А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Боевой дракон" (страница 48)

   Глава 60

   Когда вулкан взорвался, обвалилась западная сторона склона и примерно треть содержимого кратера выплеснулась в море. Раскаленная лава, соприкоснувшись с водой, породила огромные облака пара, которые скрыли даже дым извержения.
   Группка оставшихся в живых уходила в наименее опасном направлении – на восток. Шатаясь, вышли они в горячем вонючем тумане на пляж, который странно мерцал в кровавом свете. Во главе шла Альсебра, на плече она несла леди Лессис. Пурпурно-Зеленый оставался по-прежнему на ногах, он тащил командира Уилиджера, который то приходил в сознание, то снова терял его. Влок, Свейн, Джак и граф Фелк-Хабрен плелись сзади, сопровождаемые, конечно, Лагдален. Похоже, не было на свете силы, способной убить Лагдален из Тарчо.
   С радостными стонами драконы погрузились в воду. Море было взбаламучено волнами, но для опаленных шкур важнее всего оказалась блаженная прохлада. Все синяки и ожоги сразу же перестали болеть.
   – Мы прошли через такое, что нам нужно отдохнуть, – заявил Влок, пытаясь объяснить чувства вивернов.
   – Слушайте Блока, – пробормотала Альсебра, – на этот раз он абсолютно прав.
   – Мы потеряли Хвостолома, – произнес Пурпурно-Зеленый.
   – И мальчика Релкина.
   – Я горюю о них.
   – Я тоже.
   – Мы бились плечом к плечу, дракон со сломанным хвостом и я, – сказал Пурпурно-Зеленый. – Не знаю, сколько битв мы прошли, но он всегда был рядом со мной, в каждом бою. Он спасал жизнь этому дракону не один раз, а много.
   – И жизнь этому дракону, – сказал Влок.
   – И этому, – сказала Альсебра.
   – С тех самых пор, когда они пришли ко мне, умиравшему от голода в мрачной пещере, и научили меня жить лучшей жизнью, где есть место чести и шанс разбить врага, с тех самых пор я всегда был с ними. Однажды мы вместе бежали и, голодали в лесах, чтобы спасти мальчика Релкина.
   – О да, мы помним это, – отозвалась Альсебра.
   – Не могу поверить, что его больше нет. Альсебра посмотрела на небеса, скрытые вулканическими тучами.
   – Он теперь лежит под красной звездой. Он пролетит долгие лиги, разделяющие звезды, и попадет на красную звезду. Такова судьба всех драконов.
   Пелена скорби подернула их глаза. Виверны умолкли. Они стояли в прибое, а мир вокруг них шипел и сотрясался. На западный берег то и дело выплескивались новые языки лавы, взрываясь страшным грохотом. В промежутках были слышны рев и клокотание кипящего кратера. Этот мир был темным, наполненным ужасом и изначальным хаосом, но пришельцам уже не было страшно. Слишком много видели они смертей, чтобы бояться сейчас. Они ждали, когда леди Лессис выйдет из комы, в которую впала под действием магии Херуты. Граф Фелк-Хабрен прилег у кромки прибоя и смотрел на воду. Лагдален сидела рядом с леди. Уилиджер наконец очнулся и теперь оглядывался по сторонам, на лице его совершенно ничего не отражалось. Потом он увидел молодую женщину и, кажется, успокоился. Теперь он молча сидел и смотрел поверх волн на башнями возвышающихся трех драконов, стоящих в полосе прибоя. Свейн ушел на разведку по южному берегу. Они находились все еще слишком близко к вулкану.
   И тут глаза леди открылись, и она испустила вздох, который Лагдален уже один раз пришлось услышать. Она устала от этой жизни!
   Лессис поднималась на ноги медленно. Но поднявшись, уже не пошатнулась.
   – Херуты больше нет, – сказала она тихим голосом, – нет величайшего в мире колдуна, нашего мучителя, он мертв.
   Она взглянула на вулкан. Конус с восточной стороны был еще цел, но по краям горного массива виднелся отсвет огня – это новые потоки лавы извергались на западную сторону острова.
   – И долго еще будут петь песни о Базиле Хвостоломе, о нем будут петь, когда все уже забудут о Херуте Скаш Гцуге, могучем прихотливом уме, темном Повелителе Падмасы, мучителе мира, ловце мужских сердец и смертельном ненавистнике женщин. Его нет больше, но о мальчике-сироте из Куоша и драконе со сломанным хвостом будут петь до тех пор, пока люди не перестанут слагать песни.
   Большие драконьи глаза уставились на ведьму. Лессис почувствовала моментальную вспышку страха. «Наверное, драконий столбняк», – подумала она. После стольких лет общения с драконами это было странно. Она никогда раньше не ощущала подобного. Но в этих взглядах была такая сила, какой она никогда раньше не замечала.
   На западе в море снова обрушился поток лавы, и шум на минуту оглушил людей.
   Лессис склонила голову. Она надеялась, что не оскорбила их чувств.
   – Они будут петь, – сказал Влок после долгого молчания. – Однако мы споем первыми.
   Остальные выразили согласие громким шипением. Лессис вздохнула и поторопила всех войти в воду:
   – Мы все несомненно в Руке Матери, но нам нужно уходить отсюда как можно быстрее.
   Люди с удивлением окунулись в прохладные волны; несмотря на неистовство в дальнем конце острова, вода у восточного побережья сохранила свою нормальную температуру.
   Они поплыли, точнее говоря поплыли драконы, люди же уцепились за упряжь или вскарабкались на могучие плечи. Вода клокотала, но драконы медленно и уверенно продвигались через эту мясорубку, черпая силы в соприкосновении с родной стихией.
   Так они плыли довольно долго, временами отдыхая и позволяя волнам качать их массивные тела, а потом снова мощными ударами хвостов гнали себя вперед, прочь от грохочущей огненной горы.
   Когда они отдалились уже на много миль, то заметили, что пар постепенно рассеивается. Легкий бриз потянул с юга. Сердца их наполнились радостью. Им удалось избежать главной опасности.
   Через некоторое время они заметили три одномачтовых судна, несущих треугольные паруса. Это были рыболовные суда племени ксифура с южного побережья. На борту рыбачьих суденышек оказались легионеры, каждый экипаж состоял из шести человек.
   Корабли не были достаточно велики, чтобы взять на борт драконов, но те могли плыть сзади на буксире, уцепившись за лини, брошенные с кормы. Странный маленький флот медленно, но верно поплыл на восток и высадил спасенных недалеко от временного лагеря, который разбили уцелевшие в битве на поле Разбитых Камней.
   Крохотный отряд принес великую весть: чужеземный колдун мертв, и Пророк, «Тот Кто Должен», тоже.
   С юга пришли другие корабли и перевезли всех чужеземцев в безопасные земли. Там легионеры смогли переформировать отряд и позаботиться о раненых. Экспедиция закончилась поражением в бою, по тем не менее Великий Враг был уничтожен вместе со своим секретным оружием. Несмотря на страшные жертвы, итогом похода стала победа. Ход истории был переломлен.
   Мир тем не менее возрождался медленно. Народ Крэхина пережил период анархии. Деспотичный кровавый культ Пророка пал. На несколько дней установился страшный красный хаос, многие злодеи пытались править мечом, и многие тираны полегли в пыль, в то время как дома их пылали Когда , же злоба сама себя истребила, бежавшие из Крэхина люди оказались полностью дезорганизованы и деморализованы. Легионы предприняли еще один поход па север и заняли столицу. Лессис вместе с другими ведьмами разработала программу восстановления Крэхинского государства. Обществу требовалась идея, способная заново объединить людей, и лучше всего было воспользоваться основами старой культуры с ее простой жизнью земледелия и рыболовства & водах Внутреннего моря. Меч уступил место плугу и семени.
   Одновременно ведьмы уничтожали все следы секретного оружия врага. Обломки металлических труб были собраны, погружены на корабли и погребены в глубоких водах Внутреннего моря. С шарами было труднее, и в конце концов их решено было оставить – загадочный урожай совершенно круглых, гладких камней, рассеянных по плато Разбитых Камней. Со временем родилась легенда – якобы святые, сражавшиеся со зверями из южного леса, обратили хищников в большие каменные шары.
   Розыски на острове Кости, которые оказалось возможным провести, когда вулкан снова затих, подтвердили, что в живых никого не осталось. Все слуги колдуна погибли, так же как тролли и рабы в кузнице.
   Весть о неизвестном оружии, однако, докатилась до Чардхи, Кассима и Баканского побережья. Солдаты аргонатских легионов также рассказывали о волшебных трубах, несущих смерть. Это означало, что угроза миру сохраняется, ибо хитроумные люди рассеяны по всему свету, а подобные истории могли вдохновить их на воссоздание оружия Херуты.
   Колдуньи пустили в ход не правдоподобные слухи о недавней битве. Искусно соединенные сплетни и сказки превратили оружие в живых чудовищ, обладавших разумом, сходным с человеческим. Мир наводнили фантастические истории, по сравнению с которыми реальность выглядела плоской и скучной. Особенно популярны в народе были змеи, швырявшие камни в небо хвостами, хотя не меньшим спросом пользовались и истории о совах – гигантских птицах, поднимавших каменные шары в небо и сбрасывавших на легионеров.
   Но каким бы ни описывали оружие врага, не подвергалось сомнению, что оно было поистине смертоносным. Экспедиционные силы Империи Розы понесли страшные потери. Едва ли половина легионеров вернулась под родной кров. Из огромной армии блистательных чардханцев не выжил никто, кроме одиннадцати рыцарей под командой графа Фелк-Хабрена.
   Тем временем подошли свежие силы из Ог Богона, пройдя через горы. Аргонатские инженеры, используя многочисленных солдат крэхинской регулярной армии, выстроили надежные дороги до границ государства.
   Легионы стянулись в одну колонну и выступили на восток, возвращаясь через горы и перешеек континента в Согош. Это был долгий марш, занявший несколько месяцев.
   По дороге они остановились в Кубхе, чтобы дать отчет великому королю Хулапуту. Король очень скорбел о гибели дракона со сломанным хвостом и драконопаса Релкина. Он объявил во всем государстве день траура и приказал установить во дворце памятник погибшим.
   Ну и наконец, два года спустя после высадки на землю темного континента Эйго, легионы взошли на борт белых кораблей в Согоше и начали долгий путь домой. Лессис, конечно, сопровождаемой Лагдален, пришлось – плыть несколько дольше, чем остальным. Сначала они прибыли в Марнери, где Лагдален нашла целым и невредимым Холлейна Кесептона. Капитан вернулся раньше, успешно выполнив дипломатическую миссию на южном Побережье Эйго. Лессис же снова взошла на борт «Лиры» и отправилась в Андиквант для мрачной беседы с императором. Потери их были ужасающи, но экспедиционные силы уничтожили оружие врага и остановили – по крайней мере, на некоторое время – распространение гибельной идеи. Но требовалось не терять бдительности, потому что использование подобного оружия – в чем аргонатские легионы убедились на собственном кровавом опыте – способно полностью изменить характер войны.
   Весь путь по Ясному морю Лессис провела в одиночестве. Она или оставалась в своей каюте, или прогуливалась без спутников по палубе. Она даже отказалась от обедов с капитаном. Она могла думать только о тяжелом пакете с именами погибших. Императора потрясут потери. Некоторые полки сократились вдесятеро по отношению к исходной численности. Иногда Лессис жалела, что выжила после сражения с Херутой.
   Но тяжелее всего на сердце Серой Леди становилось, когда она думала о неразлучной паре, рука об руку оставившей эту жизнь, об одном драконе и юном драконопасе, с которыми так тесно переплелись ее собственная судьба и судьба всей Империи. Никогда еще за все пятьсот лет не была она так близка к тому, чтобы просить освобождения у смерти. И никогда еще она так не нуждалась в отдыхе после выполнения своей миссии.
   Она отправится в Валмес. Прошли долгие-долгие годы с тех пор, как она покинула свой дом. Она отправится в Валмес собирать яблоки и проводить дни в мирной медитации. Возможно, она углубится в мистику. А может быть, ей удастся уговорить юную Лагдален приехать на острова, пройти посвящение и стать ведьмой. Но больше всего Серая Леди хотела бы заняться своим садом. Он, наверное, в совершенном запустении, хотя соседи всегда были добры и ухаживали за ним в случае нужды. Лессис едва могла припомнить, когда ей выпадали случаи провести в Валмесе больше чем неделю. Келья в Андикванте в лучшем случае, каменное ложе – в худшем. И так – неисчислимое множество лет. «Интересно, – подумалось ей, – как старая груша в саду перенесла эти годы? А дельфиниум так ли еще буйно цветет у парадной двери?» Лессис молилась, чтобы в саду все сохранилось без изменений. Она обязательно повидается с каждым растением в саду, после того как перенесет разговор с императором. Дельфиниум… потом розы… а потом она съест грушу – вот что она сделает.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 [48]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация