А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Боевой дракон" (страница 38)

   Глава 47


   Было еще совсем рано. Солнце только-только начинало пригревать. Легионы стояли на вершине хребта и рассматривали захваченную добычу, оружие такой смертельной силы. Черные от копоти трубы покоились на своих тяжелых повозках, словно жертвенники богам войны.
   Командор Вулворд, взявший на себя командование, стоял у складного стола с майором Хертой и командором Флэйдсом из кунфшонского легиона. Они захватили объект, но их маленькая армия понесла страшные потери. Половина офицерского состава была уничтожена или выведена из строя.
   В скором времени к командирам присоединились принц Ард Элак из Кассима и граф Фелк-Хабрен. Граф участвовал в одной из свирепых схваток, и теперь на лбу у него зияла свежая рана.
   Граф поинтересовался, где находится женщина-колдунья. Ему ответили, что она сейчас с инженерами: ищет способ разобрать трубы.
   Фелк-Хабрен в ответ резко рассмеялся:
   – Может, мы сумеем использовать эти штуковины; они куда сильнее нас на поле боя.
   Потом он посмотрел на разложенную на столе карту, исписанную рукой генерала Баксандера.
   – Потеря генерала Баксандера – большое горе для рыцарей Чардхи. Мы оплакиваем его.
   – Как и мы, граф.
   – Вам придется очень много работать, чтобы восполнить эту потерю.
   Вулворд сжал губы. Для него это не было новостью. Баксандер был фанатичным работником, только поэтому они смогли пройти так далеко с небольшими потерями.
   – Колдунья приехала, – заметил командор Флэйдс. Подъехала Лессис в сопровождении Лагдален и главного инженера, Абсалта из Андикванта. Лессис держалась в тени, пока Абсалт объяснял, что предстоит сделать. Перед каждой трубой нужно выкопать яму. Потом начинить орудия взрывающимся порошком, а жерла труб запечатать. Запечатав, их нужно будет набить всяким мусором так, чтобы они свесились в ямы, а потом добровольцы подожгут фитили и убегут, спасая свои жизни.
   – И что случится? – спросил граф Фелк-Хабрен, чьи глаза не отрывались от изможденного лица колдуньи. «Она-то спаслась, – думал он. – Чувствует ли она хоть какую-нибудь вину за это побоище, которое она развязала? Ведь это из-за колдуньи пришли они сюда, в проклятую местность. Пришли умирать. Лучшая молодежь Чардхи лежит теперь, разорванная на куски». Комок подкатил к горлу графа.
   – Внутри труб произойдет взрыв, – объяснял Абсалт. – Он разорвет металл. Тогда трубы разрушатся и перестанут действовать.
   Фелк-Хабрен кивнул; его полные скорби глаза искали Лессис. Она отвела взгляд.
   – Клянусь Рукой Матери, как мы поставим такие огромные штуковины на попа? – воскликнул Вулворд, которого просто потрясли гигантские размеры труб.
   – Если выкопаем достаточно глубокие ямы, это будет нетрудно. А вот поджечь их – опасная работа. Здесь потребуются добровольцы.
   – Почему? – спросил граф.
   – Взрыв будет очень сильным, граф. Любой, кто окажется вблизи, рискует погибнуть.
   – Сила, скрытая в этих штуковинах так велика, почему бы нам не сохранить их? Давайте научимся с ними обращаться и сделаем с врагом то, что он сделал с нами. Еще страшнее, чем он сделал с нами. – Граф Фелк-Хабрен помолчал с минуту. – Мы потеряли столько хороших рыцарей, – продолжил он резко, – храбрых людей, великих воинов, которые бросились в эту экспедицию, не рассчитывая ни на какую награду, кроме чести! Так воздадим же честь их могилам!
   И никому не показались странными слезы на глазах этого огромного человека, рыдающего перед ними.
   Лессис слушала его, но по правде говоря, она была совсем уничтожена своими страхами. Это было всего лишь первое, самое грубое оружие, порожденное на пути к власти, и оно уже показало себя чудовищно смертоносным. И это еще, как ей говорили, самое примитивное, а те, что придут следом, более совершенные, будут такими, что стреляющие каменными шарами трубы покажутся чуть ли не безвредными. Но особенно страшным было желание графа использовать это оружие. Теперь оно уже не представляло секрета. Держать его под спудом становилось гораздо труднее.
   Вулворд нарушил тишину, воцарившуюся из-за скорби графа по его погибшим товарищам:
   – Первым делом нам нужно немного келута, возможно, еды. Где кухни?
   – В пути, сэр, – сказал капитан Кивен, теперь самый старший из уцелевших штабных офицеров.
   – Немного келута, немного пищи, и мы займемся ямами.
   – Санитарные команды уже в пути. Вопрос в том, где нам разместить раненых?
   Вулворд оглядел окрестные земли. Они стояли на вершине холма с длинными пологими склонами. С той стороны, откуда они пришли, сквозь вулканические глыбы виднелась еще одна, похожая гряда холмов. На западе просматривалась небольшая лесополоса. Невысокие холмы прочерчивали линию с севера на юг.
   Вулворд обратил внимание на холмы, расположенные к западу, и приказал разведчикам исследовать их. Возможно, там удобно будет разбить лагерь.
   Сварили келут и раздали присутствующим. Они подкрепили силы свежим хлебом и солониной с акхом. Примерно через час после захвата орудий солдаты начали копать ямы.
   Раненых собрали, положили на повозки, запряженные волами, и отправили на запад под охраной кавалерии.
   Некоторое время спустя разведчики доложили об активности врага на севере. Большие силы крэхинцев сумели собраться, перестроились и пошли в атаку. Эти войска уже перешли через соседний хребет к северу от аргонатцев и растянулись в длинную атакующую линию.
   Земляные работы ускорились. Крэхинцы приближались, их дикие крики уже поднимались в теплый воздух наступившего дня. Через несколько минут они напали, и пространство вокруг приготовившихся к бою легионов наполнилось диким воем и множеством стрел. Сами атакующие не решались приблизиться к оставшимся в живых легионерам, которые теперь сдвоили ряды, поставив по углам каре драконов. Их строй ощерился смертью.
   Земляные работы замедлились, так как приходилось отбивать атаки крэхинцев, но не прекращались. Крэхинцы оказались способны только на угрозы и стрельбу из лука с далекого расстояния. Таким образом, ситуация стабилизировалась и не менялась в течение нескольких часов. Орда крэхинцев не переходила линии предела досягаемости стрел и избегала близких контактов. Солнце поднялось в зенит, земляные работы не прекращались. Правда, легионеры несколько отвлеклись, чтобы возвести вокруг позиции небольшую насыпь. За это время другие набили трубы взрывающимся порошком и запечатали мокрой грязью. Как только ямы были вырыты достаточно глубоко, Абсалт подал сигнал, чтобы команды драконов опрокинули трубы в ямы.
   Едва они приступили к работе, снова послышался уже знакомый звук далекого глухого удара. За ним последовал еще один, а потом еще несколько. На севере, примерно в миле от холма, занятого аргонатцами, поднялся клуб дыма. Враг снова применил свое ужасное оружие.
   Лессис зажала рот рукой. «Слишком поздно! Слишком поздно!» – кричала ее душа. Все обратилось в руины, многовековая работа ее ордена была погублена. А вместе с ней погиб и остальной мир.
   Враг не слишком заботился о своих собственных солдатах. Впрочем, в этом не было ничего неожиданного. Снаряды падали среди крэхинцев, прыгая по каменистой земле, словно кегли решивших поразвлечься великанов, пока не врезались в ближайшие скалы или не исчезали вдали. В любом случае для крэхинцев это кончалось трагически. Общий рев битвы не стихал, но, увидев убитыми несколько дюжин своих товарищей, многие атакующие предпочли отступить, и в их рядах «образовались обширные пустоты.
   Вулворд увидел новые возможности и начал действовать.
   Около труб собрались добровольцы, первая дюжина тех, кто вытащил жребий. Среди них было несколько драконьих мальчиков, в том числе Релкин из Куоша.
   Релкин все еще несколько недоумевал по поводу своего решения вызваться добровольцем. Он достаточно долго служил в легионе и хорошо понимал, что никогда не следует торопится попасть в ад – всем места хватит. И он не относился к людям, мечтающим о смерти ради славы. Ему уже достаточно было и страха смерти, и славы, доставшихся на том поприще, куда затащили его боги, или Великая Мать, или все они, вместе взятые.
   Но в нем все еще не утихла ярость. Это проклятое оружие убило множество его товарищей. Теперь он, мальчик Релкин, хотел уничтожить то, что послужило причиной их смерти.
   Джак тоже вызвался добровольцем и теперь стоял рядом с каким-то подозрительно большим тюком за спиной. Релкин увидел, как тюк зашевелился и из него высунулось что-то похожее на хобот. Релкин радостно улыбнулся младшему мальчишке. Можно подумать, Джак побоялся бы лишних неприятностей в подобной ситуации!
   Следующий залп орудий врага пришелся по направлению к северу. На этот раз ядра упали ближе к легионам; несколько снарядов перелетели через их головы. Все пригнулись, даже драконы, и обругали эти проклятые штуковины.
   Вулворд приказал всем поторопиться. В такой ситуации им нужно было не упустить своего преимущества. На западе крэхинская орда чуть расступилась, сюда и ударит легионная кавалерия, пересевшая на крэхинских коней. Если аргонатцы сумеют прорвать кольцо, то попробуют добежать до западных холмов. Затем на одном из этих холмов они снова займут оборону.
   «Если только, – подумал он со смертельным холодком в груди, – враг снова не перенесет свои трубы». Тогда это будут гонки со смертью. Им придется раз за разом отступать, отбивать врага и скрываться от смертоносных труб.
   Но имея так много раненых, в том числе и драконов, которые не могут идти самостоятельно, продвигаться армия будет очень медленно. Возможно, враг сумеет оказать им достойное сопротивление, и тогда они не скроются от этой ужасной бомбардировки.
   Вулворд сглотнул, на какое-то мгновение ум его смутился кошмарным предчувствием. «Будем надеяться на помощь Великой Матери, – сказал он себе. – Паника – самое разрушительное оружие на поле боя». Ему удалось взять себя в руки. Теперь главное – вывести отсюда его маленькую армию.
   Там, где они сейчас, им не выстоять.
   Пропели рожки. Люди приготовились, по команде перестроились – так, чтобы драконы оказались в центре, – и повернулись лицом на запад. Позади остались двенадцать добровольцев, собравшихся вокруг труб.
   Враг дал третий залп. Ядра в основном пролетели мимо, лишь слегка задев нескольких солдат. Все присели, когда над ними с раздражающим звуком пронеслись огромные шары. Спустя секунду или чуть больше шары отскочили от каменистого поля и исчезли за южной грядой холмов. Правда, два упали в рядах легионов, осколки убили еще восемь человек и ранили троих.
   Опять пропели рожки, и батальоны пошли быстрым шагом, оставляя вершину холма и уходя по мере спуска из поля зрения обслуги вражеских орудий.
   Когда легионы отошли приблизительно на двести ярдов, крэхинцы стали медленно накатываться с востока.
   Маленькое кольцо добровольцев с тревогой наблюдало за приближением крэхинцев.
   – Зажгите свечи, – скомандовал молоденький лейтенант Джикс из Третьего пеннарского полка.
   Релкин с Джаком запалили свои свечи и побежали к назначенным им трубам. К счастью, бежать было недалеко. По команде мальчики поднесли свечи к фитилям. Фитиль Джака занялся сразу, как и у всех остальных, кроме Релкина. Свеча Релкина погасла.
   Все немедленно побежали прочь, к спасению, кроме Релкина и маленького Джака, который тянул приятеля за рукав:
   – Брось ее, бежим, Релкин!
   Крэхинцы уже вступали на вершину холма, их головы поднялись над насыпью, сделанной легионерами. Через минуту они будут здесь.
   Релкин оттолкнул Джака.
   – Беги! – закричал он. – Я остаюсь. Маленький Джак мгновение смотрел на него недоумевающе, потом кинулся в небольшую щель между камней. Релкин последовал за ним несколько секунд спустя. Крэхинцы были всего в нескольких ярдах. Трубы взорвались почти одновременно. Земля содрогнулась, мир наполнился грохотом, и громадное облако пыли и дыма скрыло все вокруг.
   Еще несколько секунд с неба сыпались обломки металла и перегретых камней.
   Релкин и Джак судорожно кашляли от пыли, набившейся в легкие, и даже Полосатик фыркал и чихал в своем мешке, но каменные стенки щели все же защитили мальчишек. Крэхинцев, прорвавшихся на позицию, уничтожило полностью.
   Теперь можно было встать. Релкин понес свою свечу обратно к костру. Он был разбросан. Кусок металла величиной с тело Релкина воткнулся в землю посреди кострища, словно гигантский нож.
   Некоторое время парень лихорадочно искал какого-нибудь огня, потом наконец нашел крошечную головешку, подбежал с ней к уцелевшей трубе и запалил фитиль.
   – Беги, Релкин, – кричал маленький Джак, удирая огромными прыжками, мешок подскакивал у него за спиной.
   Релкин бросился следом, но поскользнулся на окровавленной земле.
   Мгновение спустя позади рванула труба, ударная волна сбила парня с ног. Что-то тяжелое ударило его по голове в затылочную часть шлема, и он уже не чувствовал, как приземлился.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [38] 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация