А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Властелин мургов" (страница 17)

   ЧАСТЬ ВТОРАЯ
   РЭК-УРГА

   Глава 9

   Уже почти рассвело, когда они, озираясь по сторонам, выбрались из дома Дроблека. Густой серый туман окутывал узкие и кривые улочки Стисс-Тора, по которым брели они следом за Исасом через бедный квартал по направлению к докам.
   Запах стоячей воды и вонь, столь свойственные трущобам, в тумане казались особенно сильными, щекоча ноздри Гариона.
   Они вышли из узенького переулочка, и тут Исас знаком приказал всем остановиться, вглядываясь в туманную муть. Потом кивнул.
   – Пойдемте, – прошептал он. – И постарайтесь не шуметь.
   Они поспешили вдоль булыжной мостовой, едва освещенной мутно-красным в тумане свечением фонарей, и вновь оказались в таком же переулке, заваленном отбросами. В дальнем его конце Гарион разглядел медленно текущие воды реки, в тумане казавшиеся совсем бледными.
   Одноглазый убийца повел их по другой мощеной улочке к обветшалому покосившемуся причалу, едва различимому в тумане. Он остановился в тени бесформенной хибарки, которая чуть ли не висела над самой водой, и стал возиться с дверью. Потом медленно открыл ее, стараясь не шуметь и для верности прикрывая своими лохмотьями ржавые петли, издававшие протестующий страдальческий скрип.
   – Сюда, – прошептал он, и все последовали за ним в пропахшую сыростью лачугу. – К мосткам привязана лодка, – полушепотом продолжал он. – Подождите здесь, а я ее приволоку.
   Он снова пошел к выходу, и Гарион вновь услыхал тихий скрип ржавых петель.
   Они ждали, нервно прислушиваясь к писку и копошению крыс, заполонивших эту часть города. Время, казалось, остановилось. Гарион стоял подле самой двери, глядя в щель между двумя подгнившими досками на окутанную густым туманом улочку, упиравшуюся прямо в реку.
   – Готово, – услыхал он наконец голос Исаса. Казалось, прошли долгие часы.
   – Осторожнее на лестнице. Ступени скользкие.
   Один за другим они спустились по лестнице в лодку, которую одноглазый подогнал прямо под хибару.
   – Мы должны вести себя тише воды, – предупредил он, когда все уселись. – Где-то тут на реке еще одна лодка.
   – Лодка? – обеспокоенно переспросил Сади. – А те люди в ней, что они делают?
   Исас пожал плечами.
   – Наверное, что-то крамольное.
   Он толкнул суденышко, уселся на центральную скамью и принялся грести так, медленно и осторожно погружая весла в маслянистые воды реки, что не было слышно ни единого звука. Туман поднимался от темной воды рваными клочьями, а несколько освещенных окошек высоко в башнях Стисс-Тора были мутны и казались нереальными, словно маленькие золотые свечи из призрачного сна.
   Исас мерно греб – его весла издавали лишь слабое подобие звука.
   И тут откуда-то из тумана внезапно донесся приглушенный крик, потом всплеск – и что-то забулькало.
   – Что это было? – нервно просипел Сади, когда Исас перестал грести, вслушиваясь в тишину.
   – Тихо, – прошептал одноглазый.
   Откуда-то из тумана послышался топот – словно кто-то переступал ногами по днищу лодки, затем тяжелый всплеск весла, затем кто-то выругался хрипло и громко.
   – Тише! – раздался другой голос.
   – С какой стати?
   – Не хватало еще, чтобы каждая собака в Стисс-Торе знала, что мы с тобой здесь.
   – Да ты не беспокойся. Камушек, который я привязал ему к ногам, долго продержит его на дне.
   Послышался удаляющийся скрип уключин.
   – Любители, – презрительно пробормотал Исас.
   – Политическое убийство? – спросил Шелк с ноткой профессионального любопытства в голосе. – Или просто кто-то с кем-то поквитался?
   – А какая нам разница?
   Исас снова принялся грести, бесшумно погружая весла в воду.
   Стисс-Тор исчезал в тумане. Когда Гарион перестал видеть городские огни, ему стало казаться, что они вовсе не движутся, а стоят на одном месте. Но вот в тумане смутно забрезжил берег, а глаза постепенно стали различать и верхушки деревьев, окутанные туманом.
   С берега послышался тихий свист, и Исас направил лодку прямо туда, откуда раздался этот звук.
   – Гарион, это ты? – послышался откуда-то из темноты шепот Дарника.
   – Да.
   Исас подвел лодку прямо под развесистые прибрежные деревья, а Дарник подтащил ее к берегу.
   – Остальные ждут на той стороне дороги, – тихо сказал он, помогая Полгаре сойти на берег.
   – Ты так помог нам, Исас, – сказал Сади проводнику.
   – А вы разве нанимали меня для чего-то другого? – пожал плечами одноглазый.
   Шелк пристально взглянул на него.
   – Если решишь принять мое предложение, поговори с Дроблеком.
   – Я подумаю, – отвечал Исас. Потом, помолчав, он взглянул на Полгару. – Удачи вам в ваших странствиях, госпожа, – тихо произнес он. – Сдается мне, она вам ох как понадобится.
   – Спасибо тебе, Исас.
   Проводник отчалил от берега, и лодка тотчас же растворилась в тумане.
   – О чем это ты с ним говорил? – спросил Сади у Шелка.
   – Да ничего особенного. Драснийской секретной службе всегда нужны умные люди – вот и все.
   Дарник пристально глядел на невесть откуда появившегося бритоголового евнуха.
   – Мы все объясним, когда соберемся все вместе, дорогой, – успокоила его Полгара.
   – Хорошо, Полгара, – согласился он. – Ну, пойдемте.
   Они поднялись по заросшему густой травой берегу, пересекли разбитую дорогу и углубились в подлесок на той стороне, где их уже поджидали остальные.
   Сенедра, Эрионд, Тоф и Бархотка сидели в небольшой пещерке, наполовину скрытой замшелым стволом поваленного дерева. Единственный потайной фонарь освещал пещерку тусклым светом.
   – Гарион! – воскликнула Сенедра с величайшим облегчением, вскакивая на ноги. – Что так задержало тебя?
   – Нам пришлось свернуть с прямого пути, – ответил он, заключая ее в объятия; зарывшись лицом в ее волосы, он вновь уловил нежный и теплый аромат, который был так мил его сердцу.
   – Итак, друзья мои, – сказал Белгарат, вглядываясь в постепенно светлеющее небо, – я хочу, чтобы мы поскорее трогались в путь, посему буду краток. – Он уселся на мягкий пружинистый мох возле самого фонаря и указал на бритоголового евнуха. – Это Сади. Большинство из вас уже знакомы с ним. Он будет нас сопровождать.
   – Мудро ли это, Белгарат? – нерешительно спросил Дарник.
   – Возможно, и нет, – отвечал старик. – Но это не я придумал. Ему упорно кажется, что Зандрамас сейчас в южном Хтол-Мургосе и собирается пересечь континент, чтобы попасть на остров Веркат, что у юго-восточного побережья.
   – Сейчас эта часть суши изобилует опасностями, о древнейший, – пробормотала Бархотка.
   – С нами ничего не случится, дорогая госпожа, – уверил ее Сади нежным контральто. – Если мы будем путешествовать под видом работорговцев, никто к нам не привяжется.
   – Это ты так считаешь, – слегка скептически произнес Белгарат. – Возможно, именно так все и было бы, не начнись эта война. К тому же мы до сих пор не знаем наверняка, как маллорейцы относятся к работорговле.
   – Вам пора узнать еще кое-что, – тихо прибавила Полгара. – Мы с Гарионом были во дворце, чтобы разузнать, имеет ли Салмиссра ко всему этому отношение. И она сказала нам, что Зандрамас – женщина.
   – Женщина? – воскликнула Сенедра.
   – Так сказала нам Салмиссра, а ей нет ровным счетом никакого резона лгать.
   Дарник почесал в затылке.
   – Не правда ли, сюрприз? А ты уверена, что Салмиссра не ошибается?
   Полгара кивнула.
   – Салмиссра совершенно уверена в том, что говорит, к тому же она явно кичилась своей осведомленностью в том, о чем я не знаю.
   – А ведь это похоже на правду, – задумчиво проговорила Бархотка. – Большинство поступков Зандрамас – типично женские.
   – Что-то я не совсем тебя понимаю, – признался Дарник.
   – Мужские поступки разительно отличаются от женских, добрый человек. Одно и то же мужчины и женщины делают по-разному. И то, что Зандрамас оказалась женщиной, очень многое объясняет.
   – К тому же она пускается во все тяжкие, стараясь это скрыть, – добавил Шелк. – Заботится о том, чтобы никто из видевших ее не остался в живых и не смог бы никому раскрыть ее тайны.
   – Давайте обсудим это немного позднее. – Белгарат поднялся, вглядываясь в туман, который рассеивался на глазах. – Я хочу поскорее убраться отсюда – прежде, чем проснутся люди на том берегу. Пора седлать лошадей.
   Потребовалось некоторое время, чтобы освободить одну из лошадей, везущих поклажу, для Сади. Но вскоре все уже ехали по лесной тропинке, ведущей вдоль извилистого русла Змеиной реки. Поначалу они двигались с большой опаской, но, покинув окрестности Стисс-Тора, утонувшие в прибрежном тумане, пришпорили коней и поскакали по пустынной дороге, ведущей через дикие леса и зловонные болота Страны змей.
   В лугах утреннего солнца туман казался совершенно волшебным, а капли росы, повисшие на листьях, блистали, словно драгоценные каменья. Гарион, у которого щипало глаза после бессонной ночи, чувствуя себя совершенно разбитым, тем не менее самозабвенно любовался унизанной бриллиантами влаги зеленью и не уставал восхищаться волшебной красотой этого дикого захолустья.
   – Весь мир прекрасен, Белгарион, – откликнулся на его невысказанные мысли Эрионд. – Надо только уметь смотреть на него.
   Когда туман рассеялся, путники смогли двигаться куда быстрее. В тот день они никого не повстречали и к тому времени, как солнце начало медленно погружаться в клубы пурпурных облаков, которые, казалось, круглые сутки окутывали горизонт на западе, уже преодолели значительное расстояние вверх по реке.
   – Далеко ли до мургской границы? – спросил Гарион у Сади, с которым они собирали валежник, пока Дарник с Тофом ставили на ночь палатки.
   – Еще несколько дней пути, – ответил евнух. – Там надо перейти реку вброд – переправа у самого истока, – затем взять вбок, по направлению к Араге. На другой стороне брода деревушка – мне нужно туда заглянуть кое за чем: прикупить подходящей одежды, ну и тому подобного.
   Неподалеку Бархотка и Сенедра распаковывали походные кухонные принадлежности Полгары. И светловолосая драснийка глянула на Сади.
   – Извините, – сказала она, – но мне кажется, в вашем плане есть изъян.
   – Да-а?
   – Как мы сможем выдать себя за работорговцев, когда с первого же взгляда видно, что среди нас есть женщины?
   – Но в любом отряде работорговцев есть женщины, моя дорогая госпожа, – сообщил евнух, опуская охапку валежника подле сложенного из камней очага. – Думаю, что если вы поразмыслите, то сами поймете почему.
   – А вот я не понимаю, – заявила Сенедра.
   Сади деликатно прокашлялся.
   – Ведь мы торгуем и рабынями точно так же, как и рабами-мужчинами, ваше величество, – принялся растолковывать он. – А рабыни, которых конвоируют женщины-работорговцы, стоят дороже.
   Лицо королевы медленно залилось румянцем.
   – Как же это отвратительно.
   Сади пожал плечами.
   – Не я сотворил этот мир, ваше величество. Я просто пытаюсь к нему приспособиться.
   Когда трапеза была окончена, Сади взял глиняную миску, наполнил ее горячей водой и принялся намыливать голову – на бритой макушке уже явственно проглядывала щетина.
   – Знаешь, я все хочу спросить тебя, Сади, – обратился к евнуху Шелк. – Что ты такого натворил? Чем так разгневал Салмиссру?
   Сади криво усмехнулся.
   – Все мы – ну те, кто на службе у королевы, – все до единого продажные душонки, Хелдар. Все мы сплошь подлецы и негодяи – и даже хуже. И вот несколько лет тому назад Салмиссра издала ряд законов с целью удержать обманы и придворные дрязги в допустимых границах – единственно ради того, чтобы не начался раздор в правительстве. Я нарушил некоторые из этих постановлений, – да что там, большинство из них. Сарис пронюхал про это и помчался кляузничать королеве. – Сади вздохнул. – Мне страшно жаль, что я не видел, каково было ему, когда она его целовала. – И евнух взялся за бритву.
   – А почему все мужчины в Найсе бреют головы? – с любопытством спросила Сенедра.
   – В Найсе полным-полно разнообразных и весьма противных насекомых, ваше величество, которые с величайшей охотой поселяются в человеческих волосах.
   Королева ошарашенно поглядела на Сади, невольно потянувшись рукой к своим медным кудрям.
   – Я бы на вашем месте не слишком беспокоился, – улыбнулся евнух. – Большинство из них зимой обычно впадают в спячку.
   Спустя несколько часов, около полудня, дорога пошла в гору – из непроходимых лесных зарослей путешественники выехали в холмистый подлесок.
   Промозглая сырость отступила, и путников окутало приятное тепло. Река уже бежала по камням, и воды ее стали значительно чище.
   – Брод уже совсем недалеко, прямо впереди, – объяснил Сади, когда они миновали излучину.
   В этом месте был когда-то каменный мост, но время и быстрые воды подточили опоры и низвергли сооружение. Меж каменных глыб, шипя и пенясь, бежали зеленоватые струи. Вверх по течению от разрушенного моста, на мелководье, вода сверкала и переливалась всеми цветами радуги. Видно было, что здесь часто переходят реку вброд, – земля на берегу была хорошо утоптана.
   – А пиявки тут есть? – спросил Шелк, с опаской глядя на воду.
   – Здесь для них течение чересчур быстрое, принц Хелдар, – ответил Сади. – Тела пиявок слишком нежны, им не по вкусу биться о камни на быстрине. – И евнух, уверенно пришпорив коня, въехал в воду. – Деревня, про которую я говорил, неподалеку, – объявил он, когда все пересекли поток. – Мне нужен всего какой-нибудь час, чтобы добыть все необходимое.
   – Мы можем подождать тебя здесь, – ответил Белгарат, соскакивая с седла. – Ты пойдешь с ним, Шелк.
   – Да я и сам справлюсь, – воспротивился Сади.
   – Уверен, что справишься. Всего-навсего маленькая предосторожность – назовем это так.
   – А как я объясню хозяину лавки, что вместе со мной явился драсниец?
   – А ты солги ему. Нисколько не сомневаюсь, ты сумеешь сделать это очень убедительно.
   Гарион спешился и пошел вверх по берегу реки. Этих людей он любил больше всех на свете, но порой их беспечная болтовня приводила его в ярость. Даже прекрасно зная, что у них не было на уме ничего дурного, Гарион тем не менее воспринимал их поведение как полнейшее безразличие к его личной трагедии и, что было для него еще важнее, к мучениям Сенедры. Он стоял на речном обрыве, невидящими глазами глядя на бегущие воды Змеиной реки и раскинувшиеся внизу джунгли Страны змей. Как он будет рад выбраться из Найса! И дело вовсе не в непролазной грязи, не в удушающей вони болот и не в тучах насекомых, беспрестанно вьющихся в воздухе. Настоящая беда заключалась в том, что в Найсе в большинстве случаев видно было всего на несколько футов вперед – и не только вперед, а вообще в любом направлении. Гарион же, сам не зная почему, ощущал насущную необходимость обозревать большие расстояния, поэтому ветви деревьев и густой подлесок мешали ему и раздражали его. Вот уже несколько раз он с трудом, собрав в кулак всю волю, усмирял жгучее желание при помощи дарованной ему силы истребить эти дикие джунгли.
   Когда Сади и Шелк возвратились, лицо маленького драснийца было перекошено от злости.
   – Это же только для вида, принц Хелдар, – терпеливо уговаривал его Сади. – Ведь с нами не будет ни единого раба, и некому будет все это надеть.
   – Меня оскорбляет даже сама мысль.
   – Вы это о чем? – спросил Белгарат.
   Сади передернул плечами.
   – Я купил несколько пар кандалов и еще невольничьи пояса. А Хелдару это пришлось не по нраву.
   – Да и кнуты мне не по нутру, – добавил Шелк.
   – Но я же все объяснил тебе, Хелдар!
   – Знаю. И все равно противно!
   – Разумеется, противно. Найсанцы вообще препротивные людишки. Я думал, вам это известно.
   – Рассуждениями о морали и нравственности можно заняться позднее, – прервал их Белгарат. – Пора двигаться.
   Дорога от реки вела прямо в предгорья. Лиственные деревья уступили место хвойным, все чаще встречались низкие заросли вереска. Тут и там среди темной зелени белели огромные валуны, а небо над головами было ярко-синим. Заночевали они в густейших зарослях вереска, а костер развели возле самого валуна – поверхность камня отражала и тепло, и свет. Отсюда был виден горный кряж, отчетливо вырисовывающийся на фоне звездного неба.
   – Когда мы перевалим за этот горный хребет, окажемся в Хтол-Мургосе, – объявил Сади сидящим вокруг костра спутникам после ужина. – Мурги очень ревностно охраняют свои границы, поэтому, думаю, настало время облачиться в наши маскарадные костюмы.
   Он развязал большой тюк, который приволок из деревни у брода, и, достав оттуда несколько темно-зеленых шелковых нарядов, озадаченно посмотрел на Сенедру и гиганта Тофа.
   – Н-да, маленькая незадача, – пробормотал он. – Товар у хозяина лавки не отличался большим разнообразием размеров.
   – Я все подгоню, Сади, – пообещала Полгара, подхватывая кинутые одежды, и принялась развязывать один из тюков в поисках швейных принадлежностей.
   Белгарат же в задумчивости разглядывал большую карту.
   – Меня кое-что беспокоит, – сказал он, поворачиваясь к Сади. – Существует ли путь, по которому Зандрамас могла бы, отплыв на корабле из какого-либо порта западного побережья, обогнуть южную оконечность континента и достичь Верката?
   Сади отрицательно покачал головой – его бритая голова поблескивала в свете костра.
   – Это невозможно, о древнейший. Несколько лет тому назад маллорейский флот проскользнул мимо Мургоса, и король Ургит все еще видит это в кошмарных снах. Он позакрывал все порты западного побережья, а его корабли патрулируют берега вдоль всего полуострова Урга. Никто не плавает вдоль этих берегов без его особого на то разрешения.
   – А это далеко от Верката? – спросил Дарник. Сади, сощурившись, поглядел на звезды.
   – В это время года три-четыре месяца езды, добрый человек.
   Полгара что-то вполголоса напевала про себя, проворная игла в ее руках поблескивала.
   – Подойди-ка, Сенедра, – позвала она.
   Маленькая королева поднялась и подошла к ней. Полгара приложила зеленое платье к ее хрупкой фигурке и удовлетворенно кивнула.
   Сенедра наморщила носик.
   – А она должна так плохо пахнуть, эта одежда? – спросила она у Сади.
   – Не думаю, что должна, но всегда пахнет. У рабов довольно специфический запах, и он прямо-таки въедается в ткань.
   Полгара глядела на Тофа, держа в руках оставшуюся одежду.
   – Да-а, это будет потруднее.
   Гигант смущенно улыбнулся в ответ и поднялся, чтобы подбросить в костер еще охапку хвороста. Когда он поворошил палкой угли, сноп ярко-оранжевых искр взмыл в небо, и на мгновение показалось, будто звезды совсем низко. И в этот миг откуда-то из-за горного кряжа раздалось низкое раскатистое рычание.
   – Что это? – вскрикнула Сенедра.
   – Лев, – ответил Сади. – Они иногда охотятся, бродя вдоль тропы, по которой гонят рабов, – по крайней мере, старые и немощные звери.
   – А почему так?
   – Порой рабы слабеют настолько, что не могут идти дальше, и их бросают прямо на тропе. Старый лев не в силах нагнать ловкую и быструю добычу, и вот…
   – Сади умолк.
   Сенедра в ужасе устремила на него взгляд.
   – Вы же сами спросили, ваше величество, – напомнил ей евнух. – Кстати, мне и самому все не очень-то нравится. Вот почему я бросил работорговлю и ударился в политику. – Он встал и отряхнул полы своей одежды. – А теперь, да простят меня многоуважаемые господа, я пойду и покормлю Зит. Будьте осторожны нынче, ложась спать, – порой она ускользает от меня после кормежки. Сдается мне, ей нравится играть со мной в прятки, поэтому неизвестно, где она может обнаружиться. – И евнух отправился туда, где расстелены были его одеяла.
   Шелк долго смотрел ему вслед, потом обернулся к сидящим у огня.
   – Не знаю как все вы, – объявил он, – но я сегодня сплю прямо здесь, не сходя с места.
   Наутро, после завтрака, все натянули вонючие одежды найсанских работорговцев. Следуя указаниям Белгарата, Гарион старательно укрыл рукоять Ривского меча.
   – Полагаю, следует тщательно прятать Шар – по крайней мере, пока мы в Хтол-Мургосе, – сказал старик. – Когда рядом появляются ангараканцы, он начинает беспокоиться.
   Путники оседлали лошадей и стали подниматься в горы. Как только перевалили через хребет, Полгара внезапно и резко натянула поводья своего коня.
   – Что такое, Полгара? – спросил Дарник. Она не сразу ответила, сильно побледнев. Глаза ее сверкнули, а снежно-белый локон засветился.
   – Чудовищно! – выдохнула Полгара.
   – Что там, тетушка Пол? – спросил Гарион.
   – Поглядите туда.
   И она указала на что-то дрожащей рукой. В нескольких ярдах от дороги белели человеческие кости и череп, уставившийся в небо пустыми глазницами.
   – Это один из тех рабов, про которых вчера вечером рассказывал Сади? – предположил Шелк.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация