А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Властелин мургов" (страница 22)

   – Пока нет, – признался Белгарат и перевернул страницу. – Что это? – раздался его изумленный голос.
   – А что такое?
   – Слушай. – Старик приподнял книгу так, чтобы тусклый свет лампы падал прямо на страницу, и стал читать:
   – »Внемлите: во дни, что последуют за восшествием бога Тьмы на небеса, король Востока и король Юга двинутся друг на друга войной, и это будет знаком для вас, что встреча близится. Поспешите в Место, которого больше нет, когда кровавая битва разорит равнины юга. Возьмите с собой избранную жертву и короля Ангарака в свидетели того, что произойдет.
   Клянусь Ио4, тот, кто явится пред Ктраг-Сардиусом с жертвой и королем Ангарака, вознесется превыше всех прочих и будет ими править. Узнайте также, что в момент жертвоприношения бог Тьмы возродится и восторжествует, победив Дитя Света в самый момент своего возрождения».
   Гарион, чувствуя, как кровь отхлынула у него от лица, уставился на старика.
   – Жертва? – воскликнул он. – Так вот что задумала сделать Зандрамас с моим сыном!
   – Похоже на то, – произнес Белгарат. С минуту он размышлял, а потом сказал:
   – Это кое-что объясняет, но все же я не вполне понимаю, почему необходимо присутствие короля Ангарака. Цирадис не говорила об этом, нет ничего подобного и в Пророчествах.
   – Но то, что у тебя в руках, – книга гролимов, дедушка, – заметил Гарион.
   – Может быть, она лжет.
   – И это возможно, но теперь, по крайней мере, понятно, почему Зандрамас держит свои перемещения в тайне. Если бы Урвон узнал об этом – а Агахак, вне сомнения, уже знает, – они сделали бы все от них зависящее, чтобы отобрать у нее твоего сына. Кто бы из них ни достиг Сардиона с Гэраном и одним из королей Ангарака, он получил бы абсолютную власть над гролимской церковью.
   – Но почему именно мой сын? – воскликнул Гарион. – Почему именно его избрали в качестве жертвы?
   – Этого я пока не понимаю, Гарион. Этому мы пока не отыскали объяснения.
   – Думаю, не стоит рассказывать обо всем этом Сенедре. У нее и без того достаточно проблем.
   Снова скрипнули дверные петли, и Гарион обернулся, а рука его стиснула рукоять меча.
   – Белгарат! Ты здесь? – раздался голос Шелка.
   – Заходи! – откликнулся старик. – И разговаривай как можно тише.
   – У нас неприятности, – сказал маленький человечек, входя в библиотеку. – Эрионд исчез.
   – Что-о?! – воскликнул Гарион.
   – Он ускользнул незамеченным.
   Белгарат в сердцах хватил кулаком по столу и выбранился.
   – Что стряслось с мальчишкой? – воскликнул он.
   Шелк откинул со лба капюшон черного балахона гролимов.
   – Полгара собиралась отправиться на поиски, но мы с Дарником с трудом ее отговорили. Я сказал, что пойду и отыщу вас.
   – Да, надобно его найти, – сказал старик, поднимаясь. – Полгара способна подождать, но потом начнет действовать самостоятельно. Нам лучше разделиться. Так дело пойдет побыстрее.
   Он поманил своих соратников к двери библиотеки, осторожно выглянул и лишь после этого вышел в коридор.
   – Веди себя как можно осторожнее, – предупредил он Гариона. – Тут кругом полным-полно гролимов, а у них острый слух.
   Гарион кивнул.
   – И время от времени связывайся с нами. Мы немногого добьемся, если один из нас обнаружит Эрионда, а потом будет бродить в поисках остальных. Ну, пошли!
   И старик бесшумно двинулся вперед по мрачному коридору.
   – Как удалось Эрионду проскользнуть мимо Полгары? – шепотом спросил Гарион Шелка.
   – Сенедра впала в истерику, – ответил Шелк. – Ее доконали вопли жертв. Полгара увела ее в одну из келий и там пыталась успокоить. Именно тогда Эрионд и убежал.
   – С нею все в порядке? – требовательно спросил Гарион. Сердце короля сжалось от леденящего ужаса, не оставлявшего его со времен Пролгу.
   – Думаю, да. Полгара чем-то напоила ее, и теперь она крепко спит. – Шелк осторожно заглянул за угол. – Я пойду туда, – шепнул он. – Будь осторожен! – и бесшумно заскользил прочь.
   Гарион смотрел вслед удаляющемуся другу, покуда тот не скрылся из виду, а затем пошел по другому коридору, сложив руки на груди и склонив покрытую капюшоном голову, стараясь походить на набожного гролима. В самом деле, что на уме у этого Эрионда? Безответственность мальчишки настолько взбесила Гариона, что ему захотелось со всего размаху ударить кулаком по стене. Однако он степенно вышагивал по коридору, стараясь своим видом не вызывать подозрений, и тихонько приоткрывал все двери подряд.
   – Кто здесь? – раздался хриплый голос с характерным произношением из-за одной из дверей.
   – Прости, брат, – пробормотал Гарион, стараясь имитировать здешний выговор. – Ошибся дверью.
   Он не мешкая закрыл дверь и поспешил по коридору прочь.
   Но дверь распахнулась, и на пороге возник полуодетый гролим со злобным лицом.
   – Эй, ты! – закричал он вслед Гариону. – А ну-ка стой!
   Гарион взглянул назад краем глаза и, скользнув за угол, очутился в центральном коридоре храма.
   – Вернись сейчас же! – заорал гролим.
   Гарион услышал шлепанье босых ног по каменным плитам пола: гролим кинулся в погоню. Гарион выругался и решился на рискованный шаг. Он распахнул первую попавшуюся дверь и нырнул во тьму. Быстро оглядев комнату, с облегчением понял, что она пуста, затем прикрыл дверь и прижался к ней ухом, чутко прислушиваясь.
   – Что стряслось? – услыхал он в коридоре чей-то голос, – Кто-то только что пытался проникнуть ко мне в келью. – Гарион узнал злобный голос того самого гролима, чей покой он потревожил.
   В коридоре послышался хитрый смешок.
   – Может, тебе стоило подождать и посмотреть, чего она от тебя хотела?
   – Это был мужчина!
   В коридоре помолчали. Затем второй гролим сказал:
   – Хорошо… Очень, очень хорошо…
   – Да что все это значит?
   – Ничего. Абсолютно ничего. Лучше тебе пойти одеться. Если Хабат застукает тебя в коридоре в нижнем белье, у нее могут возникнуть занятные мысли.
   – Пойду-ка поищу этого негодяя. Здесь происходит что-то очень странное. Ты мне поможешь?
   – Почему бы и нет? Мне все равно делать особенно нечего.
   Откуда-то издалека до ушей Гариона донеслось медленное заунывное пение и шарканье множества ног.
   – Быстро! – раздался один из голосов в коридоре. – Прячься! Если нас увидят, то непременно потащат за собой.
   И Гарион услышал торопливые удаляющиеся шаги. Он осторожно приоткрыл дверь и выглянул. Шаги и пение приближались. Вереница гролимов в капюшонах и со сложенными на груди руками торжественно двигалась по освещенному факелами коридору к самому сердцу храма. Гарион подождал, покуда они не пройдут мимо его убежища, а потом, повинуясь порыву столь сильному, что не успел даже понять, чем руководствуется в своих поступках, смело распахнул дверь, вышел в коридор и пристроился в хвост процессии.
   Медленное шествие торжественно двигалось все дальше и дальше, запах паленой плоти делался все сильнее – вереница в черных одеждах шла прямо к святилищу. Гролимы возвысили голоса, прошли сквозь сводчатый дверной проем в мрачное святилище.
   Высокий потолок был едва различим во мраке. На стене прямо напротив дверей висела до блеска отполированная стальная маска, в мельчайших подробностях воспроизводящая лик бога Торака. Прямо под этой бесстрастной маской высился черный алтарь, обагренный свежей алой кровью, которая ручейками стекала с него на пол. Тут же стояла горящая жаровня в ожидании трепещущего человеческого сердца – очередной дани давно умершему богу, а неподалеку зияло огненное жерло печи, изголодавшейся по теплой плоти свежезарезанной жертвы.
   Дрожа всем телом, Гарион отпрянул в тень и спрятался за колонну, силясь овладеть собой. Лучше, чем кто-либо другой из живущих, он знал, что означает это страшное место. Торак был мертв. Его собственная рука ощутила последние удары пронзенного сердца бога, трепетавшего на острие его меча, проникшего в грудь врага. Страшные убийства, продолжавшиеся в этом ужасном месте с той самой ночи, были бессмысленны, и эти напрасные жертвы приносились увечному и безумному богу, который умер, тщетно взывая к равнодушным звездам. В груди Гариона медленно закипал гнев, рот наполнялся жгучей горечью. Воля его концентрировалась сама собой, и он уже видел, как раскалывается ненавистная маска, и этот окровавленный алтарь, и все, все здесь, в этом отвратительном месте.
   «Не для этого ты здесь, Белгарион!» – зазвучал голос в его голове.
   И Гарион стал медленно расслабляться – ведь если бы он не сделал этого, то концентрированная воля его могла бы разрушить до основания весь город. У него будет еще время сокрушить это средоточие ужаса. Теперь же его цель – отыскать Эрионда. Он осторожно высунулся из-за колонны. Жрец в капюшоне, отороченном пурпуром, только что вошел в святилище. На вытянутых руках он нес темно-красную подушку, на которой посверкивал длинный страшный нож. Жрец поднял лицо к изображению своего мертвого бога и благоговейно поднял подушку с ножом, произнося молитву.
   – Воззри на орудие воли твоей, бог-дракон Ангарака, – нараспев произнес он, – и воззри на того, чье сердце будет принесено тебе в жертву.
   Четверо гролимов втащили в святилище голого кричащего раба, не обращая внимания на его сопротивление и отчаянные мольбы о пощаде. Гарион невольно стиснул рукоять своего меча.
   «Остановись!» – приказал голос.
   «Нет! Я не могу позволить этому случиться!»
   «Этого не случится. А теперь отпусти оружие!»
   – Не могу! – вслух произнес Гарион, обнажая меч и делая шаг из-за колонны, но внезапно почувствовал, что окаменел: самое большее, на что он был способен, – это моргнуть.
   «Отпусти меня», – взмолился он беззвучно.
   «Нет! Сейчас ты здесь затем, чтобы наблюдать, а не для того, чтобы действовать! Теперь стой и внимательно смотри!»
   И Гарион с изумлением увидел Эрионда. Юноша вошел в те же двери, через которые втащили упирающуюся жертву. Белокурые кудри Эрионда поблескивали в свете факелов. Лицо выражало печальную решимость. Войдя, он направился прямиком к изумленному жрецу.
   – Простите меня, – твердо произнес он. – Но вы не станете больше этого делать.
   – Схватить этого богохульника! – закричал жрец. – Сейчас его сердце будет шипеть на раскаленных углях!
   Десяток гролимов кинулись было на юношу, но вдруг замерли – их заставила окаменеть на месте та же сила, что остановила Гариона.
   – Это не может продолжаться, – так же решительно заговорил Эрионд. – Я знаю, как много этот обряд для всех вас значит, но подобное просто не может продолжаться. Когда-нибудь – и очень скоро, я думаю, – вы сами все поймете.
   Гарион напрягся, ожидая грохота, но вопреки его ожиданиям случилось совсем другое. Из пылающего жерла печи подле алтаря с ревом вырвалось пламя – языки огня достигли потолка, и удушающая жара, царившая в святилище, сменилась прохладой, словно сюда неведомо откуда проник свежий морской ветерок. Пламя мигнуло напоследок, словно догорающая свеча, и погасло. Пылающая жаровня также ослепительно вспыхнула, и стальной корпус ее на глазах стал плавиться и оседать под собственным весом. Короткая вспышка – и пламя угасло.
   Жрец в ужасе уронил жертвенный нож и метнулся к раскаленным останкам жаровни. Беспомощно протянув руки, словно для того, чтобы придать оплавленному металлу первоначальную форму, он взвыл от невыносимой боли – раскаленное докрасна железо впилось ему в мышцы.
   Эрионд с удовлетворением оглядел разрушения, потом повернулся к замершим гролимам, все еще держащим голого раба.
   – Отпустите этого человека, – спокойно сказал он.
   Гролимы непонимающе уставились на него.
   – Он больше не нужен вам, – просто объяснил Эрионд. – Ведь вы не можете принести его в жертву теперь, когда огонь угас. И он никогда больше не разгорится, что бы вы ни делали, вам не удастся зажечь его вновь.
   «Дело сделано!» – раздался в мозгу Гариона голос – столь торжествующий, что у ривского короля ослабли колени.
   Обожженный жрец, издавая стоны и потрясая почерневшими руками, поднял бледное лицо.
   – Схватить его! – завизжал он, указывая на Эрионда скрюченной рукой. – Схватить его и отвести к Хабат!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация