А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Утомленная фея" (страница 7)

   Без пяти восемь Сима зашла в гостиную и включила телевизор. Отец продолжал сидеть за компьютером. Когда прервалась текущая передача и пошло подготовленное обращение, он встал, приблизился к телевизору и слушал молча. Дослушав до конца и полюбовавшись свежими кадрами тонущих авианосцев и взрывающихся в воздухе стратегических бомбардировщиков, хмыкнул и вернулся за компьютер. Заинтересованная Сима подошла поближе. Пара щелчков мышки и на экране появилась страница Ганзейского банка. Покопавшись в ящике стола, отец достал пластиковую карточку. Поглядывая в нее начал вводить какие-то коды.
   – Что ты делаешь?
   – Перевожу в китайские юани наши скромные семейные сбережения. Не мешай мне минутку! … Готово! Хорошая вещь эти мультивалютные счета!
   – А зачем?
   – А затем! Евро резко упадет и потянет за собой эстонскую крону. О долларе я уж молчу, ему вообще хана.
   – И что теперь будет? С миром, человечеством?
   – Что будет … что будет? Глобальный бардак будет! Тысячи мелких войн, сотни миллионов трупов. Кризис мировой экономики. Конец западной цивилизации. Голод, эпидемии, резня. Но не бери в голову. Это мелочи. Такая встряска пойдет только на пользу. Самое страшное уже позади. Этим ребятам, которые все устроили, надо памятник поставить. Человечество получило шанс. Дай бог, если им удастся воспользоваться.
   Сима почувствовала себя почти счастливой. Хоть на этот раз она не сваляла дурака.
   – Ты думаешь, что штатам конец?
   – Ага, там одни негры чего стоят. С таким субпассионарным потенциалом – все разнесут, как только дотации им платить перестанут.
   – Да ты расист, папуля. Чем тебе негры не угодили?
   – Дело не в расизме, – отмахнулся отец. – В штатах идет много разговоров о проблемах с этими … афроамериканцами. «Патриоты» вопят о том, что это они создали ЭТУ страну, всякие там «нигеры» и близко не стояли, а власти носятся с ними как с писаной торбой. Яйцеголовые теоретики долдонят о «интеграции», что, мол, если создать неграм приличные социальные условия, то все проблемы с «черной» преступностью – как рукой снимет. Власть понапринимала законов о защите национальных меньшинств, по которым о неграх (как о покойниках) можно говорить, писать и снимать только хорошее. Квоты в университеты, квоты на административные должности, программы социальной помощи. Сами же афроамериканцы бузят и требуют компенсаций за «историческую несправедливость». А кто они, собственно, есть – афроамериканцы?
   Попробуем разобраться с применением теории этногенеза. Пассионарный толчок, вызвавший широкую экспансию племен Банту на юг Африки, привел к их расселению по огромной территории. Коренное население материка, принадлежащее к кайсанской расе, было большей частью уничтожено, а его жалкие остатки (бушмены, готтентоты) загнаны в пустыню Калахари. Заметим, что все это происходило уже в историческое время (практически одновременно с этногенезом славян). К моменту появления в Африке европейских колонизаторов, инерция упомянутого пассионарного толчка была уже практически исчерпана, чем и объясняется поразительная легкость ее завоевания. Новый пассионарный толчок, имеется в виду восстание Зулусских племен, произошел только в ХIХ веке. Это было фатально поздно. Случись такое на пару-тройку веков ранее, и новейшая история Черного Континента была бы совсем иной. А так… генетические линии новых африканских пассионариев прервались под пулями европейцев. Характерный пример того, что реальный процесс этногенеза может быть прерван на любой стадии. Пассионарность пассионарностью, а пушки и ружья против стрел и копий – веский аргумент. В результате Африка представляет собой субпассионарное болото, а ее среднесрочная перспектива достаточно незавидна.
   В такой ситуации неудивительно, что в массе невольников отправляемых в Новый Свет субпассионарии явно преобладали. Прочие предпочли смерть в бою – плену и рабству. Многие бросались в кандалах за борт кораблей следующих в Америку (таких случаев известно много). Уцелевшие «бунтари» закончили свои дни под бичами надсмотрщиков на плантациях. Многовековой отбор на «конформизм» не мог не сказаться на генофонде негритянской общины США. Она субпассионарна по своей сути. А субпассионарий – он и есть субпассионарий. Работать он может только из-под палки, а воевать только при наличии за спиной заградотрядов с пулеметами, а претензии на «красивую жизнь» – дай бог каждому. Можно с уверенностью сказать, сколько бы сил и денег не было вложено в решение проблем с афроамериканцами – толку не будет. Но, в конце концов, американцы сами создали себе эту проблему, и пусть о ней болит голова у дяди Сэма. У нас же самих похожих проблем хватает. Взять, например, «братскую» Украину – это же просто рассадник махровой субпассионарности. Этот регион обошли стороной пассионарные толчки создавшие Великороссию, Великую Порту и Литву. Если там и есть какая пассионарность, то она явно воспринята от них. Отсюда и известный менталитет – «все до себя». Вспомним, как во времена правления Никиты Хрущева на командные должности в Москве хлынул поток его земляков. Именно с тех пор все и пошло под откос. Идея Славянского Братства является священной коровой наших патриотов. Если ее не признаешь – то ты, вроде, и не патриот вовсе. А где они – эти «братья»? Я могу признать – белорусы (которые сейчас больше русские, чем мы сами) – мне братья. Сербы, которые до последнего упирались рогом, несмотря на явное предательство Москвы – мне братья. А жовто-блакитные самостийники, с упоением лижущие причинное место Западу и вспоминающие о «братстве» только тогда, когда хотят что-либо поиметь от России – мне не братья. И чехи со словаками вступившие в НАТО – мне не братья. И болгарские «братушки» воевавшие против нас в обеих мировых войнах – мне тоже не братья. А уж таких «братьев» как поляки, которых передергивает при одном слове русский – я вообще в гробу видел. Гумилев убедительно доказал, что выбор союзников по кровному, языковому и религиозному родству – является проявлением глупости. Предложенный им критерий комплиментарности (взаимной симпатии) этносов, представляется более предпочтительным. Эта самая комплиментарность возникает благодаря сходству исторических путей народов и их текущих фаз этногенеза. Этносы, принадлежащие к различным расам, исповедующие различные религии, говорящие на разных языках, могут иметь высокую степень взаимной комплиментарности и быть прекрасными союзниками. А у родственных народов зачастую бывает отрицательная комплиментарность вплоть до полного неприятия. Стоит отбросить некоторые стереотипы и выбирать «братьев» по науке. – Отец помолчал. – Ладно, заболтался я. Начал про Фому, а закончил про Ерему. Будем считать, что это была истерика, так сказать, синдром неожиданного избавления от опасности. Как обычно, отец оказался прав. Предсказанная им резня не заставила себя долго ждать. Выяснилось, что исполнительный Контактер и Израиль записал в штатовские союзники. Соответственно и от его армии остались только рожки да ножки. Колонны сирийских и египетских танков стали выдвигаться к границам уже ночью, через пять часов после начала событий. А авиация начала действовать еще раньше. Уцелевшие армейцы и ополченцы с легким вооружением пытались наладить оборону морских и воздушных портов, дать возможность эвакуироваться хоть кому-нибудь. Тщетно. Из аэропорта Бен Гурион успело взлететь только несколько самолетов – арабские ВВС вывели из строя взлетные полосы. Вышедшие из Хайфы суда с беженцами были перехвачены и потоплены ракетными катерами. К концу дня все было кончено. Пленных арабы не брали.
   День вообще выдался очень насыщенным. В китайских портах силы вторжения еще грузились на транспорты, когда власти Тайваня уже поспешили объявить о добровольном воссоединении со своей исторической родиной. Мексиканский парламент обсуждал возврат незаконно отторгнутых Техаса и Калифорнии. Северокорейские саперы снимали минные поля на границе, а правительство Южной Кореи занимало места в самолетах. Сербская армия начала операцию Косово, там тоже не брали пленных. На мировых биржах царило кладбищенское спокойствие. Приостанавливать торги не пришлось, биржи и не открылись. Американцы объявили о замене денежных знаков. Только для своих соотечественников, разумеется. От остальной массы зеленых бумажек, которыми завалили весь мир, просто отреклись. В ответ несколько десятков правительств в третьем мире заявило, что не признают более никаких своих долгов Западу. В Эстонии тоже заседал парламент. Было смешно смотреть. Парламентарии напоминали олухов, долго швырявших огрызками яблок в крупного медведя сидящего в клетке. А теперь обнаруживших, что дверца клетки не закрыта, и зверь собирается познакомиться с ними поближе. Российские власти бубнили нечто невнятное. Их можно было понять. Награбленные деньги, лежащие в западных банках – считай, что сгорели, а под заокеанскими хозяевами шатается стул. Требуется время, чтобы приспособиться к новым реалиям.
   Вечером вместе с отцом развалились на диване и смотрели по телевизору на все это безобразие. Отец ехидно комментировал, а Сима наслаждалась спокойствием. Мать даже немного злилась и советовала не забивать бедной девочке голову всякой идиотской политикой.
   – Пап! Надеюсь теперь-то мы в Печоры не поедем?
   – Нет, солнышко, я уже звонил брату и дал отбой.
   – А тут, в Эстонии, нам ничего не угрожает?
   – В какой Эстонии? – он рассмеялся. – Ты же видишь новости. Все будет как в 1939 году. Пройдет несколько месяцев и наш парламент обратиться к России с просьбой о добровольном присоединении. Правда, лично я бы им отказал. Лишние нахлебники.
   Пока в мире кипели страсти, жизнь Симы опять вошла в обычную колею: школа, клуб, китайский язык, дом. Несколько экскурсий в теплые страны. Места, впрочем, выбирались безлюдные. Не-то было время, чтобы разгуливать по тамошним городам. Европейцев, в этих самых теплых странах, с большим воодушевлением убивали теперь на улицах.
   Мирную жизнь нарушила паническая депеша от Светки, пришедшая по мылу. Ее мать, работавшую официанткой в баре, застрелил какой-то псих, винивший русских во всех бедах. Теперь она боится выйти на улицу. А отчим сообщил, что в течение месяца Светка должна укатиться из его дома на все четыре стороны. Сима задумалась. – Если разобраться, то этот сумасшедший не так уж и не прав. Во многом виновата она, Сима. В Светкиной катастрофе тоже. Надо ее спасать. Только как? – После получаса сомнений решение было принято.
   На следующий день, наплевав на школу, отправилась на базу. Поставила на стол фрукты и разные лакомства. Взяла в арсенале уже неоднократно опробованный малокалиберный Вальтер. Другое оружие брать не решилась, припомнив, как отдача одной девятимиллиметровой игрушки чуть не вывихнула ей руку. Только проверила обойму, навернула глушитель и, передернув затвор, дослала патрон в ствол. Поставленный на предохранитель пистолет сунула в сумочку. Привычно нашла уже знакомый городок. Светка сама открыла ей дверь.
   – Салют, это опять я, Чип и Дейл в одном флаконе! – подруга вытаращилась на нее еще сильнее, чем в прошлый раз. Но быстро опомнилась.
   – Только не говори мне, что опять прилетела с отцом! Аэропорты закрыты, на заправках нет горючего, ничего не работает, даже интернет сегодня вырубился.
   – А я и не говорю, что прилетела. Я пешком пришла. Как в песенке поется: «если есть хороший друг – обойдешь весь мир вокруг».
   – Хватит ерничать! Заходи в дом, только я не одна.
   В гостиной сидели ее старые знакомцы – Дик и Сэм. Похоже, что после ее последнего визита они со Светкой скорешились.
   – Привет, ребята! Как дела? – Дик явно обрадовался.
   – Привет, откуда ты взялась?
   – Мы, марийцы, как кошки. Гуляем сами по себе. Ваши границы нам не указ. От Таймыра до Аляски на собаках, а там пешочком. – Дик, похоже, обиделся.
   – Не рассчитывай, что запудришь мне мозги, как в прошлый раз!
   – Вот так-так, похоже, что ты вплотную занялся географией?
   – Говори серьезно! Хватит валять дурака!
   – Ладно, твоя взяла. Я воспользовалась пространственным переходом. Видел фильм «Звездные врата»?
   – Не хочешь говорить правду – не говори! Только врать не надо!
   – Хорошо, больше врать не буду. Свет? Ты как тут? Что собираешься делать?
   – Плохо! А что делать – не знаю. Гражданства у меня нет, только вид на жительство. Отчим постоянно подлит. Все рушится, работу не найти, хоть вешайся!
   – А вот с этим спешить не будем. Есть один вариантик. Только сначала скажи … этого ублюдка, который убил твою маму, арестовали? – Светка опустила голову, а в глазах блеснули слезы.
   – Нет! Кто его арестует? Он теперь большая шишка в местном отряде самообороны. Минитменами себя называют. Зовут Джефри Полсон. Здоровый бугай, его жена бросила из-за побоев, теперь живет один. Плохо, что рядом, вон его дом – на той стороне улицы, – показала в окно.
   – Это удачно, что рядом. А сейчас он дома? – Светка опять глянула в окно.
   – Машина стоит – значит, дома. Бельмы пивом заливает, скотина! А зачем тебе?
   – Хочу задать ему один вопрос, – подруга испуганно схватила ее за руку.
   – Не надо! Ты с ума сошла! Никакое твое каратэ не поможет. Он тебя просто застрелит!
   – Не каратэ, а Кун-Фу, – поправила ее Сима. – Но я вовсе не собираюсь с ним драться! Обещаю!
   Дик с Сэмом помалкивали – не понимали по-русски. Сима мягко сняла Светкину руку со своего локтя и направилась к выходу. Идти было недалеко. Через минуту она уже давила кнопку звонка. Дверь открыл здоровенный амбал неопрятного вида. В руках он картинно, как индейцы в вестернах, баюкал громоздкий дробовик двенадцатого калибра. – Вот глупенький, разве ж так оружие держат!
   – Джефри Полсон?
   – Да, это я. Ты кто такая? Чего тебе надо?
   Отвечать Сима не стала. Это ведь не вестерн. Просто достала пистолет и нажала на спуск. Во лбу амбала появилась маленькая красная дырочка. Толкнула его левой рукой в грудь. Тело завалилось назад. Аккуратно прикрыла дверь и спокойно пошла обратно. Там ее уже ждали.
   – Зачем ты туда ходила? – налетел на нее Дик, видимо введенный Светкой в курс дела.
   – Спросила, не его ли зовут Джефри Полсоном. Он подтвердил.
   – А что было потом?
   – Потом я достала пистолет и выстрелила ему в лоб. – В подтверждение своих слов Сима продемонстрировала Вальтер. Все окаменели от испуга.
   – Ты сумасшедшая, – выдавил из себя Дик.
   Сима печально вздохнула. – Просто у нас, марийцев, существуют древние и священные традиции кровной мести, вот и приходится соответствовать. Строго у нас с этим делом! – Потом посерьезнела.
   – Слушайте, ребята. Вам лучше пойти по домам. А мы со Светкой поговорим. И не беспокойтесь за нас, все будет нормально. Желаю удачи! Времена наступают суровые, она вам понадобится.
   Было видно, что Дик явно разочарован таким поворотом дела. Но спорить он не стал. Наскоро попрощавшись, ушел вместе с Сэмом. Сима смотрела ему вслед и ощущала легкую грусть. Повернулась к подруге. – Такие дела, Светка.
   – Симочка, а что мы теперь будем делать?
   – Заклинаю, никогда не называй меня Симочкой. Мне это ужасно не нравится. Тащи сюда свой паспорт…. Спрашиваешь, что мы будем делать? Реэмигрируем в Россию!…. Дай мне руку и закрой глаза ….
   Светка растерянно озиралась по сторонам. – Где это мы?
   – На многострадальной земле нашей исторической родины. Если точнее, то на Урале.
   – А что это за место? Как мы тут оказались?
   Сима задумалась. Это место она называла базой, убежищем или просто домом.
   – Приют для неудачливых эмигрантов, а я его смотрительница. Мы прошли сюда через пространственные врата. Я же об этом говорила!
   – Я думала, что ты шутишь, и не поверила.
   – Теперь веришь? Я очень честная девочка и никогда не вру … без крайней необходимости, разумеется. Ладно, садись за стол. Перекусим, а я попутно все тебе расскажу.
   Симин рассказ занял больше часа. Светка почти не задавала вопросов. Только слушала.
   – Теперь ты понимаешь, почему я убила этого гада? Ведь это я виновата в смерти твоей матери. Это единственное, что можно было сделать. Прости меня!
   – Не говори ерунды, Сима. Разве ты нажимала на курок ружья? Я тебя не узнаю. И еще, из-за твоих игр без того погибла масса народу. О них ты тоже собираешься лить слезы?
   – Не собираюсь. Я с ними незнакома. На планете шесть миллиардов человек – всех не пережалеешь! А ты… моя единственная подруга. Можно было вытащить тебя раньше, я ведь знала, что у вас творится.
   – Вместе с матерью и ее хахалем? Как ты это себе представляешь? – Светка разозлилась. – И хватит об этом. Что случилось, то случилось! Есть более важные дела, чем обсуждать твою мифическую вину. Спасибо, что вышибла мозги этому ублюдку. Так ему и надо!
   – Пожалуйста. Я рада, что ты в порядке. Если хочешь, можешь остаться здесь. Или вернешься к настоящему отцу?
   – Нет. Не хочу я к нему возвращаться. Он последние мозги пропил. Поэтому мама от него и ушла. А тут мне нравится. Я действительно могу пожить в твоем доме?
   – Разумеется! Места тут красивые, дом просторный, в холодильниках достаточно еды. Считай, что живешь на курорте, нервишки успокаивай. Я буду частенько сюда заглядывать поболтать. А еще организуем вылазки в разные интересные места, чтобы скучно не было. Контактер поможет тебе с учебой.
   При упоминании учебы Светка поморщилась.
   – Посмотрим! А теперь покажи мне все тут. – Сима встала.
   – С удовольствием! Пошли.
   Экскурсия по дому затянулась еще на час. Восхищенным ахам Светки не было конца. Потом они разыскали в гардеробе одежду потеплее и вышли на улицу. Там уже лежал снег. Сима вывела из гаража снегоход.
   – Вот! Давно хотела опробовать эту штуку. Садись, покатаемся.
   Подруги вернулись в дом раскрасневшиеся и довольные. – Ладно, Светик! Ты тут хозяйничай, а я в Таллин вернусь… пока меня не хватились. Без того школу прогуляла. С голоду не умрешь?
   – Не умру. Только, Сим, а почему у тебя все продукты американские? Мне эта дрянь еще в штатах осточертела.
   Сима расхохоталась. – Я убедила Контактера, что красть надо только у врагов! Не переживай, есть еще Европа. Французская кухня тебя устроит? Распоряжусь, чтобы сменили ассортимент.
   Дома Сима сказала, что была у подруги. У какой именно – не уточнила.
   Глобальный бардак продолжался. Штатовское правительство потеряло контроль над страной. Всякая осмысленная деятельность прекратилась, предприятия встали, толпы мародеров громили магазины и склады. Мексиканская армия вошла в Техас. Европа, более привычная к крутым поворотам судьбы, пока держалась, но и там было несладко. Пришлось резко сократить потребление. Цены на нефть и сырье упали. Странам с сырьевой и банановой экономиками грозил натуральный голод. России повезло больше – резко взлетели цены на оружие. Ведь большинство потенциальных конкурентов взлетело на воздух. Оставшаяся без армии Европа с ужасом наблюдала, как в мусульманских странах обсуждаются планы новой Конкисты и создания Большого Халифата. Включая Европу, разумеется. Евросоюз обратился за помощью к Сербии, сохранившей еще подобие современной армии. Сербы, успевшие к тому времени сменить правительство и отбить свои анклавы у Боснии и Хорватии, потребовали немедленного освобождения Слободана Милошевича и весьма солидной компенсации за причиненные операцией НАТО неудобства. Подобное же предложение получили от Европы и Россия с Украиной. Российское правительство обсуждало экстренные меры по реанимации полумертвого ВПК. Сырьевые олигархи, лишившиеся привычных источников доходов, устроили форменную драку за уцелевшие оружейные заводы и контроль этого рынка. Даже усиленная работа Контактер-информбюро, исправно сообщающего всему миру о хитросплетениях политики и экономики, не могла их остановить. Трупы оттаскивали пачками. Прокуратура помалкивала, игнорируя любые доказательства. Китайские войска вместо Тайваня высадились в Японии. Японцы не сопротивлялись. Третий мир захлестнула волна бесконечных путчей, переворотов, революций и междоусобных войн. Кровь лилась потоками. В захолустной Эстонии было поспокойнее. Правда, общий экономический кризис затронул и ее. Переориентированная на запад часть экономики – встала. Почти иссяк российский транзит. Фирма отца специализирующаяся на неблагодарном деле торговли с Россией напротив увеличила обороты. На Тоомпеа митинговали хуторяне и рабочие, требуя от правительства экстренных мер по открытию восточных рынков. Парламент принимал поправку за поправкой в законы о языке, гражданстве, образовании. Политики демонстрировали горячую любовь к русскоязычным жителям. За всей этой суетой Сима наблюдала в полглаза. Политические игрища ей обрыдли. Порадовало только, что эстонский Минпрос разрешил, наконец, использовать в школе российские учебники. Не нужно было больше таскать на горбу двойную тяжесть. Воодушевленная Сима подбила одноклассников на аутодафе неудобоваримой продукции доморощенных авторов и финских печатников. К акции присоединились и другие классы. Большой костер разложили прямо на школьном дворе. Радостные вопли облегчающих сумки и рюкзачки школьников заглушали гудение огня. Учителя не вмешивались.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация