А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Колдунья из Даршивы" (страница 9)

   – Уверен, что он это переживет.
   – В Маллорее, ваше величество, о завещании должен заботиться тот, кто осмеливается оскорбить Каль Закета.
   – Только без угроз, Ролла, – предупредил его Шелк. – Если его величество сочтет, что ваш рапорт министру внутренних дел может ему помешать, он, чего доброго, решит принять меры к тому, чтобы вы его не написали. В конце концов, его величество – алориец, а вам известно, что они порой бывают весьма вспыльчивы.
   Ролла шагнул назад.
   – С вами всегда приятно побеседовать, – сказал ему Шелк таким тоном, как будто давал ему разрешение удалиться.
   Он и Гарион двинулись дальше. Проходя мимо человека с большим носом, Гарион заметил на его лице обеспокоенное выражение.
   – Забавно, не так ли? – ухмыльнулся Шелк.
   – Чего ты в этом нашел забавного? – отозвался Гарион. – Ты ведь знаешь, что, когда его рапорт поступит в Мал-Зэт, Закет наводнит этот регион людьми, поручив им отыскать нас.
   – Хочешь, я вернусь и прикончу его? – предложил Шелк.
   – Конечно нет!
   – Так я и думал. Ну, если ты не в состоянии исправить положение, нечего из-за него беспокоиться.
   Когда они добрались до гавани, Гарион крепко стиснул в кулаке Шар, боясь потерять камень в царившей здесь сутолоке. Они шли мимо причалов; соленый запах моря щекотал им ноздри. В водах мельсенской гавани, в отличие от большинства портовых городов, не плавал мусор.
   – Как они умудряются поддерживать такую чистоту? – с любопытством спросил Гарион. – Я имею в виду в воде.
   – За сбрасывание всякой дряни в гавань налагается большой штраф, – ответил Шелк. – Мельсенцы болезненно аккуратны. К тому же гавань патрулируют лодочники, вылавливающие сетями плавающий мусор. Это помогает решить некоторые социальные проблемы. – Он усмехнулся. – Такое скверное занятие поручают тем, кто не заинтересован в поисках постоянной работы. Несколько дней в лодчонке, полной мусора и дохлой рыбы, резко усиливают честолюбие.
   – Неплохая идея, – одобрил Гарион. – Интересно… – Внезапно Шар в его руке стал горячим. Он слегка распахнул мантию и посмотрел на него. Камень сердито сверкал красным цветом.
   – Зандрамас? – спросил Шелк, Гарион покачал головой.
   – Сардион.
   Шелк нервно потянул себя за нос.
   – Возникла дилемма, не так ли? Мы должны следовать за Сардионом или за Зандрамас?
   – За Зандрамас, – ответил Гарион. – Мой сын у нее.
   – Тебе решать, – пожал плечами Шелк. – Впереди последний причал. Если мы не возьмем след там, вернемся назад и проверим северные ворота.
   Они миновали последний причал. Шар не проявил признаков интереса.
   – А не могли они высадиться на другом острове? – спросил Гарион, обеспокоенно нахмурившись.
   – Нет, если они еще раньше не изменили курс, – ответил Шелк. – На этом берегу множество мест, где можно причалить. Давай посмотрим у северных ворот.
   Они снова неторопливо двинулись в путь. Когда они пересекли несколько улиц, Шелк вновь остановился.
   – О нет! – простонал он.
   – Что, опять?
   – Вон тот толстяк – виконт Эска, один из старших членов Мельсенского консорциума. Он хочет поговорить о делах.
   – Скажи ему, что у нас назначена встреча.
   – Ничего не выйдет. У мельсенцев своеобразное мнение о точности и пунктуальности.
   – Вот и вы, принц Хелдар, – приветствовал их толстяк в серой мантии. – Я обошел весь город, разыскивая вас.
   – Здравствуйте, виконт Эска, – поклонился Шелк.
   – Мои коллеги и я восхищены вашими недавними действиями. Вы продемонстрировали настоящую деловую хватку, – сказал Эска.
   Глаза Шелка стали хитрыми, а кончик длинного носа дрогнул. Затем его лицо приобрело страдальческое выражение.
   – В действительности это была грубая ошибка, дорогой виконт, – печально промолвил он. – Учитывая объем продукции, поставляемой фермерами, наша прибыль очень мала.
   – Вы в курсе ситуации на рынке? – осведомился Эска. Его физиономия оставалась бесстрастной, но глаза алчно поблескивали.
   – В общем нет, – ответил Шелк. – Я был на континенте и еще не имел возможности переговорить с моим агентом. Я оставил для него инструкции принимать самое первое предложение, которое поступит – даже если мы много потеряем. Мне нужны мои склады, а они доверху забиты бобами.
   – Ну, – сказал Эска, потирая руки, – я поговорю с моими коллегами. Возможно, мы сделаем вам скромное предложение. – Он вспотел от возбуждения.
   – Я не могу этого допустить, Эска. Мои товары ничего не стоят. Почему бы нам не позволить кому-то постороннему терпеть убытки? Я не могу так поступить с другом.
   – Но, дорогой принц Хелдар, – беспокойно запротестовал Эска, – мы и не ожидаем огромных прибылей. Наша покупка будет рассчитана на долгосрочные операции.
   – Ну, – с сомнением произнес Шелк, – поскольку вы полностью осведомлены о риске…
   – Да-да, разумеется! – энергично подхватил Эска.
   – Ладно, – вздохнул Шелк. – Почему бы вам не сделать предложение Веттеру? Надеюсь, вы не станете извлекать выгоду из моего положения.
   – Конечно, Хелдар! – Эска быстро поклонился. – Ну, мне пора. Дела, понимаете?
   – Еще бы! – отозвался Шелк. Эска заковылял прочь с невероятным для него проворством.
   – Он на крючке! – ухмыльнулся Шелк. – Теперь позволим Веттеру вытащить его из воды.
   – Ты когда-нибудь думаешь о чем-нибудь, кроме наживы? – спросил Гарион.
   – Конечно, думаю. Поэтому я и отделался от Эски. Не можем же мы все утро слушать его болтовню – у нас есть дела поважнее, верно?
   В голову Гариона внезапно пришла мысль.
   – Что, если Зандрамас намеренно избегает города?
   – Тогда мы возьмем лошадей и проверим побережье. Должна же она была где-то высадиться.
   Когда они добрались до северных ворот Мельсена, на улицах стало оживленнее. Кареты и всадники попадались все чаще, а обычно степенные горожане начали передвигаться с большей скоростью. Гариону и Шелку пришлось пробиваться сквозь толпу.
   – Что-нибудь есть? – осведомился Шелк.
   – Пока нет, – ответил Гарион, сжимая в руке Шар. Проходя мимо боковой улицы, он внезапно ощутил знакомое напряжение. – Она здесь! Вышла с этой улицы или направилась туда – не могу определить точно. – Он сделал несколько шагов в сторону, но Шар потянул его назад. В итоге он привел их к воротам. – Она вышла отсюда, – сообщил Гарион.
   – Отлично, – кивнул Шелк. – Давай вернемся и приведем остальных. Тогда мы, возможно, узнаем, почему Зандрамас прибыла в Мельсен.

   Глава 5

   Нетерпение Гариона, казалось, передалось Кретьену. Большой серый жеребец вел себя беспокойно, когда они, покинув дом Шелка, ехали по улицам, и раздраженно прижимал уши в ответ на попытки Гариона натянуть поводья. Даже удары подков по булыжникам звучали тревожным стаккато. Когда Гарион, стремясь успокоить коня, положил ладонь на его изогнутую серую шею, он почувствовал нервное дрожание мышцы под лоснящейся шкурой.
   – Я испытываю то же самое, – промолвил он, – но мы не должны пускаться в галоп, пока не выедем за город.
   Кретьен жалобно заржал.
   – Уже недолго, – заверил его Гарион. Они ехали друг за другом; Шелк держался впереди. Ветер наполнял улицы пыльным запахом осени.
   – Что это за здания? – спросил у Шелка Эрионд, указывая на комплекс, сооруженный в центре парка.
   – Мельсенский университет, – ответил Шелк. – Самое крупное в мире высшее учебное заведение.
   – Крупнее, чем университет в Тол-Хонете? – спросил Гарион.
   – Гораздо крупнее. Мельсенцы изучают абсолютно все. В этом университете читают курсы, о которых толнедрийцы даже представления не имеют.
   – Например?
   – Прикладная алхимия, астрология, некромантия, основы колдовства и тому подобное. Здесь даже есть целый колледж, изучающий гадание по чайным листьям.
   – Ты шутишь!
   – Возможно, но они воспринимают это всерьез.
   Гарион засмеялся и поехал дальше.
   На улицах Мельсена усиливалась деловая суета, однако и она не выходила за рамки приличия. Несмотря на самые неотложные дела, мельсенские дельцы всегда находили время для дружеской беседы с конкурентами. Судя по обрывкам разговоров, которые слышал Гарион, когда они ехали по бульварам, темы этих бесед были самыми разнообразными – от погоды и политики до садоводства. Но в основном они касались цен на бобы.
   Когда они добрались до северных ворот, Гарион ощутил, как напрягся его огромный меч. Несмотря на возражения Шелка, он не рискнул отправляться в сельскую местность без меча. Зандрамас имела обыкновение оставлять за собой ловушки, и Гарион не хотел попасться в одну из них безоружным. Проезжая через ворота, Гарион пришпорил Кретьена и догнал Шелка.
   – След как будто ведет туда, – сказал он, указывая на широкую дорогу, ведущую на север.
   – По крайней мере, не придется скакать по бездорожью, – промолвил Шелк. – Почва здесь болотистая, а я терпеть не могу ехать по грязи.
   Белгарат не произнес ни слова с тех пор, как они покинули дом Шелка, и ехал молча, с сердитым выражением лица. Теперь он присоединился к Шелку и Гариону, огляделся вокруг, убеждаясь, что никто из горожан не в состоянии их подслушать, и обратился к Гариону.
   – Давай-ка повторим все снова – шаг за шагом. Что именно сказал твой друг?
   – Ну, – ответил Гарион, – вначале он сказал, что все пророчества столь загадочны и непонятны для того, чтобы их смысл не был разгадан теми, кому это не предназначено.
   – В этом есть смысл, Белгарат, – заметил ехавший сзади Белдин.
   – Смысл, может, и есть, – отозвался Белгарат, – да только нам от этого не легче.
   – Никто и не обещал, что тебе будет легко.
   – Знаю. Я только хочу, чтобы они еще больше не усложняли наше положение. Продолжай, Гарион.
   – Потом он сказал, что мы отстаем от Зандрамас всего на три дня, – сообщил Гарион.
   – Это означает, что она покинула остров, – заметил Шелк.
   – Как ты пришел к такому выводу? – осведомился Белгарат.
   – Мельсен – большой остров, но его можно объехать из конца в конец за два дня. Зандрамас могла перебраться на один из северных островов, но если мы отстали от нее всего на три дня, ее здесь уже нет.
   – Что он еще сказал? – спросил Белгарат у Гариона.
   – Что мы должны здесь не только найти след, но и сделать еще кое-что.
   – Насколько я понимаю, он был не слишком конкретен.
   – Да, и объяснил почему. Если бы он рассказал мне об этом, другой дух мог бы сообщить Зандрамас то, что ей еще неизвестно. Оказывается, Зандрамас не знает, где находится Место, которого больше нет, а его расположение не указано в Ашабских пророчествах.
   – Но он дал тебе хоть какие-нибудь ключи к достижению нашей цели?
   – Он только упомянул, что кто-то должен сказать нам сегодня нечто очень важное.
   – Кто?
   – Этого он не сообщил. Но тот человек скажет это мимоходом, так что нам следует быть очень внимательными.
   – И больше ничего?
   – Да.
   Старик начал ругаться.
   – Я чувствую то же самое, – промолвил Гарион.
   – Он сделал все, что мог, Белгарат, – возразил Белдин. – Остальное – наша задача.
   – Полагаю, ты прав, – с кислой миной согласился Белгарат.
   – Конечно! Я всегда прав.
   – Ну, я бы так не сказал. Ладно, давайте сначала выясним, куда отправилась Зандрамас. А потом будем анализировать каждое случайное замечание, какое услышим. – Он повернулся в седле. – Пусть все навострят уши. – И Белгарат пустил коня рысью.
   Навстречу проскакал всадник в темно-синем одеянии. Когда он скрылся из глаз, Шелк расхохотался.
   – Кто это был? – спросил Дарник.
   – Член консорциума, – весело отозвался Шелк. – Кажется, виконт Эска собирает чрезвычайную сессию.
   – Мне следует об этом знать? – осведомился Белгарат.
   – Нет, если тебя не интересует рыночная цена бобов.
   – Не мог бы ты прекратить валять дурака и сосредоточиться на том, для чего мы здесь?
   – Это было необходимо, дедушка, – вступился за друга Гарион. – Виконт остановил нас на улице, когда мы искали след. Он бы болтал весь день, если бы Шелк не дал ему бессмысленное поручение.
   – А он не сказал что-нибудь, могущее иметь отношение к нашим поискам?
   – Нет. Он говорил только о бобах.
   – Вы встречали сегодня кого-нибудь еще?
   – Мы наткнулись на одного из агентов тайной полиции Брадора. Думаю, что его посыльный уже на пути в Мал-Зэт.
   – И он что-нибудь говорил?
   – Произнес несколько завуалированных угроз – вот и все. Очевидно, император Закет не слишком нами доволен. Маллорейский агент узнал меня, что неудивительно. Шелк хотел убить его, но я ему запретил.
   – Почему? – напрямик спросил Белгарат.
   – Прежде всего, мы находились посреди оживленной улицы. Разве ты сам не говорил, что убивать кого-то нужно наедине с жертвой?
   – Ты был хорошим мальчиком, пока не стал слишком бойким на язык, – фыркнул Белдин. Гарион пожал плечами.
   – Все люди меняются, дядюшка.
   – Будь повежливее, Гарион, – упрекнула его Полгара.
   – Хорошо, тетушка Пол.
   Мимо промчалась черная карета, запряженная белыми лошадьми.
   – Еще один покупатель? – спросил Белгарат. Шелк ухмыльнулся и кивнул. Дарник огляделся вокруг.
   – Похоже, что эту землю не возделывают, – заметил он.
   – Земля в Мельсене слишком большая ценность, чтобы ее пахать и засеивать, – рассмеялся Шелк. – Местные жители импортируют продукты с материка. Здесь находятся только поместья аристократов и дельцов на покое. Вся сельская местность представляет собой один огромный парк.
   – Это не особенно практично, – с неодобрением произнес Дарник.
   – Хозяева этих поместий ухлопывают на них уйму денег.
   – По-моему, это все равно что бросать их на ветер.
   – Конечно. Это любимое занятие богачей.
   Зеленые холмы к северу от города были аккуратно усажены рощицами. Красивые очертания деревьев подчеркивала искусная стрижка. Подобное вмешательство в деятельность природы казалось Гариону оскорбительным. Очевидно, не он один испытывал такие чувства. Сенедра ехала с выражением явного неодобрения на лице и при виде очередного подстриженного дуба презрительно фыркала.
   Они перешли на легкий галоп, двигаясь по следу в северном направлении. Покрытая белым гравием дорога узкой лентой оплетала холмы, иногда делая повороты и на ровных местах, очевидно, с целью скрасить монотонность длительных прямых участков. Отстоящие на некотором расстоянии дома были построены из мрамора и окружены садами и парками. Стоял солнечный осенний день; ветер доносил запах моря, хорошо знакомый Гариону, который внезапно ощутил острую тоску по Риве.
   В какой-то момент дорогу пересекла группа всадников в яркой одежде, следуя за сворой надрывно лающих собак.
   – Чем они занимаются? – спросил у Шелка Эрионд.
   – Охотятся на лис.
   – Мне это кажется бессмысленным, Шелк, – заметил Дарник. – Если они не занимаются фермерством, значит, не разводят цыплят. Чем им тогда мешают лисы?
   – Это может показаться куда более бессмысленным, если учитывать то, что лисы не водятся на этих островах. Их привозят специально.
   – Что за нелепость!
   – Богачи всегда нелепы, а их развлечения обычно причудливы и нередко жестоки.
   Белдин неприятно усмехнулся.
   – Интересно, как бы они развлекались, охотясь на стаю альгротов или парочку элдраков.
   – Какая разница? – пожал плечами Белгарат.
   – Потребовалось бы совсем немного усилий, чтобы обеспечить их подобной дичью, – продолжал горбун. – А может быть, тролли подошли бы еще лучше. Тролли очень забавные, и мне бы хотелось посмотреть на физиономию одного из этих франтов, когда он перескочит через изгородь и столкнется лицом к лицу со взрослым троллем.
   Белгарат снова пожал плечами.
   Дорога привела к развилке, и Шар указал налево.
   – Зандрамас снова направилась к морю, – заметил Шелк. – Интересно, почему ее так тянет к воде? Она перепрыгивала с острова на остров, когда мы только начали преследование.
   – Возможно, ей известно, что Шар не в состоянии следовать за ней по воде, – предположил Гарион.
   – Не думаю, чтобы в данный момент это заботило ее в первую очередь, – возразила Полгара. – Время на исходе – как для нас, так и для нее. Она не может впустую расходовать его, отклоняясь от цели.
   Дорога вела вниз, к утесам, и наконец Шар увлек Гариона на длинную мощеную аллею, которая тянулась к импозантному дому, стоящему на краю обрыва и обращенному фасадом к морю. Приближаясь к дому; Гарион проверил, легко ли вынимается из ножен меч.
   – Ожидаешь неприятностей? – спросил Шелк.
   – Просто люблю быть готовым ко всему, – ответил Гарион. – Впереди большой дом, где могут скрываться много людей.
   Однако люди, которые вышли из дома на вершине утеса, были не вооружены и облачены в пурпурные ливреи.
   – Позвольте узнать, что вам угодно? – спросил один из них – высокий худой мужчина с гривой белоснежных волос. Он держался с достоинством, характерным для старших слуг, привыкших командовать конюхами и горничными.
   Шелк выехал вперед.
   – Мои друзья и я совершаем утреннюю прогулку верхом, – ответил он, – и нас поразила красота этого дома и его местоположение. Хозяин сейчас здесь?
   – Его светлость эрцгерцог в настоящее время отсутствует, – отозвался высокий старик.
   – Какая жалость! – Шелк огляделся вокруг. – Я просто очарован этим местом. – Внезапно он рассмеялся. – Может, даже лучше, что хозяина нет. Иначе у меня могло возникнуть сильное искушение предложить ему продать мне дом.
   – Не думаю, чтобы его светлость заинтересовало это предложение, – промолвил слуга.
   – Интересно, знаком ли я с его светлостью, – продолжал Шелк. – Не могли бы вы назвать его имя?
   – Эрцгерцог Отрат, сэр, – ответил слуга. – Он член императорской семьи.
   – В самом деле?
   – Его светлость – троюродный брат его императорского величества Каль Закета.
   – Неужели? Какая жалость, что мы его не застали. Я сообщу его величеству, что побывал здесь, когда увижу его в следующий раз.
   – Вы знакомы с его величеством?
   – О да! Мы старые друзья.
   – Могу ли я узнать ваше имя, любезный господин?
   – О, простите! Как глупо с моей стороны! Я принц Хелдар из Драснии.
   – Тот самый принц Хелдар?
   – Надеюсь, что других не существует, – засмеялся Шелк. – Мне хватает собственных неприятностей.
   – Его светлость будет очень сожалеть, что отсутствовал в то время, когда вы навестили его дом, ваше высочество.
   – Я пробуду в Мельсене несколько недель, – сказал Шелк. – Возможно, заеду сюда еще раз. Когда вы ожидаете возвращения его светлости?
   – Трудно сказать, ваше высочество. Он уехал менее трех дней назад вместе с какими-то людьми с материка. – Седой слуга сделал задумчивую паузу. – Если вы и ваши друзья не возражаете подождать несколько минут, принц Хелдар, я сообщу о вашем приезде ее светлости – супруге эрцгерцога. У ее светлости здесь бывает мало посетителей, а она любит общество. Не будете ли вы любезны войти? Я сразу же отправлюсь к ней и доложу о вас.
   Путешественники спешились и последовали за слугой. Они оказались в просторном, богато декорированном вестибюле. Чопорно поклонившись, старик двинулся по коридору, украшенному гобеленами.
   – Гладко излагаешь, Хелдар, – с восхищением шепнула Бархотка.
   – Меня не напрасно зовут Шелком, – отозвался он, полируя перстень обшлагом перламутрово-серого камзола.
   Когда седой слуга вернулся, на его лице было написано страдальческое выражение.
   – Ее светлости сейчас немного не по себе, – извинился он перед Шелком.
   – Очень печально это слышать, – с искренним сожалением ответил Шелк. – Ничего, возможно, увидимся в другой раз.
   – Нет-нет, ваше высочество! Ее светлость настаивает на том, чтобы принять вас сейчас, но прошу простить ее, если она покажется вам слегка… э-э… дезориентированной.
   Шелк удивленно приподнял одну бровь.
   – Причина в уединении, ваше высочество, – смущенно продолжал слуга. – Ее светлость несчастлива в сельском жилище и вынуждена прибегать к изрядному количеству бодрящих средств…
   – Бодрящих средств?
   – Надеюсь, я могу рассчитывать на скромность вашего высочества?
   – Разумеется.
   – Ее светлость иногда употребляет вино, ваше высочество, и, кажется, это произошло теперь. Боюсь, она приняла несколько большую дозу, чем требовалось для ее пользы.
   – Рано утром?
   – Ее светлость не придерживается определенного графика. Прошу вас следовать за мной.
   Они двинулись за слугой по длинному коридору. Шелк тихо бросил через плечо остальным:
   – Держитесь так же, как я. Улыбайтесь и постарайтесь не удивляться тому, что я буду говорить.
   – Его хитрость просто восхитительна, не так ли? – шепнула Бархотка Сенедре.
   Эрцгерцогиня оказалась дамой лет тридцати пяти, с роскошными темными волосами, большими глазами, недовольно надутой нижней губой и пышной фигурой, едва умещавшейся в красном платье. С первого взгляда стало ясно, что она пьяна, как сапожник. Отодвинув кубок, эрцгерцогиня пила прямо из графина.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация