А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Колдунья из Даршивы" (страница 2)

   Часть первая
   МЕЛЬСЕН

   Глава 1

   Ее величество королева Драснии Поренн пребывала в задумчивом настроении. Она стояла у окна розовой гостиной своего дворца в Бокторе, наблюдая за играющим в саду юным королем Хевой и Унраком, сыном Бэрака Трелхеймского. Их пока еще увлекали детские забавы, но они уже почти совсем взрослые, правда, неустоявшиеся пока голоса колебались между мальчишеским сопрано и мужским баритоном. Поренн вздохнула, разглаживая руками черное бархатное платье. Королева Драснии носила черное со времен смерти мужа.
   – Ты бы гордился сыном, мой дорогой Родар, – печально прошептала она.
   Послышался негромкий стук в дверь.
   – Да? – не оборачиваясь, отозвалась Поренн.
   – Какой-то надракиец хочет видеть вас, ваше величество, – сообщил пожилой дворецкий. – Он говорит, что вы его знаете.
   – Вот как?
   – Он представился Ярблеком.
   – Ах да! Помощник принца Хелдара. Пожалуйста, впустите его.
   – С ним женщина, ваше величество, – неодобрительным тоном продолжал дворецкий. – Она использует выражения, которые ваше величество, очевидно, предпочли бы не слышать.
   – Должно быть, это Велла, – улыбнулась Поренн. – Я уже слышала ее ругань. Едва ли она произносит эти слова всерьез. Пожалуйста, впустите обоих.
   – Хорошо, ваше величество.
   Ярблек выглядел как всегда неряшливо. Плечевой шов его длинного черного плаща в одном месте порвался и был наспех заделан с помощью куска кожаного ремня. Портрет дополняли всклокоченная черная борода и растрепанные, спутанные волосы, к тому же от него исходил не слишком приятный запах.
   – Ваше величество, – вежливо заговорил надракиец, делая неуклюжую попытку поклониться.
   – Уже пьяны, господин Ярблек? – лукаво осведомилась королева.
   – Ну, не совсем, Поренн, – ответил ничуть не обескураженный Ярблек. – Просто небольшое похмелье с прошлой ночи.
   Королеву не обидело то, что надракиец назвал ее по имени. Ярблек никогда не признавал устоявшиеся правила этикета.
   Вместе с ним в гостиную вошла его поразительно красивая соотечественница с иссиня-черными волосами и пылающим взглядом. На ней были кожаные брюки в обтяжку и черный кожаный жилет. Из-под отворотов сапог торчали серебряные рукоятки кинжалов; еще два кинжала были заткнуты за широкий кожаный пояс. Женщина грациозно поклонилась.
   – Вы выглядите усталой, Поренн, – заметила она. – Думаю, вам нужно поспать.
   Поренн рассмеялась.
   – Скажите это людям, которые почти каждый час приносят мне целые стопки документов на подпись.
   – Я уже много лет назад взял за правило, – промолвил Ярблек, без приглашения растянувшись в кресле, – никогда не излагать ничего письменно. Это экономит время и избавляет от многих неприятностей.
   – Кажется, Хелдар говорил то же самое.
   Ярблек пожал плечами.
   – Шелк знает, как надо вести дела.
   – Я уже давно не видела вас обоих, – заметила Поренн, присаживаясь напротив.
   – Мы были в Маллорее, – отозвалась Велла, бродившая по комнате, окидывая обстановку оценивающим взглядом.
   – Разве это не опасно? Я слышала, что там чума.
   – Эпидемия практически ограничена Мал-Зэтом, – ответил Ярблек. – Полгара убедила императора закрыть город.
   – Полгара? – воскликнула Поренн, поднимаясь со стула. – Что она делает в Маллорее?
   – В последний раз, когда я видел Полгару, она вместе с Белгаратом и остальными направлялась в место, именуемое Ашабой.
   – А как они оказались в Маллорее?
   – Очевидно, прибыли туда морем. Путь, конечно, неблизкий, но другого нет.
   – Ярблек, неужели мне придется клещами вытягивать из вас информацию? – сердито осведомилась Поренн.
   – Я как раз перехожу к главному, Поренн, – оскорбленным тоном откликнулся Ярблек. – Вы хотите сначала выслушать эту историю. У меня для вас много сообщений, а у Веллы имеется еще парочка, о которых она даже со мной не пожелала поделиться.
   – Начните сначала, Ярблек.
   – Как вам будет угодно. – Он почесал бороду. – Как я узнал, Шелк, Белгарат и другие были в Хтол-Мургосе. Их захватили маллорейцы, и Закет потребовал доставить всех в Мал-Зэт. Молодой парень с большим мечом – Белгарион, верно? Короче говоря, он и Закет стали друзьями.
   – Гарион и Закет? – недоверчиво переспросила Поренн. – Каким образом?
   – Понятия не имею. Меня там не было, когда это произошло. Короче, они подружились, но тут в Мал-Зэте вспыхнула чума. Мне удалось вывести Шелка и других из города, и мы отправились на север, но расстались, прежде чем добрались до Венны. Им приспичило ехать в эту самую Ашабу, а меня ждал караван с товарами, которые нужно было доставить в Яр-Марак. Кстати, мне удалось тогда сделать неплохую прибыль.
   – А почему они отправились в Ашабу?
   – Они преследовали женщину по имени Зандрамас – ту, что похитила сына Белгариона.
   – Женщина? Зандрамас – женщина?
   – Так они мне сказали. Белгарат передал для вас письмо. Там все объяснено. Я сказал ему, что лучше не доверять бумаге, но он не стал меня слушать. – Ярблек с трудом оторвался от кресла, порылся в складках плаща и протянул королеве грязноватый, смятый лист пергамента. Подойдя к окну, он выглянул в сад. – Этот мальчишка часом не сын Трелхейма? Вон тот рослый, с рыжими волосами?
   Поренн читала письмо.
   – Да, – рассеянно отозвалась она, пытаясь сосредоточиться на послании.
   – Значит, он здесь? Я имею в виду Трелхейма.
   – Да. Не знаю, проснулся ли он уже. Вчера он пошел спать поздно и был немного выпивши.
   Ярблек рассмеялся.
   – Узнаю Бэрака! А жена и дочери тоже с ним?
   – Нет, – ответила Поренн. – Они в Вал-Алорне, занимаются приготовлениями к свадьбе старшей дочери.
   – Неужели она уже в подходящем возрасте?
   – Черекцы рано вступают в брак. Они, кажется, думают, что это лучший способ избавить девушку от неприятностей. Бэрак и его сын приехали сюда, не выдержали всей этой предсвадебной суеты.
   Ярблек снова расхохотался.
   – Пожалуй, я разбужу его и посмотрю, не найдется ли у него чего-нибудь выпить. – Болезненно поморщившись, он коснулся указательным пальцем переносицы.
   – Сегодня утром мне не по себе, а Бэрак как раз тот человек, который поможет с этим справиться. Я вернусь, когда почувствую себя лучше. А вы пока спокойно дочитаете, что там написал Белгарат. Совсем забыл! – воскликнул он и снова начал шарить под плащом. – Вот другие письма. Одно от Полгары, – Ярблек небрежно бросил его на стол, – одно от Белгариона, одно от Шелка и одно от молодой блондинки с ямочками на щеках – ее называют Бархотка. Змея не прислала ничего – сами знаете, каковы змеи. А теперь прошу меня извинить. – Он направился к двери и вышел.
   – Это самый несносный человек в мире! – воскликнула Поренн.
   – Он нарочно себя так ведет. – Велла пожала плечами. – Считает, что окружающих это должно забавлять.
   – Ярблек сказал, у вас тоже есть для меня сообщения, – продолжала королева. – Лучше прочитать все сразу – думаю, что смогу выдержать все потрясения одновременно.
   – У меня только одно сообщение, Поренн, – сказала Велла, – и оно не письменное. – Лизелль – та, которую называют Бархотка, – просила передать вам кое-что с глазу на глаз.
   – Хорошо, – кивнула Поренн, отложив письмо Белгарата.
   – Не понимаю, как они об этом узнали, – промолвила Велла, – но король Хтол-Мургоса вроде бы не сын Таур-Ургаса.
   – Что вы говорите, Велла?!
   – Ургит даже не родственник этому злобному маразматику. Кажется, много лет назад один драснийский авантюрист нанес визит во дворец в Рэк-Госку. Он и жена Таур-Ургаса стали близкими друзьями. – Она улыбнулась, слегка приподняв бровь. – Очень близкими. Мургские женщины всегда вызывали у меня подозрения на этот счет. Как бы то ни было, Ургит явился результатом этой дружбы.
   В голове у королевы Поренн шевельнулось ужасное подозрение.
   Велла ехидно усмехнулась.
   – Мы все знали, что Шелк состоит в родстве со многими королевскими семействами, – сказала она. – Просто не догадывались, со сколькими.
   – Нет! – ахнула Поренн.
   – Еще как да, – рассмеялась Велла. – Лизелль приперла к стенке мать Ургита, и госпожа Тамазина во всем призналась. – Лицо надракийской девушки стало серьезным. – Весь смысл сообщения Лизелль в том, что Шелк не хочет, чтобы об этом узнал тот костлявый парень, Дротик. Но Лизелль чувствовала, что должна кому-то все рассказать. Вот она и попросила меня передать это вам. Очевидно, чтобы вы решили, рассказывать Дротику или нет.
   – Весьма любезно с ее стороны, – сухо заметила Поренн. – От меня хотят, чтобы я хранила секреты от начальника моей собственной разведки!
   Глаза Веллы весело блеснули.
   – Лизелль оказалась в трудной ситуации, Поренн. Я знаю, что порой перебираю по части выпивки, да и ругаюсь что твой сапожник. Поэтому люди считают меня глупой, но это не так. Я повидала мир, и у меня отличное зрение. Конечно, я ни разу их не застукала, но готова ставить половину денег, которые получу, когда Ярблек меня продаст, что Шелк и Лизелль поддерживают нежную дружбу.
   – Велла!
   – Я не могу этого доказать, Поренн, но мне достаточно того, что я видела. – Велла состроила кислую мину. – А сейчас, если это не причинит беспокойства, мне бы хотелось принять ванну. Я ведь провела в седле несколько недель. Конечно, лошади – приятные животные, но пахнуть, как они, нет ж, увольте.
   Мысли Поренн лихорадочно работали. Чтобы дать себе время подумать, она встала и подошла к надракийской девушке.
   – Вы когда-нибудь носили атласное платье, Велла? – спросила она.
   – Атласное платье? – Велла хрипло рассмеялась. – Надракийцы никогда не носят атлас.
   – Значит, вы будете первой. – Тонкие белые пальцы королевы Поренн взъерошили густые черные волосы девушки. – Я бы душу продала за такие волосы, – пробормотала она.
   – Хотите, поменяемся? – предложила Велла. – Знаете, сколько бы за меня дали, будь я блондинкой?
   – Погодите, Велла, – рассеянно произнесла Поренн. – Я пытаюсь собраться с мыслями. – Выпустив из рук шелковистые пряди волос девушки, она приподняла ее подбородок и заглянула в глаза. Внезапно судьба этой взбалмошной девушки предстала как на ладони перед королевой Драснии. Она едва не засмеялась. – Какое удивительное будущее ожидает вас, дорогая! Вы достигнете небесной высоты!
   – Право, Поренн, не знаю, о чем вы.
   – Узнаете. – Поренн разглядывала безупречную красоту лица Веллы. – Да, – промолвила она, – пожалуй, лиловый атлас будет то, что надо.
   – Я предпочитаю красный.
   – Нет, милая, – покачала головой Поренн. – Красный не годится. Только бледно-лиловый. – Протянув руку, она коснулась уха девушки. – И аметистовые серьги.
   – Что у вас на уме?
   – Всего лишь игра, дитя мое. Драснийцы любят играть. А когда мне надоест, я удвою вашу стоимость. – Поренн не стала распространяться дальше. – Сначала ванна, а потом все остальное.
   Велла пожала плечами.
   – Лишь бы я могла оставить при себе мои кинжалы.
   – Что-нибудь придумаем.
   – Зачем вам понадобилась такая неотесанная девчонка, как я? – почти жалобно осведомилась Велла.
   – Доверьтесь мне, – улыбнулась Поренн. – А сейчас идите в ванную, малышка. Я должна прочитать письма и хорошенько все обдумать.
   Покончив с письмами, королева Драснии вызвала дворецкого и отдала пару распоряжений.
   – Я хочу побеседовать с графом Трелхеймом, – сказала она, – прежде чем он снова напьется. Мне также нужно поговорить с Дротиком, как только он сможет прибыть во дворец.
   Минут через десять в дверях появился Бэрак с осоловелыми глазами и торчащей в разные стороны рыжей бородой. Ярблек следовал за ним.
   – Забудьте о пивных кружках, господа, – резко начала Поренн. – Есть работа. Бэрак, «Морская птица» готова к отплытию?
   – Она всегда готова, – обиженно отозвался Бэрак.
   – Отлично. Тогда соберите ваших матросов. Вам придется посетить несколько мест. Я назначаю собрание Алорийского Совета. Передайте это Анхегу, Фулраху и сыну Бренда, Кейлу, в Риве. Зайдите в Арендию и возьмите на борт Мандореллена и Лелдорина. – Она поджала губы. – Кородуллин не в том состоянии, чтобы путешествовать, поэтому Во-Мимбр оставьте в стороне. Хотя он бы поднялся со смертного одра, если бы узнал, что происходит. Обязательно зайдите в Тол-Хонет и захватите Вэрена. Хо-Хэгу и Хеттару я напишу сама. А вы, Ярблек, отправляйтесь в Яр-Надрак и привезите Дросту. Веллу оставьте здесь со мной.
   – Но…
   – Никаких «но». Делайте, что я вам говорю.
   – Вы, кажется, сказали, что это собрание Алорийского Совета, Поренн, – возразил Бэрак. – Зачем тогда приглашать арендийцев, толнедрийцев и… надракийцев?
   – Это дело не терпит промедления, Бэрак, и оно касается всех.
   Оба тупо уставились на нее. Королева резко хлопнула в ладоши.
   – Спешите, господа! Мы не можем терять времени.
   Ургит, король Хтол-Мургоса, восседал на своем сверкающем троне во дворце Дроим в Рэк-Урге. Одетый в излюбленные камзол и панталоны пурпурного цвета, он небрежно перебросил одну ногу через подлокотник трона и рассеянно перебрасывал свою корону из одной руки в другую, прислушиваясь к монотонному голосу Агахака, верховного иерарха Рэк-Урги.
   – С этим придется подождать, Агахак, – наконец промолвил король. – В следующем месяце я собираюсь жениться.
   – Это распоряжение церкви, Ургит.
   – Вот и отлично. Передайте церкви мои наилучшие пожелания.
   Агахак выглядел слегка озадаченным.
   – Значит, теперь вы ни во что не верите, мой король?
   – Можно сказать и так. Разве наш усталый мир не готов к атеизму?
   Впервые в жизни Ургит видел сомнение на лице иерарха.
   – Атеизм – всего лишь свобода, Агахак, – продолжал он, – когда человек сам принимает решение и посылает всех богов подальше. Я сам по себе, а они сами по себе – на том и поладим. При этом я желаю им всего наилучшего.
   – Это непохоже на вас, Ургит, – заметил Агахак.
   – Почему непохоже? Я просто устал изображать клоуна. – Вытянув ногу, Ургит подбросил корону, словно мяч, поймал ее и снова подбросил. – Вам что-нибудь неясно, Агахак? – осведомился он, подхватывая корону в воздухе.
   Иерарх Рэк-Урги выпрямился.
   – Я не прошу вас, Ургит…
   – Вот и отлично, так как я не собираюсь соглашаться.
   – …а приказываю вам ехать.
   – Да ну?
   – Вы понимаете, с кем говорите?
   – Прекрасно понимаю, старина. Вы тот нудный старый гролим, который надоедает мне с тех пор, как я унаследовал трон от правителя, привыкшего размышлять лежа, на коврах в Рэк-Госку. Слушайте меня внимательно, Агахак. Я постараюсь говорить коротко и ясно, чтобы до вас дошло. Я не собираюсь в Маллорею и никогда туда не собирался. Мне там не на что смотреть и нечего делать. Тем более что Каль Закет вернулся в Мал-Зэт, а я не намерен приближаться к тому месту, где он находится. К тому же в Маллорее водятся демоны. Вы когда-нибудь видели демона, Агахак?
   – Пару раз, – угрюмо откликнулся иерарх.
   – И тем не менее собираетесь ехать в Маллорею? Вы такой же безумец, каким был Таур-Ургас.
   – Я могу сделать вас королем всего Ангарака!
   – А я не хочу быть королем всего Ангарака. Я даже не хочу быть королем Хтол-Мургоса. Все, чего я желаю, это чтобы меня оставили в покое и дали возможность поразмыслить о приближающемся кошмаре.
   – Вы имеете в виду ваш брак? – На лице Агахака появилась хитрая ухмылка. – Вы могли бы избежать его, отправившись со мной в Маллорею.
   – Неужели я говорил слишком быстро, Агахак? Жена – достаточно скверная штука, но демоны еще хуже. Вам кто-нибудь рассказывал, что случилось с Хабат? – Ургит вздрогнул.
   – Я сумею вас защитить.
   – Вы, Агахак? – Ургит презрительно рассмеялся. – Вы не в состоянии защитить даже самого себя. Даже Полгаре пришлось просить бога, чтобы он одолел чудовище. Вы собираетесь воскресить Торака, дабы он протянул вам руку помощи? Или вы рассчитываете на Алдура? Это он помог Полгаре. Но я не думаю, что ради вас он пошевелит хотя бы пальцем. Что-то мне говорит о том, что вы вряд ли ему понравитесь. Мне, кстати, вы тоже не нравитесь.
   – Вы заходите слишком далеко, Ургит!
   – Недостаточно далеко, Агахак. Столетиями – возможно, целыми эпохами – вы, гролимы, осуществляли верховную власть в Хтол-Мургосе, но это было при Ктучике, а сейчас он мертв. Вы ведь знаете это, не так ли, старина? Он попытался разделаться с Белгаратом, а тот разнес его на мелкие кусочки. Возможно, я единственный из ныне живущих мургов, который встречался с Белгаратом и может об этом рассказать. Мы с ним в весьма недурных отношениях. Хотите с ним познакомиться? Если желаете, я мог бы вас представить.
   Агахак заметно съежился.
   – Так-то лучше, – спокойно сказал Ургит. – Рад, что вы так быстро оцениваете ситуацию. Можете сколько угодно грозить мне пальцем, но теперь я знаю, как с этим справиться. Я наблюдал за Белгарионом с достаточно близкого расстояния, когда мы прошлой зимой вместе ехали в Рэк-Ктэн. Он знает, как надо поступать с ненадежными людьми. Если ваша рука двинется хоть на полдюйма в мою сторону, вы получите в спину целый колчан стрел. Лучники уже на месте, и их луки натянуты. Подумайте об этом, Агахак.
   – Это непохоже на вас, Ургит, – повторил иерарх; его лицо побледнело от гнева.
   – Знаю. Но мне это нравится. Можете идти, Агахак.
   Иерарх повернулся на каблуках и двинулся к двери.
   – Кстати, старина, – добавил Ургит. – Я получил известие, что наш дорогой брат Гетель Туллийский недавно умер – возможно, съел что-нибудь не то. Туллы ведь такие неразборчивые, едят почти все, что плавает, летает, ползает или размножается на гнилом мясе. Жаль – Гетель был одним из немногих людей в мире, с которыми мне интересно поболтать. Теперь трон унаследовал Натель – его полоумный сынок. Я встречался с Нателем – у него мозги земляного червя, но он истинный ангараканский король. Почему бы вам не спросить у него, не захочет ли он поехать с вами в Маллорею? Правда, вам понадобится время, чтобы объяснить ему, где находится Маллорея, так как он, несомненно, считает, что земля плоская, но я уверен, что с этим вы справитесь. – Ургит махнул рукой взбешенному иерарху. – Бегите в ваш храм и созовите еще нескольких гролимов. Может, вам удастся вновь разжечь жертвенный огонь в своем святилище. Во всяком случае, надеюсь, это успокоит ваши нервы.
   Агахак вышел, хлопнув дверью.
   Ургит весело расхохотался, колотя кулаком по подлокотнику трона.
   – Тебе не кажется, сын мой, что ты и впрямь зашел слишком далеко? – спросила госпожа Тамазина из потайной ниши, откуда она слушала разговор.
   – Возможно, мама, – согласился Ургит, все еще смеясь, – но разве это не забавно?
   Госпожа Тамазина шагнула из тени и ласково улыбнулась сыну.
   – Конечно, забавно, – согласилась она. – Но старайся не злить Агахака. Он может быть опасным врагом.
   – У меня полным-полно врагов, мама, – отозвался Ургит и машинально потянул себя за длинный заостренный нос. – Большинство людей меня ненавидит, но я научился с этим мириться. Ведь мне не предстоит переизбрание.
   Суровый старый сенешаль Оскатат также шагнул из ниши.
   – Что нам с тобой делать, Ургит? – мрачно осведомился он. – Чему только учил тебя Белгарион?
   – Он учил меня, как быть королем, Оскатат. Возможно, я долго не протяну, но, клянусь богами, покуда жив, я собираюсь оставаться королем. Но так как меня все равно твердо намерены убить, то буду наслаждаться жизнью, пока еще дышу.
   Его мать вздохнула и беспомощно развела руками.
   – С ним ничего не поделаешь, Оскатат, – сказала она.
   – Боюсь, что да, госпожа Тамазина, – кивнул седовласый сенешаль.
   – Принцесса Прала хочет поговорить с тобой, – обратилась к сыну Тамазина.
   – Я к ее услугам, – ответил Ургит. – Сейчас и всегда, если я правильно понимаю условия брачного контракта.
   – Только будь полюбезней, – взмолилась Тамазина.
   – Хорошо, мама.
   Принцесса Прала скользнула в комнату сквозь боковую дверь. На ней был костюм для верховой езды, состоящий из черной юбки, доходящей до икр, белой атласной блузы и лакированных сапог. Каблуки стучали по мраморному полу, словно молоточки. Длинные черные волосы волнами опускались на спину; в глазах светились угрожающие огоньки. В руке она держала свиток пергамента.
   – Вы поможете мне, господин Оскатат? – спросила госпожа Тамазина, протягивая руку сенешалю.
   – Конечно, госпожа, – отозвался старик, заботливо поддерживая мать Ургита. Оба удалились.
   – Что теперь? – настороженно обратился к невесте Ургит.
   – Я потревожила ваше величество? – осведомилась Прала, не потрудившись даже присесть в реверансе.
   Принцесса сильно изменилась. Она уже не была смиренной и покорной мургской дамой. Ургит чувствовал, что время, проведенное с королевой Сенедрой и графиней Лизелль, испортило ее, а нездоровое влияние волшебницы Полгары проявлялось буквально в каждом движении. Тем не менее Ургит не мог отрицать, что Прала выглядит поистине восхитительно. Ее черные глаза сверкали, пышные волосы подчеркивали белизну кожи. К своему удивлению Ургит обнаружил, что она ему, пожалуй, очень нравится.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация