А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Стальная Крыса поет блюз" (страница 15)

   Глава 16

   – Ну, и что там было? – спросил Флойд, когда я вернулся. Уже в коридоре слышалось его тромбонио – хитроумная и блестящая коллекция золотистых труб и салазок, временами издающая довольно-таки забавные звуки. К сожалению, большинство из них так и норовило растерзать барабанные перепонки.
   – Продолжение учебного фильма, – ответил я как можно беспечнее и огорчился, услышав в голосе легкую дрожь. Флойд этого не заметил – он уже вернулся к игре, – но Стинго, который лежал на койке и вроде бы спал, сразу открыл глаз.
   – Учебный фильм? О лесном водоеме, что ли?
   – В яблочко.
   – Теперь ты знаешь, что это за пруд? И кто утопил собаку?
   – Глупая история. – Флойд выдал коротенький пассаж. – И все-таки жалко песика.
   – Это был ненастоящий пес. – Стинго, как мне показалось, смотрел выжидающе, но я стиснул зубы и отвернулся. – И пруд ненастоящий, – добавил он.
   – Что ты имеешь в виду? – Я повернулся к нему.
   – Мифология, дорогой Джим. И ритуалы перехода. На дне пруда сидел Железный Джон, верно?
   Я подскочил как ужаленный.
   – Верно! А как ты догадался?
   – Я же говорю – интересовался когда-то мифами. Впрочем, на самом деле меня волнует не учебный фильм, как ты его называешь, а тот факт, что Железный Джон – здесь, во плоти. Здоровенный и волосатый.
   – Э, ребята, про меня забыли. – Озадаченный взгляд Флойда перескакивал с меня на Стинго и обратно. – Вам не кажется, что небольшое пояснение будет очень кстати?
   – Да, конечно. – Стинго свесил с кровати ноги и принял сидячее положение. – Человечество создает культуру, а культура создает мифологию, дабы объяснить свое существование. Далеко не последнюю роль играют мифы и обряды перехода для мальчиков. Я имею в виду переход от отрочества к зрелости. В эту пору юноша расстается с матерью и другими женщинами. В некоторых первобытных культурах мальчики уходят жить к мужчинам и уже никогда не видят своих матерей.
   – Невелика потеря, – пробормотал Флойд.
   Стинго кивнул.
   – Джим, ты слышал? Всегда и везде матери пытаются лепить сыновей по своему – женскому – образу и подобию. Ради их же блага. Естественно, мальчики противятся, и в этом им помогает обряд перехода. Тут всегда замешана уйма символов, поскольку символика – способ выражения мифов, лежащих в основе любой культуры.
   Я поразмыслил над этим – и тотчас разболелась голова.
   – Стинго, извини, но я за тобой не поспеваю. Растолкуй.
   – Пожалуйста. Возьмем Железного Джона. Ты сам сказал, что ничего не понял из фильма. Но я думаю, он все-таки произвел на тебя впечатление. Чисто эмоциональное.
   Я хотел было отмахнуться – мол, ерунда, – но спохватился. Почему ерунда? Уж кому-кому, а себе я стараюсь не лгать никогда. Самое время последовать этому правилу.
   – Ты прав. Меня проняло, а почему, не знаю.
   – Мифы воздействуют на эмоции, а не на логику. Давай разберем символику. Молодой человек вычерпал пруд и нашел там Железного Ганса или Джона, так?
   – Тютелька в тютельку.
   – Железный Джон, по-твоему, кто? Я не о нашем приятеле, а о том, из легенды… И кто – тот парнишка?
   – Ну, это не так уж сложно вычислить. Парнишка – тот, для кого предназначен фильм. Зритель. Поскольку на этот раз вас в Вериторию не приглашали, можно предположить, что этот юноша – я.
   – Ты прав. Итак, ты – герой мифа, что-то ищешь в пруду, и тебе надо хорошенько потрудиться с ведерком, чтобы добиться своего. Теперь мы приближаемся к Железному Джону, волосатому чудищу, живущему на дне водоема. По-твоему, это живой человек?
   – Конечно, нет. Мужик на дне пруда – это символ. Элемент мифа. Воплощение мужества, брутальной натуры. Первобытный самец, который прячется в каждом из нас под тонким лоском цивилизованности.
   – Отлично, Джим, – сказал он, понизив голос. – Идея фильма ясна: когда мужчина – не мальчик, а взрослый мужчина – заглядывает в недра своей души, погружается в них достаточно долго и упорно, он обнаруживает там грубого волосатого мужика.
   Флойд оторвался от инструмента, у него отвисла челюсть.
   – Не иначе вы, ребята, шизеете в свое удовольствие, а про меня забыли.
   – Мы не шизеем, – ответил Стинго, – а пьем из источника древней мудрости.
   – Ты поверил в этот миф? – спросил я его.
   Он пожал плечами.
   – И да и нет. Половое созревание – трудный процесс, ритуалы взросления подготавливают мальчиков, дают им уверенность в себе, которой так недостает на пороге новой жизни. С этим я согласен, но только с этим. Я говорю твердое «нет» мифу, выдающему себя за реальность. Что мы видим? Железного Джона – живого, здорового, залезшего на самый верх. И расколотое общество, лишенное женщин. Даже не подозревающее об их существовании. Нехорошо. Я бы даже сказал, паршиво.
   Мне стало не по себе.
   – Не во всем с тобой согласен. Честно говоря, кино мне понравилось. Я ведь не из легковерных простаков, и все-таки меня проняло.
   – И должно было пронять, ведь мифы воздействуют на самые тонкие материи – психику и эго. Сдается мне, Джим, детство у тебя было не из счастливых…
   – Счастливое детство! – Я рассмеялся. – Попробуй расти счастливым на свинобразьей ферме в общении с буколическими селянами, которые по части умственного развития ненамного выше своей скотины.
   – В том числе твои родители?
   Я чуть не взорвался, но сообразил, куда он клонит, и прикусил язык. Флойд вытряс из инструмента слюну и нарушил паузу:
   – Жалко песика.
   – Это ненастоящий пес, – повторил Стинго, отворачиваясь от меня. – Как и все остальное. Символический. Собака – твое тело, то, чем ты распоряжаешься: «сидеть!», «лежать!».
   Флойд обалдело потряс головой.
   – Слишком глубоко для моего куцего умишка. Как тот пруд. Нельзя ли ненадолго перейти от теории к практике? Что еще у нас на повестке дня?
   – Разыскать Хеймскура, поинтересоваться у него насчет находки. – Я с удовольствием переключился на более злободневную тему. – Предложения?
   – Пустота в башке, – сказал Флойд. – К сожалению. Проклятый бодун, когда ж ты кончишься?!
   – Хорошо, что хоть один из нас не надрался. – В голосе Стинго вдруг появилась нехарактерная нотка раздражения. По личным причинам я слегка обрадовался – все-таки живой человек, а не мешок с подарками. Вся эта мифология основательно вывела меня из равновесия. Ладно, забудем – сейчас не до этого.
   – У нас два пути. Можно ронять намеки и выуживать информацию. А можно взять и выложить напрямик про находку. Лично я – за второй вариант, поскольку времени у нас с гулькин нос. – Десять дней до мрачного финала, мысленно договорил я. – Давайте начнем с Золотистого, нашего мажордома. Похоже, он тут каждую собаку знает.
   – Поручи это мне, хорошо? – Стинго встал и потянулся. – Поговорю с ним по душам и как бы невзначай переведу разговор на науку и ученых. И на Хеймскура. Скоро вернусь.
   Флойд мерил комнату шагами, наигрывая марш. Когда за Стинго затворилась дверь, он сказал:
   – Ты вроде и впрямь принял близко к сердцу эту лабуду насчет Железного Джона.
   – Да. А почему, не понимаю. Вот беда.
   – Женщины. У меня шесть сестер и две тетки, я среди них вырос. А братьев нет. Никогда не думаю о женщинах. Только о какой-нибудь одной – в конкретной ситуации.
   Не дожидаясь, когда он пустится в жлобские описания какой-нибудь «конкретной ситуации», я извинился и сбежал на улицу. Размявшись до пота, возвратился, сделал несколько отжиманий и приседаний и забрался под душ. Когда вернулся в комнату, Стинго был уже там. Я вопросительно поднял бровь, а он потряс над головой сомкнутыми руками.
   – Удача! Хеймскур – вожак шайки, «созидающей во имя науки», так выразился Вельди.
   – Вельди?
   – Коридорный. Да, у него, оказывается, есть имя. В беседе с ним у меня сложилось впечатление, что мы попали в сильно дифференцированное общество, где каждый индивидуум занимает отведенное ему место. Особенно тут уважают ученых. Вельди отзывался о них с великим почтением – судя по всему, они очень влиятельны.
   – Чудненько. Как же нам встретиться с Хеймскуром?
   – Надо подождать. – Стинго взглянул на часы. – Вот-вот должен подъехать экипаж и отвезти нас в резиденцию его высоколобой милости.
   – Опять огненные колесницы?
   – Нет. Однако название не менее зловещее. Транспорт восторга – каково?
   Мы не успели как следует поразмыслить над этим. В дверь отрывисто постучали, и появился золотистый Вельди.
   – Следуйте за мной, джентльмены. Если угодно.
   Мы вышли парадным шагом – грудь вперед, подбородок вскинут. Пряча все сомнения и опасения. И все-таки содрогнулись при виде того, что нас поджидало.
   – Транспорт восторга, – гордо сообщил Вельди, взмахом руки указав на самую настоящую спасательную шлюпку. Оставалось лишь ломать голову, каким ветром ее с морских просторов перенесло на сушу. Впрочем, нельзя сказать, что она прогадала. Белоснежный корпус был украшен вымпелами, белые колеса прятались под килем. Стоявший у фальшборта капитан в мундире посмотрел вниз, отдал честь, скомандовал, и к нашим ногам ссыпался веревочный трап.
   – На абордаж! – Я первым полез на борт. Нас дожидались обитые плюшем диваны; слуги подобострастно кланялись и протягивали кувшины с прохладительными напитками. Как только мы расселись, капитан дал сигнал, и барабанщик на носу пустил частую дробь, а затем повернулся к басовому барабану. Под металлическое уханье транспорт восторга дернулся и медленно покатил вперед.
   – Галера, – сказал Флойд, – без рабов и весел.
   – Как же – без рабов! – Я брезгливо поморщился – из белого раструба за моей спиной хлынула брутальная вонь. – А вместо весел – педали или что-нибудь наподобие.
   – Никаких жалоб! – отрезал Стинго, потягивая вино. – Что еще за брюзжание после огненных колесниц?
   Мы помпезно катили между домами, кивали зевакам и время от времени царственным жестом приветствовали восхищенных фанов. Шлюпка оставила за кормой нечто вроде жилого квартала и углубилась в пригород, похожий на парк. Дорога попетляла среди деревьев, вытянулась в струнку вдоль ряда изящных фонтанов, и наконец шлюпка тяжеловесно остановилась перед огромным зданием со стеклянными стенами. Нас встретила группа старцев в элегантных одеяниях, ее возглавлял старейший – весь в белом и прямой как жердь. Я сорвался с трапа и шлепнулся перед ним.
   – Имею ли я честь обращаться к благородному Хеймскуру?
   – Да. А ты, несомненно, Крыса Джим? Милости просим, милости просим.
   Мы еле устояли под шквалом рукопожатий и радостных возгласов, наконец Хеймскур прервал церемонию встречи и повел нас в стеклянное здание.
   – Милости просим, – приговаривал он, – милости просим в сокровищницу знаний, откуда проистекает все благое. Извольте следовать за мной, я ознакомлю вас с тематикой наших исследований. Поскольку вы, джентльмены, – выходцы из неспокойного смешанного общества, лежащего за нашими мирными пределами, вы, безусловно, высоко оцените достижения разума, благодаря коим мы живем в счастливой и уютной стране. Ни раздоров, ни различий, – места хватает всем, и все – на своих местах. Этим путем мы с вами пройдем через Фазенды Физики и Хоромы Химии. Нас ждут Агора Агрономии, Музей Медицины, а чуть дальше – Архив Антропологии.
   – Архив? – небрежно переспросил я. – Архивы я люблю.
   – Тогда непременно побывай в здешних. Там ты найдешь подробное описание нашего многотрудного пути до переселения на эту планету. Ты узнаешь, как мы свершили обряд перехода и очищения, чтобы найти эту тихую гавань. Тут мы возмужали и обрели достаток, и теперь любой желающий может зачерпнуть из источника нашей мудрости. Архивы открыты для всех!
   Скучища, подумал я, и вдобавок – откровенная несообразность. Какие мы чистенькие, какие мы беленькие. Только крылышек да нимбов не хватает.
   – Вдохновляет, – сказал я, когда мы добрались до конца экспозиции.
   – О да!
   – А там, дальше, что?
   – Музей для студентов. Биологи изучают флору нашей планеты, геологи – сланцевые толщи.
   – А археологи?
   – Увы, очень немногое. Примитивные поделки давно усопших бедолаг первопоселенцев.
   – Можно взглянуть?
   – Отчего же нельзя? Вот, пожалуйста: палочки для добывания огня, грубая керамическая посуда. Топорик, несколько наконечников для стрел. Едва ли стоит их беречь, но мы беззаветно преданы своей миссии хранителей и архивариусов.
   – И это все?
   – Все.
   Я глубоко вздохнул, извлек из внутреннего кармана фотографию и протянул Хеймскуру.
   – Вы, наверное, уже в курсе, что вертухаи из Пентагона не останутся в долгу, если им помогут разыскать вот эту штуковину?
   – В самом деле? Я бы не верил ни одному их обещанию. – Он взял снимок, поморгал, отдал. – Как это похоже на них! Вечно лгут, вечно мутят воду.
   – Лгут?
   – В данном случае – безусловно. Этот предмет был доставлен сюда. Я лично его осмотрел. Никакой научной ценности. Абсолютно никакой. Похоже, всего-навсего обломок старого космического корабля. Неинтересный, бесполезный хлам. Мы от него избавились.
   – Избавились? – Не возьмусь описать усилия, которые я затратил, чтобы в голосе не прозвучало отчаяние.
   – Списали. В Раю его больше нет. Все, что не представляет ценности для мужчин, должно исчезнуть. Да что тебе в этой безделице, Джим? Давай-ка выбросим ее из головы и поговорим о чем-нибудь действительно интересном. К примеру, о музыке. Скажи-ка, голубчик, ты сам пишешь тексты или?..
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация