А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Колдунья из Даршивы" (страница 31)

   – Да, тетушка Пол, – машинально откликнулся Гарион. – Слышали? – шепнул он императору Маллореи. – Так я и знал!
   – Ты всегда выполняешь ее просьбы? А меня она тоже имела в виду?
   – На оба вопроса отвечаю – да, – вздохнул Гарион.
   На следующее утро они поднялись рано, и Белдин улетел на разведку, пока остальные завтракали, убирали палатки и седлали лошадей. К постоянной сырости прибавился пронизывающий холод, доносимый ветром с Далазийских гор. Гарион закутался в плащ и щелкнул вожжами. Они проехали около лиги, когда Белдин спустился с пасмурного неба.
   – Думаю, вам лучше свернуть к югу, – посоветовал он. – Впереди Урвон со своей армией.
   Белгарат выругался.
   – Более того, – продолжал горбун. – Даршивцы умудрились обойти армию Атески или пробиться сквозь нее. Они приближаются сзади. В авангарде идут боевые слоны. Мы находимся между двумя армиями.
   – Насколько далеко от нас Урвон? – спросил Белгарат.
   – Примерно в семи-восьми лигах. Он у подножия гор.
   – А как далеко от нас слоны?
   – Примерно в пяти лигах. Мне кажется, они собираются врезаться в колонну Урвона. Ничего не поделаешь, Белгарат, нам нужно бежать отсюда, прежде чем начнется сражение.
   – Атеска преследует армию Зандрамас? – осведомился Закет.
   – Нет. Думаю, он выполнил ваш приказ и отступил к лагерю на берегу Магана.
   Белгарат снова выругался.
   – Как Урвон так быстро там оказался? – пробормотал он.
   – Он не щадит своих солдат, – ответил Белдин. – Заставляет их бежать, а Нахаз и его демоны подгоняют их кнутами.
   – Думаю, у нас нет выбора, – вздохнул Белгарат. – Надо двигаться на юг. Тоф, ты сможешь провести нас в Келль, если мы поднимемся в горы у границы Гандахара?
   Немой гигант кивнул и сделал знаки Дарнику.
   – Это будет трудновато, – перевел кузнец. – Горы там очень крутые, а на вершинах еще лежит снег.
   – Мы потеряем много времени, дедушка, – сказал Гарион.
   – Не так много, как если окажемся в центре битвы. Ладно, едем на юг.
   – Минутку, отец, – вмешалась Полгара. – Сенедра, подойди сюда!
   Сенедра тряхнула поводьями и подъехала ближе. Полгара быстро объяснила ей ситуацию.
   – Нам нужно точно знать, что делают и что планируют делать обе армии. Думаю, тебе пора использовать амулет моей сестры.
   – Почему я об этом не подумал? – смущенно пробормотал Белгарат.
   – Ты был слишком занят, вспоминая все известные тебе ругательства, – усмехнулся Белдин.
   – Ты можешь это сделать и одновременно править двуколкой? – спросила Полгара у маленькой королевы.
   – Попробую, госпожа Полгара, – с сомнением произнесла Сенедра. Сняв с колен спящего волчонка, она положила его рядом с матерью.
   – Поехали, – поторопил Белгарат.
   Они свернули с дороги и двинулись по полю, поросшему бурой травой. Через некоторое время Сенедра окликнула Полгару:
   – Ничего не получается, госпожа Полгара. Когда едешь по бездорожью, приходится править двумя руками.
   Они остановились.
   – Это не такая уж сложная проблема, – сказала Бархотка. – Я буду править лошадью, которая тянет двуколку, а Сенедра сможет сосредоточиться на своем занятии.
   – Это довольно рискованно, Лизелль, – возразил Белгарат. – Если лошадь, запряженная в кабриолет, чего-то испугается, она выдернет тебя из седла, а двуколка тут же на тебя наедет.
   – Ты когда-нибудь видел, чтобы я падала с лошади, о почтеннейший? Не беспокойся, со мной все будет в порядке.
   Она подъехала к лошади, запряженной в двуколку, и взяла ее вожжи. Они медленно двинулись вперед, постепенно набирая скорость. Полгара ехала рядом с кабриолетом, а Сенедра, сосредоточенно нахмурившись, держала руку на амулете, висевшем у нее на шее.
   – Есть что-нибудь? – спросила Полгара.
   – Я слышу разные обрывки разговоров, госпожа Полгара, – ответила маленькая королева. – Там очень много народу. Подождите, кажется, я поймала Нахаза. Такой голос не забудешь! По-моему, он обращается к генералам Урвона. Они спустили гончих и знают о приближении слонов.
   – Ты сможешь снова их поймать? – спросил Белгарат.
   – Думаю, да. Если я поймала чьи-то голоса один раз, то потом уже могу легко их отыскать.
   – Отлично. Попытайся узнать, известно ли даршивским генералам, что Урвон находится впереди. Если готовится сражение, то я хочу точно знать, где оно произойдет.
   Сенедра слегка повернулась, сжав в кулаке амулет, и закрыла глаза. Вскоре она открыла их снова.
   – Хорошо бы, они говорили помедленнее, – сердито вырвалось у нее.
   – Кто? – спросил Шелк.
   – Погонщики слонов. Они треплют языками хуже, чем старухи. Стойте! Кажется, слышу. – Она помолчала, напрягая слух. – Даршивские офицеры встревожены. Они знают, что армия Урвона где-то в горах, но им неизвестно ее точное местонахождение. Ни один из их разведчиков не вернулся с докладом.
   – Очевидно, о разведчиках позаботились гончие, – заметил Шелк.
   – Так что планируют даршивцы? – спросил Белгарат.
   – Они в нерешительности. Собираются потихоньку двигаться дальше и снова выслать вперед разведчиков.
   – Хорошо. А теперь постарайся снова поймать Нахаза.
   – Попробую. – Сенедра вновь закрыла глаза. – О, это отвратительно! – воскликнула она.
   – Что, дорогая? – спросила Полгара.
   – Карандийцы обнаружили узкое ущелье. Они собираются заманить туда слонов и бросать в них сверху валуны и горящие кусты. – Она опять прислушалась. – Избавившись от слонов, они намерены атаковать даршивцев.
   – Урвон там? – осведомился Белдин.
   – Нет. Куда-то отошел. Он в бешенстве.
   – Пожалуй, тебе лучше отыскать это ущелье, – сказал горбуну Белгарат. – Битва разразится там, а я хочу быть уверенным, что это место находится позади нас, а не впереди или сверху.
   – Хорошо, – согласился Белдин, присев и расставив руки. – Поддерживайте со мной связь, – сказал он, превращаясь в ястреба.
   Они двинулись дальше осторожным шагом, и Гарион пристегнул щит.
   – По-твоему, это поможет, если мы наткнемся на целую армию? – спросил его Закет.
   – Не слишком поможет, но и не повредит. Белгарат ехал, подняв лицо к пасмурному небу.
   Гарион ощутил поток мыслей старика.
   – Не так громко, отец, – предупредила Полгара. – Вокруг нас гролимы.
   – Ну и что? – отозвался он. – Они не смогут определить, кто издает звук, и подумают, что это просто другой гролим.
   Все не сводили глаз со старого волшебника.
   – Это на севере! – воскликнул он наконец. – Белдин обнаружил ущелье с засадой. Оно позади нас. Теперь немного скачки, и мы спасемся от обеих армий.
   – Тогда поскачем немедленно, – предложил Шелк.

   Глава 23

   Они мчались галопом на юг по пустынной западной Даршиве. Бархотка вновь правила лошадью Сенедры. Маленькая королева одной рукой держалась за сиденье двуколки, а в другой сжимала амулет.
   – Даршивцы все еще не знают, что Урвон ждет их в засаде, – сообщила она.
   – Думаю, они скоро об этом узнают, – откликнулся Шелк.
   – Сколько отсюда до границы Гандахара? – спросил у Закета Гарион.
   – По-моему, около двадцати лиг.
   – Неужели, дедушка, – обратился Гарион к Белгарату, – мы должны забираться так далеко на юг?
   – Может, нам и не придется, – ответил старик. – Белдин летит впереди. Как только мы минуем разведчиков Урвона, он поведет нас в горы. Я не вижу особой необходимости углубляться в Гандахар.
   Они поехали дальше.
   Облачность заметно усилилась, и Гарион ощутил на лице первые капли холодного дождя.
   Они взобрались на холм, и Белгарат приподнялся в стременах, стараясь рассмотреть, что находится впереди.
   – Взгляни, – указал он Гариону. – Белдин описывает круги.
   Гарион устремил взгляд через узкую долину. Одинокая птица, казавшаяся на таком расстоянии черной точкой, медленно парила в воздухе. Когда они начали спускаться вниз, птица повернулась и полетела на запад. Путешественники последовали за ней.
   Пошел дождь, заслоняя окрестности серой пеленой.
   – Тебе, наверное, нравится скакать под дождем? – с тяжеловесной иронией спросил у евнуха Шелк.
   – При данных обстоятельствах – да, – ответил Сади. – Конечно, дождь не туман, но он тоже ухудшает видимость, а это неплохо, учитывая, сколько людей нас ищут.
   – В этом есть смысл, – признал Шелк, плотнее закутываясь в плащ.
   Местность делалась все более неровной; там и тут торчали обтесанные непогодой валуны. После получаса езды Белдин привел их в ущелье, каменные стены которого становились все выше и круче.
   Полдень давно уже миновал, путешественники промокли до нитки. Гарион вытер лицо и вгляделся вперед. Небо на западе светлело, обещая прояснение. Гарион только теперь осознал, насколько его угнетала серая мгла, нависающая над Даршивой. Он пришпорил Кретьена, вообразив, что, оказавшись снова на солнце, они будут в безопасности.
   За поворотом Гарион увидел стоявшего впереди Белдина. Волосы горбуна свисали на плечи мокрыми прядями, а с бороды капала вода.
   – Лучше бы вам так не торопиться, – посоветовал он. – Я за милю услышал ваше приближение, а мы здесь не одни.
   Гарион нехотя приостановил Кретьена.
   – Куда ведет это ущелье? – спросил горбуна Белгарат.
   – Оно извивается туда-сюда, но в конце концов выходит к горному хребту, который тянется с севера на юг. Если мы поедем на север, то выберемся к торговому пути, а это кратчайшая дорога в Далазию.
   – Но это известно и другим, не так ли?
   – Конечно, известно. Но их мы опережаем на целый день, а им еще предстоит сражение.
   – Ты снова полетишь на разведку?
   – Нет, пока не прекратится дождь. У меня намокли перья. Мне понадобился бы подъемный кран, чтобы взлететь. Когда мы доберемся к хребту, нужно быть особенно осторожным. В паре лиг к северу он проходит как раз над тем местом, где Нахаз устроил засаду.
   – Твой выбор маршрута оставляет желать лучшего, – заметил Белгарат. – Стоит кому-нибудь из сидящих в засаде посмотреть вверх, и нас атакует половина армии Урвона.
   – Нет, если только они не умеют летать. Несколько тысяч лет назад землетрясение хорошо поработало над хребтом, разделив его надвое. Там теперь крутые утесы.
   – Какой высоты?
   – Достаточной – около тысячи футов.
   – А насколько далеко торговый путь?
   – Примерно в пятнадцати лигах от того места, где мы поднимемся на хребет.
   – Значит, севернее армии Урвона?
   – Гораздо севернее.
   – Тогда почему Нахаз миновал его, а не просто повернул на запад?
   – Возможно, он не хотел, чтобы даршивцы с их слонами последовали за ними. Кроме того, он демон и не упустит возможности устроить бойню.
   – Может, и так. Думаешь, битва начнется сегодня?
   – Сомневаюсь. Слоны передвигаются медленно, и даршивцам приходится приноравливаться к их скорости. Сейчас они вот-вот начнут устраиваться на ночь. Но следующее утро, думаю, будет шумным.
   – Тогда нам, может быть, проехать мимо засады ночью?
   – Не советую. Вы ведь не сможете зажечь факелы, и если чья-нибудь лошадь сорвется с утеса, то разлетится на мелкие кусочки вместе с всадником.
   – Ты уверен, что не можешь летать? – осведомился Белгарат.
   – Конечно, уверен. Тебе не поднять меня в воздух даже катапультой.
   – А почему бы тебе не превратиться в утку?
   – Почему бы тебе не заняться своими делами?
   – Ладно, Гарион, – проворчал Белгарат. – Придется нам отправляться на разведку. – Он спешился, превратился в волка и побежал по ущелью. Гарион, также в волчьем обличье, последовал за ним.
   Уже наступил вечер, когда стены ущелья начали расширяться и они увидели впереди линию хребта. Добравшись до нее, они побежали к северу под постепенно утихающим дождем.
   – Дедушка, – мысленно произнес Гарион, – по-моему, там пещера. – Он указал носом на отверстие в скале.
   – Давай посмотрим.
   Отверстие было не более чем широкой трещиной, а пещера внутри не слишком расширялась. Зато она была глубокой, походя на длинный коридор.
   – Что ты об этом думаешь? – спросил Гарион, когда они стояли у входа, вглядываясь в темноту.
   – Подходящее место для ночевки и укрытия от дождя. Приведи других, а я пока попытаюсь развести огонь.
   Гарион побежал назад. Дождь заканчивался, но поднимался ветер, становившийся все более холодным.
   Остальные с осторожностью выбирались из ущелья, когда Гарион добежал до них.
   – Опять пещера? – заныл Шелк, когда Гарион сообщил об их находке.
   – Я буду держать тебя за руку, Хелдар, – предложила Бархотка.
   – Ценю твои добрые намерения, Лизелль, но это вряд ли поможет. Терпеть не могу пещер.
   – Надеюсь, ты когда-нибудь расскажешь мне почему?
   – Едва ли. Мне не нравится ни говорить, ни даже думать об этом.
   Гарион повел их по узкой тропе на вершине хребта. Двуколка Сенедры подпрыгивала на камнях. Самодовольное выражение, появившееся на ее лице после того, как она завладела кабриолетом, теперь исчезло, и она испуганно вздрагивала при каждом толчке.
   – Не слишком похоже на пещеру, – критически заметил Белдин, когда они добрались до отверстия в скале.
   – Можешь спать снаружи, – посоветовал ему Белгарат.
   – Чтобы завести лошадей внутрь, придется надеть на них наглазники, – заметил Дарник. – Им стоит только взглянуть на это отверстие, и они откажутся туда заходить.
   – Я чувствую то же самое, – сказал Шелк. – Просто удивительно, насколько умны лошади.
   – Мы не сможем взять в пещеру двуколку, – произнес Сади.
   – Накроем ее палатками, а поверх набросаем грязи, – предложил Дарник. – Она не будет видна – во всяком случае в темноте.
   – Давайте займемся делом, – поторопил Белгарат. – Нам нужно оказаться внутри, прежде чем стемнеет окончательно.
   Понадобилось почти полчаса, чтобы завести упрямых лошадей в узкую пещеру. Потом Дарник прикрыл вход брезентом и отправился помогать Эрионду и Тофу прятать двуколку.
   Волчица, хромая, вошла в пещеру; ее детеныш весело бежал следом. Теперь, когда его стали регулярно кормить, вялый и изможденный волчонок стал игривым и жизнерадостным. Гарион заметил, что его мать тоже начала толстеть, а ее мех становился гладким и лоснящимся.
   – Отличная берлога, – заметила волчица. – Отсюда мы будем ходить на охоту?
   – Нет, сестрица, – ответила Полгара, помешивая отвар в стоящем на огне горшочке. – У нас есть дела в другом месте. Дай-ка я взгляну на твою рану.
   Волчица послушно легла у огня и протянула поврежденную лапу. Полгара осторожно разбинтовала ее и осмотрела.
   – Гораздо лучше, – сказала она. – Рана почти зажила. Она еще причиняет тебе боль?
   – Это не имеет значения, – равнодушно отозвалась волчица. – Боль нужно терпеть.
   – Но если боль стихает, значит, идет заживление раны.
   – Это правда, – согласилась волчица. – Я сама замечала это в прошлом. Сейчас боль уменьшилась.
   Полгара промыла лапу отваром, затем смешала его с мылом и сахаром, приложила примочку к ране и снова забинтовала ее.
   – Больше этого не понадобится, сестрица, – сказала она своей пациентке. – Рана почти зажила.
   – Спасибо, – просто ответила волчица. – А я смогу ходить, когда опять станет светло? Штуковина, которая бегает на круглых ногах, очень неудобная, а та, которая заставляет ее бегать, слишком много говорит.
   – Потерпи еще денечек, – посоветовала Полгара. – Дай ране время зажить.
   Волчица вздохнула и положила голову на лапы.
   Принесли воду из ручья, и Полгара приготовила ужин. После еды Белгарат поднялся.
   – Давай оглядимся вокруг, – предложил он Гариону. – Хочется знать, с чем нам предстоит иметь дело.
   Гарион кивнул и встал. Они вышли из пещеры, захватив ужин для Шелка, который с энтузиазмом вызвался стоять на часах.
   – Куда вы собрались? – спросил маленький человечек, садясь на камень, чтобы приняться за еду.
   – На разведку, – ответил Белгарат.
   – Неплохая идея. Хотите, я пойду с вами?
   – Нет. Оставайся здесь и смотри в оба. Предупреди остальных, если кто-нибудь появится.
   Старик отвел Гариона на сотню футов, где оба превратились в волков. За последние несколько месяцев Гарион проделывал это настолько часто, что различия между его двумя обликами начали стираться, и он часто замечал, что думает по-волчьи, даже пребывая в человеческом обличье. Размышляя над этим неожиданным открытием, Гарион бежал за огромным серебристым волком.
   Внезапно Белгарат остановился.
   – Думай о том, чем занят сейчас, – сказал он. – Если ты будешь отвлекаться, это скверно повлияет на твои слух и чутье.
   – Да, достопочтенный вождь, – ответил Гарион, ощущая стыд. Волки редко нуждаются в упреках, а когда такое происходит, чувствуют себя опозоренными.
   Добравшись до места, где склон хребта был расщеплен землетрясением, они остановились. Подножия гор были скрыты темнотой. Очевидно, армия Урвона получила приказ не разводить костры. Однако на равнине сторожевые огни мерцали, словно оранжевые звездочки.
   – У Зандрамас большая армия, – заметил Гарион.
   – Да, – согласился старик. – Завтра утром разразится крупное сражение. Даже демонам Нахаза понадобится много времени, чтобы перебить столько народу.
   – Чем дольше это продлится, тем лучше. Если хотят, могут сражаться целую неделю. К тому времени мы уже будем на полпути к Келлю.
   – Давай еще пробежимся по хребту и посмотрим, что там делается, – предложил Белгарат.
   – Давай.
   Несмотря на предупреждение Белдина насчет разведчиков обеих армий, два волка не видели ни одного.
   – Возможно, они вернулись с докладом, – заметил Белгарат. – Вероятно, утром они вновь отправятся на разведку. Давай вернемся в пещеру и немного поспим.
   Они поднялись задолго до рассвета. За завтраком царило удрученное молчание. Хотя две армии внизу состояли сплошь из их врагов, никто из путешественников не испытывал особой радости от перспективы приближающегося кровопролития. После завтрака они собрали вещи и вывели лошадей.
   – Сегодня ты неразговорчив, Гарион, – заметил Закет, когда они седлали лошадей.
   – Я просто думаю, существует ли способ помешать тому, что должно сегодня произойти.
   – Едва ли, – промолвил Закет. – Позиции противников достаточно крепки, и сражение уже невозможно предотвратить. Даршивская армия приближается, а армия Урвона ждет в засаде. Я планировал достаточно сражений, чтобы понимать, когда они становятся неизбежными.
   – Вроде битвы при Тул-Марду?
   – Тул-Марду был ошибкой, – признал Закет. – Мне следовало обойти армию Сенедры, а не пытаться пробиться через нее. Гролимы убедили меня, что могут задержать туман на весь день, а я оказался настолько глуп, что им поверил. К тому же я недооценил астурийских лучников. Как можно с такой скоростью пускать стрелы?
   – Для этого требуется особая сноровка. Лелдорин показывал мне, как это делается.
   – Лелдорин?
   – Мой астурийский друг.
   – А мне всегда говорили, что арендийцы тупы до идиотизма.
   – Они не блещут умом, – согласился Гарион. – Может быть, именно это делает их такими хорошими солдатами. Им не хватает воображения, чтобы испытывать страх. – Он улыбнулся в темноте. – Мандореллен не может даже осознать возможности проигрыша сражения. Он бы в одиночку атаковал всю вашу армию.
   – Барон Во-Мандора? Мне известна его репутация. – Закет криво усмехнулся.
   – Знаешь, вполне возможно, что он бы победил.
   – Только не говорите ему об этом. У него и так достаточно проблем. – Гарион вздохнул. – А впрочем, я бы хотел, чтобы Мандореллен был здесь, – он, Бэрак, Хеттар и даже Релг.
   – Релг?
   – Улгский фанатик. Он умеет проходить сквозь камни.
   Закет уставился на него.
   – Не спрашивайте меня, как он это делает, потому что я не знаю. Я видел, как он воткнул гролима в огромный валун, так что остались торчать только руки.
   Закет пожал плечами.
   Они сели на лошадей и медленно двинулись вперед; двуколка Сенедры замыкала процессию. Небо постепенно светлело, и Гарион увидел, что они приближаются к обрыву, откуда открывался вид на поле предстоящей битвы.
   – Белгарат, – негромко обратился к старику Закет, – вы не возражаете против предложения?
   – Я всегда выслушиваю предложения.
   – Возможно, это единственное место, откуда мы сможем наблюдать за происходящим внизу. Быть может, лучше подождать здесь и убедиться, что армии вступили в сражение, прежде чем двигаться дальше? Если даршивцы обошли засаду Урвона, они окажутся всего в нескольких лигах от нас, и нам придется удирать со всех ног.
   Белгарат нахмурился.
   – Вероятно, вы правы, – согласился он. – Никогда не помешает точно знать всю ситуацию. Хорошо, мы остановимся здесь и дальше пойдем пешком. Из-за камней мы сможем незаметно наблюдать за битвой.
   – Я и остальные дамы подождем здесь, отец, – сказала Полгара. – Мы уже достаточно насмотрелись на битвы, и не думаю, что нам стоит созерцать еще одну. – Она посмотрела на Эрионда. – Ты тоже останешься с нами.
   – Хорошо, Полгара.
   Остальные, пригнувшись, двинулись к обрыву и укрылись за валунами на краю утеса. Облачность, постоянно нависающая над Даршивой, окутывала сумраком равнину внизу, где Гарион различал вдали крошечные фигурки, казалось, медленно крадущиеся вперед.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация