А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Боевой дракон" (страница 27)

   Глава 33


   Утро было прохладным и ясным, как часто бывает на внутренних плато экваториального Эйго. Лишь позднее, днем, придет невыносимая жара, и неприятно возрастет влажность.
   Это был знаменательный день, его выбрали для наказания чардханского рыцаря, Херваза из Генча.
   За день до этого над рыцарем из Генча, обвиняемым в нападении и злостном ранении Базила Хвостолома, боевого дракона из Сто девятого марнерийского эскадрона аргонатской армии, состоялся суд. Уговорить чардханское командование пойти на этот шаг стоило больших трудов.
   Несколько дней назад состоялось решающее сражение с разбитой крэхинской армией. Остатки крэхинцев разбежались на юг и запад, в южные болота Пугаза. Союзные армии сконцентрировались вокруг торгового города Дуксми, расположенного близко к западной границе Ог Богона. Экспедиционным силам дали два дня на отдых.
   Суд над Хервазом был публичным и проходил при большом стечении народа. В качестве судьи выступал сам король Ог Богона. Защищал Херваза многоопытный рыцарь из Ленкессена Ире Парми. Парми говорил на верио почти так же хорошо, как и на своем родном демменере, кроме того, он был опытным адвокатом. Прокурором назначили майора Херту из генерального штаба Стинхура, любившего резкими вопросами запугивать свидетелей.
   Свидетельские показания были сняты с драконира Релкина, присутствовавшего при нападении, и с самого дракона. Это последнее с большим трудом было принято чардханцами. Многие из рыцарей до сих пор отказывались признавать существование «личности» дракона. А самые консервативные даже не верили, что драконы могут думать и говорить.
   Базил, однако, дал показания, чем многих поверг в шок. Дракон, изъясняющийся на верио, как человек, – такое чудо поразило недоверчивых до глубины души. Но то, что сказал Базил, смутило еще большее количество народу.
   Затем майор Херта вызвал на допрос приятелей рыцаря Херваза. Поначалу их ответы были уклончивы, но Херта попал в точку, упирая на рыцарское чувство чести. Свидетели честно рассказали, что Херваз, напившись горящего дистиллированного спирта, вызвал дракона-виверна на поединок, а затем напал на животное, отказавшееся с ним драться.
   В конце допросили самого Херваза. Сначала, по наущению Ирса Парми, он от всего отпирался, но после долгого допроса майор Херта сумел воззвать к чести рыцаря. Тот признался, что напал на дракона и проткнул его копьем.
   Король признал Херваза виновным и передал его генералу Баксандеру, чтобы наказание определил военный трибунал. Баксандер объявил, что Херваз может выбирать: или он получит пятьдесят плетей перед всей армией, или наденет доспехи, возьмет копье и снова сразится с драконом, на этот раз в настоящем поединке.
   Рыцари удивленно ахнули. Чья же это идея? Тогда было объявлено, что вызов бросает сам дракон. Кто бы мог подумать, что дракон способен на такой достойный ответ?
   Херваз из Генча вспомнил, как этот самый дракон сбил его с лошади. Удар был чертовски силен. Херваз также задумался о том, что ему довелось увидеть на поле боя – о горах трупов, изрубленных драконьим мечом.
   И все же рыцари Чардхи были отважны до безрассудства, а Херваз, будучи всего лишь типичным представителем своего круга, обрадовался, что может принять вызов на смертный бой вместо позора публичной порки.
   Его решение чардханские рыцари встретили криками ободрения, тем более что почти все они даже не сомневались, что любой хороший рыцарь способен победить дракона. Легионеры же расходились с заседания со сдержанными ухмылками. Они-то знали реальное положение дел.
   Итак, этим приятным солнечным утром армия собралась по обе стороны длинной открытой площадки, земля на которой была тщательно утрамбована. Длинная белая линия, проведенная мелом по оси площадки, обозначила середину.
   Генерал Баксандер в сопровождении графа Фелк-Хабрена и короля Хулапута выехал на импровизированную арену и остановил коня на середине белой линии, в ста шагах от края.
   На одном конце белой линии находились человек и огромная боевая лошадь, на другом – драконопас и задумчивый дракон. И Херваз, и Базил были при полном вооружении. Наконечник копья Херваза был срезан, Базил держал в руках затупленный легионный меч. Базил презирал неуклюжие легионные мечи, но они с Релкином знали, что Экатор неизбежно убил бы рыцаря. Этот колдовской клинок обладал собственным разумом и был наделен жаждой убивать.
   Пропел горн. Герольд из Чардхи зачитал объявление сначала на демменере, потом на гелфе, потом на верио. Поединок будет проведен в форме турнира. Рыцарь остается на своем конце линии, дракон – на своем. По сигналу горна они должны сблизиться и попытаться сбить противника. Турнир окончится, когда кто-нибудь из них отступит или окажется не в состоянии продолжить бой.
   Барабаны рассыпали дробь. Рыцарю помогли сесть в седло и вывели его лошадь на стартовую позицию. Он производил сильное впечатление – похожий в своей броне на живую башню, облеченный в стальные доспехи и шлем с овальным щитом и длинным копьем, опирающимся на стремя. Чардханские рыцари были королями сражений на полях Чардхи, в Хентилдене и на границе Кассима. Никто, даже банды троллей, не могли противостоять армии рыцарей Чардхи.
   Горн протрубил начало поединка. Со стороны выстроившихся чардханцев донесся рассеянный одобрительный шум. Огромный конь Херваза одним скачком занял исходную позицию. Казалось, Херваз излучал уверенность всегда побеждающего рыцаря.
   И тут все посмотрели на другой конец линии. Они увидели огромную припавшую к земле тушу, скрывшуюся за громадным прямоугольным щитом, и длинный стальной клинок в огромной руке. Невыразимая угроза облаком рока висела над всей этой фигурой. У некоторых чардханцев екнуло сердце.
   Горн пропел во второй раз. Король Хулапут поднял белый платок. Над полем разлилась тишина. Король уронил платок, и поединок начался.
   Под громкий боевой крик Херваз дал шпоры своему скакуну, и тот зашагал вперед. Шаг перешел в легкую рысь, потом – в галоп.
   Дракон сделал несколько шагов и остановился, подняв щит и небрежно поигрывая мечом в правой руке. Хвост был высоко поднят, на этот раз к нему была прикреплена хвостовая булава, а не обычный короткий меч.
   Копыта боевой лошади грохотали уже совсем близко, копье опустилось в позицию для удара. Херваз надвинул забрало и склонил голову к копью. Как только силуэт дракона стал ясно виден, Херваз выбрал цель – неприкрытое плечо противника. Если он сумеет ударить туда, огромное чудовище упадет на спину. Легенды же говорят, что подобные звери, опрокинутые на спину, становятся совершенно беспомощными.
   Тем временем расстояние между ним и драконом сокращалось. Боже, как же он огромен!
   Они сошлись. Базил переступил ногами, уклоняясь от удара, поднял кверху щит и с громким лязгом отбил направленное на него копье в сторону. Лошадь Херваза пролетела дальше, унося на себе незадачливого рыцаря к противоположному концу белой линии.
   Вздох прошел по рядам наблюдателей, разочарованных таким легким исходом.
   Базил повернулся взглянуть, опершись на меч и опустив хвост.
   Среди наблюдателей-чардханцев слышались удрученные стоны – многие рассчитывали на немедленную победу. Они примолкли, наблюдая за тем, как грумы и оруженосцы обхаживают Херваза.
   Снова раздался сигнал. Херваз приготовился ко второй атаке. Пропела труба. Базил опять встал в боевую стойку.
   И вновь огромная лошадь понеслась по линии, и Херваз склонился над копьем, нацелившись на этот раз в шлем дракона. Дракон вырисовывался перед ним словно несокрушимая башня из стали и мускулов. Дикий крик вырвался из уст мчащегося рыцаря. Затем копье завибрировало под ударом меча, и Херваз ускакал, сжимая в руках бесполезный обломок.
   По легионам прошел радостный гул. Чардханцы хором горестно вздохнули.
   И еще раз Херваза снарядили и приготовили к бою. Опять пропела труба, и рыцарь поскакал на дракона. На этот раз он решил бить не целясь, как придется. Дракон был слишком быстр, чтобы заранее вырабатывать тактику боя. Херваза неприятно поразило проворство дракона.
   Снова прогрохотали копыта, противники сошлись, Херваз вытянулся и направил копье в горло дракона.
   И снова массивный щит вовремя отбил копье, а драконий меч, сверкая, обрушился на рыцаря. Херваз еле успел смягчить удар верхушкой собственного щита. И все же он чуть не вылетел из седла, отчаянно всплеснув обеими руками и уронив копье в пыль.
   Снова радостный гул, на этот раз более страстный, прошел по легионам. Многие из богонцев присоединились к этому крику. Чардханцы хранили каменную тишину в течение той минуты, пока Херваз снова готовился к бою, получив новое копье.
   Запела труба. И опять боевой конь понес чардханца вдоль белой линии. В этот раз Херваз сделал вид, что целит в открытое плечо, а в последний момент направил копье в шлем дракона. Такой удар мог бы оглушить виверна.
   Он отвернул щит и вытянул руку, и действительно, копье его коснулось верхушки шлема дракона. Но слишком поздно. Драконий меч описал широкий круг, Херваз оказался в воздухе и, еще не приземлившись, понял уже, что сломал руку. А коснувшись земли, он надолго перестал понимать что бы то ни было. Едва рыцарь с глухим лязгом рухнул в пыль, по рядам чардханских рыцарей пронесся мучительный стон. Они стали свидетелями поражения цвета рыцарства; глаза их наполнились слезами.
   Боевая лошадь достигла конца белой линии без всадника. Дракон выпрямился, вскинул меч на плечо и оперся о тяжелый щит, поставив его на землю.
   Херваза из Генча унесли с поля боя на носилках. Заиграла труба, и герольд провозгласил окончание турнира.
   Радостный шум стал громче, когда Базил зашагал с поля, окруженный толпой драконов. Под деревьями, подальше от взглядов чардханцев, Хвостолома дожидались с поздравлениями другие драконы.
   Эту сцену, сидя верхом на своих конях несколько в стороне, наблюдали генерал Баксандер и Великая Ведьма Лессис.
   – Ну теперь, надеюсь, наши союзники получили небольшой урок. Я уже довольно наслышан о беспорядках и подобных выходках с их стороны. Думаю, теперь они наконец поняли, каким страшным может быть боевой дракон.
   – Особенно этот кожистоспинник.
   – О да, леди Лессис, дракон со сломанным хвостом. Говорят, за ним тянется целый шлейф легенд. И ему сопутствует удивительное везение. Самый везучий дракон во всех легионах – так его называют.
   Лессис повернулась, чтобы ответить:
   – Не знаю, как насчет везения, но он великий воин. Я удостоилась чести хорошо узнать этого дракона, легенды о нем – правда.
   – В самом деле? – Баксандер был несколько ошеломлен. По ряду причин ему и в голову не приходило, что Серая Леди и легенды о драконе со сломанным хвостом могут быть как-то связаны между собой. – Значит, я должен сказать, что горжусь иметь его под своим началом. Надеюсь, его присутствие принесет нам удачу. В самом деле, пока все идет, я бы сказал, неплохо.
   – Генерал, вы совершаете чудеса. Император очень доволен вашими успехами. Я лично в восхищении. Продвинуть армию так далеко, так быстро, и разбить вражеские силы столь убедительно – вы великолепно начали кампанию.
   Баксандер несколько смутился от таких похвал, но он заслуженно гордился успехом своих планов и работой Инженерных Корпусов:
   – Рад служить Империи, леди.
   Подъехал адъютант и передал послание от графа Фелк-Хабрена.
   Баксандер прочитал записку, написал ответ и передал его адъютанту для перевода на демменер, потом снова повернулся к Лессис:
   – Рыцарь Херваз останется жив. Он достаточно легко отделался – сломанная рука и несколько треснувших ребер, ничего другого. Надеюсь, больше он к вивернам приставать не будет.
   – Благодарение Матери за это. Нам не нужна вражда между легионами и рыцарями. Все силы нам потребуются для грядущих схваток.
   – Да, конечно. – Баксандер оглянулся по сторонам. Поле быстро пустело. Из легионерских палаток донеслись первые звуки «Кенорской песни». Там собирались праздновать весь оставшийся день.
   – Леди, я хотел бы поговорить о целях нашей кампании. Я нахожу, что не слишком осведомлен, чего мы должны добиться. Все, что у меня, есть, – это лишь смутные догадки.
   – Понимаю, генерал, и должна попросить у вас прощения. Я так много времени посвятила разведке, что у меня совсем не осталось его на доклады вам. Но после нашего счастливого знакомства с рукх-мышью я решила извлечь из него максимальную выгоду.
   – Значит, вы могли бы поделиться со мной информацией?
   – О да, конечно. Мы попали в критическую ситуацию, генерал, и я жалею о промедлении даже на один день. Для нас это слишком много.
   – Но люди заслужили отдых. Мы не давали им покоя с самого момента высадки. А они с тех пор одержали великую победу.
   – Вы правы, генерал, и никто не посмел бы поскупиться на отдых для людей, если бы наша экспедиция не была столь чрезвычайной. Враг наш создает новое оружие, действует он очень быстро, а у нас уйдет по крайней мере три месяца, чтобы добраться до него.
   – Три месяца! Это звучит, как если бы сбылись самые худшие ваши предположения.
   – Честно говоря, я и не думала о возможности другого исхода. Правда, адмирал Кранкс считал, что экспедиции повезет и необходимости идти до конца не будет, но я никогда не соглашалась с ним. Нет, генерал, нам придется проделать весь этот путь, до самого побережья Внутреннего моря, легендарного Уад Наба.
   Баксандер глубоко вздохнул. Великую Ведьму окружали легенды, и они были ужасны. В этих легендах смерть шла на плечах обреченных солдат, которые падали в изнеможении, и лишь кости их оставались белеть под солнцем. Это и есть его судьба?
   Не будучи религиозным человеком, Баксандер поймал себя на том, что возносит молитву к Матери. Если Она, как утверждают, смотрит на него и сейчас, тогда Она, может быть, хоть чуточку поможет им в этом отчаянном предприятии?
   – Карта лишь приблизительно показывает положение Уад Наба. Я знаю только, что он где-то на западе. Как вы предполагаете преодолеть такое расстояние всего лишь за несколько месяцев?
   Лессис одарила его своей особенной улыбкой:
   – Вы дошли до Кубхи за неделю. Я уверена, что вам потребуется два месяца, чтобы пересечь Вал Солнца. Баксандер присвистнул:
   – Как я понимаю, это могучие горы.
   – Это так, и по ту сторону лежат земли Крэхина. Там же текут судоходные реки через лесную страну. Мы построим плоты для армии и проплывем вниз по течению большую часть пути. Если мы успеем вовремя, то захватим конец муссонных разливов, и они вынесут нас прямо к Уад Набу.
   Баксандер приподнял бровь. Два месяца до Вала Солнца с этой огромной неповоротливой армией и ее обозами! Обеспечение тылов обернется форменным кошмаром.
   – А что насчет разбитой нами армии Крэхина?
   – Их перехватит армия Пугаза при помощи сил короля Хулапута.
   – Ясно.
   – Не хочу вам лгать, генерал. Нас ожидают неисчислимые трудности, но мы должны торопиться. Нам нужно добраться до земель Крэхина, прежде чем они завершат создание оружия, которым сейчас занимаются. Враг наш знает, что мы идем уничтожить его. Он удвоит усилия.
   – Наша работа – вырезать язвы. Полагаю, лучше взяться за нее побыстрее.
   – С Материнским благословением мы победим. Баксандер хотел бы испытывать такую же уверенность, какая звучала в голосе Серой Леди. Но он был всего лишь солдатом, и предстоящие трудности пугали его. Он повернулся и дал сигнал своему штабу собраться на совещание.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация