А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Властелин мургов" (страница 27)

   Глава 14

   Рассвет следующего дня был прозрачен и холоден. Гарион стоял у окна, глядя на плоские крыши Рэк-Урги. Низенькие квадратные домики напоминали ему сейчас овечек, испуганно сбившихся в стадо под кровожадными взорами двух волков: варварского дворца Дроим в одном конце города и черного храма Торака – в другом. Дым из сотен каминных труб поднимался прямо в небо в безветренном воздухе.
   – Невеселое местечко, правда? – сказал Шелк, входя в комнату.
   Темно-зеленое одеяние свое он беспечно перекинул через плечо.
   Гарион кивнул.
   – Похоже, здешние строители вовсю расстарались, чтобы сделать этот город как можно безобразнее.
   – Таков уж образ мыслей мургов, а этот город – всего-навсего его зеркальное отражение. Кстати, Ургит вновь хочет нас видеть. – Маленький человечек заметил вопросительный взгляд Гариона и пояснил: – Не думаю, что у него какое-то важное дело к нам, просто хочет поболтать. Совершенно ясно, что беседы с мургами быстро ему прискучили.
   Вслед за стражниками, облаченными в кольчуги, они прошли через длинную анфиладу варварски изукрашенных залов и вскоре оказались в тех же покоях, где беседовали с Ургитом накануне. Короля они нашли в кресле у камина – он сидел, поджав под себя одну ногу и держа в руке недоеденную цыплячью ножку.
   – Доброе утро, господа, – приветствовал он вошедших. – Прошу садиться. – Король огрызком цыплячьей ножки указал на ряд стульев, стоящих у стены. – И прошу без пустых формальностей. – Он взглянул в сторону Сади и спросил: – Хорошо ли тебе спалось?
   – Под утро я немного озяб, ваше величество.
   – Это все дурацкая конструкция дворца. К тому же в стенах кое-где такие трещины, что через них можно пропихнуть лошадь. А зимой в коридорах гуляет вьюга… – Король вздохнул. – Вы хоть понимаете, что сейчас в Тол-Хонете весна? – Он снова вздохнул, потом глянул на Белгарата, который не таясь улыбался, глядя на короля. – Я сказал что-то смешное, старик?
   – Да нет. Я просто вспомнил кое-что забавное. – Белгарат приблизился к камину с потрескивающими поленьями и протянул к яркому пламени озябшие руки. – Как продвигается подготовка корабля?
   – Полагаю, он будет готов не ранее завтрашнего утра, но и не позднее, – ответил Ургит. – Зима на носу, а море у оконечности полуострова Урги уж никак нельзя назвать спокойным, даже в самое благоприятное для мореплавания время года, – вот я и приказал корабельным плотникам потрудиться на славу. – Король подался вперед и с размаху бросил цыплячью ножку в огонь. – Опять пережарено. Всякий раз мне подают то горелое, то совсем сырое мясо! – И, пристально взглянув на Белгарата, заявил: – Знаешь, ты заинтриговал меня, старик. Ты совершенно не похож на тех, кто делает карьеру, нанимаясь в услужение к найсанским работорговцам.
   – Внешность бывает обманчива, – уклончиво ответил Белгарат. – Вот вы тоже с первого взгляда не очень походите на короля, но ведь корону носите по праву, не так ли?
   Ургит стянул с головы свою железную зубчатую корону, с отвращением оглядел ее и протянул Белгарату.
   – Хочешь надеть? Уверен, ты будешь куда больше похож на короля, к тому же я с превеликим удовольствием отделаюсь от этой штуки, особенно если принять во внимание тот факт, что Каль Закет отчаянно желает содрать ее с меня вместе с моей бедной головой. – Король безразлично уронил корону на пол, она тихонько звякнула. – Но давайте вернемся к тому, о чем мы говорили вчера. Ты сказал мне, что знаком с Белгарионом.
   Белгарат кивнул.
   – И сколь близко?
   – А насколько близко вообще может один человек узнать другого?
   – Ты уходишь от ответа.
   – Но тем не менее я говорю чистую правду.
   Ургит оставил бесплодные попытки добиться от старика прямого ответа и спросил:
   – Как, по-твоему, отреагирует Белгарион на мое предложение заключить с ним союз и сообща изгнать маллорейцев с континента? Уверен, их присутствие здесь раздражает его не меньше, чем меня.
   – Шансы на успех весьма невелики, – ответил Белгарат. – Возможно, тебе и удастся убедить Белгариона, но прочие алорийские монархи скорее всего будут против.
   – Они достигли взаимовыгодного соглашения с Дростой, ты это имеешь в виду?
   – Соглашение существовало между Родаром и Дростой. А дружба драснийцев с надракийцами всегда может дать трещину. Если тебе кого-то и следует убеждать вступить в союз – так это Хо-Хэга, а Хо-Хэг никогда не испытывал к мургам сердечного расположения.
   – Мне нужны союзники, старичок, а не эти избитые истины. Послушай, а что, если я пошлю весточку Белгарату?
   – И что ты хочешь ему сообщить?
   – Постараюсь убедить его в том, что Закет представляет куда большую опасность для королевств Запада, нежели я. Может быть, он сумеет заставить алорийцев прислушаться к голосу разума.
   – Не думаю, что тебе повезет. – Старик глядел на пляшущие языки пламени, отсветы которого играли на его серебряной бороде. – Ты должен понять, что Белгарат существует вне мира обыкновенных людей. Он обитает в мире первопричин и первозданных сил. Скорее всего он воспринимает Каль Закета всего-навсего как ничтожную песчинку.
   – У, зубы Торака! – выбранился Ургит. – Так где же взять войска, которые мне до зарезу необходимы?
   – Но ведь существуют же наемники, – произнес Шелк, неотрывно глядя в окно.
   – Что?
   – Отомкните свои сундуки и извлеките оттуда знаменитое красное ангараканское золото. Затем пошлите в королевства Запада весточку, что нуждаетесь в добрых воинах, которым щедро заплатите. И вскоре отбою не будет от добровольцев.
   – Я предпочитаю тех, кто воюет за родину – или за веру, – сухо ответил Ургит.
   Шелк обернулся – слова короля его явно позабавили.
   – Я заметил, что многие короли предпочитают именно таких солдат. Это к тому же не столь обременительно для казны. Но поверьте мне, ваше величество, верность идеалам может ослабевать, тогда как верность деньгам остается неизменной. Вот почему наемники – это всегда самые лучшие солдаты.
   – Какой ты циник, – укоризненно произнес Ургит.
   Шелк отрицательно помотал головой.
   – Отнюдь, ваше величество. Я реалист.
   Потом он подошел к Сади и прошептал что-то ему на ухо. Евнух кивнул, и маленький драсниец с крысиным личиком тихонько выскользнул из комнаты.
   Ургит удивленно вздернул бровь.
   – Он пошел собирать наши вещи, ваше величество, – объяснил Сади. – Если мы отплываем завтра поутру, то уже пора начинать сборы.
   Ургит и Сади проговорили еще около четверти часа, прежде чем снова распахнулись двери и вошла Тамазина, сопровождаемая Полгарой и остальными женщинами.
   – С добрым утром, матушка, – приветствовал ее Ургит. – Хорошо ли ты почивала?
   – Сносно, благодарю. – Королева критически оглядела сына. – Ургит, где твоя корона?
   – Я снял ее – у меня от нее голова разболелась.
   – Сейчас же надень!
   – А зачем?
   – Ургит, внешность у тебя не очень-то королевская. Ты тощий коротышка, да и лицом смахиваешь на куницу. Мурги не отличаются острым умом, и если, ты не будешь носить корону, не снимая ее ни на минуту, они легко позабудут, кто ты на самом деле такой. Немедленно надень!
   – Слушаюсь, матушка. – Ургит поднял с пола корону и нахлобучил ее себе на голову. – Так лучше?
   – Ты надел ее набекрень, – сказала королева очень спокойным и таким знакомым тоном, что Гарион бросил на Полгару стремительный и изумленный взгляд. – Теперь ты похож на подгулявшего матроса.
   Ургит расхохотался и поправил королевский венец.
   Гарион внимательно глядел на Сенедру, тревожно ища на ее лице следы вчерашнего отчаяния, но она казалась спокойной, хотя и опечаленной, – не похоже, что приступ вскоре повторится. Сенедра всецело поглощена была разговором с принцессой Пралой, а девушка, безмерно очарованная маленькой королевой, завороженно ее слушала.
   – А ты, Ургит, – спросила королева-мать, – хорошо ли спал?
   – Я ведь никогда по-настоящему не сплю, матушка, и тебе это известно. Еще много лет тому назад я решил, что чуткий сон много предпочтительнее сна вечного.
   Гариона терзали противоречивые чувства. Он всегда недолюбливал мургов. Никогда не доверял им и даже опасался их. Но король Ургит совершенно не походил на мурга как внешне, так и по складу характера и ума. Он был порывист и непостоянен, а желчная ирония столь быстро сменялась у него глубочайшей печалью, что Гарион терялся в догадках, не зная, чего ожидать от короля в следующую минуту. Однако уже долгое время сам будучи королем, он прекрасно видел ошибки Ургита и ясно понимал, что это не могущественный правитель. Но несмотря ни на что, Гарион испытывал странную симпатию к этому человечку, который пытался взвалить на свои плечи непосильное для него бремя власти, и оттого искренне сочувствовал ему. Причем сочувствовал и симпатизировал он Ургиту, сам того не желая, считая подобные эмоции в высшей степени неуместными и нелепыми. Гарион поднялся со стула и отошел в дальний конец комнаты, притворившись, будто любуется видом из окна, – единственно ради того, чтобы не слышать изящных королевских острот. Он мучительно желал как можно скорее очутиться на палубе корабля и уплыть прочь как можно дальше от этого безобразного города и этого слабовольного пугливого человечка, который, возможно, и был неплохим парнем, но тем не менее оставался его врагом.
   – Что стряслось, Гарион? – тихо спросила Полгара, подходя к нему сзади.
   – Думаю, простое нетерпение, тетушка Пол. Я мысленно уже в пути.
   – Как и все мы, дорогой. Но нам придется потерпеть еще как минимум день.
   – С чего это он к нам привязался?
   – Кто – он?
   – Ургит. Меня не волнуют его проблемы, так почему мы должны терпеливо сидеть тут и выслушивать все время его слезные жалобы?
   – Потому что он отчаянно одинок, Гарион.
   – Все короли одиноки. Это проклятие короны. Большинство из нас, однако, со временем учатся стойко его сносить. Мы же не сидим, распустив слюни.
   – Это жестоко, Гарион, – резко прервала его Полгара, – и недостойно тебя.
   – Что вы все нашли в этом дохлом королишке с хорошо подвешенным языком?
   – Дело скорее всего в том, что мы впервые за множество лет встретили человекообразного мурга. Именно потому, что он таков, каков есть, у нас зародилась надежда: возможно, алорийцы и мурги в один прекрасный день научатся разрешать конфликты, не прибегая к кровопролитию.
   Гарион продолжал глядеть в окно, но щеки его медленно заливал румянец.
   – Я веду себя как мальчишка, правда? – виновато пробормотал он.
   – Да, дорогой, именно так. Ты не можешь освободиться от предубеждений. Простые смертные себе такое позволяют, но короли – никогда. Подойди к нему, Гарион, и наблюдай за ним как можно пристальнее. Не упускай возможности получше узнать его. Возможно, настанет время, когда это знание тебе очень пригодится.
   – Хорошо, тетушка Пол, – покорно вздохнул Гарион.
   Около полудня в покои вошел Оскатат.
   – Ваше величество, – объявил он скрипучим голосом, – Агахак, иерарх Рэк-Урги, покорнейше просит у вас аудиенции.
   – Пусть он войдет, Оскатат; – обреченно произнес Ургит и, повернувшись к матери, прибавил:
   – Думаю, мне придется найти другое местечко, поукромнее. Почти всем и каждому известно, где меня искать.
   – У меня есть изумительный чулан, Ургит, – ответила королева-мать, – теплый, сухой и темный. Можешь забиться туда, а сверху для верности накрыться одеялом. А мы время от времени будем носить тебе еду.
   – Издеваешься, матушка?
   – Нисколько, дорогой. Но нравится тебе это или нет, ты – король. Выбирай: либо ты будешь настоящим королем, либо останешься избалованным дитятей. Тебе решать, мой милый.
   Гарион виновато взглянул на Полгару.
   – Ну, что? – прошептала она.
   Гарион предпочел смолчать.
   В это время вошел Агахак, как никогда похожий на мертвеца, и небрежно кивнул, приветствуя короля.
   – Ваше величество, – прозвучал его гулкий голос.
   – Мое почтение великому иерарху, – ответил Ургит. В голосе короля не было и намека на его истинные чувства.
   – Время идет, ваше величество.
   – Как я заметил, это вообще ему свойственно.
   – Но дело в том, что море вот-вот заштормит. Корабль уже готов?
   – Полагаю, он отплывает завтра, – ответил Ургит.
   – Прекрасно. Я передам Кабаху, чтобы он был наготове.
   – А что, жрица Хабат уже вполне овладела собой?
   – Не вполне, ваше величество. Она все еще переживает утрату любовника.
   – Даже после того, как узнала о его подлинном отношении к ней? Воистину, душа женщины – потемки.
   – Хабат не так уж трудно понять, ваше величество. У обезображенной женщины вроде нее мало шансов приобрести поклонника, поэтому потеря такового весьма болезненна, даже если это отъявленный мерзавец, каким был Сорхак. Но ее утрата несколько усугубляется тем, что Сорхак содействовал ей в отправлении определенных колдовских ритуалов. Без него она больше не сможет продолжать свои попытки вызвать демонов.
   Ургит содрогнулся.
   – А я-то полагал, что она могущественная колдунья. Разве ей этого мало? Почему она прибегает еще и к колдовству?
   – Хабат не так уж и могущественна. Она полагает, что сможет в конце концов сладить со мною, если на ее стороне будут демоны.
   – Сладить с тобой? Неужели она задумала такое?
   – Разумеется. Она величайшая притворщица. Единственная ее цель – это власть. Так было всегда. Через некоторое время она попытается узурпировать мою власть.
   – Но если дело обстоит именно так, почему ты позволил ей столь возвыситься в храме?
   – Это меня развлекает, – с ледяной усмешкой ответил Агахак. – Меня, в отличие от большинства мужчин, не отталкивает безобразие, а Хабат вопреки своему честолюбию – впрочем, возможно, благодаря ему – очень и очень полезна.
   – Так ты знал о ее связи с Сорхаком? И это не оскорбляло тебя?
   – По-настоящему – нет, – ответил иерарх. – Это всего лишь часть развлечения, которое я для себя приготовил. Усилия Хабат увенчаются успехом, она пробудит демона и попытается противостоять мне. И в тот самый миг, когда триумф ее будет почти полным, я также воспользуюсь услугами демона, и мой демон сокрушит ее демона. Вот тогда я прикажу сорвать с нее одежды и нагую отвести в святилище. А там ее опрокинут на алтарь, и я сам неторопливо вырежу сердце из ее груди. Я предвкушаю этот сладостный миг, который станет еще слаще оттого, что Хабат будет сокрушена как раз в тот момент, когда до конца уверится, будто победила меня.
   Мертвенное лицо иерарха озарилось ужасной гримасой. Глаза его блеснули, а в уголках рта выступила пена.
   Ургиту, казалось, стало нехорошо. Он с усилием выговорил:
   – Похоже, гролимы склонны к несколько более экзотическим развлечениям, нежели простые смертные.
   – Не в этом дело, Ургит. Единственный смысл власти – сокрушать недругов. Как это приятно – сперва стащить их с высокого пьедестала, а затей уничтожить. Неужели ты не хочешь присутствовать при том, как могучий Каль Закет будет умирать с ножом дагаша в груди?
   – Да нет, мне что-то не хочется. Я готов убрать его с дороги, но наблюдать за этим – увольте.
   – В таком случае ты все еще не вкусил власти. Возможно, этот момент настанет для тебя, когда мы оба будем стоять подле Ктраг-Сардиуса, наблюдая за возрождением бога Тьмы и окончательным триумфом Дитя Тьмы.
   На лице Ургита появилась гримаса.
   – Не пытайся уйти от судьбы, Ургит, – звучал гулкий голос Агахака. – Предсказано, что король Ангарака будет присутствовать при последней битве. И этим королем будешь ты – это столь же очевидно, как и то, что именно я принесу кровавую жертву и стану первым апостолом возрожденного бога. Мы с тобою прочно связаны узами судьбы. Тебе предначертано властвовать над королями Ангарака, а мне – встать во главе церкви.
   Ургит обреченно вздохнул.
   – Как скажешь, Агахак, – с самым разнесчастным видом сказал он. – Но тем не менее нам придется решить еще несколько проблем.
   – Они меня мало касаются, – объявил иерарх.
   – Да, но они касаются меня! – с необычной для него горячностью воскликнул Ургит. – Сперва нам придется справиться с Закетом, а потом – отделаться от Гетеля и Дросты, просто так, для пущей безопасности. Если уж я стремлюсь завладеть троном, то мне будет куда спокойнее, останься я единственным претендентом. Твои проблемы, однако, несколько серьезнее, Урвон и Зандрамас – весьма сильные противники.
   – Урвон слабоумный старикашка, а Зандрамас всего-навсего женщина.
   – Агахак, но ведь Полгара тоже всего-навсего женщина. Хотел бы ты столкнуться с нею лицом к лицу? Нет, великий иерарх, полагаю, что на самом деле Урвон вовсе не столь слабоумен, как тебе представляется, а Зандрамас куда более опасна, чем тебе хочется думать! Ведь ей удалось при помощи чар похитить сына Белгариона, а это было делом весьма непростым. К тому же ей удалось незамеченной проскользнуть прямо под носом у тебя и прочих иерархов. Так давай не станем сбрасывать этого со счетов!
   – Мне известно, где сейчас Зандрамас, – с ледяной усмешкой ответил Агахак, – и в нужный момент я сам вырву из ее рук сына Белгариона. Предсказано, что ты, я и дитя, предназначенное в жертву, должны предстать перед Сардионом в урочный час. Там я совершу жертвоприношение, а ты будешь наблюдать за ритуалом – и оба мы станем великими! Так гласит древнее предсказание. Так написано в книгах.
   – Многое зависит от того, как читать эти книги, – мрачно обронил Ургит.
   Гарион бесшумно встал рядом с Сенедрой. Когда до нее дошел ужасный смысл слов иерарха, кровь медленно отхлынула от ее лица.
   – Этого не может произойти, – тихо, но твердо сказал ей Гарион. – Никто не сделает ничего подобного с нашим ребенком.
   – Ты знал, – с упреком прошептала она.
   – Дедушка и я обнаружили это, когда прочли предсказания гролимов в библиотеке храма.
   – О, Гарион! – Сенедра закусила губу, с трудом сдерживая слезы.
   – Не беспокойся, ведь там же черным по белому написано, что в битве при Хтол-Мишраке победит Торак. Но этого не произошло, а значит, и на сей раз пророчества лгут.
   – Но что, если…
   – Никаких «если»! – властно прервал Сенедру Гарион. – Этого не произойдет.
   После ухода иерарха настроение короля Ургита в очередной раз резко переменилось. Он сгорбился в кресле, предавшись невеселым размышлениям.
   – Наверное, вашему величеству сейчас необходимо побыть одному, – робко предположил Сади.
   – Нет, Сади, – вздохнул Ургит. – Никакие треволнения не должны помешать исполнению нашего плана. – Он тряхнул головой, словно гоня прочь навязчивые тревоги. – Почему бы тебе не рассказать о том самом маленьком недоразумении, в. результате которого ты впал в немилость королевы Салмиссры? Обожаю истории об обмане и предательствах.
   И вот, когда Сади уже заканчивал повествование о причинах его падения, в комнату снова вошел сенешаль.
   – Депеша от коменданта Хтаки, ваше величество.
   – Чего ему на этот раз надо? – скорбно пробормотал Ургит.
   – Он сообщает, что маллорейцы намерены предпринять на юге крупные военные действия. Рэк-Горут осажден и неизбежно падет самое большее через неделю.
   – Но ведь на дворе почти осень! – воскликнул Ургит, вскакивая на ноги. – Они затеяли войну, когда лето уже на исходе?
   – Увы, это так, – ответил Оскатат. – Полагаю, Каль Закет хочет напасть на тебя внезапно. Когда падет Рэк-Горут, то последнее препятствие между его войсками и Рэк-Хтакой будет сокрушено.
   – А тамошний гарнизон чисто символический, не так ли?
   – Боюсь, что вы правы, король Ургит. Рэк-Хтака тоже падет, и тогда Каль Закет выиграет время, получив возможность в течение всей зимы готовить бросок на юг.
   С проклятиями Ургит бросился к карте, висевшей на стене.
   – Сколько войск у нас в Моркте? – Он ткнул в карту пальцем.
   – Несколько тысяч человек, ваше величество. Но к тому времени, как до них доберется нарочный с приказом выступать на юг, маллорейцы будут уже на полпути к Рэк-Хтаке.
   Ургит уставился на карту и вдруг изо всех сил ударил по ней кулаком.
   – Он снова обскакал меня! – взревел король, затем доплелся до кресла и мешком упал в него.
   – Полагаю, лучше доложить Крадаку, – сказал Оскатат. – Генералитет должен быть в курсе событий.
   – Делай то, что считаешь нужным, Оскатат, – лишенным эмоций голосом ответил Ургит.
   Когда сенешаль скрылся за дверью, Гарион подошел к карте. Кинув на нее лишь беглый взгляд, он тотчас же увидел решение всех проблем Ургита, но рта раскрывать не спешил. Он не хотел ввязываться в это дело, и тому было немало веских причин. Самая важная, разумеется, состояла в том, что если бы Гарион предложил королю мургов свою помощь, то взял бы на себя определенные обязательства, а он никоим образом не хотел связывать себя с этим человеком.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация