А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Боевой дракон" (страница 29)

   Глава 36


   Плоты получились прекрасными. Оказавшись в девственном лесу, легионные инженеры имели возможность отбирать только зрелые экземпляры деревьев ким и менело. У них были прямые стволы от шестидесяти до ста футов в длину, к тому же не пропускающие воду. Их связывали вместе по три, а потом соединяли во все большие и большие платформы, которые уже способны были выдержать людей, драконов, лошадей и волов.
   Баксандеру выпало счастье работать со штабом, вникающим в мельчайшие детали экспедиции. Направление рубки деревьев и правильное расположение первой укладки кимовых и менеловых деревьев, которые затем надлежало связать в плоты, указали ведьмы. Инженеры и их команды были заранее готовы к постройке плотов и везли с собой соответствующий инвентарь и необходимые детали крепежа. Люди и драконы с охотой взялись за дело.
   Всего лишь за несколько дней они нарубили достаточно леса, обтесали бревна и построили плоты, способные нести двадцать тысяч людей, лошадей, драконов и волов вниз по великой реке Чагнат, которая, как было обозначено на картах, окаймляла Земли Ужаса.
   Наибольшее удивление вызывали, пожалуй, чардханские рыцари. С умопомрачительной скоростью они рубили деревья, обтесывали их, скрепляли и спускали плоты на воду. Они не щадили себя, всеми силами помогая другим, и даже соглашались подчиняться невысоко рожденным кунфшонским инженерам и колдуньям. Все это далеко выходило за рамки аристократического образа жизни, но рыцари пошли на это добровольно. Для себя и своих коней они давно уже построили плоты и спустили их на воду, но продолжали работать на удивление упорно.
   Зато если распределение работ – кто будет рубить, а кто тесать бревна – оставляли на их усмотрение, тогда они немедленно устраивали жаркие споры, доходящие до дуэлей за право работы. Графу Фелк-Хабрену пришлось судить не менее полудюжины поединков.
   Рыцари находились под глубоким впечатлением работоспособности легионов. Чардханцы участвовали уже приблизительно в дюжине военных кампаний каждый, но все они велись довольно вяло, и контраст с нынешней был разителен.
   Все это наводило на безрадостные мысли о нелепом устройстве их вздорного общества. Каждое графство Чардхи, большое или малое, представляло собой гнездо интриг, источник ссор и постоянных мелкомасштабных войн.
   Основанием для плотов драконов служили стволы кимовых деревьев, на них настилили доски из древесины менело, так что верхний слой походил на палубу. По краям установили надежное ограждение, а впереди устроили выносной защитный барьер из веток кима, связанных в огромные вязанки, обшитые менеловыми досками, прибитыми нижним концом к плоту. На корме укрепили поленницы дров. Оставшееся же пространство – сорок футов в ширину и шестьдесят в длину – предназначалось для драконов и людей.
   Река, по которой они отправились в плавание, была огромной, значительно шире Арго. Она текла достаточно спокойно, так что новоявленным матросам оставалось лишь следить за топляком и избегать столкновения с другими плотами. А плотов получилась целая армада, и теперь армия чужестранцев двигалась к цели со скоростью, несколько превышающей скорость пешехода. Ничто не мешало их неумолимому приближению, ничто не останавливало меч, занесенный над головой Великого Врага.
   Река повернула на юго-запад и понесла пришельцев во Внутреннее море – самое сердце империи Крэхин.
   На ночь плоты связывали вместе и ставили на якоря посреди реки, поскольку генерал Баксандер не хотел рисковать, пускаясь в ночное плавание. По утрам, быстро вскипятив воду на берегу, солдаты плотно завтракали, разъединяли флот и весь день плыли вниз по течению. Ранним вечером они снова останавливались и высылали отряды в лес на поиски пищи, пользуясь возможностью пополнить свои запасы диким зерном, дичью и другими лесными дарами.
   Через несколько недель они будут у цели. Они совершили этот фантастический переход от Кубхи в центр материка, уложившись в поразительно короткий срок. Если им повезет, они сумеют добраться до врага прежде, чем он успеет собрать свои силы. Генерал Баксандер чувствовал прилив гордости. Империя Розы бросила свою экспедиционную армию через весь свет словно некий огромный кинжал, целясь в горло врага. Они рискнули прийти сюда, на темный континент. И они заслужили почетное место в истории Империи, а может быть, и всего мира.
   Люди и драконы откровенно наслаждались этим отрезком пути. Пройдя больше четырехсот миль всего за месяц с лишним, они нуждались в отдыхе, и они получили его – ленивое плавание день за днем под экваториальным солнцем. Будучи солдатами, они пользовались возможностью спать как можно больше. Вечерние вылазки за продовольствием служили им развлечением, которого многие ждали с нетерпением. Приносили из леса все – от диких свиней до лесных тыкв.
   Плот Релкина нес четырех драконов: Базила, Влока, Пурпурно-Зеленого и Альсебру. К драконопасам присоединили дюжину легионеров, которых пришлось растыкивать где только можно. Уилиджер плыл на соседнем плоту, а здесь назначил старшим Мануэля. Легионерами командовал капрал Клэйк, коренастый серьезный ветеран седьмого года службы. Все испытывали некоторое стеснение, находясь на плоту с драконами и их громоздким снаряжением, но это не помешало им прийти к взаимопониманию.
   Драконы по очереди вооружались большими шестами и управляли движением плота. Несколько человек брали шесты поменьше, задачей их было отталкивать топляк и другие плоты.
   Имея на борту нескольких драконов, плот становился неустойчивым, поэтому гиганты большую часть времени неподвижно сидели на строго отведенных местах.
   Когда же флот останавливался у берега и загорались костры для приготовления пищи, драконы прыгали за борт и с наслаждением плавали в реке. Они гонялись за рыбами и даже наловчились ловить тех, что помедленнее. В реке водились также крокодилы и речные акулы, но будучи значительно мельче вивернов, проблемы они не представляли, так как старались избегать плавающих чудовищ.
   Еды требовалось много, поэтому драконы обычно доставляли свой улов на походные кухни. Здешние речные породы достигали десяти футов в длину и весили по несколько сотен фунтов. Нескольких таких рыбин хватало на целый полк.
   Во время трапез ведьмы и врачи проверяли, все ли приняли дневную норму хинина.
   Таким образом объединенная армия быстро продвигалась на юго-восток, оставив позади Вал Солнца, а вместе с ним и связи с внешним миром. За все это время они почти не встречали туземцев. Один раз солдаты видели в отдалении ряд дымков, другой – заметили несколько маленьких каноэ, промелькнувших в стороне. Пришельцы, казалось, затерялись посреди огромной реки, окаймленной по обоим берегам джунглями, в которых слышались хриплые крики обитающих здесь странных созданий.

   Глава 37


   В тот вечер Редкий, Джак и Свейн образовали маленький охотничий отряд. Едва только повара разложили костры и поставили кипятить воду, мальчишки взяли арбалеты и отправились в лес, вниз по течению.
   Едва достигнув деревьев, они попали в сумеречный мир, в атмосферу покойной тишины, наполненной запахом ила и гниения. Стволы походили на серые колонны, поддерживающие далекий свод. Ядовитые лягушки, раскрашенные в яркие красно-желтые цвета, цепляясь за кору, передвигались по вертикальной поверхности. В воздухе жужжали насекомые. Как обычно, они отыскали небольшую поляну. Здесь росли только редкие невысокие деревца и лианы. В таких местах было удобно охотиться. В это время суток можно было рассчитывать, что им попадутся лесные антилопы или дикие свиньи. Последние были особенно популярны у драконов.
   Но именно в этот вечер охота оказалась безуспешной. Лес был непривычно тих. Даже зеленые ящерицы и маленькие птички куда-то запропали.
   Потом в сплетении корней засыхающей фиги Свейн увидел большого свернувшегося кольцами удава, который лежал там, переваривая пищу.
   Осторожно приблизившись, мальчики остановились в восхищении.
   – Он прекрасен, – пробормотал Джак.
   – Проклятие, но он большой! – сказал Свейн. Констриктор действительно был двух футов в обхвате, не говоря уже о том месте, где выпирала переваривающаяся туша – похоже, боа заглотнул целиком дикую свинью. Кожа змеи была глянцевито-коричневой, по ней шли черные полосы в красную и желтую крапинку. С массивной копьеобразной головы на чужаков настороженно взирали два черных глаза, в то время как чувствительный длинный язык метался в воздухе, пытаясь определить степень опасности.
   – Сколько он весит, как думаете? – спросил Свейн.
   – Большой, как дракон, – сказал Джак.
   – Большой, как большой дракон, – поправил Релкин.
   – А кожа как у кожистоспинника, – заметил Джак.
   Змея поглядывала на них с возрастающей тревогой. Не обращая на это внимания, Свейн подошел ближе и потрогал яркое кольцо:
   – Да нет, он очень гладкий и совсем не похож на кожистоспинника. Скорей уж – на шелковисто-зеленого.
   – Некоторые из кожистоспинников гораздо нежнее других, Свейн. У Влока, например, шкура довольно шершавая, а другие – очень даже гладкие.
   Свейн пропустил слова Джака мимо ушей:
   – На ощупь холодный. Он объелся. Релкин внимательно разглядывал змеиные глаза. Зрачки рептилии расширились до невозможности.
   – По-моему, он еще и очень недоволен. Я бы сказал, ему сейчас не хочется компании. Собственно, на твоем бы месте, Свейн… – Предупреждение Релкина несколько запоздало.
   Змеиная голова внезапно взметнулась и ударила в сторону Свейна. Огромные белые клыки сверкнули в большой пасти. В тот же момент Свейн отпрыгнул назад.
   – Проклятая тварь может проглотить тебя целиком, Джак.
   Мальчики отошли на несколько ярдов и держались в стороне, пока громадный констриктор, недовольно шипя, не уполз под корни.
   – Дружелюбный парнишка, – сказал Релкин. «
   – Я только похвалил его очаровательную кожу.
   – А он бы сцапал тебя, Свейн, и слопал.
   – Мы бы избавились от кучи хлопот, – сказал Джак с озорным видом. Он оглянулся на Релкина:
   – Думаю, мы и вправду чуть не потеряли старину Свейна.
   – Я сейчас тебя самого потеряю, маленький Джак, если догоню, конечно.
   Джак состроил старшему и более сильному парню гримасу, но предпочел держаться на безопасном расстоянии.
   Релкин успел пройти на несколько ярдов вперед в поисках новой подходящей поляны. Он громко свистнул, и остальные тут же прибежали на зов. Они сразу же увидели, что эта поляна – весьма необычное место. Деревья здесь были тоньше, а под ногами вместо упавших стволов расстилалась мостовая из больших каменных блоков. Сквозь лианы видны были остатки разрушенных зданий. Некоторые деревья проросли через мостовую, выворотив тяжелые блоки в фут толщиной.
   Поляну полукругом окаймляли насыпанные человеческой рукой холмы, на вершине у каждого угадывалась сквозь деревья древняя пирамида, к которой вели по склону холма каменные ступени. Чуть дальше можно было разглядеть высокую стену, отдельные участки которой все еще возвышались над молодыми деревьями.
   – Древнее место, – сказал Свейн, подойдя к развалинам.
   – Кто это построил? – спросил Джак. Релкин пожал плечами. Мир древен, многие народы приходили в него и исчезали бесследно.
   – Люди живут лишь мгновения. – Релкин цитировал молитву Великой Матери. – Их города – только один день. И в конце все мы обращаемся в пыль.
   – Охо-хо! – вздохнул Свейн. – Мудрец из Куоша снова за свое.
   Релкин кинул в него камешком. Свейн вскарабкался на каменный пьедестал. Неподалеку неясно вырисовывалась стена.
   – Эй! – воскликнул, подпрыгнув, Джак. – Смотрите!
   Они подошли ближе к стене.
   На самом верху был виден кусок барельефа. В уцелевшем изображении можно было узнать нижнюю половину человека, обутого в боевые сапоги и вооруженного мечом. Вокруг вился богатый орнамент, образуя раму.
   – А вот и еще, – показал пальцем Джак. Две высокие стены поднимались над разрозненными деревьями. Между ними существовала некогда арка, обрамлявшая проход на какую-то огромную площадь, возможно арену, окруженную изогнутой стеной. Эти стены тоже были украшены изнутри резьбой. Мальчики хором вздохнули, увидев на камне изображение драконов.
   – Виверны, – сказал Свейн, – здесь, на темном континенте.
   – А я думал, они пришли с севера.
   – Мало ли чему учили Мануэля, – сказал Редкий. Впрочем, некоторые детали ставили их в затруднение. Животные на камне были нарисованы верно, это определенно были рептилии того же типа, что и драконы-виверны, но их туловища были огромны по сравнению с фигурками людей, вырезанными там же. Верхние конечности этих гигантов были непропорционально малы, чего нельзя было сказать о вивернах и крылатых драконах – при необходимости они могли с легкостью ходить на четвереньках. Головы каменных драконов были слишком велики.
   – – Уж и не знаю, что сказать, глядя на все это – виверны ли это?
   Ответом был громкий присвист.
   – Если те – виверны, то кто – эти? – Джак показал еще на один участок стены с хорошо сохранившейся резьбой, обнаружившийся чуть дальше предыдущего.
   На нем были ясно изображены четвероногие звери огромных размеров с длинными шеями, маленькими головками и длинными-длинными хвостами. На заднем плане виднелся человек в повозке, которую тянули маленькие, похожие на лошадей животные. И человек, и лошади казались карликами по сравнению с фантастическими чудовищами.
   Свейн протер глаза:
   – Они несколько преувеличили размеры дракона, рисуя это.
   – Это вообще не драконы, – воскликнул Джак, – посмотри на их головы – слишком малы для драконов. Релкин, как ты думаешь, кто это?
   – Не знаю. Но они большие. Они крупнее всего, что я когда-нибудь видел.
   – Они должны быть драконами. Чем же еще они могут быть? – проворчал Свейн.
   – А как насчет этого? – закричал Джак, тыча пальцем в новое изображение.
   Это чудовище и вовсе ни на что не походило. Его даже сравнить было не с чем – большое неуклюжее животное с почти квадратным телом, а к нему приставлены длинный хвост и большая голова, на которой выступают три длинных рога.
   Мальчики замерли, в изумлении почесывая затылки.
   – Что-то вроде вола, но с рогами, – возбужденно воскликнул Джак.
   – Никогда не видел волов с рогами на носу.
   – Тогда вол, скрещенный с единорогом.
   – Единорогом? Вечно ты со своими единорогами, Джак.
   – Тогда что же это за проклятая уродина? Внезапно рядом раздался шум. Громкий крик донесся из-за ближайшего круга развалин.
   – Дикая свинья? – спросил Свейн, поднимая арбалет.
   Релкин покачал головой:
   – Никогда не слышал, чтобы дикая свинья так кричала.
   – Может, детеныш, – предположил Джак.
   – Если детеныш, рядом должна быть и мать. Драконы будут довольны.
   Неожиданно крик изменился, теперь в нем звучал скорее ужас. Потом он перешел в хрип агонии и оборвался. Затем все повторилось – крик ужаса, хрип агонии и молчание, – но на этот раз гораздо ближе.
   Мальчики обменялись взглядами. Кто-то или что-то убивало.
   И тут раздался громовой гулкий вопль – по-видимому, победный клич. Он повторился трижды и эхом отразился от каменных стен. Мальчики нервно сжали арбалеты. Кричавший был теперь совсем рядом.
   Из кустов внезапно появились маленькие серые животные, испещренные черными полосами. Они походили на миниатюрных слонов – с такими же большими ушами и длинными гибкими хоботами.
   Эти удивительные слоники были не больше собаки, а бежали как лошади. Впрочем, их маленькое стадо почти сразу исчезло из виду – через несколько мгновений их уже не стало.
   – Проклятие, так по ним не попасть, – выругался Свейн.
   – Симпатичные, к тому же мы не знаем, кто они, – отозвался Свейн.
   – Не больше собаки.
   – А вот и еще один.
   – Ух! – Свейн внезапно согнулся пополам. Еще один маленький полосатый слон вылетел из кустов и врезался прямо под коленки Свейну. Свейн, не удержавшись, опустился на четвереньки, в то время как зверек уселся с размаху на свой зад.
   Пока мальчики недоуменно озирались, животное поднялось на ноги. Его глаза были полны ужаса.
   – Что произошло? – взревел Свейн, выпрямляясь и протягивая руку за арбалетом.
   – У тебя появился приятель, Свейн, – Релкин показал пальцем на перепуганного слоника.
   – Я его сейчас пристрелю. И отнесу драконам. Релкин внимательно разглядывал слоника. Что-то в глазах животного не давало покоя человеку.
   – Я бы не стал стрелять в него, Свейн, да и драконы не станут его есть.
   – Откуда ты знаешь? Они все едят.
   – Что я действительно хотел бы знать, – вмешался Джак, – так это, кто за ним гнался?
   – А вот они, – сказал Релкин показывая в ту сторону, где развалившаяся стена была пониже.
   Через невысокий лес пробирались три грозные фигуры.
   – Ого! – воскликнул Джак, как только все три подошли на расстояние полета стрелы.
   Маленький крикун отчаянно заверещал. Он пытался бежать, но лишь беспомощно забарахтался на месте. Совершенно инстинктивно Джак подхватил его и потащил вверх по склону полуразрушенной арены. Зверь извивался, как намасленная свинья, но мальчик сумел его удержать и протащить через кусты, которыми заросла нижняя часть бывшей галереи.
   – Какого черта ты делаешь, Джак? – проворчал Свейн.
   – Не могу же я оставить его им на съедение.
   – Смотрите, вот они! – сказал Релкин.
   На арену вышли три громадных создания, каких мальчикам не приходилось прежде видеть даже во сне. Каждое достигало футов десяти в высоту и стояло на длинных массивных ногах, похожих на ноги обычной курицы, только увеличенные в сто раз. Но все сходство с курицей кончалось ногами. Тела были заметно грузнее и покрыты бледно-серой кожей. Массивные головы заканчивались громадными страшными клювами.
   Еще у них были крылья, словно в насмешку привешенные на широкую спину. Крылья были маленькими и плотно прилегали к телу – бесполезный придаток, не больше того.
   Огромные птицы осторожно приближались, поглядывая на мальчиков и полосатого слоника. Перед ними явно находилась пища, но какая-то странная, непривычная. Птицы были весьма осторожны.
   – Мне не нравится, как они на меня смотрят, – пробормотал Свейн.
   – Ты прав. Но может, если не нравятся эти, тебе больше понравятся те? – Релкин махнул в сторону двух, а то и больше, ужасных птиц, заглядывающих в соседний пролом.
   – Они нас окружили, – проговорил Свейн.
   – Клянусь дыханием, они такие же большие, как тролли, – воскликнул Джак.
   – Знаете, я все понял, – проворчал Свейн, – здесь все наоборот: эти слоники размером с фокстерьера, а те птицы – с тролля величиной.
   Птицы закончили предварительный осмотр. Сблизив на мгновение свои жуткие головы, они разделились и пошли вдоль разрушенных каменных скамей.
   – Они идут на нас.
   – Выглядит так, как будто они понимают, что делают.
   Вдруг центральная птица с пугающей неожиданностью прыгнула вперед, разинув клюв.
   Три стрелы в тот же момент вонзились ей в грудь, но едва ли замедлили ее движение.
   Мальчики полезли вверх по амфитеатру, не переставая стрелять. Слоник возглавлял отступление, давно уже обогнав всех троих.
   Со всех сторон птицы полезли на ступени.
   Мальчики снова и снова стреляли в ближайшую к ним птицу без особого успеха, пока наконец Релкин не засадил ей стрелу в череп на всю длину древка, как раз между глаз. Птица остановилась всего лишь в нескольких футах от запланированной жертвы и со скорбным криком упала на землю. Послышался глухой удар.
   – Быстро на стену, – прокричал Релкин, заметив, что еще две птицы собираются перейти в атаку.
   Беглецы вскарабкались наверх. К счастью, это оказался кусок внешней стены, отчасти выщербленной, но все же футов на десять возвышающейся над уровнем сидений. Они забрались на эту развалину футов трех в ширину и двенадцати в длину. Залезая, Свейн подвернул ногу и едва спасся от гигантской птицы, немедленно попытавшейся его схватить. Джак затолкал наверх полосатого слоника, прежде чем влез сам. И когда у Свейна сорвалась рука и он чуть не упал, животное протянуло хобот и удержало мальчишку.
   Потом беглецы расселись наверху и немного отдышались. В запасе у них оставалось не больше двух дюжин стрел, а птиц вокруг было множество. О том, чтобы перестрелять плотоядных птичек, не могло быть и речи.
   Вскоре птицы куда-то скрылись, и мальчикам оставалось только гадать, какую цель они при этом преследовали.
   Мимо пробежало несколько антилоп.
   Неожиданно одна из огромных птиц выскочила из укрытия – она пряталась где-то в кустах – и ударила ближайшую из антилоп ногой. В следующий миг она наклонила голову и вцепилась клювом в антилопу, которая была ростом с человека. Высоко подняв животное, она ударила его о камень. Раскачивая головой, птица била антилопу до тех пор, пока та не умерла. Потом она разинула клюв пошире и заглотнула жертву целиком.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация