А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Колдунья из Даршивы" (страница 13)

   – Кажется, он хочет, чтобы мы пошли к тому зданию, – заметил Гарион, указывая в сторону башни из белого мрамора.
   – Это колледж сравнительной теологии, – фыркнул Сенджи. – Жалкая компания недоумков с преувеличенным мнением о своем вкладе в сокровищницу человеческих знаний.
   – Пошли туда, Гарион, – велел Белгарат.
   Они пересекли лужайку. Испуганные ученые рассыпались кто куда, словно испуганные птицы, при одном взгляде на лицо Белгарата.
   Когда они вошли на нижний этаж башни, худой мужчина в сутане поднялся из-за стола, находившегося прямо за дверью.
   – Вы не имеете отношения к этому колледжу, – возмущенно заявил он, – и не можете входить сюда!
   Даже не замедляя шаг, Белгарат переместил привратника на лужайку вместе со столом.
   – Все-таки от волшебства бывает толк, – заметил Сенджи. – Надо будет им подзаняться. Алхимия начинает мне надоедать.
   – Что находится за этой дверью? – спросил Гарион.
   – Их музей, – пожал плечами Сенджи. – Старые идолы, религиозные артефакты и тому подобное барахло.
   Гарион взялся за ручку.
   – Заперто.
   Белдин вышиб дверь ударом ноги.
   – Почему ты это сделал? – спросил Белгарат.
   – А почему бы и нет? – отозвался горбун. – Не собираюсь тратить время на концентрацию воли ради обычной двери.
   – Ты становишься лентяем.
   Они вошли в пыльную захламленную комнату. В центре помещались ряды застекленных ящиков с экспонатами; вдоль стен громоздились причудливого вида статуи. С потолка свисали клочья паутины, в воздухе висел тяжелый, затхлый запах.
   – Здесь обычно никого не бывает, – сказал Сенджи. – Они предпочитают создавать нелепые теории, а не созерцать подлинные результаты людских религиозных импульсов.
   – Сюда, – сообщил Гарион, когда Шар снова потянул его. Камень становился все краснее и горячее.
   Они остановились возле застекленного ящика, в котором лежала старая подушка. Больше внутри ничего не было. Шар жег пальцы Гариона, а его красное сияние наполняло всю комнату.
   – Что в этом ящике? – осведомился Белгарат.
   Сенджи склонился вперед, чтобы прочитать надпись на ржавой медной табличке.
   – Вспомнил! – сказал он. – Они хранили здесь Ктраг-Сардиус, прежде чем его украли.
   Внезапно Шар без всякого предупреждения едва не вырвался из руки Гариона, а стеклянный ящик разлетелся на тысячу осколков.

   Глава 8

   – Как долго он здесь пробыл? – спросил Белгарат у потрясенного Сенджи, который переводил испуганный взгляд с Шара, сердито поблескивающего в руке Гариона, на то, что осталось от ящика.
   – Это то, что я думаю? – осведомился алхимик, указывая на Шар дрожащей рукой.
   – Ктраг-Яска, – пояснил ему Белдин. – Если вы собираетесь играть в игру, то имеете право знать всех, кто в ней участвует. А теперь ответьте на вопрос моего брата.
   – Я не… – Сенджи запнулся. – Я всегда был всего лишь алхимиком и не интересовался…
   – Так не пойдет, – прервал его Белгарат. – Нравится вам или нет, но вы член избранной группы. Так что перестаньте думать о золоте и прочей чепухе и обратите внимание на то, что по-настоящему важно.
   Сенджи судорожно глотнул.
   – Это всегда было чем-то вроде игры, – промямлил он. – Никто не принимал меня всерьез.
   – Мы принимаем, – сказал Гарион, протягивая Шар съежившемуся алхимику. – Вы имеете хоть какое-то представление о силе, на которую случайно наткнулись? – сердито продолжил он. – Хотите, чтобы я взорвал эту башню или утопил в море Мельсенские острова, чтобы доказать, насколько это серьезно?
   – Вы Белгарион, не так ли?
   – Да.
   – Богоубийца?
   – Некоторые зовут меня так.
   – О боги всемогущие! – простонал Сенджи.
   – Мы зря тратим время, – вмешался Белгарат. – Отвечайте! Я хочу знать, откуда появился Ктраг-Сардиус, как долго он здесь пробыл и куда исчез.
   – Это длинная история, – сказал Сенджи.
   – Так сократите ее, – посоветовал ему Белдин, отпихивая ногой осколки стекла. – Нас поджимает время.
   – Сколько времени Сардион пробыл здесь? – спросил Белгарат.
   – Несколько эпох, – ответил Сенджи.
   – Откуда он появился?
   – Из Замада. Его населяют карандийцы, но они побаиваются демонов. Думаю, кого-то из ихних колдунов съели живьем. Легенды гласят, что около пяти тысяч лет назад, когда весь мир трещал по швам… – Он снова запнулся, глядя на двух грозных стариков.
   – Шуму было много, – с отвращением вставил Белдин. – Землетрясения, извержения… Торак всегда обожал показуху – это один из многих его недостатков.
   – О боги всемогущие! – снова произнес Сенджи.
   – Перестаньте это твердить, – недовольно поморщился Белгарат. – Вы даже не знаете, кто ваш бог.
   – Но вы это узнаете, Сенджи, – чужим голосом заговорил Гарион. – Вы встретите его и будете следовать за ним до конца дней.
   Белгарат посмотрел на Гариона, подняв брови. Гарион беспомощно развел руками.
   – Заканчивай скорее, Белгарат, – продолжал чужой голос устами Гариона. – Время не ждет.
   Белгарат повернулся к Сенджи.
   – Хорошо, – сказал он. – Как Сардион попал в Замад?
   – Согласно легендам, упал с неба.
   – Так происходит всегда, – заметил Белдин. – Хотел бы я видеть для разнообразия, как что-нибудь вылезает из-под земли.
   – Тебе все слишком быстро надоедает, – сказал ему Белгарат.
   – Я не видел, чтобы ты пятьсот лет сидел у гробницы Обожженного Лица, – отозвался Белдин.
   – Не думаю, что я смогу это вынести, – простонал Сенджи, закрыв лицо дрожащими руками.
   – Ничего, привыкнете, – утешил его Гарион. – Мы ведь здесь не для того, чтобы сделать вашу жизнь невыносимой. Нам нужна только информация. Получив ее, мы тут же уйдем. Если вы хорошенько постараетесь, то сможете представить, что это всего лишь сон.
   – Я нахожусь в присутствии трех полубогов, а вы хотите заставить меня поверить, что это сон?
   – Полубог – симпатичный термин, – одобрил Белдин. – Мне он нравится.
   – Тебя слишком впечатляют слова, – проворчал Белгарат.
   – Слова – суть мыслей. Одни не существуют без других.
   Взгляд Сенджи просветлел.
   – Мы могли бы немного поболтать об этом, – предложил он.
   – Позже, – сказал Белгарат. – Вернемся к Замаду и Сардиону.
   – Хорошо, – вздохнул косолапый алхимик. – Ктраг-Сардиус – или Сардион – упал в Замад с неба. Варвары решили, что это святыня, и построили для него святилище, где падали перед ним ниц. Святилище находилось в горной долине и представляло собой алтарь в пещере.
   – Мы были там, – кивнул Белгарат. – Сейчас оно на дне озера. Как Сардион попал в Мельсен?
   – Спустя много лет, – ответил Сенджи. – Карандийцы всегда были беспокойным народом, а их общественная организация крайне примитивна. Около трех тысяч лет назад правителя Замада начало одолевать честолюбие, поэтому он захватил Воресебо и начал жадно поглядывать на юг. Последовали вооруженные налеты на Ренгель. Однако Ренгель являлся частью Мельсенской империи, и император решил, что настало время преподать карандийцам урок. Он организовал карательную экспедицию и двинулся в Воресебо, а потом и в Замад во главе колонны солдат верхом на слонах. Карандийцы никогда в жизни не видели слонов и в панике обратились в бегство. Император методично уничтожал все их города и деревни. Прослышав о святыне, он направился туда и завладел Сардионом – думаю, скорее из желания наказать карандийцев, чем для того, чтобы иметь камень у себя. Он выглядит не слишком привлекательно.
   – Как именно он выглядит? – спросил Гарион.
   – Довольно крупный камень овальной формы, около двух футов в диаметре, – ответил Сенджи. – Странного красноватого цвета с молочным отливом – как у кремня. Как я уже говорил, императору Сардион был не нужен, поэтому, вернувшись в Мельсен, он пожертвовал его университету. Камень переходил из одного колледжа в другой, пока не осел в этом музее. Тысячи лет он пылился в этом ящике, и никто не обращал на него внимания.
   – Почему же он исчез? – спросил Белгарат.
   – Я как раз к этому подхожу. Около пятисот лет назад в колледже обучения колдовству был один ученый, который слышал какие-то потусторонние голоса. Он совершенно помешался на Ктраг-Сардиусе и стал тайком пробираться сюда по ночам и часами сидеть, глядя на него. Думаю, он верил, что это камень с ним разговаривает.
   – Возможно, так оно и было, – заметил Белдин. – Он вероятно мог это делать.
   – Ученый вел себя все более странно, а однажды ночью явился сюда и украл Ктраг-Сардиус. Вряд ли кто-нибудь заметил бы его исчезновение, однако ученый так стремительно сбежал с островов, будто его преследовали все мельсенские легионы. Он поплыл на юг. Последний раз его корабль видели возле южной оконечности Гандахара, плывущим вроде бы в направлении Далазийских протекторатов. Корабль так и не вернулся, и все считали, что он затонул во время шторма. Это все, что мне известно.
   Белдин задумчиво почесывал живот.
   – Все сходится, Белгарат. Сардион обладает той же силой, что и Шар. Я бы сказал, что он сам принимал определенные меры, чтобы передвигаться с места на место, возможно, в ответ на какие-либо события. Мне кажется, что мельсенский император вывез камень из Замада примерно в то время, когда ты и Медвежьи Плечи отправились в Хтол-Мишрак, чтобы выкрасть Шар. Тогда ученый, которого упоминал Сенджи, выкрал камень во время битвы при Во-Мимбре.
   – Вы говорите о нем как о живом существе, – запротестовал Сенджи.
   – Это и есть живой камень, – сказал Белдин. – Он обладает способностью контролировать мысли окружающих. Так как Сардион не может сам встать и пойти, он заставляет людей переносить его.
   – Это весьма спорно, Белдин, – заметил Белгарат.
   – Лучшего объяснения я не могу придумать. Не пора ли нам уходить? Мы ведь должны еще найти судно. А это все можем обдумать позже.
   Белгарат кивнул и посмотрел на Сенджи.
   – Мы слышали, что вы в состоянии оказать нам помощь.
   – Постараюсь.
   – Отлично. Нам говорили, что вы можете раздобыть полную копию Ашабских пророчеств. – Кто это вам сказал? – осторожно осведомился Сенджи.
   – Далазийская пророчица по имени Цирадис.
   – Нашли кому верить – пророчице! – фыркнул Сенджи.
   – За семь тысяч лет я никогда не сталкивался с тем, чтобы кто-нибудь из пророков оказался не прав. Они часто говорят загадками, но никогда не ошибаются.
   Сенджи угрюмо отвернулся.
   – Не валяйте дурака, Сенджи, – сказал ему Белдин. – Вы знаете, где мы можем найти копию пророчеств?
   – Она хранилась в одной из библиотек этого колледжа, – уклончиво ответил алхимик.
   – Хранилась?
   Сенджи нервно огляделся вокруг и прошептал:
   – Я выкрал ее.
   – Там отсутствуют какие-нибудь фрагменты? – спросил Белгарат.
   – Насколько я понял, нет.
   Белгарат облегченно вздохнул.
   – Наконец-то! Думаю, мы победили Зандрамас, играя по ее правилам.
   – Вы сражаетесь с Зандрамас? – недоверчиво спросил Сенджи.
   – Сразимся, как только ее догоним, – заверил его Белдин.
   – Она очень опасна.
   – Мы тоже, – отозвался Белгарат. – Где книга, которую вы украли?
   – Спрятана в моей лаборатории. Университетские власти мыслят крайне ограниченно, когда речь идет о краже из библиотеки, да еще чужого колледжа.
   – Чиновники вообще ограниченные люди, – пожал плечами Белдин. – Иначе они никогда бы не стали чиновниками. Давайте вернемся в вашу лабораторию. Мой древний друг должен прочитать эту книгу.
   Сенджи заковылял к выходу и вышел в коридор.
   Худой человек в сутане снова сидел за столом, который ему каким-то образом удалось вернуть на прежнее место. Взгляд у него был испуганный.
   – Мы уходим, – сообщил ему Белгарат. – Есть возражения?
   Привратник молча покачал головой.
   – Разумное решение, – одобрил Белдин. Осеннее солнце освещало ухоженную лужайку.
   – Интересно, удалось ли уже выследить Нарадаса? – промолвил Гарион, когда они шли назад, к колледжу прикладной алхимии.
   – Более чем вероятно, – ответил Белгарат. – Люди Шелка весьма опытны.
   Снова войдя в укрепленное здание, они увидели, что холл полон дыма, а в коридоре лежит еще несколько сломанных дверей.
   Сенджи понюхал дым.
   – Они кладут слишком много серы, – промолвил он.
   – Парень, на которого мы тут наткнулись, говорил то же самое, – сказал ему Гарион. – Сразу после взрыва.
   – Я уже много раз им на это указывал, – проворчал алхимик. – Немного серы необходимо, но положишь чуть больше и – бах!
   – Похоже, «бах» здесь постоянное явление, – заметил Белдин, отгоняя рукой дым.
   – Если вы занимаетесь алхимией, надо быть к этому готовым, – отозвался Сенджи. – Приходится привыкать. – Внезапно он рассмеялся. – И вы никогда не знаете, что должно произойти. Как-то один идиот превратил стекло в сталь.
   Белгарат остановился.
   – Что он сделал?
   – Превратил стекло в сталь или в нечто очень похожее. Оно оставалось прозрачным, но не билось и не ломалось. Это было самое твердое вещество, какое я когда-либо видел.
   Белгарат хлопнул себя ладонью по лбу.
   – Спокойно! – предупредил его Белдин и обернулся к Сенджи. – А этот парень случайно не запомнил процесс превращения?
   – Сомневаюсь. Он сжег все свои записи и ушел в монастырь.
   Белгарат издал сдавленный возглас.
   – Вы хотя бы имеете представление, сколько может стоить подобный процесс? – спросил Белдин у алхимика. – Стекло – один из самых дешевых материалов, всего лишь расплавленный песок, и ему можно придавать любую форму. Так что этот процесс мог оказаться дороже всего золота мира.
   Сенджи захлопал веками.
   – Ладно, – махнул рукой Белдин. – Вы ведь человек науки и не должны интересоваться деньгами.
   Руки Сенджи затряслись мелкой дрожью.
   Они поднялись по лестнице и снова вошли в захламленную лабораторию алхимика. Сенджи запер дверь, после чего направился к большому шкафу у окна. Пыхтя, он отодвинул шкаф на несколько дюймов от стены, опустился на колени и стал шарить за ним.
   Книга в черном кожаном переплете оказалась не слишком толстой. Руки Белгарата дрожали, когда он положил ее на стол и открыл.
   – Я мало что в ней понял, – признался Белдину Сенджи. – По-моему, кто бы ее ни написал, он был безумен.
   – Совершенно верно, – ответил горбун.
   – Вы знаете, кто это?
   Белдин кивнул.
   – Торак, – кратко откликнулся он.
   – Торак всего лишь миф – фантазия ангараканцев.
   – Скажите это ему. – Белдин кивнул в сторону Гариона.
   Сенджи судорожно глотнул.
   – Вы в самом деле?..
   – Да, – печально ответил Гарион, с удивлением обнаруживая, что он все еще сожалеет о происшествии в Хтол-Мишраке более двенадцати лет тому назад.
   – Это полная версия! – торжествующе воскликнул Белгарат. – Кто-то скопировал ее с оригинала, прежде чем Торак успел ее испоганить. Все исчезнувшие фрагменты на месте! Слушайте! «Дитя Света и Дитя Тьмы встретятся в Городе Ночи. Но это не является местом последней встречи, ибо выбор не будет сделан там, и Дух Тьмы спасется бегством. Знайте, что новое Дитя Тьмы появится на востоке…»
   – Почему Торак изъял этот фрагмент? – удивленно спросил Гарион.
   – Значение текста неблагоприятно – по крайней мере, для него, – ответил Белгарат. – Тот факт, что должно появиться новое Дитя Тьмы, подразумевает, что он не переживет встречу в Хтол-Мишраке.
   – Не только это, – добавил Белдин. – Даже если бы он пережил встречу, то был бы понижен в звании. Ему было трудновато проглотить подобное.
   Белгарат быстро перелистал несколько страниц.
   – Ты уверен, что ничего не пропустил? – спросил его Белдин.
   – Я знаю, что говорилось в копии, которую мы видели в Ашабе, Белдин. У меня хорошая память.
   – В самом деле? – иронически осведомился Белдин.
   – Оставим это. – Белгарат быстро прочитал еще один фрагмент. – Могу понять, почему Торак его изъял. «Камень, хранящий могущество Злого Духа, не откроется тому Дитя Тьмы, которое придет в Город Ночи, а подчинится только тому, кто явится ему на смену». – Белгарат поскреб у себя в бороде. – Если я правильно понял, Сардион скрывался от Торака, потому что он не намеревался быть последним орудием Темного Пророчества.
   – Могу себе представить, как это его задело, – ухмыльнулся Белдин. Белгарат продолжал читать про себя. Внезапно его глаза расширились, а лицо слегка побледнело.
   – »Только тому, – прочитал он, – кто приложил свою руку к Ктраг-Яске, будет дозволено коснуться Ктраг-Сардиуса. И в момент этого прикосновения он принесет в жертву все, чем является или мог стать, и превратится во вместилище Духа Тьмы. Следовательно, ищите сына Дитя Света, ибо он будет вашим защитником в Месте, коего более нет. Будучи избранным, он возвысится над всеми и защитит мир с Ктраг-Яской в одной руке и Ктраг-Сардиусом в другой. Таким образом, все, что было разделено, соединится вновь, и он будет властвовать над всем до конца дней».
   Гарион был ошеломлен.
   – Так вот что имеется в виду под словами «принесет в жертву»! – воскликнул он. – Зандрамас не собирается убивать Гэрана!
   – Да, – мрачно подтвердил Белгарат. – Она собирается сделать нечто худшее – превратить его в нового Торака.
   – Этим дело не кончится, Белгарат, – проворчал Белдин. – Шар отверг Торака и сжег при этом половину его лица. Сардион даже не позволял Тораку знать, что происходит. Но Шар примет Гэрана, и Сардион тоже. Если Гэран завладеет обоими камнями, то получит абсолютную власть. Торак окажется младенцем по сравнению с ним. – Он печально посмотрел на Гариона. – Вот почему Цирадис сказала тебе в Реоне, что ты можешь убить своего сына.
   – Это невероятно! – горячо воскликнул Гарион.
   – Может, тебе стоит об этом подумать. Как только Гэран коснется Сардиона, он перестанет быть твоим сыном и превратится в бога абсолютного зла.
   – Слушайте! – прервал их Белгарат. – «Дитя Тьмы, которое будет защитником места избрания, полностью подчинится Духу Тьмы; его плоть станет оболочкой, вмещающей в себя всю звездную вселенную».
   – Что это значит? – спросил Гарион.
   – Трудно сказать, – признался Белгарат. Он перелистнул еще несколько страниц и нахмурился. – «Та, которая родила защитника, откроет вам Место, где состоится последняя встреча, но вы должны наблюдать за ней, прежде чем она заговорит».
   – Сенедра? – недоверчиво переспросил Гарион.
   – Зандрамас и раньше воздействовала на Сенедру, – напомнил ему Белгарат.
   – Нужно, чтобы Пол не спускала с нее глаз. – Он снова нахмурился. – Почему Торак удалил этот фрагмент?
   – Не у одного Торака имелись ножницы, Белгарат, – заметил Белдин. – Это важная информация. Не думаю, чтобы Зандрамас хотела, чтобы она стала известной.
   – Это все спутывает, – мрачно сказал Белгарат. – Выходит, у книги было два редактора. Удивительно, что в ней вообще что-то осталось.
   – Читай, старина, – поторопил Белдин, выглянув в окно. – Солнце уже садится.
   – Вот, – заговорил Белгарат, прочитав несколько абзацев про себя. – «Место последней встречи будет открыто в Келле, ибо оно спрятано на страницах проклятой книги пророков». – Белгарат задумался. – Чепуха! – воскликнул он. – Я читал фрагменты Маллорейских проповедей, и они распространены во множестве копий по всему миру. Если это правда, то место встречи было бы известно всем.
   – Они неодинаковы, – заметил Сенджи.
   – О чем вы? – сердито спросил Белгарат.
   – О копиях Маллорейских проповедей, – объяснил алхимик. – Я тщательно изучал священные книги. Иногда древние упоминают вещи, которые могут оказаться полезными в моих экспериментах. Я собрал обширную библиотеку подобных книг, поэтому и украл ту, которую вы держите в руках.
   – Полагаю, у вас есть и копия Мринских рукописей? – спросил Белдин.
   – Даже две, и они идентичны. А вот с Маллорейскими проповедями совсем другое дело. У меня имеется три комплекта, и среди них нет двух одинаковых копий.
   – Ага! – воскликнул Белгарат. – Вот в чем причина вашего недоверия к пророкам.
   – Думаю, они делают это намеренно, – пожал плечами Сенджи. – Наткнувшись на расхождения, я отправился в Келль, и пророки сказали мне, что в Маллорейских проповедях есть тайны, которые слишком опасны, чтобы о них мог прочитать каждый. Отсюда и расхождения в копиях. Все они были исправлены, чтобы скрыть эти секреты, – разумеется, это не относится к оригиналу, который хранится в Келле.
   Белдин и Белгарат обменялись долгими взглядами.
   – Хорошо, – промолвил Белдин. – Значит, мы отправимся в Келль.
   – Но мы уже почти нагнали Зандрамас, – возразил Гарион.
   – И останемся позади нее, если не поедем в Келль, – сказал ему Белдин. – Оказаться впереди мы сможем, только побывав в Келле.
   Белгарат стал читать последнюю страницу Ашабских пророчеств.
   – Думаю, это личное послание, Гарион, – как-то испуганно сказал он, протягивая ему книгу.
   – То есть?
   – Торак хочет поговорить с тобой.
   – Он может говорить что ему вздумается. Я не собираюсь его слушать. Однажды я едва не сделал такую ошибку – помнишь, когда он пытался убедить меня, что я его сын.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация