А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Боевой дракон" (страница 47)

   Глава 59

   Херута Скат Гцуг построил свою твердыню с размахом, достойным мифических героев. Соответственно, лестница, ведущая в гнездо летучей рукх-мыши, была огромной; ступени ее вырубили из застывшей лавы, и шириной они были футов двадцать, над ними возвышался высокий сводчатый потолок, украшенный шлифованными черными кристаллами.
   Просторная лестница сделала подъем для дракона-виверна почти удовольствием. Он опустился на четвереньки, закинул меч на спину и теперь с энтузиазмом карабкался наверх, как будто вдруг оказался на учениях в Чаще. Людям приходилось прилагать заметные усилия, чтобы не отстать.
   Когда крохотный отряд миновал уже семь пролетов, вулкан вдруг резко дернулся, гораздо сильнее, чем раньше. Со стыков на потолке посыпалась на пол пыль. Что-то с грохотом упало. В воздухе заклубилась пыль.
   Все удвоили усилия. Впрочем, Лессис достигла уже предела своих физических возможностей. Она обнаружила, что с трудом выдерживает этот темп, и начала постепенно отставать. Лагдален замедлила шаг, чтобы оставаться рядом с Великой Ведьмой.
   Командир эскадрона Уилиджер шел впереди со странным огнем в глазах, словно с ним произошло какое-то мистическое преображение. У более выносливого Релкина уже заплетались ноги, а Уилиджер не выказывал ни малейших признаков усталости.
   Релкин подивился и на своего дракона – тот шел без остановок. Базил словно был не в себе. Он явно воспринимал происходящее как свое личное дело. Теперь он не успокоится, пока не заставит врага заплатить за все. Эка-тор ритмично покачивался на плече дракона, а тот упорно карабкался вверх, словно Живое олицетворение возмездия.
   Уилиджер скрылся за поворотом. Релкин двигался из последних сил, мышцы ног сводило судорогой. Горячий воздух, насыщенный ядовитыми парами, обдирал глотку, словно наждаком.
   Обогнавший товарищей Уилиджер неожиданно вторгся в гнездо летучей рукх-мыши, расположенное на устланной каменными плитами террасе, вырубленной в склоне вулкана. Здесь обитала рукх-мышь, и сюда же приходил великий Херута для медитаций. С террасы открывался великолепный вид на весь остров, на море вокруг и на далекие очертания материка. Вулкан содрогнулся снова, и на плиты пола с вершины склона посыпались камни.
   Уилиджера приветствовало громкое шипение. На высоком насесте в нескольких футах от пола корчилось огромное крылатое чудовище. Громадные красные глаза уставились на Уилиджера, а пасть, наполненная острыми зубами, разразилась ревом.
   Уилиджер побледнел, но, взяв себя в руки, обнажил меч. И внезапно все вокруг подернулось тишиной; казалось, притих и сам вулкан. В стене за насестом летучей рукх-мыши распахнулась узкая дверца, и на пороге появился Повелитель Херута Скаш Гцуг. На его черно-зеленом, полностью ороговевшем лице горели, как угли, алые глаза.
   – Храбрый поступок, но глупый, – махнул он рукой в сторону командира драконьего эскадрона.
   И тотчас же темные волны затопили рассудок Уилиджера. Задыхаясь, офицер упал на колени, схватился руками за голову и отчаянно закричал. Из его разинутого рта потекла слюна.
   В этот момент подоспел Релкин. Пронзительный вопль Уилиджера оборвался.
   – А! – воскликнул Херута. – Мой одаренный друг! Итак, ребенок, в конце концов ты снова пришел ко мне.
   Уилиджер испустил долгий стон, разум его отпустила ужасная хватка. Глаза его закатились кверху, расслабленный рот раскрылся, с губ капала слюна. Релкин посмотрел на командира и перевел взгляд на Повелителя.
   – Я пришел, и я убью тебя, если это будет в моих силах, – твердо сказал мальчик.
   – Такая доблесть в такие юные годы! Должен признать, ты заслуживаешь уважения.
   Херута поднял кулак, и его ментальная сила обрушилась на Релкина, как молот ударил бы по мышиному тельцу. В глазах драконира почернело, он зашатался, чуть не упал, но все же удержался на ногах. Сила ударила еще раз, но теперь Релкин был готов к встрече, сопротивляясь каждой клеточкой своего тела и – в это невозможно было поверить! – сумел отразить ментальную атаку колдуна. Херута Величайший потерпел поражение.
   Повелитель разъярился. Он даже утратил способность трезво оценивать ситуацию и забыл о грозящей ему опасности. Вместо того чтобы забраться на спину рукх-мыши и бежать, он собрал свою силу, проревел каркающие слова заклинания и направил в Релкина свою сгустившуюся ярость, как пушечное ядро. Этот щенок должен быть уничтожен, немедленно, раз и навсегда!
   Релкина отшвырнуло к стене. Цепляясь ногтями за камни, он сполз вниз.
   – Запомни, ребенок! У тебя больше не будет собственной воли, только моя! – Херута снова занес кулак.
   Релкин почувствовал, что его голова расплющивается; дыхание пресеклось. Он схватился руками за горло.
   – Оставь мальчика! – внезапно раздался громкий нечеловеческий голос. И в следующее мгновение две с четвертью тонны разъяренного боевого дракона перевалились через порог.
   Рукх-мышь зарычала, резко развернув огромные крылья, закрывшие небо, словно занавес. Ее насест закачался и сбил Повелителя с ног. Тот тяжело плюхнулся на пол, сосредоточенность, необходимая для поддержания заклинания, нарушилась, и страшная хватка, едва не раздавившая Релкина, исчезла.
   Херута выругался. Он должен был предвидеть такой поворот событий – в его дела опять вмешалась одна из этих проклятых рептилий! Ситуация несколько усложнялась. Величайший поспешно поднялся на ноги. Нужно уходить. Вулкан, похоже, на грани извержения.
   И обнаружил новое действующее лицо. На верхнюю площадку лестницы, задыхаясь, поднялась молодая женщина и выбежала на террасу. О чем думали его враги, посылая в сражение эту девочку?
   Мгновение спустя появилась еще одна особа. Херута не мог не почувствовать ее ауру.
   – Ты! – выдохнул он. Проклятая ведьма собственной персоной осмелилась забраться сюда и бросить ему вызов.
   Со страшным криком Величайший пустил в ход заклинание такой силы, что застал Лессис врасплох. Она обнаружила, что не способна шевельнуть ни одним мускулом. Бедная Лагдален упала на колени. На самом деле на расстоянии целой мили все смертные ощутили удар Повелителя. Сотни людей схватились за головы, застонали и повалились на землю.
   На кожистоспинного дракона, однако, эта магия особого впечатления не произвела. Он по-прежнему медленно шел вперед, вращая над головой свой ужасный меч. Воздух наполнился свистящими звуками. Честно говоря, Базил порядком устал от долгого восхождения.
   – Ты навредил миру, – сказал он внезапно. Херута не сводил с него глаз. Чем же можно остановить этих треклятых боевых драконов?
   Почуяв присутствие Херуты, Экатор засветился от ненависти.
   – Смотри, чародей, мой клинок жаждет твоей души. В порыве отчаяния Херута усилием воли поднял на ноги Релкина и Уилиджера. Два тела, управляемые чужим сознанием, обнажили оружие и стали подбираться к незащищенной спине дракона.
   Лессис почувствовала, что ее язык забивается в гортань – Херута пытался задушить ведьму. Она попыталась сотворить защитное заклинание, но не смогла издать ни звука, силы ее были на исходе.
   – Узнай, ведьма, могущество посвященного! – с издевательским смешком произнес Величайший. – Много лет мечтал я о такой возможности. И вот наконец ты в моих руках! Вы, мерзкие твари, с вашей грязной куцей религией, что вы знаете о могуществе? И вы еще осмелились встать на моем пути! Вы осмелились противостоять мне! Я раздавлю тебя, как червя!
   И мановением руки он поставил Лессис на колени. Темное, разрушительное облако заклубилось в сознании Серой Леди.
   Но теперь паутина его власти ослабла на другом участке. Лагдален исхитрилась выкрикнуть предупреждение Базилу. Дракон мгновенно обернулся и увидел у себя за спиной вооруженных безумцев. Ловко извернувшись, он сбил Уилиджера кончиком хвоста.
   Релкин рванулся вперед, занося меч для удара. На его искаженном мукой лице горели остекленевшие глаза. Базил остановил мальчика, подхватил своей огромной ладонью и поднял над землей. Тот слабо сопротивлялся.
   – Что ты сделал с моим мальчиком?
   – Заткнись, грязное чудовище!
   Повелитель распростер руки, собирая силу. Он дотянулся до самых корней огненной горы, с глубоким вздохом призвал все свое могущество и ударил в дракона.
   Базил охнул и затряс головой. Вдруг стало трудно двигаться. Он выронил Релкина.
   Херута облегченно вздохнул про себя, увидев, что дракон застыл на месте. Наконец-то нашлась управа и на этих скотов. Но какой ценой! Чтобы удерживать контроль над виверном, требовалось неимоверное напряжение. Величайший понимал, что действует на пределе возможностей и долго так продолжаться не может. Паутина его заклинаний, сгустившись над Великой Ведьмой и огромным зверем, слабела по краям. Мальчишка-драконир едва не выскользнул из нее, и потребовалось сосредоточиться, чтобы удержать его в подчинении.
   И совершенно зря Херута сбросил со счетов Уилиджера Неустрашимого, рухнувшего под ударом драконьего хвоста. Оплеуха удивительным образом прочистила молодому офицеру мозги. Уже по собственной воле он поднялся с пола. Одна нога сильно болела, во рту было полно крови. Но оружия он не потерял.
   Повелитель же смотрел сейчас только на дракона с огромным мечом в руках. Странное свечение клинка выдавало присутствие в нем некоего духа, настолько сильного, что это поистине ужасало.
   Человек, оставшийся без присмотра, взмахнул мечом, и Херута зашатался от неожиданного удара. Доспехи, конечно, выдержали, но сам их владелец едва не упал.
   Уилиджер и Величайший обменялись взглядами. Уилиджер вызывающе усмехнулся и снова поднял меч. В следующий момент Херута уже сковал сознание драконьего командира, и тот замер, выронив меч из рук.
   Вред, впрочем, был уже нанесен; дракон начал освобождаться от паутины чужой власти. Проклятие! Эту скотину не так-то просто удержать! Херута поднял глаза и увидел, что перед ним стоит драконопас с длинным ножом в руке. Это становилось смешным. Величайший хлестнул своей волей по взбунтовавшемуся мальчишке. Но при этом упустил из виду дракона.
   Базил немедленно атаковал. Херута отпрянул назад, уклоняясь от сверкающего Экатора. Все это становилось дьявольски обременительным – поочередно отражать удары всех членов этой компании.
   И тут одуревшая рукх-мышь взвилась со своего насеста и кинулась на дракона с воплем ненависти. – Пасть ее щелкнула в дюйме от шеи Базила, дракон отмахнулся от настырной твари мечом, и излишне кусачая голова слетела с плеч. Летучая рукх-мышь осела бесформенной глыбой. Экатор тоненько, по-кошачьи взвизгнул от удовольствия.
   Херута в ужасе закричал. Гибель верхового животного отрезала его владельцу путь к спасению.
   Дракон наступал. Величайший не сумел восстановить свою власть над зверем. Оставался только один путь. Херута, спотыкаясь, побежал по ступеням наверх, к площадке над кратером вулкана.
   Гора снова дрогнула, и огромное облако черного дыма закрыло небо. Яростный рев вылетел из глотки вулкана.
   Как только земля снова успокоилась, Релкин вскочил на ноги. Лагдален бросилась к леди Лессис и склонилась над ее телом. Уилиджер валялся на полу, как тряпичная кукла. Командир эскадрона в конце концов обрел себя и продемонстрировал подлинное мужество. Судорожно сглотнув, Редкий отвел взгляд, переступил через мертвую рукх-мышь и начал подниматься по ступеням.
   Подъем был долгий, он привел мальчика к тому самому месту, где их с Джаком держали в оковах. На краю площадки стоял Повелитель.
   Внизу бурлила лава, от горячих газов спирало дыхание. Обжигающий взрыв, убивший Тварь Небытия, разбудил сердце вулкана. Долгий басовый рев сотряс землю. Повелитель зашатался. Релкина швырнуло на стену. Из бассейна лавы вырвался высокий язык пламени. На внешней стороне вулканического конуса кузница и литейный цех окутались пылью и осели на землю горами битого кирпича.
   В отчаянии Херута снова прибег к магии, собрал всю свою силу и ударил в дракона. Невыносимая тяжесть навалилась на мозг Базила. Казалось, мысли свернулись, как вареный белок. Дракон не мог сделать и шагу вперед, словно перед ним вырос невидимый непроницаемый барьер.
   Зубы дракона заскрипели в длинной пасти, когда он попытался вырваться из колдовской хватки. Он с трудом ощущал свои руки, все чувства в нем притупились, а время для него замедлилось так, что секунды еле ползли.
   Уголком глаза Базил увидел, что мальчик оттолкнулся от стены и с кинжалом в руке бросился на Повелителя. Величайший колдун уже устал, поэтому и отреагировал недостаточно быстро – Релкин успел сделать выпад. Вынужденный защищаться от физической атаки, Повелитель переключил внимание на мальчика. И это на мгновение освободило дракона. Базил поднял руку, которая казалась сейчас тяжелее свинца, и взмахнул Экатором, описав сверкающую арку смерти.
   Повелитель отшатнулся. Базил довольно хмыкнул. Мускулы снова обрели подвижность. Дракон аккуратно переступил через распростертого на земле Релкина и снова размахнулся. Экатор вспыхнул, перерубая прикрытую золочеными латами ороговевшую руку в локте. Кровь хлынула широким потоком, но в крике Повелителя прозвучала не боль, а скорее недоумение. Не в силах поверить в то, что произошло, мотая головой и глядя на фонтан крови, хлещущей из обрубка, Херута Скаш Гцуг попятился, потерял равновесие и с протяжным воем упал в жерло вулкана.
   Долгую минуту ничего не происходило, только ревел по-прежнему вулкан и далеко внизу бурлила лава. А потом огромная гора подпрыгнула. Ужасный взрыв потряс мир.
   Базил упал на плиты, нащупывая пальцами щели. Гора тряслась и дрожала, угрожая и его самого сбросить в огненный кратер.
   Релкин подполз к дракону и вцепился в него. Земля под ними содрогалась в агонии.
   – Базил, мы это сделали! Мы прикончили его! Кусок стены кратера обрушился, вместе с ним осыпались каменные ступени. Дракон и драконопас увидели под собой провал разрушенного гнезда летучей рукх-мыши. Они оказались в ловушке – Мальчик рано радуется.
   Релкин ничего не ответил, потому что в этот момент земля снова дрогнула и огромный кусок горы, на вершине которого цеплялись за жизнь дракон и его мальчик, оторвался от конуса и поехал вниз по склону. Позади в небо поднялся высокий столб дыма.
   На какое-то мгновение Релкин завис в воздухе, потом с глухим стуком упал обратно. Базил нащупал железное кольцо, вделанное в камень. Это была невероятная скачка – верхом на гигантской каменной плите, с ревом скользящей по склону, набирающей скорость и сокрушающей все на своем пути, как огромный каменный молот.
   Потом плита отделилась от горы и отлетела в сторону; внизу оказалось бурлящее море, покрытое пеной. Воздух был наполнен летящими камнями. Релкин успел увидеть, как по развороченному склону вулкана сползает широкая полоса лавы, над которой клубится облако раскаленного газа, вырвавшегося из вулканического жерла.
   Потом все скрылось в черном дыму и пыли – за мгновение до того, как плита рухнула в море; Релкина же подбросило высоко в воздух, он перекувырнулся и упал ногами вперед в обжигающе горячую воду.
   Мальчик закричал и начал было тонуть, но каким-то образом сумел выбраться на поверхность и закачался на волнах, которые поднялись от падения огромных камней. Каждый раз, когда рядом падал очередной огромный булыжник, он чувствовал, как вылетает из воды, а потом опускается обратно. Последний камень оказался самым большим, и Релкина выплеснуло из горячего потока в холодный – надо сказать, вовремя, так как бедолага уже наполовину сварился. Он пытался плыть, но волны швыряли его из стороны в сторону, а затем огромный вал поднял его высоко вверх, как щепку, и тут же утянул глубоко в ледяную воду.
   Какое-то время мальчик был уверен, что просто утонет, легкие уже готовы были разорваться, но тот же водоворот, который уволок его вниз, вытащил снова на поверхность. Релкин, отплевываясь, вынырнул и успел заметить пелену облаков, заполонивших небо. Волна за волной то поднимали маленького человечка на гребень, то сбрасывали к подножию. Небо безумствовало алыми и оранжевыми сполохами в кольцах черного дыма. Вулкан разорвался на куски вместе с большей частью острова Кости.
   Релкин изо всех сил старался держать голову над водой, в то время как волны все дальше уносили его от острова, который теперь был разделен надвое стеной огня. Шипящие сгустки лавы сыпались в море, иногда – совсем близко, но мальчик не замечал их. Чувства его притупились, сердце щемило при мысли о потере дракона.
   И тут вода рядом с дракониром забурлила по совершенно иной причине. Огромное тело появилось на поверхности, и Релкин оказался распростерт на широкой кожистой спине своего дракона.
   – Мне показалось, я видел мальчика. Не так-то просто одурачить глаза дракона.
   Релкин вознес благодарственную молитву всем богам сразу, потом уцепился за перевязь Экатора, и виверн поплыл, каждым ударом хвоста унося их обоих все дальше в спокойные воды, а сгустки лавы и обломки скал еще долго сыпались с неба густым дождем.
   Волны не утихали, но виверн мощно рассекал воду, уходя от кипящего котла с тонущим вулканом.
   Плыть пришлось довольно долго, а мир позади продолжал с неистощимой яростью выплевывать пар и дым. Но дракону и дракониру удалось избежать неприятных встреч с обжигающей лавой и каменными осколками, и наконец Базил приплыл к берегу – широкому пляжу, покрытому теплым серым пеплом.
   Релкин соскользнул со спины дракона и в брызгах выбрался на берег. Здесь царило запустение. Пряди водорослей тянулись через обломки пальм. На ближайшей дюне громоздился разбитый рыбачий бот. Небо позади беглецов было скрыто дымом агонизирующего вулкана, пространство перед ними подернулось белесыми полосами.
   С моря тянуло легким ветерком со слабым запахом серы. Двое остановились и переглянулись. Они были совершенно одиноки, но они остались в живых.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 [47] 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация