А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Стальная Крыса поет блюз" (страница 1)

   Глава 1

   Непростое это занятие – ходить по стенам, а уж прогулка по потолку казалась и вовсе невозможной. До тех пор, пока я не сообразил, что выбрал не тот способ. Стоило чуточку пошевелить извилинами, и все прояснилось. Держась руками за потолок, я не мог передвигать ноги, а посему отключил молекусвязные перчатки и свесился макушкой вниз. Теперь только подошвы ботинок притягивали меня к штукатурке. В голову сей же момент с напором хлынула кровь, и сопутствовали ей тошнота и ощущение превеликого неудобства.
   Что я тут делаю, зачем свисаю с потолка вниз головой, наблюдая, как станок подо мной штампует монеты в пятьсот тысяч кредитов, и внимая их упоительному позвякиванью при падении в корзины? По-моему, ответ самоочевиден. Я чуть не свалился на станок, когда отключил питание на одном ботинке. Взмахнув ногой в великанском шаге, я снова грохнул подошвой о потолок и тотчас включил питание; поле, испускаемое генератором в ботинке – то самое поле, что соединяет молекулы друг с другом, – превратило мою ногу в часть потолка. Разумеется, на время работы генератора.
   Еще несколько огромных шагов – и я над корзинами. Тщетно не замечая головокружения, я ощупал громадный до безобразия пояс и вытянул из пряжки бечеву с фишкой на конце. Сложившись пополам, дотянулся до потолка рукой, прижал фишку к штукатурке, включил. Молекусвязное поле вцепилось в потолок бульдожьей хваткой и позволило мне освободить ногу – чтобы повисеть, качаясь, правым боком вверх, и дождаться, пока от багровой физиономии оттечет кровь.
   – Действуй, Джим, – посоветовал я себе, – нечего тут болтаться. В любую секунду может подняться тревога.
   Словно уловив намек, засверкали лампы, и стены затряслись от рева сирены, которому позавидовал бы Гаргантюа. Я не объяснял себе, что и как надо делать, – не было времени. Палец сам вдавил кнопку на пряжке, и невероятно прочная, практически невидимая мономолекулярная леска быстро опустила меня к корзине. Как только мои загребущие лапы со звоном утонули в монетах, я застыл в воздухе, распахнул атташе-кейс и зачерпнул им, точно ковшом экскаватора, целую гору кругленьких сияющих милашек. Пока крошечный мотор выбирал леску, поднимая меня к потолку, я захлопнул «дипломат» и щелкнул замком. Наконец моя подошва снова намертво прилипла к штукатурке, и я отключил подъемное устройство. В этот момент внизу отворилась дверь.
   – Сюда кто-то совался! – закричал охранник, тыча оружием перед собой. – На двери сигнализация вырублена!
   – Может, ты и прав, да только я никого не вижу, – изрек его напарник.
   Они глянули под ноги и по сторонам. Но не вверх. Я надеялся на лучшее и готовился к худшему, ощущая, как от подбородка ко лбу струится пот. И с ужасом смотрел, как о шлем охранника разбиваются капли.
   – В другой цех! – выкрикнул он, заглушив щелчок очередной капли пота.
   Они рванули вон, дверь хлопнула, я прошел по потолку, съехал по стене и обмяк в изнеможении на полу.
   – Десять секунд, – предупредил я себя.
   Выживание – суровая школа. Идея, показавшаяся мне в свое время недурной, возможно, и впрямь была недурной. В свое время. Но сейчас я испытывал раскаяние – дернула же меня нелегкая посмотреть те новости!
   Торжественное открытие нового монетного двора на Пасконжаке – планете, частенько именуемой Монетным Двором… Первые в истории человечества монеты достоинством в полмиллиона кредитов… Приглашены знаменитости и пресса.
   На меня это подействовало, как на спринтера – хлопок стартового пистолета. Через неделю я прошел таможенный контроль пасконжакского космодрома с чемоданом в руке и удостоверением репортера ведущего агентства новостей в кармане. Армия вооруженных охранников и уймища защитных устройств не охладили мою психопатическую одержимость. С таким чемоданом я мог не бояться никаких датчиков – чем ты его ни просвечивай, он все равно будет демонстрировать ложное содержимое. Оттого-то поступь моя была воздушна, а улыбка – широка.
   Но теперь мое лицо обзавелось пепельным оттенком, а ноги предательски дрожали, когда я заставил себя встать на них.
   «Ты должен выглядеть спокойным и собранным, – проговорил я в уме. – И думать о чем-нибудь невинном».
   Я проглотил успокаивающе-собирающую таблетку мгновенного действия и направился к двери. Шаг, другой, третий… И вот глаза лучатся самоуверенностью, походка обретает чинность, а сознание – чистоту. Надеваю очки в оправе, густо усаженной «алмазами», и гляжу сквозь дверь. Ультразвуковое изображение идеально четким не назовешь, но можно разглядеть силуэты спешащих мимо людей, а больше ничего и не требуется. Когда промелькнул последний силуэт, я отпер дверь, проскользнул в нее и позволил ей затвориться за моей спиной.
   Невдалеке охранники, вопя и размахивая оружием, гнали по коридору толпу моих коллег-журналистов. Я отвернулся и твердым шагом двинулся в противоположном направлении. Свернул за угол…
   Постовой опустил ружье, дуло уперлось в пряжку моего пояса.
   – La necessejo estas tie? – Я изобразил чарующую улыбку.
   – Че ты вякнул? Ты че тут делаешь?
   – Вот как? – Я фыркнул распяленными ноздрями. – Весьма низкий уровень образования. В частности, знание эсперанто оставляет желать лучшего. Правильно?
   – Пра-ально. А ну, вали отсюдова!
   – О, вы так любезны!
   Я повернулся и скромненько удалился на три шага, прежде чем смысл ситуации проник в его вялые синапсы.
   – Эй, ты! А ну назад!
   Я остановился, повернулся и показал мимо него.
   – Что, туда?
   Газовый баллончик, спрятанный у меня в ладони, коротко прошипел. Охранник закрыл глаза и повалился на пол. Я выхватил ружье из его обессилевших рук… и сразу положил на мерно вздымающуюся грудь. На что оно мне? Я отошел от охранника, открыл дверь на аварийную лестницу, закрыл ее за собой, привалился спиной к створкам и очень глубоко вздохнул. Затем извлек из репортерского бювара карту и водрузил палец на значок, отмечающий лестницу. Так. Теперь вниз, в кладовку… Но внизу кто-то ходит! Значит, вверх. Тихо-тихо, благо подошвы мягкие. Все нормально, в плане есть и такой вариант. Конечно, лучше всего – двигаться к выходу вместе с толпой, но раз уж выбирать не приходится, можно и вверх… на пять или шесть маршей, на последнюю площадку перед дверью с табличкой «КРОВ», что на языке туземцев, вероятно, означает «крыша». Непростая дверка, целых три охранных устройства… Обезвредив их, я раздвинул створки и проскочил между ними. Огляделся. Крыша как крыша, со всем, что положено крыше: резервуарами для воды, вентиляционными шахтами, кондиционерами и солидной дымовой трубой, выдыхающей грязь. Лучше и быть не может.
   Я со звоном ссыпал деньги в мешок, а следом за ними побросал все снасти, способные меня скомпрометировать. Переломил пряжку ремня, извлек катушку с моторчиком и молекусвязной фишкой. Сунул ее в мешок, вытянул фишку наружу, затянул горловину мешка и завязал. Опустил его в дымоход на глубину руки и прикрепил изнутри к трубе подъемное устройство.
   Готово! Остается лишь выждать, пока уляжется суматоха, и вернуться за добычей. Можно, если хотите, назвать это вкладом до востребования.
   Затем, вооруженный одной невинностью, я вернулся к лестнице и спустился на первый этаж.
   Дверные створки медленно и беззвучно раздвинулись и сошлись. За ними стоял охранник – спиной ко мне и так близко, что можно дотянуться рукой. Что я и сделал, да еще похлопал его по плечу. Он с визгом отскочил, развернулся и вскинул ружье.
   – Простите, не хотел вас побеспокоить, – вежливо сказал я, – но боюсь, я потерял своих коллег. Вы не знаете, где сейчас все журналисты?
   – Сержант, я тут сцапал одного, – пробормотал он в микрофон, укрепленный на плече. – Ага, это я, рядовой Измет, одиннадцатый пост. Так точно. Есть задержать. – Он навел на меня ствол. – Не вздумай рыпаться!
   – Уверяю вас, это совершенно не входит в мои намерения!
   Я полюбовался ногтями, снял с пиджака несколько пылинок и засвистал веселый мотивчик, стараясь не обращать внимание на подрагивающее дуло. Наконец раздался частый топот множества ног, и нас атаковал взвод под предводительством мрачного сержанта.
   – Добрый день, сержант. Вас не затруднит объяснить, почему в меня целится этот солдат? Нет, лучше скажите, почему вы все в меня целитесь?
   – Изъять «дипломат»! Надеть наручники! Увести!
   Немногословный он парень, этот сержант. На картах, розданных журналистам, не был отмечен лифт, в который меня затолкали. Как и не было на них даже намека на многочисленные ярусы под первым этажом. Подземелье бог знает на какую глубину уходило в планетное чрево. По моим барабанным перепонкам шарахнуло давлением. Мы проезжали ярус за ярусом, и вскоре я сбился со счета, но их числу определенно позавидовал бы любой небоскреб. От мысли, что я откусил гораздо больше, чем способен прожевать, мой желудок съежился. Наконец меня вышвырнули из лифта, провели по коридору, перегороженному на каждом шагу решетчатыми воротами, и втолкнули в помещение особенно мрачного вида – с традиционно голыми стенами, лампами без абажуров и жесткой табуреткой. Я тяжко вздохнул и сел. Мои попытки завязать разговор остались без внимания, как и предъявление репортерского пропуска. Впрочем, его у меня забрали вместе с ботинками, а следом за ними отправилась и одежда. Я накинул халат из черной колючей мешковины и более не старался разговорить охранников.
   Честно говоря, мой боевой дух в те минуты пребывал не на высоте и падал все ниже по мере того, как слабело действие успокаивающе-собирающей таблетки. Как раз в тот миг, когда он шлепнулся на самое дно, громкоговоритель неразборчиво пробулькал несколько приказов, и меня в спешке препроводили по коридору в другой кабинет – с точно такими же голыми лампами и табуретом. Но здесь обстановку дополнял металлический стол, и еще больше металла было в глазах офицера, который восседал за ним. Вперив в меня весьма красноречивый взгляд, он указал на мою расчлененную одежду, «дипломат» и обувь.
   – Меня зовут полковник Неуредан, и я тебе не завидую.
   – Вы со всеми журналистами-межпланетниками обращаетесь подобным образом?
   – Никакой ты не журналист, – изрек он с теплотой двух жерновов, трущихся друг о друга. – Документы липовые. Кроме того, у тебя в ботинках молекусвязные генераторы.
   – Разве их ношение запрещено законом?
   – Здесь, на Пасконжаке, запрещено. Наш закон карает за все, что угрожает безопасности Монетного Двора и выпускаемых им межпланетных кредитов.
   – Но ведь я ничего плохого не сделал!
   – Все, что ты сделал, плохо. Подделка документов – раз. Нелегальное проникновение на охраняемую территорию – два. Усыпление охранника – три. Любое из этих преступлений учтено нашим уголовным кодексом. Четырнадцать пожизненных сроков – вот что тебе светит! – От его голоса, и без того угрюмого, повеяло могильной жутью. – И даже кое-что похуже.
   – Шутите? Что может быть хуже четырнадцати пожизненных сроков?
   Как ни силился я держать себя в руках, голос мой прозвучал надтреснуто.
   – Смертная казнь. Кража на Монетном Дворе карается смертью.
   – Но ведь я ничего не украл!
   Проклятый голос! Дрожит, чтоб его!
   – Очень скоро мы это выясним. Приняв решение чеканить пятисоттысячные монеты, мы надлежащим образом позаботились об их защите. Подсыпали в материал микроскопические приемники, улавливающие особый сигнал на особой частоте. А еще – звуковые устройства, выдающие их местонахождение.
   – Ну и глупо! – заявил я с ничем не обоснованной бравадой. – Здесь это не сработает. Столько монет…
   – Все они уже в надежном хранилище под десятью футами свинца. Если хоть одна монета – снаружи, мы ее услышим.
   Будто в подтверждение его слов вдали раздался колокольный звон. Железную физиономию моего инквизитора украсила ледяная улыбка.
   – Это они, – вымолвил он.
   Мы просидели в молчании несколько долгих минут. Наконец раскрылась дверь, и знакомые охранники бросили на стол знакомый мешок. Офицер взял его за уголок, медленно приподнял, и на стол со звоном посыпались монеты.
   – Так вот они какие! А я и не…
   – Молчать! – громыхнул полковник. – Они похищены из чеканного цеха. Найдены в трубе плавильной печи вместе с орудиями преступления.
   – Ничего не доказывает.
   – Все доказывает!
   Он метнулся ко мне с проворством змеи, схватил за руки и хлопнул ими по прозрачной пластине на столе. Над ней тотчас возникла голограмма моих отпечатков.
   – На монетах нашлись «пальчики»? – спросил он, оглядываясь через плечо.
   – Сколько угодно, – ответил призрачный голос. На столе отъехала крышка ящичка, явив нашим глазам что-то вроде фотоснимков. Полковник рассмотрел снимки и, опуская их в щель возле пластины, снова согрел меня улыбкой айсберга. В воздухе образовалась вторая голограмма. Подчиняясь прикосновению офицерского пальца к пульту управления, она подплыла к первой и наложилась на нее.
   Изображения померцали и слились воедино.
   – Совпадают! – торжественно заключил Неуредан. – Если хочешь, можешь представиться, чтобы мы правильно высекли на обелиске твое имя.
   – При чем тут обелиск?! И при чем тут смертная казнь? Это противоречит галактическим законам!
   – Здесь галактические законы не действуют, – произнес он назидательным тоном кладбищенского сторожа. – Здесь действуют только законы Монетного Двора. Его приговор обжалованию не подлежит.
   – А как же суд… – промямлил я, и в голове заплясали видения: адвокаты, присяжные, кассации, апелляции…
   В его голосе не было и тени сочувствия, а с лица бесследно исчезла даже улыбка айсберга.
   – На Монетном Дворе кража карается на месте преступления. Суд проводится после исполнения приговора.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация