А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Колдунья из Даршивы" (страница 29)

   – Кого «ее»?
   – Сам увидишь.
   – С кем ты говорил? – спросила волчица.
   – Ты слышала? – удивился Гарион.
   – Нет, но мне показалось, будто ты разговаривал.
   – Мы побеседуем об этом позже. Сюда идет вожак моей стаи. Он принимает решения.
   – Так и должно быть. – Она легла на брюхо, продолжая зализывать лапу.
   – Как ты ее повредила?
   – Люди спрятали под листьями капкан, и он ухватил мою лапу. У него острые челюсти.
   Из мертвого леса выбежал Белгарат. Он остановился и сел на корточки, высунув язык.
   Волчица прижала морду к земле в знак уважения.
   – В чем проблема? – мысленно осведомился Белгарат.
   – Она угодила лапой в капкан. Стая бросила ее, а ее напарник умер. Она искалечена и голодна.
   – Такое случается нередко.
   – Я не собираюсь оставить ее умирать. Белгарат внимательно посмотрел на него.
   – Я и не думал, что собираешься, – отозвался он, – в противном случае стал бы уважать тебя куда меньше.
   Белгарат подошел к волчице.
   – Как дела, сестричка? – принюхиваясь, спросил он на волчьем языке.
   – Плохо, достопочтенный вождь, – вздохнула она. – Наверное, я уже не смогу охотиться.
   – Ты присоединишься к моей стае, а мы позаботимся о твоей ране и будем приносить тебе столько мяса, сколько потребуется. Где твои малыши? Я чую их запах на твоей шерсти.
   Гарион заскулил от удивления.
   – Остался только один, – ответила волчица, – и он очень слаб.
   – Приведи нас к нему. Мы сделаем его сильным.
   – Как прикажешь, достопочтенный вождь, – ответила она с машинальной покорностью.
   – Лети сюда, Пол, – мысленно позвал Белгарат, – и прими облик своей матери. – Властность его приказа была скорее волчьей, нежели человеческой.
   Последовало недоуменное молчание.
   – Да, отец, – наконец откликнулась Полгара.
   Когда она появилась через несколько минут в облике волчицы, Гарион узнал ее по характерной белой полоске над левой бровью.
   – В чем дело, отец?
   – У нашей сестрицы ранена левая передняя лапа, – ответил Белгарат. – Ты сможешь исцелить ее?
   Полгара приблизилась к волчице и обнюхала раненую лапу.
   – Рана гноится, – мысленно сообщила она, – но, кажется, переломов нет. Припарки в течение нескольких дней должны ее исцелить.
   – Тогда займись этим. У нее есть детеныш. Мы должны отыскать его.
   Полгара устремила на него вопросительный взгляд золотистых глаз.
   – Она и ее малыш присоединятся к нашей стае. Они пойдут с нами, – по-волчьи произнес Белгарат и мысленно добавил: – Это идея Гариона. Он отказывается бросать ее здесь.
   – Благородно, но едва ли разумно.
   – Возможно, но таково его решение, и я в общем с ним согласен. Тебе, однако, придется объяснить ей некоторые вещи. У нее нет оснований доверять людям, и я не хочу, чтобы она впала в панику, когда остальные догонят нас. – Он повернулся к волчице. – Все будет хорошо, сестрица. А теперь давай найдем твоего малыша.

   Глава 21

   Волчонок был так истощен, что не мог стоять, поэтому Полгаре пришлось взять его зубами за шиворот и вынести из берлоги.
   – Иди встречать остальных, – велела она Гариону. – Не позволяй им приближаться, пока я не поговорю с нашей сестрой. И принеси столько еды, сколько влезет в мешок.
   – Да, тетушка Пол.
   Гарион выбежал на дорогу, превратился в человека и стал поджидать друзей.
   – У нас небольшая проблема, – сообщил он им. – Мы нашли раненую даму в лесу. Она и ее малыш голодают.
   – Ребенок? – воскликнула Сенедра.
   – Не совсем, – ответил Гарион, подойдя к запасам продуктов и принимаясь набивать парусиновый мешок мясом и сыром.
   – Но ты только что сказал…
   – Это волчонок, Сенедра, а дама – волчица.
   – Что?!
   – Она попала в капкан, поранила лапу и не может ни бегать, ни охотиться. Теперь она останется с нами – по крайней мере пока не заживет ее лапа.
   – Но…
   – Никаких «но». Она пойдет с нами. Дарник, ты можешь что-нибудь придумать, чтобы везти ее, не пугая лошадей?
   – Постараюсь, – ответил кузнец.
   – Не кажется ли вам, что в данных обстоятельствах подобная любовь к ближнему может оказаться неуместной? – мягко осведомился Сади.
   – Нет, – ответил Гарион, завязывая мешок, – не кажется. Оставайтесь за холмом, пока мне не удастся убедить ее, что мы не причиним ей вреда. У холма есть вода, но это слишком близко к ее берлоге. Нам придется подождать, прежде чем напоить лошадей.
   – Что тебя так разозлило? – спросил Шелк.
   – Будь у меня время, я бы разыскал человека, поставившего этот капкан, и сломал ему ногу в нескольких местах. Ну ладно, мне нужно возвращаться. Волчица и волчонок очень голодны.
   Гарион перекинул мешок через плечо и зашагал назад. Он понимал, что его гнев неразумен и что для грубого обращения с Сенедрой и остальными нет никаких оснований, но ничего не мог с собой поделать. Покорность, с которой волчица ожидала смерти, и ее горе по умершему спутнику жизни разрывали ему сердце, а гнев сушил выступавшие на глазах слезы.
   Когда Гарион вновь превратился в волка, нести мешок стало трудно, но он тащил его в зубах, держа голову высоко, чтобы не волочить мешок по земле.
   Полгара и Белгарат разговаривали с волчицей, когда Гарион добрался до берлоги. В глазах волчицы светилось недоверие.
   – Она не в состоянии это понять, – сказала Полгара.
   – Ей кажется, что ты лжешь? – спросил Гарион, выпустив из зубов мешок.
   – Волки не знают понятия «ложь». Ей кажется, что мы ошибаемся. Придется нам предъявить доказательство. Ты первый с ней познакомился, поэтому она больше поверит тебе. Превратись в человека. Все равно тебе понадобятся руки, чтобы развязать мешок.
   – Хорошо. – Гарион мысленно представил себе свой обычный облик и тут же принял его.
   – Вот это да! – только и смогла произнести изумленная волчица.
   Гарион развязал мешок и положил перед волчицей мясо и сыр. Она начала жадно есть. Он опустился на колени перед изголодавшимся волчонком и начал его кормить, стараясь держать пальцы подальше от острых, как иглы, зубов.
   – Ты не похож на других людей, – заметила волчица.
   – Не совсем похож, – согласился Гарион.
   – А у тебя есть самка? – спросила она.
   – Да.
   – Волчья или человеческая?
   – Человеческая.
   – И она охотится с тобой?
   – Наши самки, как правило, не охотятся.
   – Что за бесполезные существа! – с презрением фыркнула волчица.
   – Ну, не вполне.
   – Приближаются Дарник и остальные, – предупредила Полгара. И обратилась к волчице: – Сюда идут другие из нашей стаи, сестрица. Это люди, о которых я говорила. Не бойся их – они похожи на него. – Она указала носом на Гариона. – Наш вожак и я тоже умеем изменять наш облик. Присутствие волков пугает животных, которые нас сопровождают, а им нужно попить из твоего источника. Если можно, отойди с человеком, который тебя накормил, чтобы наши животные могли попить.
   – Будь по-твоему, – отозвалась волчица.
   Гарион увел ее от источника, неся на руках сонного волчонка, который поднял мордочку, лизнул его в лицо и тут же заснул снова.
   Дарник и Тоф разбили лагерь возле источника, покуда Эрионд и Шелк поили лошадей и привязывали их к деревьям.
   Через некоторое время Гарион привел к костру настороженную волчицу.
   – Пришло время познакомить тебя с другими членами нашей стаи, – сказал он ей, – так как теперь они и твои товарищи.
   – Это противоестественно, – заявила она, хромая рядом с ним.
   – Они не причинят тебе вреда, – заверил ее Гарион и обратился к остальным:
   – Пожалуйста, стойте спокойно. Она захочет обнюхать каждого из вас, чтобы узнавать потом. Не пытайтесь к ней прикоснуться и говорите потише. Она очень нервничает. – Он повел волчицу вокруг костра, позволяя ей обнюхивать каждого из его спутников.
   – Как ее зовут? – спросила Сенедра, когда волчица обнюхивала ее маленькую руку.
   – Волки не нуждаются в именах.
   – Но мы ведь должны как-то ее называть, Гарион. Можно я подержу волчонка?
   – Думаю, его матери это не понравится. Пускай она сначала к тебе привыкнет.
   – Это и есть твоя самка? – спросила волчица. – Я чувствую на ней твой запах.
   – Да, – сказал Гарион.
   – Она очень маленькая. Теперь я понимаю, почему она не может охотиться. А она уже взрослая?
   – Да.
   – И у нее уже был первый помет?
   – Да.
   – Сколько детенышей?
   – Один.
   – Только один? – Волчица снова фыркнула. – У меня было шестеро. Тебе нужно выбрать самку покрупнее. Уверена, что эта была самой маленькой в помете ее матери.
   – Что она говорит? – спросила Сенедра.
   – Это невозможно перевести, – солгал Гарион.
   Когда волчица немного расслабилась, Полгара приготовила в маленьком горшочке отвар из трав, смешала его с пастой из мыла и сахара и приложила припарку к раненой лапе.
   – Постарайся не лизать и не кусать ее, сестрица, – велела она. – Эта штука невкусная и должна оставаться на месте, чтобы исцелить твою рану.
   – Спасибо, – поблагодарила волчица и посмотрела на танцующее пламя костра.
   – Вы, люди, ловко орудуете вашими передними лапами.
   – Да, это очень удобно, – кивнула Полгара. Взяв спящего волчонка из рук Гариона, она положила его рядом с матерью.
   – Теперь я посплю, – решила волчица. Она положила морду на бочок детеныша и закрыла глаза.
   Дарник подошел к Гариону и отвел его в сторону.
   – Кажется, я придумал способ, как перевозить ее, не пугая лошадей, – сказал он. – Я могу сделать для нее нечто вроде саней, привяжу к ним длинную веревку, чтобы лошади не чуяли запах, и накрою волчицу и детеныша старой лошадиной попоной. Со временем лошади к ним привыкнут. – Кузнец серьезно посмотрел на друга. – Зачем мы это делаем, Гарион?
   – Я даже подумать не могу, чтобы бросить их в лесу. Они бы погибли через несколько дней.
   – Ты хороший человек, – просто сказал Дарник, положив руку на плечо Гариона. – Ты не только смел, но и благороден.
   – Я сендариец, – пожал плечами Гарион. – Мы все таковы.
   – Но ты же знаешь, что в действительности ты не сендариец.
   – Меня воспитывали как сендарийца, а это самое главное, не так ли?
   Сани, которые Дарник соорудил для волчицы и детеныша на следующее утро, имели широко расставленные полозья и низкую площадку, чтобы они не могли опрокинуться.
   – Возможно, было бы лучше использовать колеса, – заметил кузнец, – но у меня их нет, а изготовление отняло бы слишком много времени.
   – Я обшарю следующую деревню, которая попадется нам на пути, – сказал Шелк. – Может, мне удастся отыскать какую-нибудь тележку.
   Они тронулись в путь сначала медленно, но, увидев, что сани уверенно скользят по сырой земле, перешли на обычный легкий галоп.
   Шелк на скаку заглянул в карту.
   – Впереди город, – сказал он Белгарату. – Думаю, там мы сможем узнать, что новенького в мире.
   – Почему тебе нужно заезжать в каждый город, который нам попадается? – спросил его Белгарат.
   – Я городской житель, Белгарат, – ответил драсниец. – Мне не по себе, если я долгое время не могу ощутить под ногами булыжники. Кроме того, нам нужны припасы. Волчица Гариона ест за двоих. Почему бы вам не объехать вокруг, а мы бы догнали вас за городом?
   – Мы? – осведомился Гарион.
   – Ты ведь поедешь со мной, верно?
   – Очевидно, поеду, – вздохнул Гарион. – Если тебя отпустить одного, так ты обязательно попадешь в неприятную историю.
   – Я? – возмутился Шелк. Закет потер небритую щеку.
   – Я тоже поеду, – сказал он. – Теперь я уже не похож на свое изображение на монетах. – Император сердито взглянул на бороду Белгарата. – Как вы можете это выносить? – осведомился он, свирепо царапая щеку. – Этот зуд доводит меня до исступления.
   – Все дело в привычке, – отозвался Белгарат. – Мне, напротив, не по себе, когда у меня ничего не чешется.
   Путники подъехали к торговому городку, в прошлом недурно укрепленному. Он примостился на вершине холма и был окружен каменной стеной со сторожевыми башнями в каждом углу. Облачность, царящая над Даршивой, делала город серым и унылым. Ворота не охранялись, поэтому Шелк, Гарион и Закет беспрепятственно въехали на пустую улицу.
   – Интересно, сможем ли мы кого-нибудь здесь обнаружить? – промолвил Шелк.
   – Если нет, то, по крайней мере, обшарим магазины в поисках продуктов.
   – Вы когда-нибудь за что-нибудь платите, Хелдар? – сердито осведомился Закет.
   – Нет, если могу не платить. Ни один честный торговец не упустит возможность украсть.
   – Тебе известно, что этот молодой человек насквозь испорчен? – обратился Закет к Гариону.
   – Время от времени мы это замечаем.
   Свернув за угол, они увидели группу людей в рабочих халатах, грузивших фургон под руководством потного толстяка.
   Шелк притормозил лошадь.
   – Куда все подевались, приятель? – спросил он толстяка.
   – Бежали в Гандахар или Далазию.
   – Бежали? Почему?
   – Вы что, с луны свалились? Сюда приближается Урвон!
   – В самом деле? Я об этом не слыхал.
   – Об этом известно всей Даршиве.
   – Зандрамас остановит его, – уверенно заявил Шелк.
   – Зандрамас здесь нет. – Внезапно толстяк крикнул одному из рабочих: – Осторожнее с этим ящиком! Там бьющиеся предметы!
   Шелк подозвал остальных.
   – А куда же она делась? Я имею в виду Зандрамас?
   – Кто знает? В Даршиве не стало ничего, кроме бед, с тех пор как она захватила здесь власть. – Толстяк вытер влажное лицо грязным платком.
   – Постарайтесь, чтобы вас не услышали гролимы.
   – Гролимы! – фыркнул толстяк. – Они сбежали первыми! Армия Урвона использует даршивских гролимов, как хозяйка дрова.
   – Почему же Зандрамас оставила свою страну во время вторжения?
   – Кто знает, почему она делает то или другое? – Толстяк нервно оглянулся и продолжал, понизив голос: – Между нами говоря, приятель, я думаю, что она спятила. В Гемиле Зандрамас устроила целую церемонию – напялила корону на голову какого-то эрцгерцога из Мельсена и заявила, что он теперь император Маллореи. Бьюсь об заклад, он станет на голову ниже, когда Каль Закет до него доберется.
   – Я тоже готов рискнуть любой суммой, – согласился Закет.
   – Потом Зандрамас произнесла речь в гемилском храме, – продолжал толстяк. – Она сказала, что день грядет. Насколько я помню, то же самое издавна твердили гролимы всех мастей, хотя каждый имел в виду различный день. Как бы то ни было, Зандрамас побывала здесь несколько дней назад и сообщила всем нам, что собирается туда, где будет избран новый бог Ангарака. А потом она подняла руку и сказала: «Вот знак того, что я одержу победу». Хотите верьте, хотите нет, но под кожей у нее горели и кружились маленькие огонечки. Сначала я подумал, что тут и впрямь что-то значительное, но мой сосед-аптекарь объяснил мне, что Зандрамас – колдунья и может заставить людей видеть то, что ей хочется.
   – А она говорила что-нибудь еще? – поинтересовался Шелк.
   – Только то, что этот новый бог появится до конца лета.
   – Будем надеяться, что она права, – промолвил Шелк. – Это может положить конец всем беспорядкам.
   – Сомневаюсь, – мрачно отозвался толстяк. – Думаю, эти беспорядки надолго.
   – Она была одна? – спросил Гарион.
   – Нет. С ней были фальшивый император и белоглазый гролим из гемилского храма, который следует за ней, как ручная обезьяна.
   – И кто-нибудь еще?
   – Только маленький мальчик. Не знаю, где она его подобрала. Перед уходом Зандрамас сообщила, что приближается армия апостола Урвона, и велела всему населению преградить ему путь. А потом она удалилась в ту сторону. – Он указал на запад. – Мы с друзьями посмотрели друг на друга, а потом все похватали все, что могли унести, и пустились бежать. Не такие мы дураки, чтобы становиться на пути у армии, кто бы нам это ни приказывал.
   – А как случилось, что вы остались? – с любопытством спросил Шелк.
   – Из-за моей лавки, – плаксивым голосом ответил толстяк. – Я всю жизнь работал, чтобы построить ее, и не собираюсь бежать, чтобы всякие подонки ее разграбили. А теперь, когда все уехали, я могу спокойно вывезти все, что можно спасти. Оставлю я только скоропортящиеся товары, так что убыток будет небольшой.
   – О! – воскликнул Шелк; кончик его острого носа задрожал от жадного интереса. – И чем же вы торгуете, приятель?
   – Всем понемногу. – Толстяк недовольно посмотрел на грузчиков и крикнул: – Сдвиньте ящики поближе! В фургоне еще полно места!
   – Так чем же? – настаивал Шелк.
   – Хозяйственными принадлежностями, инструментами, тканями, продовольствием и так далее.
   Нос Щелка задрожал еще сильнее.
   – Возможно, я предложу вам сделку. Моим друзьям и мне предстоит долгий путь, а наши запасы на исходе. Вы говорили о продовольствии. Что именно у вас имеется?
   Торговец прищурился.
   – Хлеб, сыр, масло, сухофрукты, окорока. Есть даже свежий эль. Но предупреждаю, это вам дорого обойдется. В этой части Даршивы с продуктами плохо.
   – Не думаю, что они будут стоить очень дорого, – заметил Шелк. – Если, конечно, вы не собираетесь дожидаться здесь Урвона.
   Торговец испуганно уставился на него.
   – Понимаете, друг мой, – продолжал Шелк, – вы должны уехать, и думаю, очень скоро. Ваш фургон не может увезти все, что есть у вас в лавке, а ваши ребята не из расторопных. С другой стороны, у моих друзей и у меня быстрые лошади, так что мы можем себе позволить задержаться и, когда вы уедете, просто взять из вашей лавки все, что нам нужно.
   Торговец внезапно побледнел.
   – Это грабеж! – завопил он.
   – Можно назвать и так, – согласился Шелк. Он помолчал, давая торговцу время оценить ситуацию, потом печально вздохнул. – К несчастью, у меня слишком чувствительная совесть. Я не мог ограбить честного человека без крайней необходимости. – Он снял с пояса кошелек, открыл его и заглянул внутрь. – У меня здесь восемь или десять серебряных полукрон. Хотите получить пять из них за то, что мы с моими друзьями сможем увезти?
   – Какая наглость! – возмутился торговец.
   Всем своим видом выражая сожаление, Шелк закрыл кошелек и сунул его за пояс.
   – Следовательно, нам придется ждать. Вы и ваши люди долго провозитесь?
   – Вы грабите меня! – взвыл толстяк.
   – Вовсе нет. Просто на рынке сложилась ситуация, выгодная для покупателей. Мое предложение – пять серебряных полукрон. Вы можете принять его или отказаться. Мы будем ожидать вашего решения на другой стороне улицы. – Он повернул лошадь и направился вместе с Гарионом и Закетом к большому дому на противоположной стороне.
   Когда они спешились, Закет с трудом сдержал смех.
   – Мы еще не совсем закончили, – пробормотал Шелк. – Необходим один маленький штрих. – Подойдя к запертой двери дома, он вынул из-за голенища длинную острую иглу и пошарил ею в замочной скважине, покуда замок не открылся со щелчком. – Нам понадобятся стол и три стула, – сказал Шелк. – Вынесите их и поставьте перед домом, а я поищу другие вещи, которые нам нужны. – Он вошел в дом.
   Гарион и Закет вынесли из кухни стол и вернулись за стульями.
   – Что он задумал? – с озадаченным видом спросил Закет.
   – Упражняется в драматическом искусстве, – не без отвращения ответил Гарион. – Время от времени он прибегает к театральным приемам, чтобы склонить других дельцов поступить так, как ему надо.
   Они вынесли стулья и увидели поджидавшего их Шелка. На столе стояли несколько бутылок вина и четыре кубка.
   – Отлично, господа, – промолвил маленький драсниец. – Присаживайтесь и налейте себе вина. Я скоро вернусь. Хочу проверить кое-что любопытное, что я заметил сбоку от дома. – Он свернул за угол и вскоре появился вновь с хитрой усмешкой на лице. Опустившись на стул, Шелк налил себе кубок вина, откинулся назад и положил ноги на стол с видом человека, устроившегося всерьез и надолго.
   – Даю ему пять минут, – сказал он.
   – Кому? – спросил Гарион.
   – Торговцу. – Шелк пожал плечами. – Он понаблюдает за нами и начнет смотреть на вещи по-моему.
   – Вы жестокий человек, принц Хелдар, – засмеялся Закет.
   – Дело есть дело, – ответил Шелк, потягивая вино. – О, весьма недурно, – заметил он, подняв кубок и разглядывая вино на свет.
   – А что ты делал в переулке? – спросил Гарион.
   – Там каретный сарай с большим замком на двери. Это означает наличие чего-то ценного. Кроме того, запертые двери всегда возбуждают мое любопытство.
   – Ну и что было внутри?
   – Симпатичный кабриолет.
   – А что такое кабриолет?
   – Двухколесный экипаж.
   – И ты собираешься его украсть?
   – Конечно. Я сказал торговцу, что мы возьмем только то, что сможем увезти. Но я не говорил ему, как именно мы собираемся это увозить. Кроме того, Дарнику нужны были колеса, чтобы смастерить какую-то штуковину для перевозки твоей волчицы. Эта маленькая двуколка избавит его от хлопот. Друзья должны помогать друг другу, не так ли?
   Как и предсказывал Шелк, торговец наблюдал, как они сидят за столом напротив его лавки. Когда его люди закончили погрузку, он перешел через дорогу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация