А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Стальная Крыса поет блюз" (страница 6)

   Глава 6

   На борту славного космического крейсера «Беспощадный» мы путешествовали недолго – и слава богу, а то окружение военных всегда пагубно влияло на мой боевой задор. За сутками, заключившими в себе упорные репетиции, плохую кормежку, неважнецкий ночной отдых, последовал столь же напряженный день, да еще с безалкогольной вечеринкой, поскольку на Галактическом Флоте царила Ее Величество Трезвость. И наконец, за считаные часы до посадки ансамбля на катер эскулапы вкатили нам по нескольку уколов для имитации лечения от наркомании. Я бы, пожалуй, предпочел наркоманию. Не говоря уж о любовании последним ужином, выползающим наружу, – можно прекрасно обойтись без этого развлечения. Судороги и нервный тик – то еще удовольствие, скажу я вам. К тому же у моих дрожащих, шатающихся коллег глазные яблоки пылали, как у покойников в фильмах ужасов, и я сторонился зеркал, опасаясь увидеть еще одного зловещего мертвеца.
   Стинго выглядел лет на сто – серый, как пепел, изможденный. Ни дать ни взять – ходячий скелет. Меня уколола совесть – дернула же нелегкая вытащить бедолагу из отставки! Впрочем, едва я подумал о собственных неприятностях, совесть улеглась баиньки.
   – Я что, смотрюсь не краше твоего? – хриплым голосом осведомился Флойд, чья почти отросшая борода великолепно оттеняла пергаментную кожу.
   – Надеюсь, что нет, – просипел я.
   Мадонетта, словно ласковая матушка, протянула руку и похлопала по моей дрожащей кисти.
   – Ничего, Джим, за ночь все пройдет. Ты только потерпи, и сам увидишь.
   Я не ощутил сыновней признательности. Говоря откровенно, при виде Мадонетты меня разбирало иное чувство, но я надеялся благополучно его скрыть. Поэтому я прорычал что-то маловразумительное и заковылял в каюту, дабы уединиться со своим ничтожеством. Но даже это не удалось. В потолке зловеще скрежетнул громкоговоритель, затем грянул адмиральский глас:
   – Алло, навострите уши и внимайте. Всем «Стальным Крысам» через две минуты собраться в двенадцатом грузовом отсеке. Мы на парковочной орбите. Осталась минута пятьдесят восемь секунд. Минута…
   Я выскочил в коридор и лязгнул дверью, чтобы спастись от рева, но он гнался за мной по пятам. В двенадцатый грузовой я прибыл последним – товарищи по несчастью уже распластались на палубе возле рюкзаков. Я рухнул рядом с ними. Вслед за мной, точно чудовище из дурного сна, возник адмирал и завопил:
   – Подъем! А ну, лентяи заторможенные, на ноги!
   – Ни за что! – заорал я во всю силу надтреснутого голоса и поднялся на карачки, чтобы повалить шатающиеся тела обратно на палубу. – Изыди, злой военный дух! Иль позабыл, кто мы такие? Шпаки, лабухи, принудительно вылеченные от наркомании. Вот как мы должны выглядеть, вот как мы должны себя вести. Если кто-нибудь выживет, вы получите его обратно в свое военное распоряжение. А пока отпустите нас с миром и ждите моих донесений.
   Бенбоу исторг трехэтажное военно-космическое ругательство, но все-таки ему хватило ума повернуться на каблуках и исчезнуть под квелые смешки моих товарищей. У меня слегка отлегло от сердца. Наступившее молчание не прерывалось ничем, кроме негромких стонов, далекого рокота двигателей и скрежета внутреннего люка воздушного шлюза, который величаво открывался, чтобы пропустить на борт деловитого старшину с канцелярской папкой в руках.
   – Кто высаживается на Лайокукае? Вы?
   – Все в наличии, и все нездоровы. Вызовите грузчиков, пусть отнесут наши вещи.
   Он пробормотал несколько слов в микрофон, пристегнутый к воротнику кителя, после чего завел руку за спину и снял с ремня наручники. Кои через секунду ловко защелкнул на моих запястьях.
   – Эт ще че? – промямлил я, выпучив глаза.
   – Ты, накачавшийся дурью наркоман! Не доставляй мне хлопот, и я отплачу тем же. Может, там, в Галактике, ты и важная персона, но здесь, для меня, ты самый обыкновенный зэк. Который сам потащит свое барахло. Ишь ты, грузчиков им! Вконец обнаглели!
   Я открыл рот, чтобы испепелить грубияна глаголом. И захлопнул. Я сам подкинул идею, чтобы о задании знали единицы. Очевидно, этот не из их числа. Я со стоном поднялся на ноги и поволок рюкзак в воздушный шлюз. Остальные взяли с меня пример и выглядели при этом не лучше моего.
   Орбитальный катер встретил нас хмуро и негостеприимно. Едва мы сели в жесткие металлические кресла, на лодыжках наших защелкнулись кандалы – никаких танцев во время полета. Мы молча наблюдали, как матросы швыряют наши рюкзаки в грузовой отсек, затем воздели очи к широченному экрану на переборке. Изобилие звезд. Они кружились, и на экран заплывала выпуклость «Беспощадного». Как только заработали двигатели, она уменьшилась и отодвинулась.
   Затем камера повернулась, чтобы показать растущий горб планеты, а громкоговоритель подверг нас пытке древним военным маршем, дополненным жутким треском статики. Наконец музыка смолкла, но раздался гнусавый до тошноты мужской голос.
   – Заключенные, рекомендую выслушать. Эта информация предназначена для вас. Итак, вы получили билет в один конец и прибыли на место назначения. Вы не поддались нашим самоотверженным попыткам сделать из вас нормальных граждан гуманного цивилизованного общества…
   – Заткни сопло, придурок! – взревел Стинго, запуская пальцы в седую шевелюру, – видимо, чтобы проверить, на месте ли она.
   Я бы кивнул в знак поддержки, если б голова не раскалывалась.
   – …И отныне будете полагаться только на самих себя. По высадке вооруженный конвой сопроводит вас к воротам космодрома. Там вы избавитесь от наручников и получите необходимый для выживания минимум, то есть: ознакомительную брошюру, флягу с дистиллированной водой и недельный рацион концентрированной пищи. Через неделю вам придется искать полпеттоновые деревца, дающие жесткие плоды, которыми питается все туземное население. Полпеттоны – чудо генной инженерии, выведенное путем кропотливых мутаций и трансплантаций. Плоды богаты животным белком. Из-за опасности трихинеллеза их не следует употреблять в сыром виде, но печеными или вареными – вполне. Вам надлежит запомнить…
   Ничего не желая запоминать, я вырубил звук. Наверное, чтобы попасть на этот рейс, человек должен совершить нечто уж очень нехорошее. Я пытался успокоить себя этой мыслью… Куда там! Нашей цивилизации – не один десяток тысячелетий, а все равно жестокость к ближнему своему не изжита до сих пор и вылезает наружу при малейшей возможности.
   Облака сместились в сторону, на экране возникло пятистенное здание изрядной величины. Я предположил, что его называют Пентагоном.
   – Через несколько минут мы совершим посадку на космодроме Пентагон. Не покидайте кресел, пока не получите разрешение встать. Подчиняйтесь приказам, и этап пройдет для вас гораздо приятнее…
   Хотелось бы, чтобы это оказалось правдой! Я тут же расслабился и разжал кулаки. Скоро мы расстанемся с занудами-наставниками и будем полагаться только на себя. А пока лучше поберечь силы и нервы.
   Помалкивая, мы выползли из шлюза, ссыпались по трапу – честное слово, ему не помешали бы поручни – и побрели к воротам в толстой стене Пентагона. Чтобы встретить там еще одного флотского – сумрачного, седовласого и в темных очках.
   – Немедленно препроводить заключенных в девятую допросную.
   Старшина – начальник нашего конвоя – с этим не согласился.
   – Не положено, сэр. Я должен…
   – Ты должен закрыть пасть и подчиняться моим приказам. Вот они, в письменной форме. Изволь ознакомиться и выполнять. Или хочешь уйти в отставку старшиной?
   – Никак нет, сэр! Заключенные! За мной!
   Офицер вошел за нами в допросную, запер дверь, дружески улыбнулся и беззлобно попросил всех заткнуться. Затем обошел комнату с приборчиком, в котором я без труда узнал детектор следящих устройств. Интересно, кому такое в голову может прийти – прослушивать разговоры в каморке на краю Вселенной? Видимо, у офицера было свое мнение на этот счет. Наконец он с удовлетворенным видом спрятал детектор, повернулся к нам и протянул мне ключ.
   – Пока вы здесь, можете снять наручники. Я – капитан Тремэрн, ваш связной. Добро пожаловать на Лайокукаю. – Он снял темные очки, снова улыбнулся нам и махнул рукой в сторону кресел. Его переносица была обезображена жутким шрамом, глаза отсутствовали, но Тремэрн, несомненно, отлично видел электронными заменителями глаз. Позолоченные, они придавали его облику то еще своеобразие. – В Пентагоне только я осведомлен о вашем задании. Я в курсе, что все вы – добровольцы, и хочу вас поблагодарить. Угощайтесь, ребята, и знайте: вы еще долго не услышите этого слова.
   – А как тут, вообще, жизнь?
   Я вскрыл банку охлажденного пива и сделал живительный глоток. Тем временем мои спутники зарылись в гору свежих бутербродов и хотсвиндогов. Я, конечно, составил им компанию, но прежде выдвинул из синтезатора потайной ящичек и достал кое-какие мелочи.
   – Какова жизнь на планете? Паршивая, Джим, и это еще мягко сказано. Уже не один век Лайокукая служит Галактике баком для социальных отходов, и – никаких перемен к лучшему. Возникают различные культуры, развиваются, но – как бог на душу положит. Жестокость правит бал, сильный подминает слабого. Одна из самых стабильных общин – прямо здесь, за стенами Пентагона. Они прозвали себя «жлобистами». Мужчина сильный, женщина слаба, кто сильнее, тот и прав. Тебе, наверное, не в диковинку такая идеология. Вожака этой банды зовут Свиньяр. Не сомневаюсь, что ты с ним вскоре познакомишься.
   – Эти жлобисты не из тех ли придурков, которых психиатры называют шовинистическими свиньями мужского пола? – осведомился я.
   Тремэрн кивнул.
   – Точнее не скажешь. Так что позаботься, чтобы Мадонетта лишний раз не попадалась им на глаза. Научись ходить на цыпочках и раздувать ноздри. А коли это не поможет и ничего более путного в голову не придет, согни руку и поиграй бицепсом.
   – Не жизнь, а сказка. – Мадонетта нахмурилась.
   – Может, все и обойдется, если смотреть под ноги. Они любят, когда их развлекают, а сами развлекаться не умеют – мозгов не хватает. Обожают фокусы, дуэли, армрестлинг.
   – А как насчет музыки? – спросил Стинго.
   – Отлично, если она громкая, боевая и несентиментальная.
   – Постараемся их не разочаровать, – сказал я. – Нас интересует племя так называемых фундаменталистов.
   – Разумеется. Ты уже знаешь, что корабль археологической экспедиции совершил посадку в их зоне влияния. Я возглавлял спасательный отряд и вытащил оттуда ученых, вот почему теперь я ваш связной. Фундаменталисты – кочевники и вдобавок на диво узколобы и несносны. Я старался их не раздражать – куда там! Без наркогаза не обошлось. Если хочешь знать, я понятия не имел о пропаже археологического раритета, пока мы не убрались с планеты и яйцеголовые не очухались. Что мне оставалось? Только доложить начальству. А теперь все в твоих руках.
   – Премного благодарен. Однако нельзя ли хотя бы на карте показать, где они обретаются?
   – Я бы с удовольствием, но ведь они – кочевники.
   – Чудненько. – Я одарил его неискренней улыбкой. Двадцать дней до конца. До смертного часа! В который раз я отбросил дурные предчувствия и окинул взглядом ансамбль.
   – Если есть вопросы, задавайте – потом будет поздно, – посоветовал Тремэрн.
   – У вас есть карта? – спросил я. – Хочу знать, что нас ждет за воротами.
   Тремэрн протянул руку и включил голопроектор. Над столом появилась трехмерная топокарта.
   – Как видите, мы на материке внушительных размеров. На планете есть и другие континенты, некоторые из них обитаемы, но с нашим не имеют никакой связи. Похищенная вещь должна находиться где-то здесь.
   «Это и вправду многое упрощает, – подумал я. – Надо обыскать всего один материк, к тому же у нас почти три недели…» Я сумел оттеснить депрессию, которая пробивалась на подмогу угнетенности и подавленности.
   – Вы имеете представление, что тут и как?
   – Да, и весьма неплохое. Везде, где только можно, подсовываем «жучков», широко применяем «летающие глаза». – Он показал на равнину в центре материка. – Это Пентагон, рядом – жлобисты. Фундаменталистов можно встретить где угодно – в зависимости от погоды. Тут почти весь год субтропический климат, но очень неравномерное выпадение осадков. Они пасут баракоз – это жвачные парнокопытные, помесь барана и козы. Очень неприхотливы. Теперь взглянем на предгорья. Здесь находится то, что почти без натяжки можно назвать цивилизацией. Сельскохозяйственная община с легкой промышленностью, которая издали – но только издали – выглядит вполне прилично. Вот этот городок, окруженный хуторами, – столица. Горожане выплавляют серебро и чеканят монету под названием федха. Другой валюты на материке не существует, федхами можно расплачиваться в любом краю. – Он достал из выдвижного ящика увесистый мешочек. – Как вы догадываетесь, подделывать их несложно, – впрочем, наше серебро намного чище туземного. Это – вам. Советую поделить и хорошенько спрятать. За одну такую монетку местные субчики с радостью перережут вам глотку. Народ, который добывает серебро, прозвал свою столицу Раем, – вряд ли можно было подобрать менее подходящее название. Держитесь подальше от этой публики, если сумеете.
   – Хорошо, намотаю на ус. А карту, если не возражаете, введу в память компьютера. Вот этого. – Я взял большим и указательным пальцами маленький череп, висевший у меня на шее. Когда я его сдавил, глазницы засветились зеленым, а в воздухе замерцал голографический дисплей. Я скопировал карту, подумал над предупреждением Тремэрна – и впервые осознал, в какое болото нас засасывает. Возник еще один вопрос.
   – Значит, население этой планетки – психи и выродки всех мастей?
   – Сосланные за разные преступления. Родившиеся здесь вырастают им под стать.
   – И вы не питаете к ним сочувствия? К людям, обреченным тонуть в этой плевательнице размером с планету лишь потому, что их угораздило тут родиться?
   – Конечно, я им сочувствую и рад видеть, что ты – тоже. До происшествия с археологами я вообще не знал об этой планете. Выручил ученых и решил осмотреться. Вот почему сейчас я возглавляю комиссию, которая постарается свернуть нашу деятельность на Лайокукае. Слишком уж долго идиоты-политики закрывали на это глаза. Я согласился работать с тобой, чтобы лично разобраться в обстановке. И когда ты выполнишь задание, мне очень пригодится подробный доклад, чтобы сделать планету-тюрьму достоянием истории.
   – Капитан, если это всерьез, я на вашей стороне. Но если вы мне лапшу на уши вешаете, чтобы я получше сделал дело…
   – Слово офицера.
   Мне очень хотелось верить ему.
   – У меня вопрос, – подал голос Флойд. – Если, к примеру, нам помощь понадобится или еще что-нибудь, мы что, свяжемся с капитаном?
   – Вы – нет, я – да. – Я постучал пальцем по нижней челюсти. – Микрорация. Такая маленькая, что для ее питания достаточно кислородных ионов в крови. Но достаточно мощная, чтобы ее улавливали приемники Пентагона. Даже если бандиты обдерут нас как липку, челюсть останется при мне. Поэтому настоятельно рекомендую не отходить от меня далеко. Я буду регулярно выходить на связь с Тремэрном, докладывать и получать советы. Физические контакты исключены, не то мигом рассыплется наша легенда. Если ему придется выдергивать нас раньше времени, это будет означать провал. Вот так-то, мальчики и девочки. Давайте будем крепкими и самодостаточными. Нас ждут человеческие джунгли.
   – Отродясь не слышал столь правильных слов, – хмуро заметил Тремэрн. – Если больше нет вопросов, можете надевать наручники и идти.
   – Да, черт побери! – воскликнул Стинго, с трудом поднимаясь на ноги. – Пора заняться делом.
   Рюкзаки ждали нас возле громоздких, щедро увешанных запорами ворот. Там же валялись четыре небольших пластиковых пакета – очевидно, с водой и сухпайками. В каждом наличествовала ознакомительная брошюра. Заградотряд с парализаторами и свинобразьими иглами нетерпеливо топтался на месте и недовольно глядел, как с нас снимают наручники.
   – Вперед, – скомандовал старшина, указывая на шлюз. – Ворота двойные. Прежде чем откроются наружные, внутренние будут заперты и задраены. У вас только один путь – туда. Впрочем, если жить надоело, можете остаться в тамбуре. Через пять минут наружные ворота закроются, и вон из тех клапанов в потолке пойдет нервный газ.
   – Я вам не верю! – вякнул я.
   Он улыбнулся. Не слишком тепло.
   – Проверить легче легкого. Поторчи там пять минут.
   Я занес кулак, и старшина торопливо отскочил. Свинобразьи иглы угрожающе нацелились в мою сторону. Ну уж нет! Я поднял палец в древнем, как само время, межгалактическом жесте, повернулся и вышел следом за моими товарищами. Сзади приглушенно лязгнуло, скрежетнули засовы. Впереди лежало будущее. Со всеми своими сюрпризами.
   Шатаясь от слабости, мы помогли друг другу взгромоздить рюкзаки на спины. Снова заскрежетало и залязгало, раздался гул моторов – начали отворяться наружные ворота.
   Сами того не замечая, мы встали плечом к плечу и повернулись лицом к неизвестности.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация