А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Колдунья из Даршивы" (страница 24)

   – А почему бы не позволить Урвону и Зандрамас драться друг с другом? – предложил Шелк.
   – Политика, принц Хелдар. Император не хочет выглядеть слабым и робким и не желает, чтобы какая-либо армия в Маллорее, кроме его собственной, одерживала победы. Это создаст дурной прецедент и может породить опасные идеи. Маллорея – не монолитное сообщество, как это выглядит извне. Ее объединяют только превосходящие силы императорской армии.
   – Разумно, – снова одобрил Шелк. – Стабильность хороша для торговли.
   – Кстати, – вспомнил Атеска, – на днях нам с вами предстоит долгий разговор о бобах.
   – Хотите купить или продать, генерал? – нахально осведомился Шелк.
   – Давайте перейдем к делу, господа, – вмешалась Полгара. – Генерал Атеска, каковы планы императора в отношении нас?
   – Это решать ему, госпожа, – ответил Атеска. – Его величество не всегда доверяется мне. Он был весьма огорчен тем, как вы отвергли его гостеприимство в Мал-Зэте.
   – Он знал, куда мы отправились и почему, – заявил Гарион.
   – Это, по-видимому, явится одной из тем, которую он захочет обсудить с вашим величеством. Возможно, вам двоим удастся достичь какого-либо компромисса.
   – Возможно, но не слишком вероятно.
   – Это зависит от того, насколько откровенны вы будете с его императорским величеством.
   Туман рассеялся, но небо над Даршивой было пасмурным. Стоя на носу корабля Атески, Гарион чувствовал знакомый запах ржавчины, застоявшейся воды и грибов. Впереди он увидел лес, состоящий из мертвых белых стволов. Его охватило уныние.
   Атеска присоединился к нему.
   – Надеюсь, ваше величество не оскорблены мною? – сказал он. – У меня, кажется, вошло в привычку задерживать вас и ваших друзей.
   – Вы всего лишь выполняете приказы, генерал, – отозвался Гарион. – У меня ссора с вашим императором, а не с вами.
   – Вы очень терпеливый человек, ваше величество.
   – Не особенно, генерал, но я не размениваюсь на злобу к людям, которые только делают то, что им велят.
   Атеска посмотрел на даршивский берег, находившийся менее чем в миле.
   – Думаю, к полудню небо прояснится, – заметил он, деликатно меняя тему.
   – Я бы не рассчитывал на это, Атеска, – печально промолвил Гарион. – Вы когда-нибудь бывали в Хтол-Мишраке?
   – Военным людям незачем посещать необитаемые руины, ваше величество.
   – Хтол-Мишрак не необитаем, – возразил Гарион. – Там встречаются чандимы, гончие и многие другие, кого я даже не могу назвать.
   – Религиозные фанатики, – пожал плечами Атеска. – Они проделывают странные вещи. Мне говорили, что это нездоровое место.
   Гарион указал на даршивский берег.
   – Боюсь, перед нами сейчас точно такое же. Мне известно, что мельсенцы почти такие же скептики, как толнедрийцы, поэтому не знаю, насколько вы мне поверите. Вы чувствуете этот странный запах?
   Атеска принюхался и сморщил нос.
   – Не слишком приятный аромат, не так ли?
   – В Хтол-Мишраке был точно такой же. Думаю, что облачность держится над Даршивой уже по меньшей мере двенадцать лет.
   – В это трудновато поверить.
   – Взгляните на эти деревья. – Гарион указал на мертвые стволы. – Что, по-вашему, могло убить целый лес?
   – Очевидно, какая-то болезнь.
   – Нет, генерал. За это время появилась бы свежая поросль, а здесь нет даже подлеска. Деревья погибли от отсутствия солнечного света. Теперь там растут только грибы. Время от времени идет дождь, и вода застаивается в лужах, так как их не высушивает солнце. Вот причина запахов.
   – Но я чувствую и запах ржавчины. Откуда он взялся?
   – Честно говоря, не знаю. В Хтол-Мишраке он исходил от развалин железной башни Торака. Даршива окутана вечным мраком, потому что здесь обитает Дитя Тьмы.
   – Я слышал этот термин и раньше. Кто это – Дитя Тьмы?
   – Зандрамас – по крайней мере, в настоящее время. Вы уверены, что хотите высадить здесь ваших солдат?
   – У меня есть приказ, король Белгарион. Мои солдаты хорошо обучены. Они построят укрепления на этом берегу, есть тут солнце или нет, и мы будем ждать императора. Он должен принять несколько решений – в том числе касающиеся вас.

   Глава 17

   Они оставались на борту корабля Атески, в то время как солдаты сошли на берег и приступили к устройству лагеря. Маллорейские легионы были не менее опытны, чем войска императора Толнедры, – за короткое время они расчистили несколько акров земли и установили аккуратные ряды палаток. С материковой стороны лагерь окружали катапульты, брустверы и глубокий ров, ощетинившийся острыми кольями. Ряды таких же кольев защищали берег реки, вдоль которой расположилось несколько Плавучих причалов.
   Во второй половине дня Гарион и его спутники высадились на берег и были проведены в большую охраняемую палатку в центре лагеря, откуда их вежливо, но весьма твердо попросили никуда не отлучаться.
   – Ты связался с Белдином? – шепотом спросил у Белгарата Шелк. Старик кивнул.
   – Он кое-что замышляет.
   – Надеюсь, он не будет терять время, – сказал маленький человечек. – Когда Закет прибудет сюда, он наверняка решит, что нас нужно поместить в более надежное место с прочными стенами и засовами на дверях. – Он скорчил гримасу. – Ненавижу тюрьмы!
   – А вы не преувеличиваете, принц Хелдар? – спросила Сенедра. – Закет всегда вел себя вежливо и благовоспитанно.
   – Еще бы! – с иронией ответил Шелк. – Почему бы тебе не сказать это тем несчастным мургам, которых он распял на равнинах Хагги? Закет бывает вежливым, если это не причиняет ему неудобств, но мы серьезно досадили ему. Если мы не выберемся отсюда до его прибытия, то думаю, он продемонстрирует нам всю силу своего раздражения и досады.
   – Вы не правы, принц Хелдар, – серьезно произнес Эрионд. – Он просто еще не знает, что должен делать – вот и все.
   – То есть?
   – В Хтол-Мургосе Цирадис сказала ему, что он скоро окажется на перекрестке своего жизненного пути. Если он выберет правильную дорогу, мы снова станем друзьями.
   – И все?
   – Да.
   – Полгара, не попросишь ли ты его заткнуться?
   Они находились в большой маллорейской офицерской палатке, устеленной красными коврами. В прошлом им неоднократно приходилось бывать в точно таких же палатках. Гарион без особого интереса огляделся по сторонам и опустился на скамью.
   – В чем дело, Гарион? – спросила Сенедра, садясь рядом с ним.
   – Почему они не оставляют нас в покое?
   – Думаю, ты зря так волнуешься. – Она коснулась пальцем его лба. – Твой друг здесь не позволит, чтобы произошло нечто неположенное. Мы должны попасть в Келль, и Закет не сможет остановить нас, даже если он приведет все свои войска из Хтол-Мургоса и преградит нам дорогу.
   – Ты воспринимаешь все это на редкость спокойно.
   – Я должна надеяться и верить, Гарион, – со вздохом ответила Сенедра. – Иначе я сойду с ума. – Она склонилась вперед и поцеловала его. – А теперь убери с лица это недовольное выражение. Ты начинаешь выглядеть точь-в-точь, как Белгарат.
   – Ну и что? В конце концов, он мой дед.
   – Однако сходство начало проявляться только через несколько тысяч лет, – ядовито заметила Сенедра.
   Двое солдат принесли им ужин, состоявший из обычного военного рациона. Шелк открыл одну из металлических банок и заглянул в нее.
   – Этого я и боялся, – вздохнул он.
   – В чем дело, Хелдар? – спросил Сади.
   – Бобы, – ответил Шелк, указывая на банку.
   – А я думал, ты их любишь.
   – Люблю, но не как пищу.
   Они легли рано, так как прошлой ночью не спали вовсе. Некоторое время Гарион беспокойно ворочался, потом наконец заснул.
   Следующим утром они проснулись поздно, и Гарион, выйдя из занавешенного отсека, который он делил с Сенедрой, увидел Шелка, шагающего взад-вперед.
   – Наконец-то, – с облегчением произнес маленький человечек. – А я уже начал думать, что все проспят до полудня.
   – Что у тебя за проблема? – спросил Гарион.
   – Мне нужно с кем-нибудь поговорить – вот и все.
   – Тебе одиноко?
   – Нет, просто на душе неспокойно. Сегодня, вероятно, здесь появится Закет. Может, разбудим Белгарата?
   – Зачем?
   – Узнаем, придумал ли что-нибудь Белдин, чтобы вытащить нас отсюда.
   – Ты чересчур беспокоишься.
   – Зато ты сегодня что-то слишком благодушен, – фыркнул Шелк.
   – Не то чтобы благодушен, но к чему рвать на себе волосы, если мы все равно не в силах что-то изменить?
   – Шел бы ты спать, Гарион!
   – Я думал, тебе одиноко. Атеска приходил этим утром?
   – Нет. Возможно, он слишком занят. Ему ведь нужно продумать план кампании к прибытию Закета. – Маленький человечек плюхнулся на один из складных стульев.
   – Что бы ни придумал Белдин, за нами пустится в погоню по меньшей мере целый полк, когда мы отсюда смоемся. А я терпеть не могу, когда меня преследуют.
   – Нас преследуют с той ночи, когда мы покинули ферму Фалдора. Ты уже должен был к этому привыкнуть.
   – Я привык, Гарион. Но мне это не нравится.
   Через час с небольшим начали просыпаться остальные, и вскоре те же солдаты в красных мундирах подали им завтрак. Эти двое были единственными, кого видели путешественники после того, как их отвели в палатку.
   Остаток утра они скоротали, вяло переговариваясь друг с другом. По молчаливому согласию никто не упоминал об их теперешней ситуации.
   Около полудня в палатку вошел генерал Атеска.
   – Его императорское величество скоро прибудет, – сообщил он. – Корабли уже приближаются к причалам.
   – Благодарю вас, генерал, – отозвался Белгарат.
   Атеска поклонился и вышел.
   Полгара поднялась со стула.
   – Пошли, дамы, – обратилась она к Сенедре и Бархотке. Нам необходимо подготовиться к встрече с императором.
   Сади окинул взглядом свои панталоны и тунику.
   – Едва ли подходящий наряд для аудиенции у правителя Маллореи, – заметил он. – Может, нам переодеться?
   – К чему беспокоиться? – пожал плечами Белгарат. – Не надо создавать у Закета впечатление, будто мы принимаем его всерьез.
   – А разве это не так?
   – Возможно, так, но ему незачем знать об этом.
   Вскоре император Маллореи вошел в палатку вместе с генералом Атеской и министерством внутренних дел. Как обычно, на Закете была простая льняная мантия, но поверх он накинул алый военный плащ. Взгляд его был печальным, а бледное лицо – бесстрастным.
   – Добрый день, ваше величество, – спокойно обратился он к Гариону. – Надеюсь, вы хорошо себя чувствуете?
   – Сносно, ваше величество, – ответил Гарион. Видимо, сегодня Закет отдавал предпочтение официальному тону.
   – Ваше путешествие, наверное, было утомительным, – в той же манере продолжал Закет, – особенно для дам. Я позабочусь о том, чтобы облегчить вам обратный путь в Мал-Зэт.
   – Ваше величество очень добры, но мы не собираемся назад в Мал-Зэт.
   – Ошибаетесь, Белгарион. Вы собираетесь именно туда.
   – Сожалею, но у нас неотложная встреча в другом месте.
   – Я передам ваши сожаления Зандрамас, когда увижу ее.
   – Уверен, что это сообщение наполнит ее радостью.
   – Ненадолго. Я твердо решил сжечь ее, как ведьму.
   – Желаю вам удачи, ваше величество, но боюсь, вы найдете ее не слишком легко воспламеняемой.
   – Вы не замечаете, что ведете себя глупо, господа? – осведомилась Полгара. Она переоделась в голубое платье и сидела за столом, спокойно латая носки Эрионда.
   – Глупо? – переспросил Закет, сверкнув глазами.
   – Вы все еще друзья, и оба знаете это. Так перестаньте же вести себя, как пара школьников.
   – Думаю, вы заходите слишком далеко, госпожа Полгара, – ледяным тоном произнес Закет.
   – В самом деле? – усмехнулась она. – А мне казалось, что я правильно охарактеризовала ситуацию. Вы не собираетесь заковывать Гариона в цепи, а он – превращать вас в редиску, поэтому перестаньте задирать друг друга.
   – Думаю, мы можем продолжить дискуссию в другое время, – резко сказал Закет. Он кивнул Полгаре и вышел из палатки.
   – Не было ли это немного чересчур, госпожа Полгара? – спросил Сади.
   – Едва ли, – ответила она. – Это избавило нас от изрядного количества вздора. – Полгара аккуратно сложила заштопанные носки. – По-моему, Эрионд, тебе пора остричь ногти на ногах. Ты рвешь носки быстрее, чем я успеваю их штопать.
   – Он становится таким, каким был раньше, не так ли? – печально произнес Гарион. – Я имею в виду Закета.
   – Не совсем, – возразила Полгара. – Большей частью это была маска, скрывающая его подлинные чувства. – Она посмотрела на Белгарата. – Ну, отец, дядюшка Белдин что-нибудь придумал?
   – Этим утром он над чем-то трудился. Я не могу поговорить с ним сейчас, так как он охотится на кролика. Мы вступим в контакт, когда он закончит завтрак.
   – Неужели он не может сосредоточиться на деле?
   – Брось, Пол! Я прекрасно знаю, что ты тоже порой способна забыть обо всем на свете из-за жирного кролика.
   – Нет! – ахнула Сенедра; ее глаза расширились от ужаса.
   – Не думаю, дорогая, что ты способна это понять, – вздрогнула Полгара. – Почему бы тебе не принести мне твое серое платье? Я заметила, что оно порвалось, а раз уж я все равно достала коробку с шитьем…
   Так прошел день. После ужина они остались за столом поговорить.
   Шелк покосился на дверь, за которой стояли часовые.
   – Как там дела у Белдина? – шепнул он Белгарату.
   – Все еще работает – думаю, над чем-то весьма экзотическим. Сейчас он оттачивает детали плана и расскажет мне все, когда соберет их воедино.
   – А не лучше ли вам работать вместе?
   – Белдин знает, что делает. Я бы только путался у него под ногами. – Старик зевнул и поднялся. – Не знаю, как вы, но я, пожалуй, пойду спать.
   На следующее утро Гарион потихоньку встал, оделся и, стараясь не разбудить Сенедру, вышел из занавешенного отсека.
   Белгарат, Дарник и Тоф уже сидели за столом.
   – Не спрашивайте меня, как ему это удалось, – говорил Белгарат. – Белдин сообщил мне лишь то, что Цирадис согласна прибыть сюда, когда ее вызовет Тоф.
   Дарник и Тоф обменялись несколькими жестами.
   – Он говорит, что может это сделать, – перевел кузнец. – Хотите, чтобы она пришла прямо сейчас?
   Белгарат покачал головой.
   – Подождем, пока сюда не явится Закет. Я знаю, как утомительно для нее проецировать свой образ на далекие расстояния. – Он скорчил гримасу. – Белдин предлагает, чтобы мы довели разговор до высшей точки, прежде чем посылать за ней. Иногда горбун бывает склонен к театральности. Мы часто упрекали его за это, но он нет-нет да и возьмется за старое. Доброе утро, Гарион.
   Гарион кивнул всем присутствующим и сел за стол.
   – Что может сделать Цирадис, чего бы не смогли мы сами? – спросил он.
   – Не знаю, – ответил Белгарат. – Она имеет какое-то влияние на Закета. При виде ее у всесильного императора ослабевает хватка. Белдин не рассказал мне подробностей того, что задумал, но, судя по голосу, он доволен собой до тошноты. Гарион, в тебе этим утром случайно не проснулись актерские дарования?
   – В общем, нет, но я сделаю все, что в моих силах.
   – Тебе надо будет подначивать Закета – не слишком, но так, чтобы вынудить его перейти к угрозам. Вот тогда мы и вызовем Цирадис. Только доводи его до этого постепенно. – Старик посмотрел на Тофа. – Смотри на меня, когда Гарион и Закет начнут спорить, – велел он ему. – Я прикрою рот и кашляну – это будет означать, что нам нужна твоя хозяйка.
   Тоф кивнул.
   – А остальным мы расскажем? – спросил Гарион. Белгарат задумался.
   – Нет, – решил он. – Они поведут себя более естественно, если не будут знать, что происходит.
   Дарник улыбнулся.
   – Я бы сказал, что к театральным жестам склонен не только Белдин.
   – Ведь я всегда был профессиональным рассказчиком, Дарник, – напомнил ему Белгарат. Я могу играть на публике, как на лютне.
   Когда остальные проснулись и подали завтрак, генерал Атеска зашел в палатку.
   – Его императорское величество велел, чтобы вы приготовились к отъезду. Через час вас отправят в Мал-Зэт.
   Гарион покачал головой.
   – Передайте его императорскому величеству, что мы никуда не поедем, пока не закончим разговор, который начали вчера.
   Атеска кинул на пленников испуганный взгляд, но быстро пришел в себя.
   – С императором так не говорят, ваше величество, – заявил он.
   – В таком случае пусть это будет для него приятным разнообразием.
   Атеска выпрямился.
   – Так или иначе, император сейчас занят.
   Гарион откинулся на спинку стула и положил ногу на ногу.
   – Значит, мы подождем, генерал, – спокойно сказал он.
   Лицо Атески помрачнело, но он молча поклонился и вышел.
   – Гарион! – воскликнула Сенедра. – Мы все зависим от милости Закета, а ты позволяешь себе быть грубым!
   – Он тоже не был со мной особенно вежлив, – пожал плечами Гарион. – Я говорил ему, что мы не собираемся назад в Мал-Зэт, а он не обратил на это никакого внимания.
   Полгара, прищурившись, посмотрела на Гариона, а потом повернулась к Белгарату.
   – Что вы там задумали, отец? – осведомилась она.
   Белгарат подмигнул ей, но промолчал.
   Каль Закет явился через две минуты. Лицо его было красным, а взгляд – свирепым.
   – Что вы себе позволяете? – рявкнул он на Гариона.
   – А вы?
   – Император отдал вам приказ!
   – Вот как? Я не являюсь вашим подданным.
   – Это невыносимо!
   – Придется привыкать. Вам следовало бы знать, что я всегда выполняю свои намерения. Мне казалось, я ясно дал вам это понять, когда мы покидали Мал-Зэт. Я сказал вам, что мы собираемся в Ашабу, что мы и сделали.
   Император с усилием взял себя в руки.
   – Я пытался защитить тебя и твоих друзей, идиот! – процедил он сквозь зубы. – Вы скакали прямо в пасть Менху.
   – С Менхом у нас не возникло никаких особых проблем.
   – Атеска рассказал мне, что вы убили его. Хотя подробности мне неизвестны. – Закет отчасти сумел справиться с собой и говорил почти ровным голосом.
   – Вообще-то его убил не я. Это сделала графиня Лизелль.
   Подняв брови, Закет устремил взгляд на Бархотку.
   – Его величество слишком великодушен, – пробормотала она, присев в реверансе. – Одной бы мне не справиться.
   – Вам помогли? Кто?
   – Разумеется, Зит. Менх был очень удивлен.
   – Может быть, кто-нибудь расскажет мне, что произошло, не пытаясь острить?
   – Все очень просто, ваше величество, – начал Шелк. – У нас произошло маленькое недоразумение с чандимом и некоторыми другими в старом Тронном зале Торака в Ашабе. Менх отдал приказ своим людям схватить нас, но Лизелль вытащила из-за корсажа Зит и швырнула зеленую малышку прямо ему в физиономию. Зит куснула его несколько раз, он застыл как вкопанный и помер, прежде чем рухнул на пол.
   – Вы в самом деле носили змею под платьем? – недоверчиво спросил Закет у Бархотки. – Как это у вас получается?
   – Дело привычки, – скромно отозвалась Бархотка, положив руку на корсаж.
   – Неужели все произошло именно так?
   – Описание, данное принцем Хелдаром, в высшей степени точно, ваше императорское величество, – заверил его Сади. – Думаю, Зит спала, когда графиня бросила ее в Менха, и внезапное пробуждение вызвало гнев змейки, что закончилось бесславной гибелью одного из прихвостней Урвона.
   – Как выяснилось, Закет, – заговорил Белгарат, – Менх был одним из чандимов и главным подручным апостола Торака.
   – Да, Атеска рассказал мне. Выходит, Урвон стоит за всем, что происходит в Каранде?
   – Только отчасти, – ответил Белгарат. – У него бы не хватило ума осуществить все это. Он полностью пребывает под властью Повелителя демонов по имени Нахаз, а общение с демонами скверно влияет на способность соображать. Сейчас Урвон искренне считает себя богом.
   – Если он настолько безумен, то кто же руководит тамошней кампанией? Атеска утверждает, что обход с флангов даршивской армии и их боевых слонов свидетельствует о тактическом гении.
   – Думаю, что командование в основном осуществляет Нахаз. Повелители демонов не считают потери и к тому же умеют заставить людей бежать очень быстро.
   – Никогда не воевал с Повелителем демонов, – пробормотал Закет. – Чего он хочет?
   – Сардион, – ответил Гарион. – Все хотят заполучить его – и я в том числе.
   – Чтобы создать нового бога Ангарака?
   – Полагаю, это его предназначение.
   – Мне это не нравится. Вы освободили нас от Торака, и я вовсе не желаю видеть его преемника в Мал-Зэте или Мал-Яске. Ангарак не нуждается в боге – у него есть я. Кто ваш кандидат?
   – Не знаю. Мне еще не сообщили.
   – Что же мне с тобой делать, Белгарион? – вздохнул Закет.
   – Позволить нам уйти, чтобы мы смогли осуществить наши намерения. Возможно, вам не по душе идея нового бога, но думаю, вы найдете мой выбор более предпочтительным, нежели выбор Зандрамас, Урвона или Агахака.
   – Агахака?
   – Иерарха Рэк-Урги. Он тоже здесь, в Маллорее.
   – Придется заняться и им. Но как быть с тобой?
   – Я уже сказал вам, что сделать со мной.
   На губах Закета мелькнула усмешка.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация