А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Утомленная фея" (страница 14)

   – А ты подсократи свои интересы, нельзя же хвататься сразу за все. Я была в школе. Твоя классная говорит, что ты начинаешь сдавать позиции: снижаются баллы, появляются хвосты. Может, чем на Кун-Фу ногами дрыгать, лучше учебой займешься?
   – Ха! А там, по-твоему, не учеба? Семь потов сойдет! Кто знает, что в жизни больше понадобится?
   – Я знаю только то, что если ты не окончишь среднюю школу, то и в университет не попадешь, как собиралась. Или передумала?
   – Не передумывала я. Классная как всегда создает панику на ровном месте. Слушай ее больше! Нет там никакой катастрофы, только небольшой напряг. Впрочем… ладно, договорились, в учебе я подтянусь. Это все?
   – Нет не все! Утром ты убегаешь, практически не позавтракав, весь день носишься, задравши хвост, а вечером приходишь с тренировки и заявляешь, что устала настолько, что при одной мысли о еде тебя тошнит. Денег на обеды не просишь. Вопрос, ты святым духом питаешься? Или в столовую армии спасения ходишь?
   – Опять ты все преувеличиваешь. Посмотри на меня, разве я похожа на жертву дистрофии?
   – Желудок испортишь, тогда узнаешь. Надеюсь, что в дальнейшем у тебя найдется время на еду?
   – Ладно, ладно… уговорила… буду обязательно обедать дома.
   Всю неделю пришлось быть паинькой. Только в выходные удалось вырваться на южную базу. Там Симу уже заждались. – Привет, Сима, где пропадала столько времени? У нас уже все давно готово.
   – Домашние неурядицы. Если все готово, тогда отходим немедленно.
   – Не так просто, пролив мелковат, надо подождать пару часов… пока прилив не достигнет максимума. По большой воде и выйдем.
   – Ладненько, тогда я пойду и выкупаюсь, а вы пока готовьте наш корабль к бою и походу.
   Через пару часов экипаж собрался на борту яхты. – Отдать концы, – скомандовала Сима. Дик отвязал швартовочные канаты, отбросил их на причал.
   – Следовать к выходу из лагуны, пройти пролив, а далее идти курсом на зюйд. Полный вперед! – автоматика подчинилась. Заработал двигатель, винты вспенили воду за кормой, яхта повернулась и начала набирать скорость.
   – Здорово! Слушается! – обрадовалась Светка.
   – Ха, еще бы ей не слушаться. На ней супермодерновая система управления. Вы лучше спасательные жилеты наденьте, а то вас на полном ходу за борт вынесет.
   – Как оказалось, идти полным ходом – не слишком комфортно. По океану катились приличные волны, яхту основательно бросало, а брызги захлестывали открытый ходовой мостик. Все судорожно цеплялись за поручни.
   – М-да, можно перейти в рубку, а можно сбавить ход до среднего. Мы же не в торпедную атаку идем, а на прогулку.
   – Сбавляй, – простонала Светка. – А то у меня все внутренности вытрясет.
   Сима отдала команду – яхта пошла более плавно, а резкие рывки прекратились.
   – Вот, другое дело. Качает значительно меньше.
   Впрочем, Светке и это не слишком помогло. В пятнадцать минут она сначала побледнела, потом позеленела, а потом потребовала повернуть яхту обратно.
   – Хватит! Поплыли назад! Плохо мне!
   – А рыбалка? – поинтересовался Дик, заранее приготовивший снасти а-ля Хемингуэй.
   Светка очень образно разъяснила, где она видела упомянутую рыбалку, их яхту и славный Тихий Океан. Это усилие окончательно подкосило доморощенную яхтсменку. Следующие несколько минут она провела у борта пугая морского царя. Это помогло, но не очень. После нескольких обвинений в садизме и обещаний прибегнуть к суициду Сима приказала автоматике развернуть судно на обратный курс. Минут через тридцать яхта подошла к причалу. Спрыгнувший на берег Дик, закрепил ее.
   – Ну вот, покатались, – разочарованно констатировал он.
   – Ничего, – утешила Сима. – Сейчас ссадим слабосильных и продолжим.
   Светка сошла на берег, шатаясь и сотрясая воздух разными нехорошими словами.
   – Конечно, Светик, во всем виноваты мы – садюги! А кто мечтал о шикарной яхте? Забыла? Ты тут отдохни, успокойся, а мы сходим и рыбку половим. Вернемся с новым приливом.
   Через несколько минут яхта опять вышла в океан. В этот раз дело пошло веселее. Рыба, правда, на крючок не попалась – блесны без толку волочились за кормой. Но сама экскурсия доставила массу удовольствия: солнце, океанская волна, свежий ветер, послушное судно. Это само по себе стоит многого. Только спустя несколько часов они вернулись к островку. Яхта шла вдоль внешнего рифа, и Сима решила, что представился удобный момент, чтобы опробовать бортовой оружие.
   – Корабль, видишь ту металлическую штуковину, которая застряла на рифе… она справа от нас?
   – Да, это стальная двухсотлитровая бочка.
   – Пусть будет бочка. Приказываю уничтожить ее. Огонь!
   Орудийная башенка на баке немедленно развернулась, и из нее брызнул огненный жгут. В воздух взлетели мелкие обломки бочки и куски кораллов.
   – Стоп! Достаточно! Орудия на ноль.
   Башенка послушно повернулась в обратную сторону и застыла, когда стволы пушек оказались в диаметральной плоскости. Сима пару раз сглотнула, чтобы прочистить заложенные уши.
   – Впечатляет, – сообщил Дик, – теперь я попробую.
   В качестве цели он указал приличный деревянный обломок, тоже красовавшийся на рифе. Короткая очередь превратила его в мелкие щепки. – Ладно, будем считать, что испытания прошли успешно. Заходим в лагуну?
   – Заходим, Светка уже заждалась.
   Светка и правда ждала на причале. Зелень с ее лица успела сойти, но настроение явно не улучшилось. – Что за дурацкую стрельбу вы затеяли? Совсем крыша поехала?
   – Оружие опробовали. А в чем проблема?
   – В чем проблема? Я вам покажу, пошли за мной, – компания направилась на базу.
   – Вот, полюбуйтесь! Стрелки доморощенные!
   В серебристой стенке одного из трейлеров зияла рваная дыра.
   – Упс… мы… это… случайно, – проблеял Дик.
   – Случайный рикошет… от рифа отскочило. Надеюсь, что ты не считаешь это покушением на убийство? – поддержала его Сима.
   – С вас станется! Сначала чуть на яхте не уморили, а потом еще из пушек саданули. И все в один день.
   – Извини, это недоразумение… сказал колобок, медленно пережевывая останки лисы. Шутка! Чем мы можем загладить свою вину?
   – Экскурсией в цивилизованные места, например, в Россию. Вот и Дику надо начинать знакомиться со своей новой родиной. Москва, я думаю, подойдет.
   Сима поразмыслила. – Может лучше Питер? Я не слишком большая поклонница нашей бывшей столицы. Суетно там. А в Петербурге у меня бабушка живет, и его я лучше знаю.
   – Согласна и на Питер. Кстати, у меня там двоюродная сестра живет. Можно в гости зайти. А когда?
   – В следующие выходные, раньше не получится. Меня и так родители поставили на контроль.
   Неделя прошла спокойно. Эстония обратилась к России, выразив горячее желание войти в ее состав. На правах автономии. В ответ им сообщили, что все равно готовится реформа национально-территориального устройства страны. Следовательно, речь может идти только о культурной автономии и статусе Таллинской губернии. Парламент на Томпеа как раз бурно дебатировал этот вопрос.
   Субботним утром Сима появилась на уральской базе, откуда и планировалось отправление. Компаньоны ее уже ждали в полной готовности. Оглядев их, Сима хмыкнула. Светка надела шикарное кожаное пальто с оторочкой из натурального меха, стильную шляпку и дорогие сапожки. Дик выглядел не менее импозантно. – Ребята, вам жить надоело? Не могли одеться поскромнее?
   – А в чем дело? – поинтересовалась подруга. – Может нам телогрейки надеть?
   – Телогрейки не телогрейки, а нечто более демократичное. Вы телевизор смотрите? В России нынче идет зачистка от старой элиты. Кого найдут, то без лишних разговоров ставят к стенке. А вы в этом прикиде выглядите как отпрыски олигархов. Может остановить патруль на улице и попросить предъявить документы. Толковых документов у вас нет. Дик не знает русского языка. Соответственно могут быть неприятности. В общем, идите и переодевайтесь. Я подожду.
   Светка ворча поплелась переодеваться, Дик за ней. Через полчаса они вернулись.
   – Вот, другое дело: джинсы, куртехи. Теперь можно отправляться. Дик, тебе на людях придется поменьше раскрывать рот. Считай что ты немой. И еще, старайтесь не разбредаться. Держитесь около меня, чтобы в случае чего можно было быстро уйти в переход.
   Проход Сима открыла в парадняк дома в районе Площади Восстания. Через пару минут путешественники вышли на Невский Проспект и направились в сторону Зимнего Дворца. Шли медленно, посматривая по сторонам. Народу на Невском хватало, в толпе частенько попадались армейские патрули с автоматами, милиции же видно не было. Сима тихонько, чтобы не услышали окружающие, сообщала Дику о попадавшихся на пути достопримечательностях Северной Столицы. Дик молча внимал. Так дошлепали до Гостиного Двора. В плане стояло посещение Русского Музея, поэтому компания повернула на Михайловскую улицу. На полпути к Площади Искусств дорогу перегородила группа военных. Двое их них направили автоматы в одну сторону тротуара, еще двое – в противоположную. Тут же стоял громоздкий военный грузовик с кузовом «кунг». Как водится начала собираться толпа из случайных прохожих. Через несколько минут из подворотни выволокли взъерошенного мужика с фонарем под глазом. В толпе загомонили. Судя по разговорам клиентом военных был известный телекомментатор с местного ТВ. Телевизионщика грубо закинули в кузов, солдаты полезли следом. Грузовик зарычал мотором и тронулся с места. Толпа начала рассеиваться, и можно было идти дальше.
   – Что это было? – шепнул Дик на ухо Симе.
   – Сцена ареста врага народа, – сообщила та, – покушение на свободу слова и злостный антисемитизм.
   – Не понял. Что он такого сделал? Что будет с этим человеком?
   – У него был слишком длинный и слишком грязный язык. Теперь его отвезут, куда следует, и отрубят этот самый язык… по самые плечи. Подробности потом… тут не место… пошли.
   В музее провели часа два. Всю экспозицию посмотреть, разумеется, не успели. Так, галопом по европам. Еще через полчаса через арку Генерального Штаба вышли на Дворцовую Площадь.
   – Это Зимний Дворец, – кивнула Сима. – В нем теперь тоже музей. Там одна из лучших в мире коллекций западного искусства. А скоро точно будет самой лучшей… если не единственной.
   – Почему? – удивленно спросил Дик.
   – У мусульман, говорят, живопись и скульптура не в чести. Вот возьмут они Европу и …. ага! Помнишь, что случилось со статуями Будды в Афганистане? А в вашей Америке все негры разнесут, если уже не разнесли. Только у нас и останется.
   В Эрмитаж заходить не стали, а направились по набережной вдоль Адмиралтейства к Сенатской Площади. Полюбовавшись Медным Всадником и колоннадой Исакия, Светка заявила, что шлепать по мокрому снегу ей надоело, и пора отправляться в гости к двоюродной сестре.
   – Ладно, – согласилась Сима, – только сначала вернемся на базу, переоденемся и возьмем подарки. Ты ведь их там оставила, сказала, что лень таскать.
   Переодевание много времени не заняло, но Сима предложила еще и перекусить.
   – Не будем объедать твоих родственников. В России сейчас с едой не очень. Свое сельское хозяйство угробили за время реформ, а западные поставки продовольствия сошли на нет. Передавали, что опять карточки введены. – Спорить никто не стал. Все дружно отправились на кухню.
   – Свет, помни о своей легенде, – напутствовала Сима своих спутников перед отправлением. – Мы все из Эстонии. Дик, тебя это тоже касается. Ты кондовый эстонец, а зовут тебя Рейн. Русский язык в эстонских школах уже больше десяти лет не учат, и ты его не знаешь. Зато выучил английский в американском варианте. На нем и балакай. Будем надеяться, что на другого эстонца не нарвемся.
   Нужный дом на седьмой линии отыскался без труда. Светкина двоюродная сестрица оказалась миловидной блондинкой лет тридцати, звали ее Верой. Пока родственницы обнимались и щебетали положенные при встрече слова, Сима с Диком скромно стояли в сторонке. Потом их представили и пригласили в квартиру. Другим ее обитателем был Сергей, гражданский супруг Веры. Данный индивидуум Симе сразу не понравился: нечесаный, дерганный, глаза шальные. Быстро накрыли импровизированный стол из принесенных Светкой продуктов и напитков. Сима и компания ели мало, сославшись на то, что недавно пообедали. Завязался приличествующий такой ситуации разговор. Выяснилось, что дела семейства обстоят далеко не блестяще. Сергей, ранее работавший доцентом на кафедре философии одного и Питерских вузов, а в последнее время подвизавшийся на ниве журналистики, уже больше месяца не появлялся на работе и вообще боится выходить из дому. Когда Светка осторожно поинтересовалась причинами такого параноидального поведения, тот достал видеокассету и вставил ее в аппарат.
   – Вот… я вам покажу. Специально все записал. Сами все увидите!
   На экране появилась уже примелькавшаяся физиономия Верховного. Шла запись его обращения к народу.
   –… Особо хочу обратиться к нашей «дорогой» интеллигенции. Так вот, уважаемая «Совесть Нации». Во времена Союза ССР вы бухтели на кухнях, что вам зажимают рот и не дают говорить. Потом такая возможность вам представилась. И что? Потоки дерьма, которые вы вылили на свой народ и страну не поддаются описанию. А мы все запомнили. И как вы упоенно танцевали на костях и как сладострастно лизали задницы своим зарубежным хозяевам, и широкий поток лжи и разложения, льющийся с телеэкранов и страниц газет. Заверяю вас, уроды, за все это придется отвечать. Обещаю, что ГУЛАГ и 1937 год еще покажутся вам невинной детской сказочкой. Готовьтесь! Теперь о нашей экономической….
   Сергей остановил запись. – Вы видели? Вы слышали, что говорил этот фашист? Как вам это?
   Сима хмыкнула. – На мой взгляд, это очень разумно и своевременно. Давно пора выжечь этот клоповник.
   Собеседник потерял дар речи от изумления. Он силился что-то сказать, но выходило только мычание. Наконец ему удалось справиться с остолбенением.
   – Ты хоть понимаешь что говоришь? Это конец! Будут уничтожены все умные и образованные люди.
   – Лично я не слышала, чтобы Верховный предлагал уничтожать умных и образованных людей. Речь шла только об интеллигенции. А это гнилое племя действительно надо подкоротить. От него только неприятности. По моему мнению, умный человек интеллигентом быть не может. Например, однажды Льва Гумилева спросили в интервью: правда ли, что он является потомственным интеллигентом? Так он им ответил нечто вроде: «Да упаси Бог!». И был прав. По сути, интеллигент, это тупорылый придурок, возомнивший себя пупом земли. Он уверен, что имеет право всем указывать, что и как делать и ни за что, при этом, не отвечать. А еще он труслив, продажен и жутко ленив.
   – Неправда! Климова начиталась? Мы хотели построить гражданское общество. Первый раз в российской истории.
   – А остальных вы спросили? Нужно им это гражданское общество?
   – Разумеется, нужно. Разве не ясно?
   – Не ясно! Ответь на простенький вопросик. Что такое гражданское общество?
   – Ну, это все знают. Это общество свободных граждан, где все делается по закону, все имеют права…
   – Интеллигент, – презрительно протянула Сима. – Болтаешь, а сам не знаешь о чем. Недоучка! А между тем вопрос о том, что такое гражданское общество и кому оно, собственно, нужно, немаловажен. Тут следует обратиться к истокам. Концепция гражданского (цивилизованного) общества была разработана в позапрошлом веке Локком и Адамом Смитом. В их работах имеется его определение, которое звучит так: «приобретение крупной и обширной собственности возможно лишь при установлении гражданского правительства. В той мере, в какой оно устанавливается для защиты собственности, оно становится, в действительности, защитой богатых против бедных, защитой тех, кто владеет собственностью, против тех, кто никакой собственности не имеет"(А. Смит).
   «Те, кто признают частную собственность, но еще не имеют ничего, кроме тела, еще живут в состоянии, близком к природному; те, кто имеют еще собственность и приобретают по контракту рабочую силу, объединяются в гражданское общество, в Республику собственников.» (Локк). Все понятно? Гражданское общество, это такое общество, которое защищает богатых от бедных. Развитое гражданское общество – делает это хорошо. С этой точки зрения гражданское общество в России уже было построено. Бывшую общенародную собственность растащили, западные кредиты разворовали, ресурсы и капиталы широким потоком текли за рубеж, народ вымирал со скоростью миллион в год, а никто из бедных и вякнуть не мог. Почему? У нас было развитое гражданское общество. Вот во взаимоотношениях между «гражданами» действительно было много недоработок. То война компроматов, то киллерская стрельба, то наезды прокуратуры. А уж глубокомысленные рассуждения комментаторов о контроле над финансовыми потоками и переделе сфер влияния всем оскомину набили. Кому как, а мне такое общество даром не нужно. Как и люди, которым оно нравится.
   – Понятно, ты тоже фашистка! Давай.. беги… стучи на меня в ГБ.
   Сима переглянулась со Светкой.
   – Свет, дело, конечно, семейное, но… если подумать…. Зачем твоей сестре этот захребетник? Они не расписаны, квартира, как ты говорила, принадлежит Вере. Поэтому…
   Светка согласно кивнула. – Верунчик, в самом деле… гони ты в шею этого идиота. Он тебе самой не надоел? Ты красивая и умная женщина, найдешь себе куда лучше. Детей заведете. Если есть проблема с деньгами, то мы тебе поможем. Сестра ты мне или нет?
   Вера заплакала, но активно возражать не стала. Сима же повернулась к Сергею.
   – Слушай, недоносок, собирай свои манатки и проваливай на все четыре стороны. Даю тебе полчаса на сборы. Если по окончанию этого срока ты еще будешь тут, то здорово об этом пожалеешь.
   – Ах ты, стерва, да я тебя …, – Сима быстро ударила в солнечное сплетение.
   – Это тебе за стерву… собирайся… время пошло.
   Веркин сожитель, скуля, поднялся с пола и поплелся в другую комнату. Хозяйка же продолжала реветь. – Мы с ним уже три года живем вместе. Нельзя же так с человеком. Это неправильно.
   – Ерунда, – заявила Светка, – с такими ухарями только так и надо. Ты пойми, дурочка, это же конченый человек. А я как твоя сестра не могу допустить, чтобы он испортил жизнь и тебе. И не надо корчить из себя жену декабриста. Это никакой не декабрист, а простой дегенерат. А ты распрекрасно проживешь и без него.
   Минут через двадцать сборы были закончены. – Убийцы, вы посылаете меня на верную смерть! Нелюди! В вас нет ничего человеческого!
   – Катись, придурок, – не выдержала Светка. – Кому ты нужен, чтобы о тебя еще руки марать. Вера… сидеть! Если ты станешь его удерживать, то я перестану тебя уважать. А ты… как там тебя? Ключи на стол! – За страдальцем захлопнулась дверь.
   – Ну вот, – заключила Сима, – теперь вполне можно выпить за начало новой жизни. И не вздумай проявлять слюнявую жалость и пускать этого социального паразита обратно. Интеллигент с возу – женщине легче.
   – Да кто вы такие, черт побери? Являетесь как снег на голову, вмешиваетесь в мою личную жизнь. Кто дал вам право?
   – Да ладно тебе, Верка, изображать оскорбленную невинность. Признайся уж сестре, что рада такому исходу. Наверняка сама давно думала выставить этого умника за дверь, только не решалась этого сделать?
   Вера надолго задумалась. – Может, и думала, только это так не делается.
   – Только так и делается, – отрезала Светка, – сразу и навсегда.
   Посиделки продолжались еще часа три. При прощании Сима сунула новой знакомой довольно крупную сумму в российских рублях. – Держи, поможет перекантоваться некоторое время. Не поминай лихом.
   Двумя этажами ниже обнаружился Сергей. Он устроился на подоконнике, чемодан стоял рядом. При их появлении изгнанник поднялся и взял чемодан в руку.
   – Я знала, что он никуда не денется, – сообщила Светка. – Сейчас мы уйдем, а он поднимется, и будет доставать мою сестру. Может его просто пристрелить для гарантии?
   – Нет, это слишком гуманно для таких фашистов как мы. Есть вариант покруче.
   За спиной интеллигента открылся портал. Сима сделала угрожающее движение, тот отступил назад. Портал закрылся. – Куда ты его спровадила? – поинтересовалась Светка.
   – В славный город Нью-Йорк. Признанную цитадель гуманизма и цивилизации. Мекку всех истинных интеллигентов. Прямиком на Брайтон. Вот и пусть приобщится к цивилизации.
   Светка громко расхохоталась. – Я же говорила, что ты садистка. Он же и часа там не проживет.
   – Его проблемы, плакать не собираюсь. Пойдем домой, а то Дику уже, наверное, ужасно надоело разыгрывать из себя немого.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация