А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Стальная Крыса поет блюз" (страница 5)

   Глава 5

   А не по себе мне было оттого, что весь план здорово смахивал на бред буйнопомешанного. Неделя на рост популярности и получение музыкальных наград. Затем мы должны совершить преступление. И за этот краткий срок требуется не только выбрать стиль и репертуар, прослушав уймищу всякой белиберды, но и освоить их хотя бы на среднем уровне.
   Вряд ли получится. Слишком короткий срок. Нужна помощь.
   – Мадонетта, вопрос к тебе. – Прежде чем высказаться, я хлебнул пива. – Должен признаться, я в технике музыкоделания – полный профан. Но я вот что думаю. Прежде чем исполнитель заиграет мелодию, нужно, чтобы ее кто-нибудь выбрал или сочинил и записал. Скажи, кто этим занимается?
   – Ты имеешь в виду композитора и художественного руководителя. Они могут существовать в одном лице, но лучше все-таки разделять эти профессии.
   – Можно кого-нибудь из них заполучить? Или обоих? Зач, среди нас ты – ближе всех к профессиональному уровню. У тебя есть идеи?
   – Вряд ли это чересчур сложно. Надо только договориться с ГАСИКОМ.
   – С газиком? Ты хочешь заправить топливный бак наземобиля?
   – Нет. ГАСИКОМ – «Галактический союз исполнителей и композиторов». Среди этой публики полным-полно безработных, и мы наверняка найдем кого-нибудь толкового.
   – Значит, дело в шляпе. Я сейчас же договорюсь с адмиралом.
   – Исключено! – прорычал Бенбоу с обычным своим дружелюбием. – Никаких шпаков. Никаких посторонних. Это секретная операция.
   – Пока – да, но через неделю о ней узнает весь свет. Все, что нам требуется, это придумать легенду. Скажите, что организована группа для съемок голофильма. Или для рекламного концерта по заказу крупной фирмы. К примеру, Максвин в целях завоевания рынка решил сменить имидж. Избавился от красноносого алкаша Блайми Маковина и на его место берет нашу поп-группу. Вы уж постарайтесь устроить это, и без волокиты.
   Адмирал подчинился. На следующий день на студию доставили бледного юношу, страдающего, по всей видимости, отсутствием аппетита.
   – Я его узнал, – прошептал мне на ухо Зач. – Барри Мойд Шлеппер. Года два назад слепил рок-оперу «Пожалей мой филей, Анжелина». С тех пор его популярность на спаде.
   – Как же, помню. Драма кухарки, вышедшей замуж за диктатора.
   – Точно.
   – Добро пожаловать, Барри, милости просим. – Я приблизился к музыкоделу и пожал костлявую руку. – Меня зовут Джим, я здесь главный.
   – Кайфово, чувак, кайфово.
   – И для нас в высшей степени кайфово познакомиться с вами. – Вот у кого мы переймем жаргон музыкального мира, если не рухнет наш план. – Итак, вы уже в курсе дела?
   – Кой-че просек. Новая фирма звукозаписи, капусты – куры не клюют, чтобы побыстрее прогреметь, финансирует молодые группы.
   – Именно так. Вам – командовать музыкой. Давайте покажу, что мы отобрали, а вы приведете это в надлежащую форму.
   Чтобы самому не прослушивать в очередной раз ужасные композиции, я дал ему наушники и плейер. Он одну за другой вставлял пластинки, и я не верил своим глазам: белая как мел кожа побледнела еще сильнее. Но Барри держался геройски. Наконец с конвульсивной дрожью он перевел дух, снял наушники и вытер кулаками слезы.
   – Хошь знать мое честное и беспристрастное мнение?
   – Иное нас и не устроит.
   – Лады. Как бы это поизящнее преподнести… Короче, дерьмо на палочке. Вонючее и невкусное.
   – А вы можете сделать получше?
   – Мой котяра и то лучше делает. Да еще песочек сверху нагребает.
   – Тогда вам и карты в руки. Приступайте.
   Пока музыка сочинялась, прослушивалась и записывалась, я мало на что годился. Другие играли и пели, я же только щелкал переключателями на пульте. А когда в дело вступал Зач и из динамиков галопом ринулись звуки барабанов, цимбал, колоколов и прочие эффекты молекулярного синтезатора, мой пульт и вовсе обесточился, и я нажимал на клавиши «всухую». Поэтому, предоставив коллегам творить музыку, я занялся спецэффектами. Это требовало просмотра клипов всех самых популярных групп, джаз-бандов и солистов. Некоторые воспринимались без омерзения, другие вызывали ужас, и все были чересчур громки. В конце концов я убрал звук, чтобы спокойно присматриваться к лазерным сполохам, буйным фейерверкам и физической акробатике. Я записывал и зарисовывал, постоянно бормотал себе под нос и не жалел университетских денег. А еще я вмонтировал в нашу электронику изрядное количество очень сложных самодельных цепей. Адмирал, хоть и с превеликой неохотой, но выдал все, что потребовалось, и я усовершенствовал технику в механической мастерской. Короче говоря, неделя не пропала даром.
   Я без устали теребил адмирала, пока он не отдал обещанные три миллиона.
   – Вы так добры! – сказал я, позвякивая шестью блестящими монетами по пятьсот тысяч кредитов. Достойная плата за достойную работу.
   – Ты их лучше в банк положи, пока у них ноги не выросли, – угрюмо посоветовал он.
   – Разумеется. Классная идея.
   Дурацкая идея. Банки предназначены для грабителей и налоговой полиции – чтобы облегчать им работу. Поэтому сначала я двинул в мастерскую, там поработал по металлу, завернул деньги в бумагу, проштемпелевал и отправился на загородную прогулку. На случай, если адмирал приставил мне «хвост», я поупражнялся в любимом искусстве отрыва от слежки. Как ни крути, ради этих монет я жизнью рисковал. Если посчастливится выйти из этой передряги не по частям, денежки очень даже пригодятся.
   Наконец я добрался до маленького почтового отделения на некотором удалении от города. Хозяйничал там близорукий джентльмен преклонного возраста.
   – Пространственный экспресс и страховой взнос в агентство межпланетной доставки. Это тебе, голуба, в копеечку влетит.
   – Ты, дедуля, знай крутись. За бабками дело не станет. – Он ошалело заморгал. Я сжалился и перевел на туземный: – Уважаемый сэр, деньги – не проблема. Но вы уж позаботьтесь, чтобы моя посылка благополучно добралась до профессора фон Дайвера из Галаксиа Университато. Это исторические документы, он их ждет не дождется.
   Я уже предупредил ученого мужа по космофаксу, что посылаю ему кое-какое личное имущество с просьбой не отказать в любезности и подержать его у себя до моего визита. Опасаясь, что он проявит здоровый академический интерес, я спрятал деньги в маленький бронированный сейф. Конечно, его можно вскрыть с помощью алмазного сверла, но я готов биться об заклад, что любопытство профессора не зайдет так далеко.
   Посылка сгинула в почтопроводе, и я вернулся к делам. К концу шестого дня мы были выжаты как лимоны. Барри Мойд Шпеллер двое суток провел без сна, меняя на голове мокрые полотенца, глотая крепчайший кофе и перелопачивая залежи музыкальной архаики. Он проявил неплохие задатки вора – или аранжировщика, если угодно. Группа репетировала, записывала и снова репетировала. Я вплотную занялся костюмами, бутафорией и спецэффектами и потрудился, на мой взгляд, неплохо.
   Наконец я объявил последний перерыв, а затем дал команду на построение.
   – Сейчас я вас обрадую. Мы даем первый концерт.
   Как я и предвидел, это вызвало стенания и горестные вопли. Я подождал, пока они утихнут.
   – Ребята, я знаю, каково вам. Поверьте, мне ничуть не легче. По-моему, наш лучший номер – блюз «Я совсем одна». Вы сами видели, как здешний персонал старался нам помочь. Думаю, мы должны его отблагодарить, показать, что у нас вышло. Я пригласил человек тридцать, они сейчас подойдут.
   Словно в подтверждение моих слов отворилась дверь и в зал потянулись вольноперы со скептическими минами и складными стульями. Шествие возглавлял адмирал Бенбоу; рядом с ним вице-адмирал нес два стула. Зач начал рассаживать зрителей, и наша пещероподобная студия впервые превратилась в концертный зал. Мы отступили на эстраду. Я притушил лампы и укрылся за своей электронной баррикадой.
   – Леди и джентльмены, дорогие гости. На этой неделе мы с вами потрудились на славу, и я от всей души и от имени «Стальных Крыс» хочу сказать вам спасибо.
   Я нажал на кнопку, и под потолком раскатилось: «СПАСИБО… СПАСИБО…» На эхо наложилось растущее крещендо барабанов, увенчавшись громовым раскатом и несколькими вполне натуральными с виду молниями. Судя по округлившимся глазам и отвисшим челюстям, мне удалось приковать внимание зрителей.
   – Первый номер нашей программы – в исполнении мелодичной Мадонетты. Драма неприкаянного сердца! Блюз «Я совсем одна»!
   Цветные юпитеры обрушили с потолка световой ливень, явив во всей радужной красе наши розовые с блестками костюмы в обтяжку. Зазвучали первые аккорды, и лучи юпитеров сконцентрировались на Мадонетте, на чей костюм пошло гораздо меньше материала, чем на наши. Публике он, похоже, глянулся. Завывания ветра и громовые раскаты притихли, Мадонетта простерла к залу изящные руки и запела:

Вот я одна, одна совсем,
И телефон мой глух и нем.
Вокруг обведу взглядом,
Никого не найду рядом.
Я, я, я
Совсем одна,
Я, я, я
И только я, я, я.

   Сие сопровождалось раскачиванием голографических деревьев, проходом грозовых туч и прочими душераздирающими спецэффектами. Под рыдания музыки Мадонетта перешла к заключительным строфам.

Совсем одна в кромешной мгле,
Я змейкой юркну по земле.
В дремучий лес, где ветра вой.
И вдруг – о ужас! – предо мной
Манит могила глубиной.
Я знаю – хоть не видно зги,
Меня преследуют враги!
Сижу и плачу – только зря,
Ведь занимается заря,
Ночь позади.

   В последний раз провыл ветер, скорчилось щупальце багрового тумана, и за нашими спинами величаво взошло солнце. Музыка смолкла. Тишина беспрепятственно расползалась по студии – и вдруг разлетелась в клочья под неистовым шквалом аплодисментов.
   – Молодцы, ребята! – одобрил я. – Их вроде проняло. Все кайфово, чуваки, как говорит Барри Мойд.
   На седьмой день мы не отдыхали. Но репетицию закончили довольно рано.
   – На сегодня все. Собирайте рюкзаки. Музыка и реквизит уже упакованы. Улетаем в полночь. Значит, нужен еще час, чтобы добраться до космодрома. Не опаздывать.
   Они разбрелись на подкашивающихся ногах, и тут притопал адмирал. В его кильватере плелся Зач.
   – Агент отрапортовал, что вы закончили подготовку операции и ждете приказа к погрузке.
   Ну что тут скажешь? Я лишь кивнул.
   – А мне можно с тобой? – спросил Зач.
   – Нет. Ты нам здорово помог, спасибо. Дальше мы сами.
   Он едва не раздавил мне пальцы в рукопожатии, и через секунду за ним затворилась дверь.
   – Управление по принудительному лечению наркоманов изобрело для вас страшное преступление. – Адмиральская улыбка смахивала на оскал жалящей змеи. – Приговор – ссылка на Лайокукаю. Незамедлительная.
   – Чудненько. И что же это за преступление?
   – У наркоманов в большом фаворе качественное и дорогое зелье под названием бакшиш. Ты и твои приятели пойманы с поличным на контрабанде и употреблении. После принудлечения вы будете много дней шататься и дрожать от слабости, так что медлить с первым концертом не резон. Пресса уже извещена о вашем аресте и заключении в спецбольницу. Когда вы объявитесь на Лайокукае, туземцы нисколько не удивятся. Вопросы?
   – Один, – сказал я. – Важный. Как насчет связи?
   – Будет. Где бы ты ни находился, шифропередатчик в твоей челюсти достанет до приемника на космодроме. Радист будет дежурить круглосуточно. Пока вы на космодроме, связной окажет любую посильную помощь. Потом он переберется на орбиту, на борт космокрейсера «Беспощадный», и там будет получать твои донесения. Если понадобится, мы до любой точки планеты доберемся максимум за одиннадцать минут. Как отыщешь пропажу, дай знать. Мы подкинем десант. Рапортуй, по меньшей мере, раз в сутки. Местонахождение группы и результаты поисков.
   – Только на тот случай, если нас заметут, да? Чтобы послать новый отряд?
   – Точно. Еще вопросы?
   – Один. Не хотите пообещать, что будете за нас волноваться?
   – Нет. Ни к чему. Полагайтесь только на себя.
   – Ну, спасибо! Вы сама доброта.
   Он повернулся и утопал прочь, хлопнув дверью. На меня нахлынула усталость и – в который уж раз? – черная тоска. Зачем я все это делаю? Чтобы остаться в живых, разумеется. А не то… еще двадцать три дня – и упадет мой занавес.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация