А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Боевой дракон" (страница 45)

   Глава 57

   Релкин открыл глаза и изумленно огляделся. Он оказался на широкой кровати в роскошно убранной комнате. В кресле лежали его новая форма и оружие. Стены были обтянуты богатыми гобеленами, на которых были изображены красные, черные и белые мандалы. Пол покрывал дорогой кассимский ковер.
   Юноша встал и начал одеваться. В дальнем конце комнаты стояло зеркало; Релкин заметил его отсвет. Неторопливо облекся он в черную кожаную форму Падмасы, надел тяжелые сапоги, пристегнул короткий меч, напоминающий его собственный кинжал. Теперь он очень походил на меченосца из Падмасы, одного из тех мрачных наемников, что командовали отрядами бесов и троллей, на которых держалась власть Повелителя.
   Странные чувства мешались в сознании драконира – откровенное отвращение с непонятным соблазном. Окружающие его вещи были так комфортны. Он снова задумался о предложении Повелителя. Стать королем! Эта мысль не хотела умирать. Кто отказался бы стать королем прекрасного города? Править мудро, справедливо и по-настоящему величественно?
   Эйлса стала бы его королевой. Если он будет королем Марнери, тогда Эйлса, конечно же, согласится выйти за него замуж. Даже ее клан не будет возражать. И старики перестанут противиться этому браку. Проблема неравенства их положений отпадет сама собой.
   И потом, его правление откроет эру мирной, довольной жизни, золотой век, о котором будут петь много столетий спустя. От его семени произойдет сильная династия.
   И корни этой мечты вырастают отсюда, из черной формы из кожи и стали. Он сам оборвал свои мысли, резко рассмеявшись. Суетность их была слишком очевидна. Он по-прежнему оставался драконопасом, пытающимся выжить. И что это будет за королевство, так добровольно отдаваемое Падмасой? Он достаточно знал о жизни, чтобы не поддаться этим глупым мыслям.
   Выйдя из комнаты, он оказался бы в коридоре, ведущем мимо апартаментов, в которых вчера держали их с Джаком. Куда они дели маленького Джака?
   Младший мальчик не понимал намеков Релкина и изо всех сил старался разжечь его отвращение к Величайшему. Джак был просто шокирован тем, что Релкин принял грязное предложение врага. Релкину не хотелось даже вспоминать, что наговорил ему Джак. Как не хотелось вспоминать и холодное торжество, которое он разглядел во взгляде Повелителя. Релкину нужно было бежать отсюда, но он не мог оставить товарища в руках этого чудовища.
   В дверь слегка постучали и, не дожидаясь ответа, распахнули ее. Бес с головой, как у гигантской ласки, затянутый в атласную черную одежду, пригласил юношу пройти к Кригсброку. Ласкоголовый брался проводить его.
   Релкин пошел за бесом по коридору, спустился по лестнице и вошел в большое помещение, стены которого были скрыты панелями темного дерева. На помосте посредине зала стоял Кригсброк. Рядом находился небольшой столик, сидящий за которым бес с бешеной скоростью писал что-то под диктовку Кригсброка. Чувствовалась атмосфера срочной и важной работы. Время от времени появлялись одетые в черное люди со свитками в руках. Кригсброк прочитывал каждое сообщение, затем диктовал писцу ответ. Люди приходили и уходили сплошным потоком.
   Кригсброк глянул на вошедшего Релкина:
   – А, юный капитан. Добро пожаловать на борт! Сегодня у нас много работы. – Он странно улыбнулся.
   По лицу Кригсброка невозможно было понять его истинные мысли, глубоко спрятанные от всех, кроме Повелителя.
   Релкин не ответил. Кригсброк просмотрел следующую дюжину донесений, потом велел остановиться.
   – Пойдем, – сказал он.
   Релкина провели в большую комнату, где толпилась крэхинская знать, многие щеголяли в головных уборах из перьев. Кригсброк провел Релкина к помосту в дальнем конце комнаты, вокруг которого рослые люди, затянутые в черную кожу, при полном вооружении несли караул. Дурное предчувствие шевельнулось в груди Релкина. Мгновение спустя оно оправдалось – глазам его предстал Пророк-убийца.
   Странно оживленное лицо Пророка словно плясало, и голова казалась прикрученной к его длинной шее. Глаза на мгновение вспыхнули, когда он увидел Релкина.
   Повелитель, конечно, за всем этим сейчас наблюдает. Возможно, откуда-нибудь сверху. Это проверка.
   Пророк долго молился вслух, затем обратился к толпе со словами древнего пророчества. Они призваны быть величайшими из великих, остальные народы должны работать на них. Для них расстелется ковер из человеческих сердец, брошенных под ноги их славе. Они пройдут по степи, устланной черепами врагов. Для них будут построены города из золота и алмазов. Остальному миру достанется лишь пепел в глотку да плеть через спину.
   Крэхинцы ответили восторженными криками.
   Пение и пророчества продолжались довольно долго, а потом прервались звоном цимбал и рокотом барабанов. Бесы приволокли людей, связанных кожаными веревками, и с грубыми криками швырнули их на колени перед Пророком.
   В ужасе и отчаянии Релкин увидел, что это легионеры, многие ранены. Один их них едва шел и просто осел в том месте, где его бросили. Релкин сжал зубы. Если он сделает сейчас лишнее движение, ему и Джаку придется платить, возможно жизнью. Повелитель перестанет играть с ним в игрушки и уничтожит обоих. И все же парню стоило огромного труда не обнажить сталь.
   Кригсброк наблюдал за ним.
   – Это не так просто, поверь мне, – сказал этот странный человек.
   Релкин проглотил первый горячий ответ, просившийся наружу. Он не позволит себе ответить.
   – Иногда, мой юный друг, нам приходится доказывать, что у нас есть сила воли, необходимая для службы Величайшему.
   Кригсброк знал, что говорил. Он убил слишком много людей, слишком много друзей по приказу Повелителя. Не в одно горло вонзил он нож, подчиняясь слову хозяина. Выдержит ли проверку этот юноша из ведьминых городов?
   Тем временем двух пленников подняли на ноги и привязали к столбам, установленным на помосте. Барабаны зарокотали, как только Пророк начал призывать свою жуткую силу.
   Тела несчастных выгнулись и задрожали. Тоненький крик ужаса вырвался из их глоток, и затем со звуком ломающихся ребер их грудные клетки разверзлись, и сердца вылетели в простертые руки Пророка.
   Тошнота подкатила к горлу Релкина. Зал эхом отзывался на истошные вопли впавших в экстаз крэхинцев. Долгую минуту Релкин думал о том, что лучше умереть, чем жить оскверненным таким злом. Умереть здесь было так просто!
   Запели трубы, и загрохотали барабаны. Юноша поднял глаза.
   – Первый из наших сегодняшних сюрпризов, – сказал Кригсброк.
   В открывшиеся двери вошла толпа рабов, людей с пустыми глазами, голых, как звери. За ними, свистя плетями, следовал эскадрон крепко скроенных бесов. Рабы везли большую повозку, на которой лежал Пурпурно-Зеленый, привязанный толстыми канатами.
   Округлившимися глазами, с трудом сдерживая ужас, Релкин увидел, что повозку устанавливают так, чтобы тело Пурпурно-Зеленого оказалось перед центром помоста. Толпа крэхинской знати загудела в изумлении и предвкушении нового зрелища.
   Тут Кригсброк протянул руку и схватил Релкина за полу черной кожаной формы. Он застал Релкина врасплох. Мягко, но настойчиво Кригсброк подвел юношу прямо к краю помоста.
   Шкура Пурпурно-Зеленого была покрыта сотнями рубцов. Его долго и жестоко били. И все же в глазах его горела первородная ярость. Релкин представил, что бы случилось, сумей дикарь освободиться от пут. Глаза их встретились. Пурпурно-Зеленый моргнул, потом узнавание засветилось в его глазах. За узнаванием пришла ярость, и дикий дракон прокричал на драконьем языке слово, означающее на человеческом «предатель».
   Кригсброк подвел юношу к плахе. В нее был воткнут длинный меч.
   – Это великая честь для тебя, юный капитан. Покажи Повелителю, что твое сердце и вправду принадлежит ему!
   Релкин увидел, как Пророк дрожит от жажды убийства.
   – Убей дракона! – приказал Кригсброк. Релкин взглянул на разодетую толпу знати. В их глазах тоже горела неприкрытая жажда крови. Отвратительное зрелище укрепило решимость парня.
   Он обошел плаху почти бездумно. А когда заговорил, голос его был громок н тверд:
   – Нет, я не сделаю этого. Это зло.
   Вздох изумления пролетел по залу. Пророк прошипел сквозь зубы проклятие. Кригсброк покачал головой.
   И в ту же секунду тяжесть Повелителя обрушилась на мозг Релкина.
   – Червяк! Задумал шутить со мной? – проревел Величайший из самой середины сознания мальчишки.
   Релкин отметил страшную злость. И остался доволен собой.
   – Это ты о себе, разве не так? – прошептал он.
   – Молчать, нечестивый маленький глупец!
   Язык Релкина присох к гортани и больше уже не мог шевелиться. Челюсти свело, локти, казалось, хотели проткнуть его собственные ребра. Он сполз на колени, еле дыша.
   – Если ты не хочешь подчиниться, тогда мой другой драконий мальчик сделает это.
   Появился Джак с длинным ножом и перекошенным лицом. Джак сделал шаг вперед и встал над Релкином. Поднял нож. И снова толпа знати возбужденно загудела.
   – Видишь, как просто я могу заставить вас убивать друг друга? Ты не сможешь шутить надо мной.
   Джак прошел мимо Релкина к плахе, взял меч. Релкин почувствовал, что хватка немного ослабла. Он мог вздохнуть.
   Джак занес меч над Пурпурно-Зеленым. Дикий дракон заметался из стороны в сторону в своих путах, пытаясь их порвать, шипя, как паровой котел, и яростно раскачивая повозку.
   Хватка Повелителя продолжала слабеть. Релкин вскочил и подбил Джака сзади под коленки, одновременно ударив по руке. Меч упал на помост.
   В следующий момент клинок был уже у Релкина и со свистом метнулся в сторону Кригсброка, вынудив того нырнуть вниз и откатиться по полу. Повелитель визгливо закричал и обрушил свою мощь на взбунтовавшегося мальчишку. Но было уже поздно. В этот самый миг Редкий обернулся назад и вонзил меч в грудь Пророка.
   – Сразу случилось два события: хлынул поток черной крови и в ужасе закричали крэхинцы.
   – Спасибо тебе, мальчик, – сказал «Тот Кто Должен», странно улыбаясь.
   В ту же минуту Релкин упал па землю, сбитый ударом тяжелой руки Кригсброка. Дыхание оставило его, но крик победы еще отдавался эхом в мозгу. Затем его сознание было буквально вбито во тьму яростью Повелителя.
   Кригсброк вздернул драконира на ноги, все еще тяжело дыша.
   – Беру свои слова назад! – проревел Пурпурно-Зеленый, по-прежнему стараясь перевернуть повозку.
   Релкин споткнулся о труп Пророка. Крэхинцы выли и в слезах рвали волосы.
   – Осмотри его! – приказал Кригсброк Гулбуддипу, и тело дважды мертвого туг же окружили.
   Релкин вывернулся из рук Кригсброка, мысли его уже не принадлежали ему, тело уже им не контролировалось. Повелитель так жестко сжал его разум, что он едва мог соображать.
   – Сначала ты убьешь мальчика, потом ты убьешь дракона. Тогда ты наконец убедишься, что не можешь устоять передо мной.
   Джак зашатался и упал на колени, подставляя горло. Руками, которые, казалось, вели самостоятельную жизнь, Релкин схватил Джака за волосы и занес нож.
   – Перережь ему глотку! – последовала команда. Не зная, как это получается, Релкин приставил нож к горлу друга.
   И тут в дальнем конце комнаты с ужасным грохотом распахнулась дверь. Крик ужаса пронесся по рядам крэхинцев, и они ударились в паническое бегство. В зал вошли боевые драконы, их вел Базил Хвостолом, и Эка-тор сверкал в его руках.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [45] 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация