А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Боевой дракон" (страница 36)

   Глава 45


   Они поднялись затемно. Лагерь был свернут за час. Всадники небольшими группками, грохоча и лязгая, съезжались к месту сбора.
   – Так сегодня мы деремся, а, мальчик?
   – Деремся.
   – Хорошо. Пора. Мы путешествуем уже вечность. Теперь мы их победим и сможем отдохнуть.
   Базил обнажил свой огромный меч и принялся тщательно исследовать лезвие. Белая сталь не имела пороков. Магический клинок был страшным оружием. Временами Базил почти ощущал личность, обитавшую в клинке. Это было сильное и беспощадное существо, жаждущее напиться крови слуг Великого Врага. Взяв этот меч в руки, дракон всегда испытывал прилив сил. Сейчас Хвостолом вынул точильный камень и провел им несколько раз по лезвию. По правде говоря, меч этот всегда оставался исключительно острым.
   Релкин покатил прочь пустые котлы, оставшиеся от завтрака.
   – Отдохнуть, – бормотал он. – Разве драконопасы имеют возможность отдыхать?
   Командир эскадрона Уилиджер наконец добрался и до него. Порой мальчишке казалось, что у него совсем не остается времени для сна.
   Пропели рожки, зазвучали команды. Люди стали собираться на завтрак. Аргонатское командование придерживалось мнения, что воевать надо на сытый желудок. Со стороны чардханской армии загремели звуки рога. Кассимцы негромко застучали в свои барабаны.
   Вскоре появился Уилиджер, и через несколько минут эскадрон уже построился и выступил. Впереди Сто девятого шагал Девяносто второй кадейнский во главе с командиром Джендентером. За ними шел Тридцать четвертый бийский под командованием старшего драконира Дуарта.
   Драконы все были в полном вооружении, включая нагрудные доспехи. На спинах они несли свои большие щиты. За лагерем земля была покрыта росой. Пришел приказ двигаться как можно тише. Разговоры были запрещены. Лишь позвякивание металла и ритмичный звук шагов людей и драконов выдавали их перемещения во тьме. Направление движения указывала лишь смутная цепочка фонарей, мерцающих в отдалении.
   Звезды были скрыты облаками, теплый легкий ветерок, дующий в сторону Внутреннего моря, овевал идущих.
   Драконы были совершенно счастливы. Воздух был еще прохладен, и они высоко ценили это, помня, что идут в полных доспехах. Уверенно шагали они вперед, за ними, не отставая, маршировали легионеры. Все были охвачены желанием поскорее вступить в бой. Виверны воинственны по натуре, а теперь, проделав такой долгий путь, они горели от нетерпения и жаждали схватки.
   Почти час спустя после начала перехода в восточной части неба показались первые лучи солнца. Солдаты обнаружили, что идут между двумя массивными вулканическими глыбами вверх по плавному горному склону. Не доходя до вершины, они остановились и выстроились в укороченную боевую линию. Сто девятый марнерийский располагался непосредственно за Девяносто вторым кадейнским. Слева от них стоял полк баканских копьеносцев. Справа – кадейнский легион. Двойная линия драконов означала, что они собираются атаковать. Драконопасы наскоро осмотрели ноги своих драконов. Но после долгих недель пешей ходьбы ступни вивернов огрубели и закалились, хотя, как это повелось, драконопасы все равно остались не вполне довольны.
   Релкин толкнул локтем проходившего мимо Свейна:
   – Удачи, Свейн, смотри, не попади под хвост.
   – Смотри за собой, куошит.
   Уилиджер зашипел на них, требуя замолчать.
   Ненадолго все замерли, погрузившись каждый в свои мысли перед боем. Релкин думал об Эйлсе, которая была сейчас так далеко, на земле клана Ваттель. Он представлял ее с длинными развевающимися волосами, переезжающей глубокий ручей верхом на маленьком пони. Как бы он хотел оказаться сейчас рядом с ней, хотя бы один лишний день провести вместе! С легким смущением он помолился и старым богам, и Великой Матери, верный устоявшейся привычке искать помощи где только можно.
   Базил думал о своих юных крылатых драконятах Гренер и Бранере, которые обитали теперь в местах, расположенных намного дальше, чем Ваттель Бек, и которых он никогда больше в жизни не увидит, независимо от того, чем кончится это сражение. Базил не боялся предстоящего боя. Не похоже, чтобы в нем приняли участие тролли. А впрочем, это не так уж плохо – знать, что плоть от плоти твоей будет жить независимо от того, чем кончится это сражение.
   В свете наступающего дня стало видно чардханскую кавалерию, выстроившуюся в два ряда слева от легионеров. Сталь доспехов сверкала, яркие флаги и вымпелы развевались – вид у чардханцев был бравый. Вдоль фронта, растянувшегося у подножия горной гряды, беспрерывно проносились верхом вестовые командования. Лишь в одном месте линия фронта прерывалась грудой скал.
   С полчаса простояли они в ожидании, затем вдоль линии проскакал вестовой с приказаниями для командиров эскадронов. Уилиджер, сияя, повернулся к подчиненным, прокричал команду, и Сто девятый снова пошел вперед.
   Они двигались вверх по склону, обходя лавовые завалы. За невысоким гребнем оказалась плоская равнина, дальний край которой слегка приподнимался.
   – Вот они! – сказал кто-то, и все увидели темную массу, покрывающую далекий склон. Наконец-то аргонатцы увидели врага!
   До соприкосновения с противником объединенной армии предстояло идти еще милю, а возможно, и две – и все по открытому пространству. У врага было не меньше двадцати минут на то, чтобы приготовиться к нападению.
   Единственное, что работало на руку легионерам, – это не правильное расположение крэхинской орды. Темная масса закрывала собою склон по крайней мере на полмили в ширину. Их там были десятки тысяч.
   Легионы шагали по каменистой поверхности под заливистое пение горнов, стараясь держать строй. Справа от Базила шел Пурпурно-Зеленый, слева – Альсебра. Рядом с Альсеброй шагал Влок, рядом с Пурпурно-Зеленым – Чектор.
   Релкин огляделся и почувствовал, как расправляются плечи. Здесь был цвет Империи – несокрушимое движение с развевающимися знаменами над головой, каждая деталь военной машины приведена в действие. Больше того, Релкин осознавал, что принадлежит сердцу легионов – Драконьим Корпусам, – острию легионного меча. Окинув взглядом шеренгу, он почувствовал, что гордость захлестнула его. Какое великолепное зрелище представляют собой драконы – огромные мрачные башни из металла и мускулов, рукоятки мечей, словно металлические кресты, поднимаются над их плечами, когда виверны идут своей характерной хищной походкой. А между ними – драконопасы в своей голубой форме Марнери или серо-зеленой Кадейна и Би. Даже командир эскадрона Уилиджер выглядит неплохо на своем месте позади эскадрона – под мышкой дудка, подбородок решительно выдвинут вперед, шляпа ровно сидит на голове, на шляпе – уставная кокарда. Релкин подумал, что командир Уилиджер прошел долгий и трудный путь. Теперь они постараются ужиться с ним и дать возможность жить спокойно и ему. Релкина переполняли глобальные идеи.
   Легионеры перешли небольшой ручей, пересекающий равнину. Несколько диких коз метнулись налево. Чардханцы, пришпорив коней, радостно закричали, увидав мелькнувшие перед глазами и быстро удаляющиеся белые хвостики.
   Пояс больших камней остался позади, и теперь стали заметны признаки бешеной активности в линии врага. Люди перемещались там беспорядочными группами, копья сплошным темным облаком колыхались над их головами. Крики, дробь барабанов, даже визг эхом отдавались от вершины холма.
   Небольшой отряд вражеских всадников направился навстречу аргонатцам. Тут же лучники выбежали вперед, проскочив между драконами, и обстреляли наглецов. Один из них упал с лошади, остальные галопом ускакали назад.
   Сто девятый перестроился, равняясь направо под придирчивым взглядом Уилиджера, чтобы обойти стороной каменную преграду.
   Во время этого маневра мальчики старались сохранить строй, насколько это возможно.
   Слева от них баканские копьеносцы тоже перестроились. Теперь они вместе двигались по гладкому склону холма и вскоре оказались на расстоянии полета стрелы. Лучники выступили вперед и начали ковровый обстрел противника.
   Генерал Баксандер и Лессис скакали бок о бок, генерал Стинхур тоже был с ними. Прибыл вестовой от графа Фелк-Хабрена. Рыцари готовы к атаке, ждут только приказа.
   Передняя линия крэхинцев была в полном беспорядке. Баксандер не сомневался, что после столкновения легионеры пройдут через вражескую армию, словно горячий нож через масло.
   – Они уже у нас в руках, леди. Думаю, мы на самом деле удивили их, так быстро и так близко подойдя к ним.
   – Вы уверены, что они не выстоят?!
   – Они сами знают, что не сумеют. Они бессильны против легионов, подкрепленных драконьими эскадронами. Посмотрите на них – они пытаются организовать собственную атаку, они хотят выиграть за счет встречного удара, понимая, что плохо обученные солдаты не смогут держать оборону.
   – Но тогда их атака ударит в голову нашей.
   – И рассеется. Она будет плохо организованной, почти хаотичной. Мы дадим им разбиться о нашу линию фронта, а затем выпустим на них чардханцев, которые и перебьют половину.
   – Молюсь, чтобы они были разбиты и побежали и чтобы потерь было немного. В воздухе слишком сильно пахнет кровопролитием.
   Лессис внимательно вглядывалась в ряды противника. Никаких признаков оружия, о котором говорила Рибела, не было. Но Рибела также предупреждала, что это оружие совершенно не обязательно будет на виду. Его могли спрятать на значительном расстоянии от поля боя. Лессис снова почувствовала страх. Риск был огромен, а им было абсолютно необходимо победить.
   Несколько минут спустя командование врага разрешилось приказом наступать, который возвестили трубы, и крэхинцы помчались вперед, выкрикивая имя своего Пророка.
   – Айот Гол Диб! – снова и снова доносился до чужестранцев далекий крик, словно шепот смерти. Релкин смотрел, как фанатики неслись на полной скорости, перепрыгивая большие камни и размахивая своими белыми и коричневыми щитами.
   Стрелы летели все гуще. Одна задела Базила по кончику шлема. Тогда дракон прикрылся щитом, и вскоре из того уже торчало не меньше дюжины древков. Релкин пригнулся позади дракона, подняв свой собственный щит, а рядом стоял кенорский лучник и стрелял по бегущим врагам. Расстояние для арбалета мальчика оставалось все еще слишком большим.
   Драконы обнажили мечи и вскинули их на плечи в ожидании вражеских копьеносцев. Вот! Они уже близко. Релкин перебросил щит на плечо, а с другого плеча сдернул арбалет и тщательно прицелился в парня, несущегося на Базила с распахнутым в долгом пронзительном крике ртом. Щелкнула тетива, и стрела ударилась о щит. Релкина поддержали и остальные драконопасы. Крэхинцы запнулись, некоторые побежали назад. Релкин оперся коленом о камень – в более устойчивом положении стрелять было удобнее. Парень, в которого он стрелял, все еще бежал, выкрикивая имя Пророка. Релкин еще раз спустил тетиву и увидел, как стрела воткнулась в плечо.
   Это не слишком задержало орущего парня, всего лишь заставило на миг сбиться с шага. Выправившись, он, как прежде, понесся вперед. За ним шли дюжины и дюжины. Во рту у Релкина пересохло, когда он, не глядя, накладывал новую стрелу на тетиву. Это и вправду были фанатики. Базил взмахнул Экатором.
   А потом, совсем неожиданно, две силы сошлись вплотную, и сражение началось. Это была дикая, отчаянная битва. Крэхинцев было неисчислимое множество, но они по-прежнему оставались плохо вооруженной армией. Их выдающаяся кавалерия находилась теперь на Флангах, где вступила в бой с легионерами и кассимскими всадниками. А пешим крэхинцам не оставалось ничего больше, как только разбиться о подступающие легионы.
   И все же они нападали с фанатической яростью. Они бросались даже на драконов, пытаясь подойти к ним поближе, чтобы можно было пустить в ход копья.
   К несчастью для крэхинских воинов, драконы были отлично обучены как раз отражению подобных атак. Драконьи мечи мерно работали, описывали сверкающие кривые, со свистом рассекали воздух и опускались на храбрые, но тупые головы атакующих. В бессильной ярости многие из Крэхинцев стали метать свои копья с расстояния в сорок или пятьдесят футов, но успех этого мероприятия был весьма сомнительным. Большинство копий отлетали от доспехов и драконьих щитов. Впрочем, некоторые из них достигли цели, и один-два дракона вышли из боя. На их места тут же встали новые, а хирурги и драконопасы немедленно занялись врачеванием раненых вивернов.
   Против человеческих подразделений крэхинцы преуспели чуть больше. Они бросились на прорыв фронта легионеров, вооруженные только копьями против мечей и щитов. Их встретил ливень стрел и дротиков. Крэхинцы все же достигли передовой линии легионов, но вскоре эта линия была буквально завалена телами нападавших. Атака захлебнулась. Через полчаса крэхинцы окончательно истощили свои силы и начали отступление. – Легионы были готовы к этому, и как только крэхинцы отхлынули, люди и драконы пошли вперед, сметая все на своем пути и окончательно парализуя попытки врага сопротивляться. Обширная крэхинская орда опасно заколыхалась.
   Пришло время решительного удара. Генерал Баксандер послал депешу графу Фелк-Хабрену с приказом рассечь крэхинскую армию на части.
   Затрубили рога чардханцев, и рыцари в великолепных доспехах выехали вперед, каждый, словно стальная башня, возвышался над боевым конем. Пики сверкали над головами. План боя Баксандера определенно выполнялся. Легионы предчувствовали победу. Драконопасы радостно закричали, глядя, как поскакали в атаку рыцари. Крэхинцы побежали.
   И тут раздался далекий грохот, земля слегка качнулась. Это был странный звук, очень громкий, но очень далекий. Потом послышался новый раскат грома, совершенно такой же, как и первый. Снова содрогнулась земля. Последовало еще несколько таких далеких взрывов, и внезапно поднялся громкий странный шум, как будто сразу несколько огромных тварей вздумали переговариваться.
   – Смотрите! – закричал Энди, показывая вверх по склону прямо перед ними. С земли поднялись столбы дыма, темные и грозные. Релкину показалось, что он видит какие-то твердые тела, летящие высоко в воздухе.
   – Сверху! – заорал Свейн.
   Мгновение спустя что-то ударилось о землю среди отступающей крэхинской орды футах в пятидесяти от того места, где стоял Релкин. Раздался громкий треск, глухой удар и отчаянный крик крэхинцев. Релкин увидел, как люди – целые и разорванные на части – взлетели в воздух.
   Мгновение спустя второй объект появился прямо перед драконопасами. Релкин увидел что-то темное и крутящееся, летящее прямо на него со страшной скоростью.
   Инстинктивно пригнувшись, он почувствовал ветер, пронесшийся над его головой.
   Земля затряслась от удара сразу нескольких тяжелых снарядов. Огромные отшлифованные каменные шары падали на каменистую почву и разрывались на тысячи острых, как ножи, осколков, которые убивали всех вокруг. Следующие разорвались среди плотных смешанных масс крэхинцев и легионеров. Один влетел в строй рыцарей и положил сразу тридцать человек.
   Потом все кончилось. Разрушения прекратились, о них напоминали лишь страшные крики раненых и перепуганных людей. Релкин видел вокруг себя только ужас. Бедный Финвей, большой медношкурый из Марнери, лежал плашмя. Драконопас Арис, выкрикивая имя своего дракона, в безумии срывал пряжки с его джобогина. Релкин увидел кровь под огромным телом. Финвей больше уже никогда не встанет.
   И тут почти у себя под ногами он увидел мальчика Руза. Он не сразу заметил его, так как все еще смотрел на своего дракона, который, похоже, был невредим, но обескуражен. От малыша Руза осталась только верхняя половина тела.
   – Что случилось? – спросил Базил.
   Релкин не мог говорить, он был поглощен ужасным зрелищем развороченного торса мальчишки. Горло его сжало. Дракон Руза, большой Оксард, в ужасе хрипло шипел. Релкин отвернулся, радуясь, что его дракон остался жив.
   Легионы заколебались, фронт сломался, колонны поредели. Чардханцы продолжали наступать, не обращая внимания на потери, не отпуская крэхинцев, которые теперь окончательно побежали.
   – Что это было? – прокричал Свейн в ухо Релкина.
   Релкин растерянно пожал плечами.
   И тут снова раздался далекий грохот, за ним еще и еще, и снова затряслась земля. Полосы дыма протянулись над бегущими крэхинцами, и мгновение спустя земля дрогнула от удара тяжелых камней, которые разлетелись на осколки, рикошетом рассыпавшись над строем легионов.
   Маленький Шац был превращен в кровавое месиво чем-то упавшим на него с воздуха. Это произошло прямо на глазах у Релкина. Большой Оксард, все еще держащий бедного малыша Руза, упал, сраженный куском камня, ударившего его с ужасной силой в доспехи на уровне груди. В Пурпурно-Зеленого угодил такой же обломок скалы, и он почти потерял сознание.
   Командир эскадрона Уилиджер лишился мизинца на левой руке, срезанного быстро летящим осколком, который он даже не успел заметить.
   Наступление легионов захлебнулось. В рядах образовались чудовищные бреши. Люди опускались на колени перед телами погибших друзей, ища глазами хотя бы намеки на дьявольское оружие врага. Кровавая бойня продолжалась – камни падали на легионеров, раскидывая их в разные стороны. Аргонатцы застонали. В этом крике горя был слышен ужас осознания, что мир каким-то необъяснимым образом изменился и правила, по которым они привыкли и умели воевать, перевернулись. К небу поднялось отчаяние, смешиваясь с клубами дыма, вылетавшими с вершины холма.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36] 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация