А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Утомленная фея" (страница 3)

   Размышлениям на эту тему Сима посвятила весь следующий день. Урывками, разумеется, дел было по горло: очередная порция школьной барщины, зачет по географии. Зачет пришлось сдавать самому директору, который подменял свою заболевшую жену преподававшую этот предмет. Директор, обрусевший эстонец, уже после объявления независимости вернулся на историческую родину из Сибири. Русскую жену притащил с собой. Человек он был неплохой, но со странностями. С ним надо было держать ухо востро. Впрочем, на этот раз все прошло нормально. Хвост удалось ликвидировать.
   Уже дома Симу застал звонок от Ши Джун, которая вежливо поинтересовалась, собирается ли Сима продолжать с ней занятия китайским языком. Эти занятия продолжались уже год. Тихую как мышка маленькую китаянку ей нашел отец через посольство КНР, когда Симе приспичило заняться китайским. На это ее решение в равной степени повлияли три фактора: давний интерес к Востоку, уверения отца, что Китай по праву может занять место второй сверх державы, потерянное Россией, плюс чувство противоречия (все остальные одноклассники в дополнение к английскому и эстонскому поголовно выбрали европейские языки). Бедняжка Ши Джун была жертвой низкой профессиональной подготовки профессуры в Поднебесной. Пекинский профессор, провожая воспитанницу на учебу в международное учебное заведение «Конкордия», заверил ее, что Эстония является бурно развивающейся европейской страной, где без особых проблем можно заработать достаточно денег на жизнь и продолжение образования. Наивная девочка поверила и оказалась на мели. От полной финансовой катастрофы ее спас только вовремя появившийся богатенький бойфренд. – Не слишком-то надежная материальная база, если подумать. – А Симины уроки давали ей возможность немного подзаработать. Правда учеба велась на английском языке, русского Ши Джун не знала. Ее бойфренд происходил из семьи помешанной на местном варианте домостроя. Мамочка бойфренда строго следила за тем, чтобы сыночек, не дай бог, не прикоснулся к какой домашней работе. Вырвавшись из-под недреманного родительского ока, бойфренд с наслаждением предавался пороку, то есть готовил, стирал и убирал квартиру самолично. Ши Джун он до этого не допускал, позволяя только давать ценные указания. И очень любил фантазировать, какая физиономия была бы у его маменьки, застань она его за этим делом. Сима считала, что подобное поведение попахивает мазохизмом. Заверив малышку, что занятия будут продолжены и, согласовав время очередного урока Сима, положила трубку.
   – М-да, с личной образовательной программой надо разобраться. Она просто не потянет всего. Отказаться от занятий по Кун-Фу было выше ее сил, китайский язык тоже остается. Еще есть кино-клуб и рисование. Как ни жаль, а их придется сбросить с воза.
   Несмотря на все заботы, к вечеру она уже определилась с решением о месторасположении своей мечты. Экзотика вещь хорошая, но, как уже знала Сима, быстро приедается. Из видимой земной реальности предстояло исчезнуть уютной долинке в труднодоступном районе любимого Среднего Урала. Маскировочный купол должен прикрыть несколько квадратных километров соснового леса, березовых рощ, травяных полянок, живописных скал, небольшое проточное озерцо и участок чистой реки. – Вот так! Никаких полумер! – Свои предложения, присовокупив ряд экологических требований, она изложила Контактеру. Тот пообещал озадачить свои разведывательные спутники и не позднее, чем завтра продемонстрировать возможные варианты. – Прекрасно!
   Последний день лета ушел на рекогносцировку. Контактер предложил четыре подходящих места. Один из них особо понравился, именно о таком месте Сима и мечтала. Вот тут, на возвышенном берегу кристально чистой речушки и будет стоять ее дом. Только это будет не замок, он не впишется в такой пейзаж. Просторный, двухэтажный коттедж в финском стиле подойдет куда лучше. К речке, озеру и другим стратегическим точкам можно проложить красивые дорожки. Сима с удовольствием вдохнула чистый, уже по-осеннему холодный воздух и почувствовала себя совершенно счастливой. Осталось только продумать внутреннее устройство дома, – улыбнулась. – Вот тут-то она и даст волю своим фантазиям. Этот эффекторный робот еще запарится их выполнять.
   Первого сентября Сима отправилась в школу. На ее удивление обычного в таких случаях ощущения напряженности она не чувствовала. Напротив, ощущала легкость и свободу. Стандартная школьная волынка перестала быть ей в тягость. Даже одноклассники перестали казаться безнадежными тупицами. – С чего бы это?
   А после школы пошла на Кун-Фу, в клубе Кобра тоже начинался новый сезон занятий. Симин клуб работал в Таллине уже четвертый год, а сама она вступила в него чуть ли не первой. Он был филиалом школы «Желтый Лотос», центральный храм которой располагался в Белоруссии, в Минске. В интернет – справочнике по культам, в разделе «деструктивные религиозные организации восточной направленности», этой школе было посвящено немало теплых слов: торговля оружием, организованная преступность, шпионская деятельность, расправы с отступниками и тому подобные непотребства. Один из демократических сайтов даже предложил дать ей первое место в номинации «тоталитарные ублюдки года». Все эти сведения любознательная Сима выудила из сети, распечатала и принесла инструкторам. Их потом зачитали вслух на занятиях группы… под общий хохот. За три года упорных занятий Сима достигла уровня второй спецгруппы и надеялась получить звание инструктора. Но подписывать клятву о добровольном отказе от всяческих свобод и переходе в собственность школы, как было сказано в справочнике, ей пока никто не предлагал. Видимо оставили это на будущее. Отец, тоже не преминувший ознакомиться с материалами по школе, заявил что буддизм «лотоса» липовый, а идеология надергана из разных мест. Посоветовал не слишком забивать голову подобной чепухой. Само же Симино увлечение объяснял здоровой тягой к солидарному обществу, возникающей в условиях общего наступления мозаичной западной культуры, и деньги на клуб выдавал безропотно.
   Текучка учеников в клубе была просто фантастической. По объявлениям приходила масса народу, но жесткую систему тренировок выдерживали буквально единицы. Видимо, все насмотрелись западных фильмов про боевые искусства. Там все просто: некий доходяга находит Учителя, потом следует тридцатисекундный ролик с кадрами крутых тренировок, и миру является очередной Супер. Скромных же титров внизу экрана – «прошло десять лет» – никто не читает.
   А Симе жесткая система, напротив, даже нравилась. – Должно быть, врожденная склонность к тоталитаризму. – Тоталитаризм, конечно, в клубе имелся. За неуместное поведение на тренировках вполне можно было схлопотать сотню отжиманий, за неправильно выполненное движение – удар палкой от инструктора. К таким вещам Сима относилась с пониманием. В конце концов, раньше и балерин учили подобными методами. Плюс тебя в любой момент могли выдернуть звонком из дому и поручить конкретное дело: подготовить зал для показательных выступлений, расклеить по городу объявления, принять участие в ремонте, обеспечить видеокамеру, купить чего надо и тому подобное. На все сетования и возражения следовала стандартная отповедь – «Разве это проблема для воина?». Эту коронную фразу немедленно взял на вооружение отец, успешно применяя ее при Симиных дерганиях и сомнениях.
   Добравшись до клуба, Сима переоделась и оправилась по коридору в тренировочный зал. Краем глаза увидела нечто странное, остановилась и пригляделась повнимательнее. На стене виднелись отчетливые следы ног. Перевела взгляд выше – следы продолжались и на потолке. Последний – прямо на его середине. Живо представив конечный результат, громко рассмеялась. Привлеченные ее смехом в коридор стянулись остальные братья. Сима молча указала им на следы. После небольшой паузы хохотала уже вся группа. Согласно клубной легенде, братья главного храма в Черкассах по потолку бегали без проблем. А инструктор Вайкутис давно лелеял мечту поступить туда в ученики. Он упорно тренировался и достиг значительных успехов. Но видимо его владения «железной рубашкой» и всякими факирскими штучками, вроде лежания на битом стекле и забивания рукой гвоздей в трехсантиметровую доску было для этого явно недостаточно. До экзаменов его все еще не допускали. Инструктор был литовец, из тамошнего филиала, их клуб был одним из лучших в школе. В Эстонию его прислали для миссионерской деятельности. Только вот сами эстонцы в Кобру почти не ходили, как, впрочем, и в другие клубы по боевым искусствам. – Не тот менталитет, вероятно.
   Когда инструктор Вайкутис вошел в зал, вся группа уже стояла в строю, тщетно пытаясь сохранить на лицах каменное выражение. После обычного приветствия он обвел строй подозрительным взглядом, послышалось сдавленное хихиканье.
   – Пятьдесят отжиманий … для начала. Всем! – Вот так и начался у Симы новый учебный год.
   Всю его первую неделю она детально продумывала внутреннее убранство и оснащение своей базы. Полный перечень пожеланий занял три листа мелким шрифтом компьютерной распечатки. Дабы ничего не забыть, разумеется. Мелочиться же Сима не собиралась. В результате получалось нечто среднее между жилищем скромного миллиардера, региональным информационным центром ЦРУ и горнолыжным курортом. Противоатомный бункер тоже был предусмотрен. Плюс арсенал, тир и другие милитаристские излишества. – Мало ли чего!
   Ознакомившийся с техническим заданием Контактер сообщил, что на реализацию проекта уйдет примерно месяц. Тогда Сима полюбопытствовала, а откуда будут браться необходимые материалы и оборудование? Ответом она была разочарована. Никаких таких особых синтезаторов и дубликаторов, столь популярных в фантастических романах, в распоряжении Контактера не имелось. Сам он был в состоянии производить из подручных материалов только весьма ограниченный перечень предметов. Большей частью оборудование для технической разведки: спутники-шпионы, следящие роботы разных моделей и тому подобное. Плюс разного рода мелочевка, вроде ее браслета. Правда, все это было исполнено на уровне. Готовые аппараты легко могли произвольно менять свою форму, мимикрировать, обладали практически неисчерпаемыми источниками энергии. Но вот решить задачу строительства Симиного коттеджа они не могли. Все необходимое предполагалось просто лямзить, где придется, через пространственные окна.
   – Ворье инопланетное! Никаких моральных принципов и уважения к незыблемости частной собственности, – с изрядной долей лицемерия подумала Сима.
   Контактеру же дала указание ограничить охотничью территорию Североамериканскими Штатами и их союзниками. – Этих-то ни капельки не жалко!
   Покончив с решением квартирного вопроса, повторно поинтересовалась, как продвигаются дела с изучением земной цивилизации. Выяснилось, что на этом фронте имеются определенные трудности. Контактер пожаловался, что подавляющая часть информации, которую он получает из различных земных источников, очень противоречива и не адекватна действительности.
   – Сплошное вранье, – перевела Сима это его заявление. – Открыл Америку, называется.
   О том, что информация, которая проходит через СМИ, служит вовсе не для того, чтобы доносить до людей правду, она знала из рассказов отца. Напротив, она просто запудривала им мозги. Побуждала человека действовать в направлении выгодном закулисным манипуляторам. Информация о реальных механизмах власти, реальных угрозах и проблемах человечества, безнадежно тонула в океане словесной шелухи, ложных рассуждений о несуществующих проблемах, пустых оценок мнимых угроз, откровенной дезинформации и так далее. В таком духе она и высказалась Контактеру. Но оказалось, что дело еще хуже, чем можно было себе представить.
   Дотошный Конт вовсе не ограничился просмотром телепрограмм и прослушиванием радио. Он влез в земные информационные сети и достаточно далеко продвинулся в благородном деле потрошения электронных баз данных многочисленных спецслужб, крупных и мелких корпораций, правительственных и общественных организаций и всяких других богоугодных заведений. Его служебное рвение сдерживала только малая, как он выразился, пропускная способность земных линий связи. Но и это не слишком помогло правдоискателю. Там тоже было вранье. Агенты спецслужб и менеджеры врали в докладах и отчетах, правительственные и гражданские аналитики – в прогнозах и аналитических записках, крупные шишки врали в солидных меморандумах. Желая таки выполнить заданную Симой программу, он поставил на поток производство «жучков», коих называл малыми разведчиками и начал в массовом порядке засаживать их в правительственные кабинеты, офисы, центры управления и другие интересные места. В дополнение к этому Конт собирался добраться до абсолютно закрытых локальных сетей. Эту задачу должен был выполнить другой тип его разведчиков. Заброшенные в нужное место они проникали в потроха компьютеров и передавали нужную информацию, минуя земные линии связи.
   Пожелав партнеру дальнейших успехов в его многотрудной деятельности, Сима прервала связь.
   – Да-а-а! Знала, конечно, что все врут, но чтобы так! Похоже, что нашей цивилизации светит первое место на галактическом конкурсе врунов. Хотя, если подумать, то Контактер не соизволил сообщить ей никакой информации об этих прочих цивилизациях. Вполне может статься и так, что мы еще покажемся невинными овечками на их фоне.
   А вечером ее загребли в полицию. Занятия группы по Кун-Фу начинались теперь в восемь вечера. А в этот день как назло она еще и подзадержалась – репетировали потешную схватку для показательных выступлений. Клуб частенько, в рекламных целях, проводил такие выступления в школах. Разбивание на лбу кувалдой бетонных плит, крошение руками кирпичей и черепицы, лежание на гвоздях и другая показуха почему-то привлекали людей. Полицейский патруль отловил Симу в половине двенадцатого ночи на автобусной остановке в районе Маяка, где она в гордом одиночестве тихо – мирно дожидалась автобуса. Местные фараоны подкатили на новеньком полицейском Опеле. – А как иначе? – С тех пор, как эстонская полиция упразднила участковых и пешие патрули и перешла на американскую систему, их только на машинах и можно было увидеть. И только на магистральных улицах. В жилые районы они теперь заезжали только по вызовам.
   Патрульные вежливо представились по-эстонски и попросили предъявить документы. А вот документов-то у Симы и не было: паспорт она не носила, а ученическую карточку посеяла еще год назад. Тогда ей заявили, что своим стоянием на остановке она злостно нарушает законодательство, запрещающее лицам до пятнадцати лет отроду, болтаться на Таллинских улицах после одиннадцати без сопровождения взрослых. Симе уже исполнилось семнадцать и она, по букве закона, вполне могла болтаться на упомянутых улицах хоть до утра. О чем и заявила патрульным на неплохом эстонском языке. Патрульные не вняли, довольно грубо запихнули ее в свою машину и отвезли в участок на улице Лубья, в народе именуемый Лубянкой. Там Симу засунули в зарешеченную клетку (наверное, тоже у америкосов слизали), где уже находились: пара осоловевших от пива тинэйджеров, вонючий бомж и раскрашенная под шлюху девица. В этом обезьяннике ее продержали почти час, надо думать в воспитательных целях. И только тогда дали возможность позвонить родителям. Спасательная экспедиция прибыла спустя двадцать минут. По дороге домой отец мылил ей шею, мол, сама нарвалась, не надо было выеживаться. С патрулем и милицией спорят только салаги.
   Сима слушала, дулась и, в конце концов, решила еще припомнить неуместно прытким фараонам сегодняшний эпизод. Их имена и личные номера она хорошо запомнила. На следующий день, поднаторевший в хакерстве Контактер, любезно выложил подробную информацию на обидчиков. Кроме служебного досье позаимствованного из полицейских компьютеров, наличествовала информация из банка, из регистра недвижимости и тому подобное. Поразмыслив, Сима решила остановиться на варианте штрафа. – Для полицейских будет в самый раз. Пусть побудут разок в чужой шкуре. По пять тысяч с каждого в эстонский детский фонд! На счетах-то у них намного больше. В газетах писали, что пять тысяч крон (примерно триста американских тугриков) – теперь средний размер штрафа за небольшие нарушения дорожных правил. А за крупные нарушения можно было схлопотать и до тридцати тысяч. – Такие указания она и выдала Контактеру, приказав, из осторожности, отложить начало операции возмездия на неделю.
   Чтобы немного развеяться Сима решила совершить небольшую экскурсию в место, которое давно мечтала посетить. Целью ее экспедиции был маленький, безлюдный атолл в Полинезии. В Таллине который день лил мелкий, противный дождь. Хотелось солнца и теплого моря.
   – Гнилое все ж таки местечко, эта Эстония! Отец говорил, что в немецких оккупационных частях, год службы тут засчитывался за полтора… по причине плохого климата. Вполне можно с ними согласиться.
   В качестве точки старта-финиша, учитывая погоду, Сима выбрала верхнюю площадку лестницы своей шестнадцатиэтажки. Помешанные на пожаробезопасности проектировщики вынесли лестничные марши в отдельный глухой колодец. Чтобы попасть на лестницу с квартирной площадки, надо было преодолеть тамбур и небольшую лоджию. Всего три двери. – Ужасно неудобно. – В качестве компенсации в башне было установлено два лифта. Пока они работали, лестницей никто не пользовался. С собой прихватила маску и трубку для подводного плавания. Еще взяла пилку по металлу. Хотелось, наконец, попробовать знаменитого кокосового молока. Некоторый опыт обращения с кокосовыми орехами говорил, что добраться до их содержимого не слишком-то просто, а мачете дома не нашлось.
   Солнце, море и пальмы были на месте. Очень жарко. Сима быстро разделась и попыталась прогуляться по белому песочку. Не тут-то было! Пришлось быстро обуться. Песок обжигал ступни как раскаленные угли. – М-да. Тут надо быть осторожнее. Не следует слишком долго задерживаться на солнце. Шкура облезет! – Несколько минут она бесцельно брела по песку, глядя по сторонам и наслаждаясь происходящим. Потом вышла к внешней стороне атолла и долго стояла, глядя, как тихоокеанская волна разбивается о коралловые рифы. – Здорово! Только ради этого стоило сюда заглянуть!
   Вдоволь налюбовавшись на прибой, Сима направилась к лагуне. Выбрав удобный коралловый уступ, посмотрела в прозрачную воду. Там среди зарослей разномастных кораллов, сновали стайки разноцветных рыбок. Удалось даже разглядеть мурену, голова которой торчала из щели.
   – А акул не видно! Можно и искупнуться. Только дна лучше не касаться… не безопасно. – Надев маску с трубкой, нырнула в воду.
   – Вот это да! Даже в фильмах о жизни коралловых рифов не увидишь таких красок. Сима полностью потеряла чувство времени. Все плыла и плыла, время, от времени ныряя, чтобы получше рассмотреть интересное. Нашла двух смешных осьминожков, крупного рака. – Омар, наверное, а может лангуст?
   А еще множество разноцветных актиний, здоровенную ракушку тридактну и довольно крупную рыбину, напоминающую окуня. – Групер, если не ошибаюсь.
   Наконец с большим сожалением вылезла на берег. Устала так, что пошатывало. Обсохнув надела рубашку. – Непросто будет объяснить родителям солнечные ожоги. Та-ак, теперь в программе орехи. – Сима с сомнением посмотрела на ближайшую пальму. Орехи имелись, но на самой верхушке. А лезть туда не было сил. Подняла и осмотрела несколько падалиц. Но в них уже имелись аккуратно проделанные дырки, а сами орехи были подозрительно легки. – Их уже съели до меня! Может крабы, а может, и крысы постарались. Делать нечего, придется воспользоваться техникой. – Пространственное окно приблизило вершину пальмы. – Вот так! А Вы боялись!
   Недозрелые, зеленоватые орехи пилились довольно легко. – Можно было и ножом справиться, если бы догадалась его прихватить. – Кокосовое же молоко оказалось довольно приятным напитком. – Вот теперь можно и возвращаться. – Еще несколько минут послушав шум прибоя, Сима оделась, тряхнула головой и прошла домой. К квартире ее встретил брат.
   – Сим, от тебя пахнет морем. Ты что? Купаться на залив ходила?
   – В такую-то погоду? Я похожа на сумасшедшую? В бассейн ходила! А запах… от их нового антисептика.
   В субботу отец, наконец, расщедрился и решил выполнить свое давнее обещание обучить их с братом стрелять. Для начала из духового ружья. Если верить старому анекдоту, то оптимисты изучают английский, пессимисты китайский, а реалисты автомат Калашникова. Сима учила оба этих языка и считала, что изучение автомата Калашникова тоже будет нелишним. – Только где его взять? – По словам отца, в его время таких проблем не было. В школе была военная подготовка. – А теперь? – В клубе Кобра обращению с огнестрельным оружием их тоже не учили. Только шесты и нунчаки.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация