А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Стальная Крыса поет блюз" (страница 22)

   Глава 23

   Я глотнул еще воды, мечтая о чем-нибудь покрепче. В кои-то веки выдалась минутка, когда мне не нужна ясная голова.
   – Сколько, говоришь? – Я не получил ответа – поддельный пес уже зарывался под турель, суча лапами, как настоящий, и разбрасывая грязь.
   – Пятьсот, – сказал Флойд. – Да неужто такое возможно? Кому могло понадобиться это старье?
   – Тому, у кого под рукой не оказалось ничего получше. Перед нами загадка, и ее предстоит разгадать. Помнишь, чем уничтожили лабораторию? Древней взрывчаткой. Тоже ведь старье. О чем все это говорит? О том, что планета, возможно, была обитаема еще до того, как на нее начали сметать социальный мусор. Что, если потомки первопоселенцев укрылись под землей? Это вероятно. Лайокукаю превратили в тюрягу минимум пять веков назад. Вот сколько времени прячутся эти таинственные аборигены. И они, наверное, закопались еще до того, как Лига обнаружила планету. Потому-то о них никто и слыхом не слыхивал.
   – Кто они?
   – Об этом я знаю не больше твоего…
   – Ррр-гав! – сообщил наш собакомат. – Нашел кабель из оптического волокна. Под землю уходит. Это, наверное, для наведения установки.
   – Да, из каверн. Напрашивается другой вопрос: как нам туда…
   – Джим, – заявила моя челюсть, – в двух шагах от вас, в той стороне, куда вы направлялись, происходит кое-что занятное. Мы настроили электронные телескопы на максимальное увеличение и теперь видим…
   – Что видите?
   – Из отверстия в земле появилась группа вооруженных людей. Похоже, они тащат кого-то связанного… Так, а теперь поднимают металлический столб… Возятся… Привязывают к столбу, кажется…
   В моем мозгу замерцали сонмища исторических кинокадров.
   – Остановите их! Не иначе, это казнь! Расстрел! Сделайте что-нибудь!
   – Невозможно. Мы же на орбите. В ближайшие пятнадцать минут ничем нельзя помочь, кроме ракеты со взрывчаткой, но она тут явно противопоказана.
   – Забудьте! – Сунув руки в рюкзак, я свистнул псевдопсу: – Бобик! Лови!
   Он высоко подпрыгнул и поймал зубами газовую гранату.
   – Беги! Вон туда! Слышал адмирала? Подбеги к тем ребятам и хорошенько укуси эту штуку.
   Последние слова я кричал хвосту, исчезающему среди кустов. Мы схватили рюкзаки и бросились следом. Флойд легко обогнал меня, и к тому моменту, когда я, спотыкаясь и задыхаясь, добежал до места казни, схватка отошла в историю. Задрав хвост, наш славный приятель лаял и указывал на поверженные тела.
   – Бобик, ты – лучший друг человека. Отличная работа. – Я едва одолел искушение погладить искусственную шерсть.
   – Это в порядке донесения, – уделил я внимание рации. – Все – мужского пола, у всех стрелковое оружие. На двенадцати – камуфляжная форма. Тринадцатый – вот уж точно, несчастливое число – раздет до пояса и привязан к столбу.
   – Он не ранен?
   – Невредим. – Я дотронулся до шеи тринадцатого и уловил вполне нормальный пульс. – Вовремя мы встряли. Вот что интересно: он молод, моложе остальных. Как быть дальше?
   – Компьютер стратегического планирования принял решение. Соберите все оружие. Возьмите пленного и отступайте на безопасное расстояние, затем допросите его.
   Распуская узлы на запястьях юноши, я с отвращением фыркнул.
   – До этого можно было додуматься и без компьютера стратегического планирования.
   Флойд подхватил падающее тело и взвалил на плечо. Я поднял рюкзаки и дернул подбородком.
   – Давай в укрытие, вон в ту балку.
   Граната, взорванная Бобиком, содержала быстродействующий газ. Один вдох, и ты спишь. Но этим быстродействие не исчерпывалось – через двадцать минут спящие должны были проснуться. И все двадцать минут ушли на то, чтобы по мокрой глине изглоданного дождями оврага перетащить «языка» и кладь на сухое местечко под кручей. Там наш пленник – или гость? – закрутил головой и забормотал. Мы с Флойдом и ходячим талисманом сидели и смотрели. Долго ждать не пришлось. Парень что-то пробубнил, открыл глаза и увидел нас. Резко сел и изменился в лице от страха.
   – Fremzhbuloj! – воскликнул он. – Amizhko mizh.
   – Похоже на жутко испорченный эсперанто.
   – А разве могло быть иначе, если его род сотни лет обходился без внешних контактов? Говори медленнее, он поймет.
   Я повернулся к юноше и поднял руки ладонями вперед, полагая, что здесь, как и во всей Галактике, этот жест означает «мир».
   – Ты не ошибся, мы чужестранцы. А что еще ты сказал? «Мои друзья», да?
   – Друзья, да! Друзья! – Он закивал, как безумец, и отшатнулся от Бобика, которому приспичило гавкнуть.
   – ИРИНа, я тебя умоляю! Заткни пластмассового пуделя. Он пугает нашего гостя.
   Псевдопес перестал лаять и вымолвил:
   – Я всего лишь хотела сообщить, что вступила в контакт с наблюдателями. По их словам, усыпленные пришли в себя и ретировались.
   – Прекрасно. Ты все фиксируй, а после доложишь. – Я повернулся к «языку», который ошалел при виде говорящей собаки. – Валяй дальше, приятель. Меня зовут Джим, его – Флойд. Мохнатого трепача – Бобик. У тебя тоже есть имя, я угадал?
   – Меня зовут Дредноут, сын Неотзывчивого.
   – Рад знакомству! А теперь не соблаговолишь ли поведать, почему тебя едва не отправили в расход?
   – Неподчинение приказу. Я стоял в Карауле. Видел приближение вашей группы. Открыл огонь из Караульной Турели… но не гневайтесь, чужеземцы! Я стрелял мимо. Открывать огонь разрешается только с ведома Начальника Караула. Поэтому меня отправили на казнь. Я не спросил разрешения.
   – У всех бывают ошибки.
   – Это не ошибка. Я выполнял приказ.
   – Ты хоть что-нибудь понял? – поинтересовался Флойд.
   – Немногое. Скажи-ка, Дредноут, кто, если не Начальник Караула, приказал тебе стрелять?
   – Это было коллективное решение.
   – Что значит – коллективное?
   – Я не вправе рассказывать.
   – Понятно. Не хочешь выдавать товарищей. – Я панибратски хлопнул его по спине и обнаружил, что он дрожит. – Холодает вроде. Дам тебе куртку.
   Я зарылся в рюкзак и, конечно, не упустил случая поболтать по радио.
   – Ну что, идеи есть? Если не у вас, то у бесценного компьютера стратегического планирования?
   – Да. Если «язык» не желает разговаривать, то, возможно, упомянутые им сообщники будут откровеннее. Попытайся встретиться с ними.
   – Ладно. – Я вернулся с курткой. – На, Дредноут, не мерзни. – Он поднялся и натянул куртку. – Вот так-то лучше. А сейчас я тебе скажу, что думаю. Если не желаешь кое о чем рассказывать, не надо. Но как насчет товарищей, о которых ты говорил? Может, они согласятся объяснить нам, что происходит?
   Он прикусил нижнюю губу и замотал головой.
   – Нет? Попробуем по-другому. Ты не хочешь вернуться к своим? Потолковать, узнать, не готов ли кто-нибудь встретиться с нами? Согласен?
   Он перевел взгляд с меня на Флойда, затем опустил его на Бобика, помахивающего хвостом, и наконец решился.
   – Следуйте за мной.
   Он был молод, силен и бежал уверенной трусцой. Флойд и механическая шавка подражали ему без особого труда, ко мне же мигом вернулись боль и слабость. Я тащился в хвосте и вскоре вынужден был взмолиться о передышке, но за миг до этого Дредноут остановился на краю полпеттоновой рощицы.
   – Ждите здесь, – сказал он, когда я, жутко сопя, доковылял до них.
   Он скрылся среди деревьев, не заметив, как Бобик, укоротив лапки и втянув в туловище голову и хвост, скользнул за ним, точно черная половая щетка.
   Перерывчик в физической деятельности пришелся как нельзя кстати, да и быстро саморазогревающаяся еда, которую я достал из рюкзака, тоже. Свинобургер с подливкой. Флойд тоже распечатал консервы, и мы слизывали соус с пальцев, когда бесшумной тенью вернулась «половая щетка»: лапы, хвост и голова – врастопырку, из пасти – заливистый лай. Я ощерился.
   – Докладывать – в первую очередь, брехать – во вторую.
   – Ваш новый помощник не заметил слежки. В лесу находится валун, под ним – отверстие в земле. Он скрылся там. Показать?
   – Чуть позже… если понадобится. А сейчас дай нам сосчитать до десяти и выяснить, передаст ли он нашу просьбу.
   Навалилась усталость. Я закрыл глаза, утонул в беспамятстве и вынырнул вовсе не по счету десять, а в час дня, – солнце балансировало уже в зените. Когда я решил выяснить, сколько потерял времени, компьютер услужил по-медвежьи, поменяв красную шестерку на пятерку. Не волнуйся, Джим, адмирал Стинго на твоей стороне. Вялые попытки самоуспокоиться не принесли успеха, мне даже казалось, будто в моих жилах булькает и струится яд.
   Флойд спал сном праведника, даже похрапывал. Но стоило Бобику нечаянно сдвинуть на осыпи несколько камешков, как мой напарник вмиг распахнул веки.
   – Гав-гав, джентльмены, то есть доброе утро. Из-под камня только что появился ваш новый друг в сопровождении сослуживца, и они направляются сюда. Заметьте: я вам первым об этом сообщил.
   Бобик посидел, подождал, а затем приветственно тявкнул двум мужчинам в опрятном камуфляже и касках с блестящими шпилями. Грудь каждого перекрещивали набитые патронташи, на бедрах висели пистолеты впечатляющих размеров. Однако кобуры были застегнуты. Я тут же успокоил себя мыслью, что Флойд – под рукой и малейшее прикосновение к кобуре будет означать для них мгновенную потерю сознания.
   – А, Дредноут, – приветствовал я, – рады тебя видеть. И твоего товарища.
   – Его зовут Неутомимый, он – Комендант Участка. Этот, с бородой, – Флойд, а второй – Джим.
   Неутомимый воздержался от рукопожатий, зато звучно саданул себя в грудь правым кулаком. Мы поступили точно так же, ибо никогда не вредно перенимать обычаи туземцев.
   – Цель вашего прибытия? – осведомился Неутомимый самым что ни на есть холодным и непререкаемым тоном.
   Я позволил себе слегка обидеться.
   – Скажем так: мы пришли, чтобы спасти твоего друга от неминуемой казни. И принимаем вашу благодарность.
   – Если бы вы не пришли, он бы не открыл огонь и не был бы приговорен к расстрелу.
   – Веский аргумент. Но, как мне помнится, он открыл огонь, исполняя волю коллектива. Вы – из этого коллектива?
   Я уже заметил, что под бесцеремонностью Неутомимого скрывается изрядная тревога. Обстреливая нас глазами, он пожевал нижнюю губу. Не обошел пристальным вниманием даже псевдопса, тявкающего у наших ног. Наконец промолвил с великой неохотой:
   – На это я ответить не могу. Но мне поручено доставить вас к тому, кто ответит. А теперь ваш черед отвечать. Зачем пришли?
   – Не вижу смысла секретничать. Мы ищем того, кто взорвал некое здание и стащил из него – а значит, у нас – некий важный предмет.
   Похоже, новость их немного успокоила. Неутомимый перестал кусать губу, а Дредноут даже слегка улыбнулся, прежде чем наклонился к товарищу и зашептал ему что-то. Затем они кивнули, вспомнили, где находятся, и к ним сразу вернулся воинственный вид.
   – Вы пойдете с нами, – произнес Комендант так, что стало ясно: возражения бессмысленны.
   – Возможно. – Я всегда недолюбливал приказной тон. – Но сначала вы нам скажете… это не опасно?
   – В опасности мы рождаемся и живем. И покидаем ее только в момент гибели.
   Это здорово смахивало на лозунг, тем более что Дредноут, внимая Коменданту, шевелил губами.
   – Да, конечно, но ведь это не более чем расплывчатый философский постулат. А я имею в виду совершенно конкретную ситуацию.
   – Вы будете под защитой. – Очевидно, он старался не насмехаться над нашими скудными силенками и не кичиться своим превосходством.
   – О! Спасибо! – восторженно откликнулся Флойд. Для пущей достоверности он даже глаза выпучил. – Под такую гарантию мы готовы с вами хоть к черту в пекло. Верно, Джим?
   – Совершенно верно. Под защитой этих бравых солдат нам ровным счетом не о чем беспокоиться.
   Флойд запросто мог бы слопать за завтраком дюжину таких молокососов, но я не видел проку в хвастовстве.
   Мы потянулись к рюкзакам, но Неутомимый остановил нас:
   – С собой ничего не брать. Вы должны довериться нам.
   Флойд равнодушно пожал плечами – он всегда ходил «при оружии».
   – Хоть воды-то можно глотнуть? – Я откупорил флягу и сделал два-три глотка, а укладывая ее на место, припрятал в ладони несколько гранат. – Ну и конечно, с нами пойдет верная спутница – игрушечная собачка.
   Бобик умело подыграл мне: залаял, высунул язык и часто задышал. Даже перестарался, задрав над моим рюкзаком заднюю лапу. Впрочем, эта собачья проделка еще больше убедила наших воинственных приятелей. Они кивнули.
   – Придется завязать вам глаза, – сказал Дредноут, доставая два черных шарфа. – Чтобы вы не запомнили путь к Убежищу.
   – Если ты имеешь в виду отодвигающийся валун под полпеттонами, то можешь не утруждаться.
   – Как ты узнал?!
   – Узнал, а как – не имеет значения. Так идем или нет?
   Они изумленно переглянулись и отошли в сторонку пошептаться. Потом неохотно вернулись и снова насупились.
   – Идите. Быстро!
   Мы подбежали собачьей трусцой к валуну, затем по лестнице спустились за Дредноутом в туннель. Бобик гавкнул и спрыгнул на меня, как только я задрал голову. Я поймал его и тут же выронил. Неутомимый закрыл люк, и я мрачно уставился во мрак.
   Оставалось надеяться, что мы приняли верное решение, ибо дни мои сочтены, а подземелье чересчур усердно навевало мысли о могиле.
   Возможно, оно и станет моей могилой. Если не получу противоядия в срок.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация