А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Боевой дракон" (страница 30)

   Карликовый слоник при виде всего этого жалобно пискнул, присел на задние ноги и втянул голову в плечи.
   Сидящий за ним Свейн рискнул погладить его по голове.
   – Ты переменил свое мнение об этом малыше? – спросил Джак.
   – Да. Он спас меня. Клянусь дыханием, я обязан этому зверьку жизнью!
   – Говорил я тебе, что в этих малышах есть что-то особенное. Не стоит в них стрелять.
   Смеркалось.
   – Один из нас должен отправиться за помощью, – сказал Релкин. – Думаю, лучше всего это сделать мне.
   – А как с птицами?
   – Пойду, когда достаточно стемнеет.
   – А что, если эти твари видят в темноте?
   – Тогда у меня ничего не получится. Вам останется надеяться на поисковую партию, которая пойдет в этом направлении. Но вы ведь знаете, как они спешат еще с высадки в Согоше. Не думаю, что поисковых партий будет очень уж много.
   – Тогда постарайся справиться, куошит. А то старину Свейна сожрут эти проклятые цыплята-переростки.

   Глава 38


   Пожав последний раз руки друзьям, Релкин осторожно соскользнул со стены и тихо спустился на землю. Осторожно и медленно он двинулся прочь. Огромных птиц видно не было. Но все же то внезапное нападение из засады не выходило у него из головы. Так что мальчишка двигался на цыпочках, часто останавливаясь и рассматривая путь перед собой. Уже почти стемнело, а в сумерках гораздо легче представить засаду за каждым кустом. Поэтому он тратил дорогое время, заставляя себя двигаться медленно, не поддаваясь соблазну броситься со всех ног в лес. Паническое бегство вполне могло плохо кончиться. Не так трудно было представить, как в тебя бьет огромная нога, а потом тебя съедают, начиная с головы.
   На верхушках ближайших деревьев начали перекликаться обезьяны. Драконир постоял немного у высокого камня. До настоящего леса оставалось еще полдороги, а там его ждали высокие деревья, достаточно высокие, чтобы скрыть его от десятифутовых птиц.
   Впереди показались небольшие деревца с белыми стволами. Релкин остановился, пытаясь проникнуть взглядом сквозь сумерки и серые сплетения растений. Он долго и тщательно разглядывал эту рощицу. Что там – просто бледные стволы или массивные ноги? Твердой уверенности у парня не было, но через минуту или около того он пришел к выводу, что рощица все же безопасна – никакие птицы в ней не прятались.
   Он мрачно огляделся. А почему он вообще решил, что птицы будут его преследовать? Может, он напрасно теряет время? Хорошо бы вернуться в лагерь до того, как Уилиджер начнет его искать. Бедняге-дракониру и без того хватало хлопот со вздорным командиром. Последний наряд вне очереди Релкин отбыл накануне и в новом совершенно не нуждался.
   А может, птицы отправились спать? Релкин от всей души надеялся, что они дневные, а не ночные хищники. Серая громада леса была уже совсем рядом. Пора было идти, но что-то удерживало мальчика. Он не решался оставить защищающую его от чужих глаз тень от большого камня. Он провел по камню рукой. Тот был так холоден на ощупь, так надежен.
   И внезапно камень под рукой дрогнул. В то же мгновение Релкин увидел огромную голову, высунувшуюся из-за камня и качнувшуюся вниз, в сторону мальчишки. Резко пригнувшись, он отскочил вправо. Огромный клюв стукнул в то место, где раньше была его голова.
   Проклятая тварь подобралась к нему, пока он разглядывал деревья! Из этого следовало, что она может неплохо видеть в сумерках.
   Релкин побежал со всех ног. Он влетел в переплетение лиан, чуть не запутавшись в них, но сумел выбраться на открытое пространство. Там он развил такую скорость, на какую только был способен. Во рту у него пересохло, сердце молотом бухало в груди.
   Птица почти догоняла его, хоть и задержалась немного в лианах. Впереди были густо рассыпаны большие квадратные камни. Мальчишка нырнул между ними, резко свернул налево, направо, снова налево… Огромная птица висела у него на пятках, повторяя все маневры беглеца. Но она была слишком тяжела для такого лавирования. Он снова выиграл немного расстояния.
   Над головой громко верещали обезьяны, отмечая наступление ночи, а парень все носился между древними камнями, спасая свою жизнь от преследующей его быстрой крылатой смерти. За спиной он чувствовал присутствие тяжелого тела. Под собой – удары собственных ног. Если он попробует бежать по прямой, птица догонит его в один миг. Продолжая вилять, Релкин стал высматривать дерево, на которое можно было бы залезть. Похоже, это был единственный шанс уцелеть.
   И тут он увидел его, временное укрытие – поваленное дерево с полым стволом. Внутреннего пространства ствола вполне хватало для пригнувшегося мальчишки, а вот птице туда было уже не пролезть.
   Последние несколько ярдов беглец почти летел, а птица с каждым шагом своих огромных ног сокращала дистанцию. Она почти уже доставала его спину, когда он нырнул с разбегу в сумрак полого ствола.
   Дерево было внутри весьма скользким, и Релкин, не сумев удержаться у входа, проскочил вглубь гораздо дальше, чем рассчитывал, пока не стукнулся обо что-то твердое. Он выхватил кинжал, но тут его рука коснулась неожиданного препятствия, и он понял, что это древесина.
   Было слишком темно, чтобы можно было что-нибудь разглядеть, только вдалеке маячил неясный серый круг света от далекого противоположного конца ствола. Что-то, шурша, пробежало над головой, и мальчик резко опустился на колени, выставив вперед руку с кинжалом.
   Затем все дерево содрогнулось – птица принялась крушить края отверстия, в которое удрала «дичь». В мозгу Релкина проносилось множество вопросов. Насколько длинно это дерево? Сможет ли он выбраться из другого его конца? И с чем он рискует встретиться по дороге?
   Он настороженно прислушался, убедился в том, что птица продолжает штурмовать открытый конец дерева, и стал осторожно пробираться внутри ствола. Больше всего он боялся услышать змеиное шипение. Не хватало еще наткнуться на ядовитую змею в полной темноте. Прождав несколько секунд и не услышав шипения, мальчишка едва удержался, чтобы не побежать. Тщательно проверяя кинжалом пространство перед собой, он двинулся дальше. Часто останавливался и внимательно прислушивался. Лес снаружи звенел обезьяньими голосами.
   Чуть позже он заметил, что в лесу наступила тишина. Не ощущал он больше и вибрации от тяжелых шагов птицы-великана. Птица замерла неподвижно. А может, она ушла? Впереди маячил серый круг противоположного выхода. Релкин пошел вперед – глаза устали от напряжения, руки измазались в плесени и слизи, по телу бегали насекомые. В некоторых местах ему приходилось полати, прорубая дорогу кинжалом. Внутренность дерева была трухлявой, насекомые ползали по пришельцу тучами, но пока еще ни одно не укусило. Мальчишка вознес краткую молитву старым богам. Кости все еще выпадали в его пользу.
   Наконец он добрался до другого конца ствола и подозрительно всмотрелся в залитый серым светом проем. Что, если птица ждет его снаружи? А если так, сколько она там еще будет ждать?
   Чтобы выбраться наружу, парню следовало опуститься на четвереньки – отверстие было значительно меньше, чем первое. Если птица ждет в засаде, ей подвернется прекрасный случай поймать ускользнувшую добычу. Мысль была крайне неприятной, единственной альтернативой оставалось сидеть в этом дереве без малейших шансов получить помощь из лагеря.
   Релкин осторожно высунул голову, чтобы оглядеться. В то же мгновение он увидел, как на него стремительно опускается огромная голова, и юркнул обратно, в безопасность. Клюв с треском опустился на ствол и выбил длинную клинообразную щепку. Птица приостановилась, исследуя повреждение.
   Релкин отступал все дальше внутрь. Птица снова набросилась на лежащий ствол. Своим огромным клювом она то и дело пробивала трухлявую древесину насквозь. Релкин не останавливался.
   Внезапно дерево подпрыгнуло, и участок древесины над его головой просел и упал к ногам. В темноте мальчишка мельком увидел темный силуэт птичьей головы и увернулся с ловкостью, рожденной отчаянием. Голова опустилась, и клюв вонзился в ствол прямо над мальчиком – так, словно в пробоину влетел наконечник огромного копья.
   Тут бы ему и погибнуть, но птица просчиталась. Древесина в этом месте была отсыревшей, но еще не гнилой. И она держала крепко. Огромный клюв оказался надежно защемленным.
   В первый момент птица в недоумении замерла, но потом происшедшее дошло до ее разума, и она с сумасшедшей силой напрягла мускулы, пытаясь освободиться. Ствол приподнялся на дюйм или два.
   Релкин не отрывал глаз от гигантского кривого клюва, торчавшего из деревянной стенки прямо у него перед глазами. Дерево снова затряслось, и перед мальчишкой забрезжила надежда на освобождение. Тут он опомнился и со всех ног бросился к ближайшему выходу.
   Спустя всего несколько мгновений он вылетел наружу. Быстро осмотревшись, он убедился, что других хищников не видно. И побежал к лесу. Добравшись до высоких деревьев, он оглянулся назад. В темноте было видно плохо, но все же он разглядел, что птица все еще топчется у поваленного дерева, беспомощно хлопая своими коротенькими крыльями.
   Чудом спасшийся, мальчик побежал, стараясь держаться открытых пространств. К счастью, ему повезло, он почти сразу выбрался на песчаный берег реки, сориентировался – и устремился в сторону лагеря.
   Драконир уже догадывался, что лагерь где-то рядом, когда уловил запах горячего келута. Обед уже кончился. Подбежав к походным кухням, он увидел груды грязных кастрюль, сваленных на берегу в ожидании штрафной команды, которой придется начищать их до блеска.
   Командир Уилиджер приветствовал пропащего подчиненного с редкостно кислой физиономией, и Релкин про себя вздохнул.
   Быстро организовали поисковую партию – дюжину лучников в сопровождении пяти драконов, вооруженных мечами и щитами. Релкин показывал дорогу, и после получаса блужданий в темноте спасатели отыскали Свейна и Джака живыми и по-прежнему сидящими на стене. Вместе с ними находился и полосатый слоник.
   С появлением людей и драконов хищные птицы попрятались к лесу и ни разу не показались до их ухода. Поваленное дерево, защитившее Релкина, было разбито вдребезги, а птица, попавшая в ловушку, тоже сбежала.
   Драконы сгрудились вокруг трупа крылатого великана, сваленного стрелой Релкина.
   – Большой цыпленок, – заключил Влок.
   – Влок не знает других пород птиц, – съехидничал Пурпурно-Зеленый.
   – Это не цыпленок, – заметил Базил, – у цыплят не бывает таких клювов. Это скорее похоже на орла.
   – Я ел орла, – заявил Пурпурно-Зеленый, – он не слишком-то вкусен.
   – Думаю, отвратителен, – сказала Альсебра. Виверны молча согласились. Дикие крылатые драконы способны есть невероятную гадость. И они еще воротят нос от рыбы?
   Базил ткнул мечом мертвую птицу.
   – Она может оказаться неплохой, если ее поджарить, – сказал он.
   – Уж наверное не следует разбрасываться такой едой, – согласился Пурпурно-Зеленый.
   – А как ты собираешься выдергивать перья? – спросил Влок.
   – Для некоторых дел вполне пригодны драконопасы.
   Итак, они разрубили большую тушу и отнесли к походным кухням. Там ее быстро ощипали и подвесили над кострами. Все согласились, что вкусом она, действительно, напоминала цыпленка, но была дьявольски жесткой;
   Местами она напоминала скорее дубленую кожу, чем мясо. Драконы тем не менее с жадностью поглотили все, что пришлось на их долю, после чего сладко заснули.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация