А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Колдунья из Даршивы" (страница 6)

   Глава 3

   Они задержались на границе, чтобы обдумать возможные варианты. На пограничном посту никого не было, но над горящими деревнями клубился черный дым, а вдалеке виднелись группы людей, кажущиеся крошечными фигурками.
   – Тут все организовано получше, – доложил Белдин. – В Воресебо мы видели только небольшие банды, больше интересующиеся грабежом, чем сражениями. А здесь впереди достаточно крупные отряды, сохраняющие подобие дисциплины. Не думаю, чтобы мы смогли так же легко пробиться через Ренгель, как через Воресебо.
   Тоф начал энергично жестикулировать.
   – Что он говорит? – спросил у Дарника Белгарат.
   – Предлагает, чтобы мы ехали ночью, – объяснил Дарник.
   – Это нелепая идея, Тоф, – запротестовал Сади. – То, что опасно днем, ночью становится опаснее в десятки раз.
   Руки Тофа снова зашевелились. Гариону показалось, будто он почти понимает то, что пытается сказать немой гигант.
   – Он говорит, что ты слишком торопишься, Сади, – перевел Дарник. – У нас будут некоторые преимущества. – Слегка нахмурившись, кузнец посмотрел на своего друга. – Откуда ты знаешь? – спросил он.
   Тоф проделал очередную серию жестов.
   – Ага, – кивнул Дарник. – Она должна это знать, верно? – Кузнец повернулся к остальным. – Тоф говорит, что Белгарат, Пол и Гарион могут путешествовать, приняв другие обличья. Темнота не станет большой проблемой для пары волков и совы.
   Белгарат задумчиво потянул себя за мочку уха.
   – Пожалуй, это возможно, – сказал он Белдину. – Таким образом мы могли бы избежать нежелательных встреч. Солдаты не любят передвигаться в темноте.
   – Но они выставят часовых, – заметил горбун.
   – Гарион, Пол и я без труда их разглядим и поведем вас в обход.
   – Это замедлит продвижение, – сказала Бархотка. – Мы не сможем скакать галопом, и нам придется объезжать каждого часового, который попадется на пути.
   – Знаете, – вмешался Шелк, – я вот сейчас немного подумал, и эта идея кажется мне теперь не такой уж плохой. Она даже начинает мне нравиться.
   – Ты всегда любил красться в темноте, Хелдар, – усмехнулась Бархотка.
   – А ты нет?
   – Ну… – Она снова улыбнулась. – Полагаю, да, я ведь тоже драснийка.
   – Это отнимет слишком много времени, – возразила Сенедра. – Сейчас мы лишь ненамного отстаем от Зандрамас, но если мы будем мешкать, она снова вырвется вперед.
   – Не вижу иного выхода, Сенедра, – мягко указал ей Гарион. – Если мы попытаемся пробиться через Ренгель напрямик, то рано или поздно столкнемся с таким количеством солдат, что уже не сможем с ними справиться.
   – Ведь ты чародей, – сердито сказала она. – Ты мог бы взмахнуть рукой и прогнать солдат с нашего пути.
   – Всему есть предел, Сенедра, – покачала головой Полгара. – И Зандрамас, и Урвон наводнили весь регион гролимами. Если мы станем так поступать, то все в Ренгеле будут точно знать, где мы находимся.
   Нижняя губа Сенедры задрожала, а глаза наполнились слезами. Она повернулась и с плачем побежала по дороге.
   – Иди за ней, Гарион, – сказала Полгара. – Попробуй ее успокоить.
   Остаток дня они провели в роще, примерно в миле от дороги. Гарион попытался заснуть, зная, что предстоит бессонная ночь, но через час оставил бесплодные попытки и начал беспокойно бродить по лагерю. Он разделял нетерпение Сенедры. Сейчас они находились недалеко от Зандрамас, а если ночью им придется замедлить темп, то они снова отстанут.
   На закате путники снялись с лагеря и стали ждать, когда наступит полная темнота.
   – Кажется, я обнаружил в плане погрешность, – сказал Шелк.
   – Какую? – спросил Белгарат.
   – Мы нуждаемся в Шаре, чтобы следовать за Зандрамас. Но если Гарион превратится в волка, Шар ведь не сможет сообщать ему, каким путем надо двигаться, верно?
   Белгарат и Белдин переглянулись.
   – Не знаю, – признался Белгарат. – А ты?
   – Понятия не имею, – ответил Белдин.
   – Ну, есть только один способ это узнать, – сказал Гарион.
   Он передал Дарнику поводья Кретьена и отошел подальше от лошадей. Мысленно представив себе образ волка, он стал фокусировать на нем свою волю. Как всегда, Гарион почувствовал, как его телесная оболочка словно растаяла, обретая новые формы. С минуту он просидел на корточках, убеждаясь, что все в порядке.
   Внезапно его нос учуял знакомый запах. Он повернул голову и посмотрел назад. Там стояла Сенедра, расширив глаза и прикрыв рот ладонями.
   – Это все еще т-ты, Г-гарион? – запинаясь, спросила она.
   Гарион встал на четыре лапы и встряхнулся. Он никак не мог ей ответить. Человеческие слова не соответствовали волчьей пасти. Вместо этого он подбежал к Сенедре и лизнул ей руку. Она опустилась на колени, обняла его за шею и прижалась щекой к его морде.
   – Ох, Гарион! – с удивлением произнесла Сенедра.
   В приливе озорства он облизал ей лицо от подбородка до волос. Его язык был длинным и влажным.
   – Перестань! – прикрикнула Сенедра, невольно улыбаясь и пытаясь увернуться от волчьих нежностей.
   Гарион ткнулся холодным носом в ее шею. Она отпрянула. Тогда он повернулся и побежал к дороге, чтобы взять след. Задержавшись в кустах, Гарион навострил уши и принюхался, чтобы определить, нет ли поблизости чужих запахов. Потом он выполз на брюхе на середину дороги.
   След был на месте, хотя и не совсем такой, как прежде, – острый нюх подмечал небольшие отличия. Гарион ощутил странное удовлетворение и едва удержался, чтобы не поднять морду и не испустить торжествующий вой. Он побежал назад к опушке, где прятались остальные, испытывая поразительное чувство свободы. Почти с сожалением Гарион принял обычный облик.
   – Ну? – осведомился Белгарат, когда он подошел к ним в сгущающихся сумерках.
   – Никаких проблем, – ответил Гарион, стараясь говорить небрежным тоном. Он сдержал усмешку, зная, что бесцеремонные манеры дико раздражают его деда.
   Белгарат посмотрел на своих спутников.
   – Хорошо, – сказал он. – На том и порешим. Пол и Дарник могут общаться друг с другом на расстоянии, поэтому Гарион сможет предупредить вас, если наткнется на солдат или если след изменит направление. Двигайтесь шагом, чтобы не создавать лишнего шума, и будьте готовы спрятаться по первому знаку. Гарион, поддерживай постоянный мысленный контакт с Полгарой и не забывай, что у тебя есть не только глаза, но и уши и нос. Время от времени выбегай на дорогу проверить, что мы не сбились со следа. У кого-нибудь есть вопросы?
   Вопросов не было.
   – Ладно, тогда поехали.
   – Хотите, чтобы я летел поблизости? – предложил Белдин.
   – Спасибо, дядя, – покачала головой Полгара, – но ястребы плохо видят в темноте. От тебя будет мало толку, если ты врежешься головой в дерево.
   Все оказалось весьма просто. Ночью отряды солдат были заняты тем, что пытались развести костры и не давать им погаснуть до восхода солнца. Благодаря этим огненным маякам Гарион и Белгарат могли определить местонахождение солдатских лагерей. К счастью, они располагались на некотором расстоянии от дороги, и путешественники могли оставаться незамеченными.
   Поздно ночью Гарион прокрался на вершину холма, чтобы осмотреть оттуда следующую долину. Внизу в темноте мерцали костры.
   – Гарион! – послышался голос Сенедры прямо у него над ухом. С испуганным воплем он подпрыгнул вверх.
   – Пожалуйста, Сенедра, – жалобно взвыл Гарион, – больше так не делай! Ты так меня напугала, что я едва не выпрыгнул из шкуры.
   – Я просто хотела убедиться, что с тобой все в порядке, – виновато откликнулась она. – Если я должна носить этот амулет, то могу им пользоваться.
   – Со мной все в порядке, Сенедра, – успокоил ее Гарион. – Только не пугай меня так. Волки очень нервные животные.
   – Дети! – послышался голос Полгары. – Вы можете поиграть в другое время. Я пытаюсь услышать Дарника, а вы глушите его своей болтовней.
   – Хорошо, тетушка Пол, – отозвался Гарион.
   – Я люблю тебя, Гарион, – шепнула на прощанье Сенедра.
   В течение нескольких дней они ехали ночью, а когда небо на востоке начинало светлеть, искали укрытие, чтобы скоротать день. Все шло настолько гладко, что в конце концов Гарион стал проявлять беспечность. Пробираясь сквозь чащу на четвертую ночь, он случайно наступил на сухую ветку.
   – Кто там?
   Голос донесся с подветренной стороны, поэтому ноздри Гариона не учуяли солдатский запах. С треском ломая ветки, человек с копьем в руке шагнул в заросли кустарника. Сердясь больше на самого себя, чем на неуклюжего часового, Гарион оттолкнул копье, встал на задние лапы и вонзил когти передних лап в плечи бедняги, издавая при этом свирепое рычание.
   Глаза солдата едва не вылезли из орбит, когда страшные клыки Гариона щелкнули в нескольких дюймах от его лица. Он бросился бежать с дикими воплями, а Гарион выбрался и виновато затрусил прочь.
   – Что случилось? – послышался голос Полгары.
   – Ничего особенного, – ответил Гарион, все еще ощущая жгучий стыд. – Скажи Дарнику и остальным, чтобы держались западнее. Близко к дороге расположился отряд солдат.
   Следующей ночью, уже почти на рассвете, ноздри Гариона защекотал запах жареного бекона. Он крался в высокой траве, но прежде чем смог увидеть, кто готовит еду, столкнулся со своим дедом.
   – Кто там? – осведомился он по-волчьи.
   – Пара сотен солдат, – ответил Белгарат, – и целое стадо вьючных мулов.
   – Они прямо на дороге, верно?
   – Не думаю, что возникнут проблемы. Я слышал их разговор. Вроде бы они работают на Шелка.
   – У Шелка есть собственная армия? – недоверчиво спросил Гарион.
   – Выходит, что да. Хорошо бы у этого маленького воришки не было от меня секретов.
   Гарион почувствовал, как поток мыслей старика обратился в другую сторону.
   – Пол, скажи Дарнику, чтобы прислал сюда Шелка. – Он снова посмотрел на Гариона. – Давай вернемся на дорогу. Я хочу немного поболтать с честью и совестью Драснии.
   Выйдя на дорогу, они приняли человеческое обличье и преградили путь Шелку. «Белгарат, – подумал Гарион, – проявляет удивительную сдержанность».
   – Впереди большая группа солдат в голубых туниках, – спокойно заговорил Белгарат. – Ты случайно не знаешь, кто они?
   – Что они здесь делают? – озадаченно нахмурился Шелк. – Им ведь было велено избегать мест, где происходят столкновения.
   – Может, они тебя не расслышали? – голосом, полным сарказма, осведомился Белгарат.
   – Это постоянный приказ. Придется мне побеседовать с капитаном.
   – У тебя имеется личная армия? – спросил у маленького человечка Гарион.
   – Я бы не назвал это армией. Просто мы с Ярблеком поручили нескольким наемникам охранять наши караваны – вот и все.
   – А это не слишком дорого?
   – Не так дорого, как терять сами караваны. Дорожные грабежи – основной промысел в Каранде. Мне надо поговорить с ними.
   – А почему не нам всем?
   – Потому что тебе это все не слишком нравится, почтеннейший.
   – Не мели вздор, Шелк! Пять ночей я крался в мокрой траве! У меня заусенцы в шерсти и колтуны в хвосте, которые придется распутывать целую неделю, а ты, оказывается, все это время имел под боком вооруженный эскорт!
   – Я не знал, что они здесь, Белгарат! – стал оправдываться Шелк. – Им нечего было тут делать.
   Белгарат отошел, бормоча ругательства.
   Погонщики мулов в лагере начали развьючивать животных, когда Шелк, Белгарат и Гарион подъехали к ним верхом. Крепыш с изрытым оспой лицом двинулся им навстречу и отдал честь.
   – Ваше высочество, – обратился он к Шелку, – мы не знали, что вы в этой части Маллореи.
   – Я двигался кружным путем, – ответил Шелк. – Не возражаете, если мы присоединимся к вам, капитан Ракос?
   – Конечно, ваше высочество.
   – Остальные из нашей группы скоро подойдут, – продолжал Шелк. – Что у нас сегодня на завтрак?
   – Бекон, яичница, отбивные, горячий хлеб, варенье – все как всегда, ваше высочество. Ваше высочество хотели бы произвести инспекцию?
   Шелк скорчил гримасу и вздохнул.
   – Полагаю, солдаты этого ожидают?
   – Это поднимет моральный дух, ваше высочество, – заверил его Ракос. – Солдат, не подвергшийся инспекции, начинает чувствовать, что его недооценивают.
   – Вы правы, капитан, – промолвил Шелк, спешиваясь. – Постройте солдат, а я займусь их моральным духом.
   Капитан повернулся и отдал приказ.
   – Прошу прощения, – обратился Шелк к Белгарату и Гариону. – Командование армией предполагает определенные формальности.
   Он пригладил ладонью волосы и поправил одежду, а затем обошел следом за Ракосом ряды солдат, вытянувшихся у обочины по стойке «смирно». С величавым видом Шелк скрупулезно отмечал отсутствующие пуговицы, небритые лица и не отполированные до блеска сапоги. Дарник, Полгара и остальные подоспели, когда он инспектировал последний ряд. Белгарат быстро объяснил ситуацию.
   Когда Шелк вернулся, на его лице было написано удовлетворение.
   – Это в самом деле было необходимо? – спросила Бархотка.
   – Солдаты любят инспекции. – Шелк пожал плечами и бросил гордый взгляд на своих солдат. – Недурно выглядят, правда? У меня, возможно, не самая большая армия в Маллорее, зато самая сообразительная. Почему бы нам не позавтракать?
   – Мне уже приходилось пробовать солдатский рацион, – отозвался Белдин. – Пожалуй, я поищу еще одного голубя.
   – Ты делаешь поспешные выводы, Белдин, – упрекнул его маленький человечек. – Плохая пища – основная причина неудовлетворительного состояния любой армии. Ярблек и я стараемся нанимать лучших поваров и снабжать их отборными продуктами. «Сухой» рацион, возможно, хорош для армии Каль Закета, но не для моей.
   Капитан Ракос присоединился к ним за завтраком.
   – Куда направляется караван? – спросил у него Шелк.
   – В Джарот, ваше высочество.
   – Что везете?
   – Бобы.
   – Бобы? – удивленно переспросил Шелк.
   – Это было ваше распоряжение, ваше высочество, – сказал Ракос. – Ваш агент в Мал-Зэте перед тем, как разразилась эпидемия чумы, сообщил, что вы хотите овладеть рынком бобов, скупив весь товар. Ваши склады в Мейг-Ренне забиты бобами, поэтому мы перевозим их в Джарот.
   – Зачем мне это могло понадобиться? – Шелк недоуменно почесал затылок.
   – Закет привел назад свою армию из Хтол-Мургоса, – напомнил ему Гарион. – Он собирался начать кампанию в Каранде. Ты хотел скупить все бобы в Маллорее, чтобы выдоить отдел военных поставок.
   – »Выдоить» – скверное слово, Гарион, – болезненно поморщился Шелк. Он нахмурился. – Мне казалось, я отменил распоряжение.
   – Я об этом не слышал, ваше высочество, – покачал головой Ракос. – В Мейг-Ренн к вам поступили тонны бобов из Дельчина и южной Ганезии.
   Шелк громко застонал.
   – Сколько нам понадобится времени, чтобы добраться до Джарота? – спросил он. – Я должен туда заехать.
   – Несколько дней, ваше высочество, – ответил Ракос.
   – И бобы поступают туда постоянно?
   – По-видимому, ваше высочество.
   Шелк снова застонал.
   Остаток территории Ренгеля они проехали без всяких происшествий. О солдатах Шелка здесь, видимо, уже были наслышаны, и плохо обученные отряды различных группировок обходили их стороной. Шелк скакал впереди, словно фельдмаршал, с гордостью глядя вокруг.
   – Ты собираешься позволить ему командовать? – спросила Сенедра у Бархотки на следующий день.
   – Конечно нет, – ответила Бархотка. – Пусть пока развлекается. Времени хватит, чтобы научить его правильно оценивать ситуацию.
   – Какое изощренное женское коварство, – усмехнулась Сенедра.
   – Естественно. Но разве ты не поступила так же с нашим героем? – Бархотка указала на Гариона.
   – Лизелль, – сердито сказала Полгара, – ты опять выдаешь секреты.
   – Простите, госпожа Полгара, – виновато откликнулась Бархотка.
   К следу Зандрамас вскоре присоединился алый след Сардиона. Оба тянулись через Ренгель к реке Каллахар и границе Селанта – возможно, в направлении Джарота.
   – Почему она движется к морю? – с беспокойством спросил у Белгарата Гарион.
   – Кто знает, – ответил старик. – Зандрамас читала Ашабские пророчества, а я нет. Возможно, она отлично знает, куда идти, а я всего лишь плетусь следом.
   – Но что, если…
   – Пожалуйста, не надо «что, если», Гарион, – прервал Белгарат. – У меня и без того достаточно проблем.
   Путешественники переправились через Каллахар на паромах, принадлежащих Шелку, и прибыли в портовый город Джарот на территории Селанта. Когда они скакали по мощеным улицам, их приветствовали толпы народа. Шелк отвечал любезными улыбками и кивками.
   – Что все это значит? – удивленно спросил Дарник.
   – Его народ испытывает к нему нежную любовь, – усмехнулся Эрионд.
   – Его народ?
   – Кому принадлежат люди, Дарник? Тому, кто ими правит, или тому, кто им платит?
   Интерьеры конторы Шелка в Джароте отличались вызывающей роскошью. Полы покрывали маллорейские ковры, стены украшали полированные панели из редких сортов дерева, повсюду мелькали чиновники в пышных ливреях.
   – Приходится заботиться о внешнем блеске, – словно извиняясь, произнес маленький человечек. – Местных жителей это впечатляет.
   – Не сомневаюсь, – сухо сказал Белгарат. Агентом Шелка в Джароте был пожилой мельсенец с мешками под глазами по имени Касвор. Он передвигался так, словно нес на плечах целый мир, и постоянно вздыхал. Войдя в кабинет, где Шелк восседал, как на троне, за огромным письменным столом, а остальные расположились в комфортабельных креслах у стены, Касвор поклонился и почтительно произнес:
   – Принц Хелдар!
   – А, Касвор! – обрадовался Шелк.
   – Я снял комнаты, какие вы хотели, ваше высочество. – Касвор тяжко вздохнул. – В гостинице «Лев» через две улицы. Я снял для вас весь верхний этаж.
   Дарник склонился к Гариону.
   – Кажется, гостиница, в которой мы останавливались в Камааре, тоже называлась «Лев»? – шепнул он. – Где нас задержал Брендиг?
   – Думаю, в любом городе можно найти гостиницу под названием «Лев», – ответил Гарион.
   – Великолепно, Касвор! – похвалил агента Шелк. Касвор кисло улыбнулся.
   – Как идут дела? – осведомился Шелк.
   – У нас солидная прибыль, ваше высочество.
   – Насколько солидная?
   – Около сорока пяти процентов.
   – Недурно. Но мне нужно поговорить с вами еще кое о чем. Нужно прекратить скупку бобов.
   – Боюсь, что уже немного поздновато, ваше высочество. Мы уже приобрели почти все бобы в Маллорее.
   Шелк со стоном закрыл лицо руками.
   – Рыночная цена подскочила на десять пунктов, ваше высочество.
   – Вот как? – Лицо Шелка прояснилось. – Как это произошло?
   – Пошли слухи о запросах из отдела военных поставок. Все бросились искать бобы, но мы скупили весь урожай.
   – Вы сказали, на десять пунктов?
   – Да, ваше высочество.
   – Продавайте, – распорядился Шелк. Касвор выглядел удивленным.
   – Мы скупили урожай бобов в ожидании императорской военной кампании в Каранде, – объяснил Шелк. – Но она не состоится.
   – Ваше высочество уверены?
   – Я имею доступ к определенным источникам информации. Когда об этом просочатся слухи, цены на бобы рухнут вниз, а мы ведь не хотим остаться с несколькими миллионами тонн на руках, не так ли? К вам поступили какие-нибудь предложения?
   – Мельсенский консорциум проявил определенный интерес, ваше высочество. Они готовы заплатить на два пункта выше рыночной цены.
   – Свяжитесь с ними, Касвор. Когда они дойдут до трех пунктов, продавайте. Мне не хочется самому всю жизнь есть эти бобы.
   – Да, ваше высочество.
   Белгарат многозначительно кашлянул.
   Шелк посмотрел на старика и кивнул.
   – Мы только что проезжали через Воресебо и Ренгель, – сказал он. – Там довольно-таки неспокойно.
   – Я слышал об этом, ваше высочество, – откликнулся Касвор.
   – А в других областях региона тоже беспорядки? У нас здесь свои интересы, и нам бы не хотелось проворачивать дела на воюющих территориях.
   Касвор пожал плечами.
   – Даршива бушует, но в этом нет ничего нового – она пребывает в таком состоянии уже двенадцать лет. Я взял на себя смелость отозвать из этого королевства всех наших людей. Для нас там не осталось ничего интересного. – Он насмешливо возвел глаза к потолку. – Хоть бы у Зандрамас вскочил на носу чирей!
   – Аминь! – энергично подхватил Шелк. – Есть еще места, которых нам следует избегать?
   – Я слышал, что северный Гандахар немного нервничает, – ответил Касвор, – но нас это не касается, так как мы не занимаемся слонами.
   – Самое разумное решение, какое мы когда-либо принимали, – сказал Шелк Белгарату. – Ты имеешь представление, сколько может съесть слон?
   – В Пельдане тоже беспорядки, ваше высочество, – сообщил Касвор. – Зандрамас распространяет свое влияние по всем направлениям.
   – Вы когда-нибудь видели ее? – спросил Шелк. Касвор покачал головой.
   – Так далеко на восток она еще не забиралась. Думаю, Зандрамас постарается укрепить свои позиции, прежде чем двигаться в этом направлении. Император не будет оплакивать потерю Даршивы, Ренгеля и Воресебо, а от Пельдана и Гандахара больше хлопот, чем пользы. Но Селант и особенно Мельсен – другое дело.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация