А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Боевой дракон" (страница 42)

   – Поэтому я и предлагаю уходить по реке. Давайте построим какой-нибудь плот и пойдем на нем вниз по течению.
   Фелк-Хабрен уставился на нее. Откуда такая мысль? Почему она считает, что он знает, как строят плоты? Подобными вещами всегда занимались инженеры Империи. Он же – чардханский рыцарь, столп дворянства. Он умеет ездить верхом и сражаться; и это все.
   – Не беспокойтесь, граф, – сказала она, прочитав его мысли, – за время службы в легионе наши люди построили много плотов. Они могут сделать все, что только можно делать вообще.
   Чардханец медленно наклонил голову. Колдунья права. Граф Фелк-Хабрен видел, как эти солдаты одно за другим совершают потрясающие дела на протяжении их путешествия по этому проклятому континенту.
   – А что мы станем делать, когда выйдем к Внутреннему морю?
   Лессис поджала губы. Это был хороший вопрос. Она тоже не совсем была уверена в дальнейшем. Очевидным образом первоначальные планы менялись. Легионы были полностью разбиты и отступали. Заставить их повернуть обратно невозможно. Она молилась лишь о том, чтобы им удалось убежать от врага. Возможно, подумалось ей, главная колонна беглецов отвлечет на себя внимание врага от небольшой группки, пытающейся проникнуть в самое сердце вражеской силы.
   – Ладно, граф. Я думаю, мы поищем возможностей подойти как можно ближе к врагу. Думаю, драконам эта идея придется по душе. А как насчет вас?

   Глава 52


   Херута Скаш Гцуг, Великий Повелитель черной магии из Падмасы, властелин пустоты Вануса, адепт черного огня, лорд льда, победитель смерти, правитель миллионов, собрал всю свою внутреннюю мощь. Как «посвященный», или мудрец Татагада Док, он мог поддерживать себя силой всего мира.
   Питаясь энергией огня, наполняющего шахту у его ног, Херута построил титаническое силовое поле. И вся его – практически неограниченная в данный момент – мощь взорвалась внутри черепа Релкина, пытаясь сокрушить личность мальчика.
   Релкин, ничего не видящий и совершенно бесчувственный, сопротивлялся твердо и упорно. Несмотря на страшную боль, он разбивал любую попытку завладеть им. Не обращая внимания на огонь, пылающий в его мозгу, он отказывался подчиняться.
   Херута Великий, который дюжинами буквально выбрасывал людей из их собственного сознания, замер в изумлении, этом щенке из паршивой приморской деревушки жила несгибаемая воля. Каждая попытка связать ее снова и снова терпела крах. Узы рвались, а с губ мальчишки слетали дерзкие проклятия.
   Херута вскипел яростью, какая нечасто в нем разгоралась. И ярость эта была так сильна, что он просто не мог больше сохранять сосредоточенность; на какое-то мгновение давление на мальчика ослабло.
   Релкин оторвал голову от камня. Он не мог ничего видеть сквозь повязку на глазах, но чувствовал близкое присутствие врага, стоящего над ним, и повернулся к нему.
   – Никогда! – прохрипел мальчик.
   Неожиданно ярость Херугы остыла, сжавшись, как черный воздушный шар. Он стал рассуждать хладнокровно. В одно мгновение вызвал ментальную пробу – нечто вроде острого невидимого инструмента, взрезавшего грубую защиту, прикрывающую ребенка, – и глубоко вошел в его разум.
   Релкин скорчился от боли, на губах его выступила пена, конечности неестественно задергались.
   Херута вгляделся – и отступил. Теперь все было ясно. В мальчишке обнаружилось тонкое действие великой магии. Собственно, Херута обнаружил несколько слоев такого действия. Мальчишка был опутан колдуньями, что вполне понятно. Далее, на ребенка оказала влияние катастрофа в Туммуз Оргмеине. Он также присутствовал при поражении демона Сипхиса в Дзу. Что-то укрепило его волю. Мальчишка-то не так прост, каким кажется поверхностному взгляду.
   Может, это работа Синни? Станут ли Синни вмешиваться в жизнь такого мира, как Рителт? Защита этого ребенка создана не ведьмами – они хранят свои жалкие тайны во внутреннем круге своего идиотского культа. Но для Синни вмешательство в такие мелкие дела означает потерю дюжины непередаваемых наслаждений на высшем плане бытия. Высокие энергии, брошенные на потребу такой ничтожной твари? Немыслимая вещь, с точки зрения Херуты Великого, но в борьбе за сферы влияния может оказаться важна работа любого червячка.
   И снова Херута уловил странный отзвук чужеродной магии, силы, которая не принадлежала нынешней эре. Мальчишка соприкоснулся с тем, кого условно называл «золотыми эльфами». Неужели древний Данэ еще гуляет по полям Рителта? Херута считал, что древняя раса ушла, отступила на более чистые земли Иллиуса.
   Великий Повелитель задумался, не может ли мальчишка оказаться оружием против него, специально закаленным в битвах, а затем подставленным таким хитрым способом. Великий тихонько зашипел сквозь зубы и проверил прочность цепей, связывающих ребенка. Нет, бояться нечего, такие цепи не сможет разорвать человеческий мальчик.
   Неожиданно его прервали. Пришел Верниктун и, опустившись на колени, протянул свиток с донесением. Раздраженно фыркнув, Херута просмотрел запись и зашипел от ярости. Эти идиоты допустили, чтобы ствол первой скорострельной пушки разорвался. Теперь ее придется переделывать. Полностью отливать заново. Херута немедленно отправился в кузницу. Он сам проследит за отливкой следующего ствола. Кузнец, виновный в повреждении ствола, будет скормлен огню.
   Релкин неожиданно остался один. Голова его бессильно откинулась на камень. Жар, идущий от лавы, и серные пары путали мысли мальчика, но все же это было лучше, чем насилие над разумом, которое учинил Повелитель. Приступ рвоты вывернул беднягу наизнанку и оставил задыхающимся, судорожно хватающим воздух, перепачканным и слабым. Положение его никогда еще не казалось таким отчаянным.
   Через некоторое время силы совсем оставили пленника, и он уснул, повиснув на цепях. Сны его отнюдь не были приятными, он всхлипывал и вырывался, расшибаясь о камень.
   Очнулся он от кошмарных снов, когда с глаз его сняли повязку. Все вокруг было залито ярким дневным светом, в ясном небе плыли белые облака, и Редкий увидел, что находится на краю кратера вулкана. И тут к нему склонилось лицо – лицо, казавшееся злобной насмешкой над человеческим. Завитки зелено-черных роговых спиралей обрамляли пылающие красно-оранжевые глаза, походившие на окна в ад. Рот и подбородок этого существа срослись в клюв.
   Необъятное ментальное присутствие Повелителя обволокло разум мальчика. Он попытался бороться и тут же был награжден мысленным образом глупого червяка, корчащегося на горячих камнях под беспощадным солнцем.
   – Подчинись! – раздался голос. Релкин судорожно сглотнул; во рту снова пересохло. Долго ли еще сможет он выстоять против такой мощи?
   – Твое упрямство меня утомило, – снова зазвучал голос в его голове.
   Релкин уловил какое-то движение. Из-за сверкающей золотыми доспехами фигуры Повелителя выскочили два беса. В их руках болталось бесчувственное тело маленького Джака. Мальчик был жестоко избит. Кровь и синяки покрывали его честное лицо. Через всю грудь по диагонали протянулся длинный рубец. Джак пытался улыбаться; передние зубы у него были выбиты.
   – Не поддавайся, Релкин, – прошипел он, еле разлепляя губы.
   – Так вот как вы обращаетесь с военнопленными, – бросил Релкин клювастой твари.
   Голос власти «говорил» теперь на языке силы, гремя металлом:
   – Или ты станешь моим – или пострадает он.
   – Я так и думал. Ты, оказывается, трус. Великое присутствие в мозгу стало ледяным. Джак закричал, лицо его перекосилось от невыносимой боли. Релкин отвел взгляд.
   – Мне это не нравится, но ты не оставил мне выбора. – Теперь голос звучал менее резко. Релкин боролся с отчаянием:
   – Когда-нибудь ты умрешь и старый Гонго придет по твою душу, это я точно знаю. Все живущие когда-нибудь умрут.
   – Ого! Старый Гонго, я не ослышался? – неожиданно заскрежетал Повелитель. – Кто же это здесь у меня, а? Единственный истинный мужчина среди порабощенных женщинами аргонатцев? Ты сохранил веру в старых богов, а? И никакого почитания их так называемой Великой Матери?
   Релкин занервничал. Он ко всем богам относился одинаково, в том числе и к Великой Матери. В вопросах религии он всегда путался.
   – Гонго будет судить и тебя. Подумай об этом, подумай, ты, созданный из ороговевшего огня. Однажды тебе придется встать перед лицом силы большей, чем твоя, и выслушать свой приговор. Как ты переживешь этот день? Со всей этой кровью и ужасом на твоем счету?
   – Старые боги могут порадоваться за тебя, ребенок. Я рад узнать, что они еще сохранили своих приверженцев среди сумрачного народа Аргоната.
   – Освободи Джака, тебе ведь нужен я!
   – Какая самонадеянность! Особенно в устах маленького незаконнорожденного сироты.
   Релкин вспыхнул от стыда. Эта тварь знала, чем его уязвить.
   – Чего же ты хочешь? – спросил он наконец.
   – Стать твоим другом, мальчик, – раздалось в его голове:

   Глава 53


   Волны Внутреннего моря разбивались о серебряный пляж невдалеке от того места, где солдаты остановились лагерем. Был прилив. Песчаные дюны поросли прибрежной травой. С небольшого возвышения, покрытого редкими камедными деревцами и красноватым кустарником, на котором расположился отряд, был великолепный обзор. У горизонта виднелась тяжелая темная масса острова Кости, на одном из концов которого возвышался конус огненной горы, выпускающей с рокотом тонкие струйки темного дыма.
   В миле к югу от лагеря лежала в развалинах бывшая крэхинская деревня, которую сровняли с землей несколько месяцев назад. Заброшенные поля быстро заняли прибрежная трава и камедные деревья. Люди все ушли, за исключением небольшой горсточки надзирателей, управляющих отрядом бесов. Еще довольно часто сюда приплывали маленькие быстроходные суда с Кости, они причаливали в покинутой деревне, не подозревая, что их враги находятся совсем рядом.
   Драконы спали, приткнувшись между камедных деревьев. Легионеры улеглись на мягком песчаном склоне небольшого холма, и их тоже объял сон, за исключением трех человек, ходивших сейчас с бреднем возле берега – они хотели наловить рыбы к обеду.
   Беглецы не чувствовали погони уже несколько дней. Похоже, их плавание на плоту вниз по течению реки сбило крэхинцев с толку.
   Граф Фелк-Хабрен внимательно осмотрел берег при помощи бинокля. Этот замечательный инструмент, размерами всего в три раза больше, чем указательный палец, приводил графа в восхищение чудесами, которые совершал со зрением. Фелк-Хабрен находился под сильным впечатлением от кунфшонских технологий и мастерства оптиков. Колдунья Лессис дала ему этот инструмент, после того как они выбрались на побережье, чтобы он осмотрел окрестности.
   Берег был пуст и почти безжизнен. Граф заметил несколько морских птиц – и это все. Как Лессис и предсказывала.
   – Враг наш должен использовать эту гавань для связи с материком, поэтому люди скорее всего избегают появляться на здешних землях.
   Колдунья оказалась права. Как всегда. Граф постепенно приходил в восхищение от многообразных талантов этой женщины. Мысль о том, что старая карга может оказаться толковым военачальником, была противна естеству чардханского рыцаря. Женщины Чардхи заботились о домашнем очаге, детях и кухне. Они не бродили по свету. Они не вынимали из рукавов сказочно миниатюрных телескопов. Они не баловались магией.
   Фелк-Хабрен содрогнулся. Ему пришлось видеть вещи, которые не могли быть правильными и праведными. На всем этом лежит печать дьявола. Отец Защитник да спасет свое дитя!
   Теперь ведьма удалилась для новой ворожбы.
   Она сделала это, как только их отряд высадился с плота на берег. Лессис отдала графу бинокль, отошла на некоторое расстояние вниз по склону и скрылась за деревьями. Там она и оставалась в одиночестве, если не считать ее помощницы. И через несколько минут в ту сторону, куда ушли женщины, полетели птицы. Их было множество, всех видов, размеров и расцветок. Граф Трега был оглушен, над ним метались стаи голубей и чаек, ястребы и даже орлы. Птицы стремительно опускались с небес, чтобы увидеть колдунью, и тут же возвращались обратно. Граф сбился со счета где-то на шестом орде, Потом в небо поднялись дюжины горлиц и чаек. Фелк-Хабрен видел, как многие из них вылетели в море и повернули к Кости.
   Ближе к вечеру птицы стали возвращаться. Лессис все это время оставалась на том же месте, медитируя вместе со своей проворной помощницей. Молодая женщина почти не отходила от Серой Леди, лишь ненадолго отлучилась к вершине холма, чтобы набрать воды.
   Колдунья читала свои заклинания, нараспев произнося по памяти тысячи строк из Биррака и строя новые магические конструкции, а птичьи стаи сбивались в одну гомонящую массу и рассаживались по деревьям.
   Фелк-Хабрен пошел было к ведьме спросить, что все это значит, но был перехвачен девушкой и отправлен восвояси. Колдунья плетет великое заклинание, ее нельзя прерывать. Девушка была настроена довольно решительно.
   Граф не сомневался, что, попытайся он настаивать, она пустит в ход сталь.
   Фелк-Хабрен уступил. Действительно, в позе колдуньи было что-то странное – спина ее была неестественно выпрямлена, голова поднята кверху, руки раскинуты в стороны, ноги скрещены в необычном положении.
   Она даже не заметила попыток графа прервать ее. Он снова отступил к вершине холма, и когда проходил под деревьями, ему вслед неслись хриплые птичьи стоны.
   Потом птицы вдруг замолчали, в воздухе разлилась странная тишина. Волоски на шеях людей поднялись, кожу стянуло, мышцы свело. Такое напряжение длилось с час или чуть больше. Затем оно ушло, оставив людей в полном изнеможении.
   Фелк-Хабрен снова направил бинокль на отдаленный вулкан. Врага там определенно видно не было. Лессис считала, что они должны попытаться захватить его врасплох. Она не объясняла, как они это сделают, но граф не сомневался, что в рукаве у нее спрятан какой-то соответствующий план.
   На Кости мелькнула красная вспышка у подножия вулкана. Фелк-Хабрен навел бинокль на это место и подкрутил колесико, добиваясь резкости.
   С такого расстояния он смог разглядеть только какую-то светло-серую тень и темную массу под ней, растекающуюся по склону вулкана.
   Снова мелькнул свет. Враг занимался каким-то новым дьявольским колдовством. Фелк-Хабрена передернуло. Ночами, когда он метался в бессоннице, из его глаз текли слезы, исторгаемые скорбью о добрых чардханцах, сраженных этим адским оружием. Долго будет плакать земля Чардхи о смертях этих красивых и храбрых мужей на поле Разбитых Камней. Ярость и отчаяние переполняли сердце графа при взгляде на логово страшного врага из Падмасы.
   Снова вспышка. Враг делает новые трубы для своего оружия. Граф застонал. Как смогут они противостоять этой ужасной силе, когда их так мало? Первая же атака – и все они умрут. Граф представлял себе атаку только так, как понимали ее все чардханские рыцари. Любой другой вид нападения выходил за рамки его представлений о войне.
   Глядя на красные вспышки, граф все больше поддавался депрессии. Похоже, их миссия закончилась провалом, несмотря на все, что им пришлось преодолеть. После такого похода, после победы над свирепыми племенами у стен Кубхи, после лихорадки, а потом еще и после противостояния диким животным в древних джунглях Земли Ужаса их поход все-таки окончился страшным поражением.
   И тут сквозь мрачные мысли чардханца прорвалось какое-то новое чувство – странная радость объяла его. Как будто свет вспыхнул перед ним, когда он поднял глаза к голубому небосводу. Деревья ожили тысячами резких птичьих криков, птицы все сразу поднялись и, ужасно шумя крыльями, разлетелись в разные стороны.
   Раскрыв рот, Фелк-Хабрен проводил их взглядом. Потом взглянул вниз, на фигурки Лессис и Лагдален, неподвижно сидящих под камедными деревьями. Что-то произошло, но он не мог взять в толк, что именно.
   Странное, дивное чувство радости улетучилось, но оставило после себя след. Настроение графа улучшилось. Он перестал размышлять над трудностями, которые их ждали, теперь его мысли получили иное направление – месть.
   День подошел к концу. Солнце село, продемонстрировав напоследок буйство всех оттенков красного и оранжевого. Некоторое время силуэт острова Кости еще вырисовывался на горизонте. По-прежнему приблизительно каждый час вражеское оружие напоминало о себе короткими вспышками. В сгустившейся тьме они стали заметнее, теперь их можно было видеть даже невооруженным глазом.
   Луна уже высоко взошла на западе, когда Лессис поднялась на ноги и, слегка кивнув Лагдален, пошла вверх по склону. Великая Ведьма очень устала, но душа ее полнилась надеждой. После страшного поражения у них все еще сохранялась возможность вырвать победу.
   Фелк-Хабрен заснул. Женщины не стали его беспокоить и сразу прошли к камедным деревьям, укрывшим оставшихся в живых драконов Сто девятого. Там они разыскали Хвостолома и Альсебру.
   Лагдален разбудила драконов, как это обычно делали драконопасы – отогнув веко и слегка подув в глаз. Оба виверна тут же раздраженно сели.
   Лессис добилась их внимания. И уже не в первый раз удивилась, насколько оно может быть неуютным.
   – Старая история, друзья мои, – начала она.
   – Что еще? – ворчливо спросила Альсебра.
   – Ну, у меня есть хорошие новости и ужасные.
   – Мальчики живы? – быстро проговорил Базил, едва смея надеяться.
   – Живы.
   Оба дракона выпрямились, громко шипя.
   – Я знал это! – прогрохотал Базил. – Это довольно трудно – убить такого бесценного мальчика. Во всяком случае, способность выживать – одно из его лучших качеств.
   – Клянусь огнем древних, большое облегчение – услышать об этом, – сказала Альсебра. – Где же они?
   – А вот это как раз плохая новость. Они рядом, на том острове, у вершины вулкана. Их захватил наш Великий Враг и самым жестоким образом пытает.
   На мгновенно ощерившихся драконов стало страшно смотреть.
   – Мы поплывем на остров, – заявил Базил.
   – Мы не можем плыть, – отозвалась шелковисто-зеленая дракониха, – это океан!
   – Собственно говоря, – сказала Лессис, – это вопрос спорный. Это просто водоем соленой воды. Он не соединяется с большим океаном. Думаю, в этом случае запрет можно нарушить.
   – Тогда плывем! – вскричала Альсебра. – Я возьму только меч. Я найду Джака.
   Глаза Базила неожиданно обратились к Лессис:
   – Вы пойдете с нами, леди?
   – Если вы мне позволите – да. Однако я не уверена, что смогу плыть без поддержки.
   – Вы поплывете на моей спине. Лагдален, друг драконов, знает, как это делается. Лагдален улыбнулась:
   – Никогда не забуду ночь, когда мы переплывали реку Оон.
   Лессис кивнула:
   – Значит, отправляемся. И преподнесем нашему Великому Врагу сюрприз.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 [42] 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация