А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Властелин мургов" (страница 40)

   Они тронулись шагом, а Белгарат с Полгарой объединенными усилиями воли создавали защитный барьер, надежно ограждающий путников от возможных неожиданностей. И они не заставили себя долго ждать. Прямо из-за корявого дерева, словно отделившись от него, выскочил серолицый вурдалак, истекая вонючей слюной и постанывая. Когда он был уже ярдах в десяти от лошади Дарника, он вдруг отлетел назад, словно ударившись с размаху обо что-то твердое. С жуткими стонами чудище вновь кинулось на невидимую преграду, царапая воздух грязными лапами с длинными загнутыми когтями.
   – Дарник, – раздался спокойный голос Полгары, – разберись с этим уродцем, пожалуйста.
   – Хорошо, Полгара. – Лицо кузнеца выразило крайнюю степень сосредоточенности, и он что-то пробормотал себе под нос. Очертания фигуры человека-ворона словно заколебались, что-то замерцало – и уродец исчез. Он возник вновь уже в двадцати ярдах от путешественников, возле огромного разлапистого дерева. Он сделал попытку вновь напасть, но похоже, был не в состоянии сдвинуться с места. – Он надолго застрял, – сказал Дарник.
   – Что ты с ним сделал? – спросил Шелк, глядя на извивающегося кровососа.
   – Защемил ему в стволе руку, – ответил Дарник. – Если он захочет вновь напасть, то ему придется либо тащить за собой дерево, либо распрощаться с лапой. Я на самом деле его не сильно поранил, но чтобы высвободиться, ему понадобится целый день, не меньше.
   – Ты хорошо держишь щит, Полгара? – спросил Белгарат не оборачиваясь.
   – Да, отец.
   – Тогда давай прибавим шагу. Мешкать неразумно, да и опасно.
   И они снова двинулись в путь, вначале рысью, а затем легким галопом. Щит, созданный Белгаратом и Полгарой, двигался чуть впереди них, разбрасывая в стороны оборванных вурдалаков.
   – Где они раздобыли одежду? – поинтересовался Шелк.
   Тоф сделал движение, похожее на взмах лопаты землекопа.
   – Он говорит, что они снимают ее с тел мертвецов, когда выкапывают их из могил, – перевел Дарник.
   Шелк содрогнулся.
   – Теперь понятно, отчего они так смердят.
   Следующие несколько дней Гарион помнил как в тумане: им с Дарником приходилось сменять Белгарата и Полгару каждые четыре часа, и бремя щита с каждой милей делалось все тяжелее. А туман и не думал рассеиваться, видно было не более чем на сотню ярдов вперед, и искореженные стволы, кривляющиеся и ощеренные, с пугающей внезапностью выглядывали из мутной пелены. Кругом мелькали серые бесформенные тени, и весь лес выл и стонал.
   Но ужаснее всего были ночи: люди-вороны окружали щит плотным кольцом, беспрерывно протягивая к людям жуткие лапы и стеная от мук голода. Измученный за долгий день Гарион вновь вынужден был напрягать всю свою волю – и не только для того, чтобы поддерживать щит, когда наступала его очередь, но и стараясь побороть дрему. Сонливость была едва ли не более страшным его врагом в эти ночи, чем голодные упыри. Он заставлял себя ходить, щипал себя, даже засунул крупный острый камушек в левый башмак в надежде, что боль и неудобство не дадут ему задремать. Но вот наступил момент, когда ничто уже не помогало, – голова его отяжелела, склонилась на грудь, и сон одолел его.
   Пробудился он от ужасного гнилостного запаха. Он вскинул голову – прямо перед ним стоял вурдалак. В глазах существа не было и тени мысли, в полуоткрытой пасти виднелись сломанные и гниющие зубы, а лапы с черными когтями жадно тянулись прямо к Гариону. Со сдавленным криком Гарион силой воли отбросил страшилище назад и, дрожа всем телом, сосредоточился на щите, который вот-вот грозил ослабнуть.
   Но вот наконец путники достигли южной оконечности ужасного леса и выехали из-под переплетенных ветвей на туманную болотистую пустошь.
   – Они не станут преследовать нас? – спросил Дарник своего друга-великана.
   Кузнец едва шевелил губами от усталости, выговаривая слова с величайшим трудом.
   Тоф принялся жестикулировать.
   – Что он говорит? – спросил Гарион.
   Лицо Дарника было совершенно безжизненным.
   – Говорит, что, покуда не рассеется туман, вурдалаки скорее всего не сдадутся. Они боятся солнечных лучей, но туман совершенно скрывает солнце, и вот… – Кузнеца передернуло.
   – Значит, нам придется опять держать щит?
   – Боюсь, другого выхода нет.
   Пустошь выглядела отталкивающе – тут и там виднелись чахлые заросли колючего кустарника да канавки, полные ржавой тухлой водицы. А туман клубился и словно вскипал: кругом, насколько хватало взгляда, копошились серые тени упырей.
   Путники ехали не останавливаясь. Теперь бремя щита приняли на себя Белгарат с Полгарой, а Гарион поник в седле, сломленный невероятной усталостью.
   И тут все уловили слабый, едва различимый аромат морской свежести.
   – Море! – выдохнул Дарник. – Мы добрались до моря!
   – Теперь нам нужна сущая безделица – корабль, – отрезвил Шелк радостного друга.
   Но Тоф решительно указал куда-то вперед, сопроводив свое движение неким непонятным жестом.
   – Он говорит, что корабль нас уже поджидает, – объявил Дарник.
   – Где? – воскликнул Шелк потрясенно. – Как это ему удалось?
   – Право, не знаю, – ответил Дарник. – Этого он не говорит.
   – Дарник, – решительно начал Шелк. – А как тебе удается понимать, что он хочет сказать? Его жесты лично мне кажутся лишенными всякого смысла.
   Дарник пожал плечами.
   – Сам не знаю, – признался он. – Я как-то об этом не думал. Я просто знаю – и все.
   – Это волшебство?
   – Нет. Может, это оттого, что мы с ним немало порыбачили вместе. Это здорово сближает.
   – Что ж, придется поверить тебе на слово.
   Они въехали на высокий холм, напоминающий древний могильник, и взглянули вниз, туда, где на каменистый берег набегали из туманного моря огромные волны и тотчас же с печальным шелестом откатывались назад, оставляя на мокрых круглых камнях белое пенное кружево. После краткой паузы все повторялось вновь.
   – Не вижу твоего корабля, Тоф, – обвиняющим тоном сказал Шелк. – Где он?
   Тоф указал в туманную морскую даль.
   – Да что ты? – скептически воскликнул Шелк.
   Немой кивнул.
   Вороны за спиной путников пришли, в невероятное волнение, когда те принялись спускаться по склону к берегу. Стоны их стали громче и пронзительнее, они забегали взад и вперед по вершине холма, словно в тоске протягивая вслед удаляющимся людям когтистые лапы. Но пуститься вдогонку они все же так и не решились.
   – Мне показалось или их что-то испугало? – спросила Бархотка.
   – Да, они не собираются спускаться, – согласился Дарник, потом обратился к Тофу:
   – Они чего-то боятся?
   Тоф кивнул.
   – Интересно, чего именно? – спросила Бархотка.
   Гигант стал делать какие-то движения обеими руками.
   – Он говорит, что тут поблизости есть некто или, вернее, нечто еще более голодное, чем они, – сказал Дарник. – Именно этого они и опасаются.
   – Может, акул? – предположил Шелк.
   – Нет. Самого моря.
   На прибрежных камнях они спешились и замерли возле самой кромки прибоя.
   – С тобой все в порядке, отец? – спросила Полгара старика, который, прислонившись к седлу, вглядывался в туман, повисший прямо над темной водой.
   – Что? Ах да. Я прекрасно себя чувствую, Полгара, просто слегка озадачен, вот и все. Если где-то там действительно дожидается корабль, то я хотел бы знать, чьих это рук дело, кто именно позаботился о нас и как он умудрился узнать, что мы выйдем именно к этому месту.
   – Но кое-что занимает меня куда сильнее, – подхватил Шелк. – Как мы ухитримся сообщить тем, кто на корабле, что уже здесь? Туман густой, словно молоко.
   – Тоф говорит, что им уже известно о нашем прибытии, – объявил Дарник. – И через час-два они покажутся.
   – Да? – с любопытством переспросил Белгарат. – Так кто же все-таки прислал за нами корабль?
   – Он говорит, что это дело рук Цирадис.
   – Мне предстоит долгий разговор с этой юной дамой, – сказал Белгарат. – Она начинает всерьез озадачивать меня.
   – Они уходят, – сказал Эрионд, поглаживая склоненную шею своего жеребца.
   – Кто? – спросил Гарион.
   – Вороны. – Юноша указал в сторону холма. – Они наконец отчаялись и вот теперь уходят обратно в лес.
   – И даже не попрощавшись! – поджал губы Шелк. – Ума не приложу, что стряслось с людскими манерами в наш скорбный век!
   Но вот из тумана бесшумно, словно призрак, появился корабль не вполне обычной конструкции: с высоким носом и кормой, двумя мачтами и двумя широкими парусами.
   – Что заставляет его двигаться? – удивленно спросила Сенедра, глядя на смутный силуэт судна.
   – Не вполне тебя понимаю. – Гарион был озадачен.
   – Не видно гребцов, а на море ни ветерка.
   Гарион внимательно вгляделся и тотчас же понял, что его жена совершенно права. Весел не было видно, гребцов тоже, но, невзирая на безветренную погоду, паруса были надуты, и судно легко скользило прямо к берегу по спокойной, словно маслянистой воде.
   – Колдовство? – спросила королева. Гарион сосредоточился, пытаясь уловить хотя бы намек на колдовские силы.
   – Да нет, не похоже, – ответил он. – По крайней мере, если это и колдовство, то какое-то хитрое, мне неизвестное.
   Белгарат стоял поодаль, и лицо его выражало откровенное неодобрение.
   – Так как же движется корабль, дедушка? – спросил его Гарион.
   – Это одна из форм колдовства, – хмуро глядя на корабль, сказал старик. – Совершенно непредсказуемая и не слишком… не слишком благонадежная. – Он обратился к Тофу:
   – Ты хочешь, чтобы мы взошли на борт?
   Тоф закивал.
   – Этот корабль доставит нас на Веркат?
   И снова кивок.
   – Ты хочешь сказать, что это произойдет в том случае, если шаловливым духам, толкающим корабль, это вдруг не надоест или если им не захочется пошалить и они не примутся толкать судно в противоположном направлении?
   Тоф вытянул вперед обе руки ладонями вверх.
   – Он говорит: «Верьте мне!» – перевел Дарник.
   – Как бы я хотел никогда больше ни от кого не слышать ничего подобного!
   Корабль замедлил ход, и киль мягко прошуршал по дну. С борта плавно, сам собой, соскользнул широкий трап и опустился в воду футах в трех от прибрежной кромки. Тоф, ведя под уздцы слегка заупрямившегося коня, принялся подниматься на корабль. Чуть помешкав, он призывно взмахнул рукой.
   – Зовет, – сказал Дарник.
   – Как это ни странно, я его понял, – проворчал Белгарат. – Хорошо, полагаю, мы можем отважиться.
   Он мрачно взялся за поводья и решительно ступил в воду.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [40] 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация