обнаружите древнюю тропу. Она сильно заросла, но все же приметна. Она и приведет вас в надежное укрытие.
   – А ведомо ли тебе, что произойдет потом, Онатель? – спросила Полгара. – Станут ли солдаты прочесывать лес?
   – Ты и твои спутники – именно те, кого они ищут, Полгара, и они обыщут весь остров, но не найдут ни тебя, ни друзей твоих, если не случится так, что кто-нибудь укажет им верный путь. Берегитесь отшельника, живущего в этом лесу! Он вознамерится испытать вас!
   Прорицательница отвернулась, вытянув вперед руку. Проводник, стоящий рядом с нею, взял ее за руку и бережно повел прорицательницу в лес.
   – Как все чудесно складывается, – пробормотала Бархотка. – Возможно, даже чересчур чудесно.
   – Она не стала бы лгать, Лизелль.
   – Но ведь она и не обязана открывать нам всю правду, не так ли?
   – Ты на удивление подозрительна, – упрекнул девушку Шелк.
   – Давай назовем это осторожностью. Когда совершенно незнакомая мне женщина вдруг ни с того ни с сего хочет помочь, я начинаю слегка нервничать.
   – Давайте поедем вперед и поищем эту древнюю тропу, – прервал спор Белгарат. – А если вдруг решим сменить направление, то лучше сделать это там, где нас никто не увидит.
   И они въехали под сень густого хвойного леса. Земля была влажна и покрыта толстым ковром из опавших иголок. Кое-где сквозь густые ветви проливались яркие потоки солнечного света, а тени были по-утреннему голубоваты. Пружинящий мох скрадывал все звуки, и они ехали в полнейшей тишине.
   Тропа, о которой говорила прорицательница, обнаружилась быстро. Она представляла собой заметное углубление, и похоже было, что когда-то давным-давно ею часто пользовались. Теперь же она была совершенно заброшена и заросла густой сорной травой.
   Солнце поднялось уже высоко, и тени не были больше голубыми, а мириады крошечных насекомых вились в воздухе и исполняли в лучах света замысловатый танец. Но Белгарат внезапно резко натянул поводья.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 [42] 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация