А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Стальная Крыса поет блюз" (страница 19)

   Глава 20

   Я любовался мирной женской возней, и вдруг накатила усталость. В боку вспыхнула боль – похоже, сломано ребро-другое. Я потягивал вино, однако толку от этого было маловато. Сейчас бы одну-две старт-капсулы, они бы мигом вернули меня к жизни, на худой конец к ее смутному подобию. В рюкзаке…
   – Рюкзаки! – хрипло воскликнул я. – Там все наше снаряжение! Оно досталось этим брутальным недорослям!
   – Не все, – успокаивающе произнесла Мата. – Как только вы сбежали, мы позаботились о том, чтобы Вельди, ваш коридорный, уснул. Теперь оба рюкзака здесь, но в резиденции не нашлось вещей твоего друга Стинго. Надо полагать, их прибрал к рукам Железный Джон или кто-нибудь из его присных.
   – Худо дело, – простонал я. – В том рюкзаке есть кое-что, чего ему вовсе не следовало бы видеть…
   – Можно мне сказать? – обратился ко мне Тремэрн через челюстефон. – Я молчал, ожидая, пока все утрясется. Рюкзак Стинго вне опасности.
   – Он у вас?
   – Пожалуй, следовало сказать: не опасен. Во всех ваших рюкзаках – контейнеры с гнилизатором. По шифрованному радиосигналу контейнеры откупориваются, гнилизатор вытекает и в один миг разлагает содержимое рюкзака на молекулы.
   – Отрадно слышать. Иные тайны слишком долго хранятся за семью печатями, не правда ли?
   Челюсть не ответила. Я протянул стакан за новой порцией вина.
   – А сейчас – несколько простеньких ответов на столь же простенькие вопросы, если, конечно, вы не против.
   Усталость выпарила из меня гнев, притупила страх неминуемой смерти.
   Мата кивнула.
   – Прекрасно. Небольшой экскурс в историю. Как получилось, что мальчики отошли направо, а девочки – налево?
   – Согласие сторон, – ответила Мата. – Много лет назад наших праматерей насильственно переселили на эту планету. Бесчеловечное отторжение от общества подействовало на них отрезвляюще, и они позаботились о том, чтобы здешнее общество не унаследовало отрицательные черты больших цивилизаций. У нас превалируют мир, здравомыслие и логика. Вот так мы и стали теми, кого ты видишь перед собой.
   – Женщины, – сказал я. – Страна амазонок.
   – Верно. Нам долго пришлось бороться за выживание. Фундаменталисты старались нас поработить, соседи за стенкой – вообще уничтожить. Нас считают «низшей расой», угрозой их существованию. Высадившись на этой планете, праматери обнаружили, что психопаты-жлобы уже неплохо обустроились. Думаешь, легко было добиться, чтобы они оставили нас в покое? Сколько времени на это ушло, сколько сил! Не желая больше их растрачивать, матери-основательницы сумели убедить правящую клику мужчин, что они только выиграют, если найдут своей энергии более мирное применение. Они пошли на сделку с мужскими вожаками, помогли им прочно обосноваться на вершине социальной пирамиды, зато все нижние слои подчинили себе.
   – Какой ужас! – сказала Мадонетта. – Превратить всех мужчин в рабов!
   – Никогда не называй их рабами. «Добровольные помощники» звучит намного лучше. Мы доказали мужским вожакам, в частности этому гадкому типу по прозвищу Железный Джон, что править с помощью мозгов гораздо удобнее, чем с помощью мускулов. А если мозги и мускулы помогают друг другу, то они вообще способны творить чудеса. Их сила, наш ум и научные познания… Вот так и развивались наши культуры – порознь, но в плодотворном сотрудничестве. Вначале было много конфликтов, даже обоюдной ненависти, но мы положили этому конец, когда договорились, что только мужские власти будут знать о нашем существовании. Надо сказать, эту идею они приняли с восторгом.
   – Тогда-то вы и построили два Рая? И стену?
   – Верно. Лайокукая богата красной глиной и ископаемым топливом, поэтому мужчины страстно увлеклись обжигом кирпичей. Разумеется, после того, как мы обучили их этому ремеслу. Они даже состязания устраивали – кто больше вылепит, обожжет или перетащит. Чемпион получал прозвище Кирпичное Рыло и огромную популярность. В конце концов за горами кирпичей уже нельзя было увидеть лес. Тогда мы быстренько извлекли из банков данных описание разных способов кладки и подбросили мужчинам новое развлечение.
   Она пригубила вино и обвела вокруг себя рукой.
   – Вот результаты. Согласитесь, они впечатляют. Пока наши физики сортировали мужчин по этому признаку, культурологи проанализировали убогие жлобские теории, которые довели соседей до такой жизни. В их пантеоне среди прочих гнусных идолов фигурировал Железный Ганс. Мы его упростили и чуть переименовали. Затем с помощью генной инженерии усовершенствовали организм лидера – в этом новом обличье вы его и встретили. Он даже был благодарен… очень давно.
   – Как давно?
   – Века назад. Помимо всего прочего, он приобрел долголетие на клеточном уровне.
   Я начал улавливать.
   – И я готов поспорить, что вы об этом узнали не от бабушки или прабабушки… Вы, да и остальные дамы, прошли сходную процедуру.
   Она кивнула с улыбкой.
   – Вы весьма проницательны, Джеймс. Да, на обеих половинах Рая верхушка подверглась усовершенствованию в целях консервации института власти…
   – И оной консервации также способствует неведение мужчин и женщин друг о друге?
   Мата восхищенно покачала головой.
   – Вы и впрямь очень умны! Как бы мне хотелось, чтобы за стенкой правили вы, а не этот волосатый придурок.
   – Спасибо, но у меня уже есть работа. Итак, мужчины за стеной не знают, что здесь живете вы, женщины. А ваши подданные, наверное, тоже не…
   – Ну, что вы! Им известно о мужчинах, но это ничего не меняет. У нас стабильное, процветающее общество. Полноценная интеллектуальная жизнь – для всех, материнство – для желающих…
   – А религия? А дамский эквивалент Железного Джона?
   Она расхохоталась от души, женщины, которые прислушивались к нашей беседе, – тоже. Даже Мадонетта заулыбалась. И отвернулась, встретив мой пылающий взгляд.
   – Давайте, давайте, – проворчал я, – веселитесь. А когда успокоитесь, сделайте милость, объясните, что тут смешного.
   – Извините, Джеймс, – сказала Мата, и смех утих. – Это и в самом деле невежливо. Ответ прост: женщинам не нужны мифы, чтобы объяснить их сущность. Все легенды о Железном Гансе, Железном Джоне, Барбароссе, Мерлине и тому подобных героях-спасителях – сугубо мужские. Конечно, это всего лишь мое наблюдение, вы не обязаны соглашаться, но разве вы сами не видите, что мужчины драчливы, злы, ненадежны и небезопасны? Потому-то и нужны им мифы – для оправдания такой натуры.
   Пожалуй, я мог бы долго с ней спорить… Ну, не то чтобы очень уж долго, но мог. Конечно, рациональное зерно в ее словах присутствует, но гораздо больше – свободного полета фантазии. И я решил погодить. Вот разузнаю об этом мирке побольше, тогда и поговорим.
   Я поднял палец.
   – А теперь скажите, все ли я правильно понял. Вы, дамы, уютно устроились по эту сторону стены. Помогаете мужчинам, погрязшим в невежестве на той стороне. А еще держите их в узде. Так?
   – Так. В основном. Помимо всего прочего.
   – Можно спросить, чем они за это расплачиваются?
   – Сказать по правде, сущей ерундой. Свежим мясом от кочевников. Ведь фундаменталисты не только не желают торговать напрямую – они якобы не верят в само наше существование, хотя на самом деле все знают и мечтают сжить нас со свету. Еще мужчины время от времени пополняют криогенный банк спермы… Ну, и оказывают кое-какие услуги. Мы с ними нянчимся в основном по привычке, а еще – ради собственной безопасности, конечно. Если мужчина не догадывается, что мы живем по соседству, он и неприятностей не доставляет. Когда досаждают кочевники, мы науськиваем на них соседей – ведь их хлебом не корми, дай подраться. В целом – взаимовыгодное сотрудничество.
   – Что ж, похоже на то. – Я допил вино и наконец ощутил воздействие алкоголя. Все лучше, чем боль от ссадин и ушибов. Надо бы ребра проверить – целы ли? Впрочем, успеется. Сейчас гораздо интереснее драматический конфликт культур, разворачивающийся передо мной.
   – Если не возражаете, еще один-два вопросика, а потом мы отдадимся в руки врачей. Сначала самое главное. Вы упомянули банки спермы. Выходит, вы знакомы с такими понятиями, как беременность и материнство?
   – Конечно! Мы никогда не ставили целью лишить женщин ни гормональных, ни психологических, ни физических прав. Кто желает стать матерью, становится ею. Без всяких проблем.
   – Несомненно. И, насколько я могу предположить, все они счастливы в окружении прелестных дочерей…
   Впервые на моих глазах с лица Маты сошло выражение безмятежного покоя. Она отвела взгляд, взяла бокал, налила вина.
   – Наверное, вы устали, – произнесла она наконец. – Давайте поговорим об этом как-нибудь в другой раз.
   – Мата! – вмешалась Мадонетта. – Кажется, ты уходишь от разговора. Не следует этого делать. Ты мне так понравилась, и твой народ… Неужели я в вас ошиблась?
   – Нет, что ты! – Мата взяла Мадонетту за руки. – Просто мы очень давно не обсуждали эти проблемы… Когда-то мы нашли выход – он показался идеальным. С тех пор кое-кто стал думать иначе, но ничего не меняется…
   Мата умолкла и осушила бокал. Она здорово расстроилась. Мне стало неловко – наверное, зря я так нахраписто… Я зевнул и равнодушно произнес:
   – А ведь и верно. Пора отдохнуть и подлечиться.
   Мата хмуро покачала головой.
   – Нет. Мадонетта права: нельзя закрывать глаза на острейшую проблему. Сейчас около половины плодов – мальчики. Пол будущего ребенка определяется в первые же недели беременности…
   Она увидела тревогу на лице Мадонетты и снова отрицательно покачала головой.
   – Пожалуйста, не спеши думать плохое, дослушай до конца. Все здоровые женщины благополучно разрешаются от бремени. Мальчики доращиваются в колбовых банках до девятимесячного возраста…
   – Колбовые банки? Это что, упражнение в тавтологии?
   – Возможно, Джеймс, этот термин вам кажется смешным. Для нас же он означает сверхсовременные искусственные утробы. Должна заметить, в техническом отношении они безупречны. Начисто исключены самопроизвольные выкидыши, неопасны случайные факторы вроде неправильного питания и тому подобного. И через девять месяцев здоровые младенцы мужского пола…
   – Вытряхиваются?
   – Нет, рождаются. Как только они расстаются с пуповиной, за дело берутся специально обученные мужчины-няньки. Они воспитывают мальчиков и помогают им освоиться в обществе.
   – Очень интересно, – признал я, не кривя душой. Следовало воздержаться от нового вопроса, но любопытство взыграло не на шутку и не желало меня слушаться. – Но интереснее всего, какие у мужчин мысли насчет того, откуда берутся дети?
   – Почему бы тебе не спросить у них? – холодно осведомилась Мата.
   Намек ясен. Интервью подошло к концу.
   – Что-то я и в самом деле притомился, – вздохнул я, укладываясь на кушетку. – В этом доме есть врач?
   Эти слова разбудили вулкан материнских инстинктов и заботливого внимания. Я не почувствовал укола, от которого провалился в сон. Как и второго, приведшего меня в чувство гораздо позже. Женщины ушли, оставив нас с Мадонеттой наедине. Она держала обеими руками мою пятерню. Неохотно выпустила ее, увидев, как я открываю глаза.
   – Проснулся, крепыш Джим? А у меня хорошая новость. Все кости целы. Правда, ссадин – не счесть. Новость получше: их уже лечат. А вот самая замечательная: Стинго неплохо себя чувствует и хочет с тобой повидаться.
   – Давай его сюда.
   – Секундочку. Пока ты спал, я переговорила с Матой. Она много чего порассказала о здешнем житье-бытье.
   – Ты выяснила насчет мальчиков?
   – Джим, она в самом деле прекрасный человек. Со мной тут так хорошо обходились, и…
   – Но у тебя появились некоторые сомнения?
   Она кивнула.
   – Их больше, чем хотелось бы. С виду все так благолепно… Может, так оно и есть. Но вот дети… Об их физическом здоровье наверняка хорошо заботятся, возможно, и о психическом… Но верить в дурацкий миф…
   – Все мифы дурацкие. Тебя который беспокоит?
   – О непорочном рождении. Представляешь? Все мужчины собираются у пруда Железного Джона на Церемонию Жизни. Из глубины всплывают золотистые шары. Их вылавливают. В каждом – здоровый ребенок. И взрослые мужчины верят в такую чепуху!
   – Испокон веков взрослые мужчины, да и женщины тоже, верят и не в такую чепуху. Подобные мифы вполне обычны для так называемых низших форм жизни. Ибо никому в голову не приходит связать червячка, точащего яблоко, с бабочкой, откладывающей яйца. Отсюда проистекают всевозможные сказки про богов, проливающихся на землю дождем, месящих глину, вдыхающих жизнь и так далее. Бред да и только, если вдуматься. Но рано или поздно приходится этим заниматься. Правда, мне не по душе, к чему это кое-кого приводит…
   За дверью зашуршало, потом ее створки раздвинулись. Флойд вкатил кресло на колесиках. Пассажир поднял забинтованную руку.
   – Джим, похоже, дело в шляпе. Задание выполнено. Мои поздравления.
   – А мои – вам с Флойдом. И раз уж Стальные Крысы снова вместе, не следует ли кое-что выяснить? Меня давно преследует чувство, что каждый из вас оказался тут вовсе не случайно. Позвольте спросить, кто же вы такие, а? Стинго, давай начнем с тебя. Если я правильно догадываюсь, дело не только в музыкальном даровании. Или нет?
   Он кивнул забинтованной головой.
   – Почти угадал. Мадонетта – та, за кого себя выдает. Синий чулок из учреждения. Музыка – ее хобби.
   – Учреждение потеряло – музыка нашла. – Я улыбнулся и послал ей воздушный поцелуй. – Раз. Теперь два. Ты, Стинго. Сдается мне, никакой ты не отставник.
   – Верно. И потому вдвойне горжусь своими музыкальными способностями. Да будет тебе известно, только благодаря им мой старый собутыльник Бенбоу подключил меня к операции.
   – Собутыльник? Бенбоу? У кого в собутыльниках – адмиралы, тот…
   – Сам адмирал. В яблочко. Я натерсекс.
   – Натер… секс? Прости, я, кажется, не понял юмора…
   – Это аббревиатура. Начальник территориальной секции культурных связей. И нечего ржать! Может, это и не совсем благозвучно, зато по сути верно. Я защитил диссеры по археологии и культурной антропологии – увлекался ими еще на гражданке, а в Лиге, так сказать, поверяю теорию практикой. Очень заинтересовался, когда услышал про археологическую находку. Так что вполне созрел к тому времени, когда Вонючка Бенбоу посоветовал мне назваться добровольцем.
   – Вонючка? Какая прелесть!
   – Да, смешная кличка, он еще в академии ею разжился – что-то там перемудрил с химическим экспериментом. Впрочем, к делу это совершенно не относится. Я с радостью вылез из кабинета и ни чуточки не жалел. До последнего нашего приключения.
   – Так-так. Остается юный Флойд. Он тоже адмирал?
   Он улыбался и таращился на меня. Дебил дебилом!
   – Да брось ты, Джим, сам же знаешь. Из колледжа меня выперли, так потом и не восстановился…
   Я погрозил пальцем:
   – Да бог с ними, с академическими успехами. Зато готов поспорить, что в Специальном Корпусе тебя высоко ценят.
   – Да есть маленько, пожалуй… Я там вроде инструктора…
   – Ладно, Флойд, скажи, – разрешил Стинго. – Ты же старший инструктор по самозащите без оружия. Чего тут стыдиться?
   – Абсолютно согласен, – кивнул я. – Если б не ты, вундеркинд по части рукопашного боя, мы бы сейчас здесь не разговаривали. Спасибо, ребята. Задание успешно выполнено. За это и выпьем.
   Когда мы чокнулись и поднесли бокалы к губам, я вспомнил матушку. Не так уж часто это со мною бывает – видать, запала в душу мифологическая лабуда. Или все-таки – ее назидания? До чего ж ты, мамуля, была суеверна! На каждый случай жизни – по суеверию. А пуще всего не любила, когда я вслух радовался жизни или там погожему денечку. «Прикуси язык!» – всякий раз рявкала.
   То есть не накликай беду. Не провоцируй богов на пакости. Когда говоришь «у меня все хорошо», обязательно случится что-нибудь противоположное.
   Нет уж, добрая старая Ма. Все отлично, а скоро будет еще лучше. Так что сама прикуси язык и не каркай.
   Когда я опускал бокал, в комнату, спотыкаясь, вбежала женщина. Молодая, в грязной, порванной одежде.
   – Тревога! – прохрипела она. – Беда… Разрушение!
   У нее подкосились ноги, но Мадонетта успела подхватить ее и бережно опустила на пол. Девушка прошептала несколько слов, и Мадонетта испуганно посмотрела на нас.
   – Она ранена, бредит… Кажется, про научный корпус… Разрушен… все пропало…
   Вот тут-то и впились мне в грудь ледяные когти. И сдавили с такой силой, что я едва смог просипеть:
   – Находка…
   Мадонетта медленно кивнула.
   – Мата говорила, она там. В научном корпусе. Наверное, тоже пропала.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация