А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Боевой дракон" (страница 26)

   Глава 32

   Это был очередной тропический день, теплый и сырой, солнце скрывалось за толстым слоем облаков. Драконы Сто девятого марнерийского устроили привал на обочине разбитой дороги, недалеко от сожженной деревни.
   Деревню разрушили отступавшие крэхинцы, колодцы были забиты трупами крестьян.
   Драконьим мальчикам пришлось носить воду из ближайшего ручья. Другие драконопасы раскладывали костры для кипячения. По настоятельной рекомендации колдуньи Эндисии всю питьевую воду тщательнейшим образом кипятили.
   Релкину везло, последние несколько дней он не попадал в команду водоносов. Так что, принеся охапку дров, он оказался свободен.
   Командира эскадрона Уилиджера не было – он отправился к генералу Баксандеру, на ежедневное совещание командного состава. Рассуждая теоретически, драконопасы, не занятые в нарядах, могли в отсутствие офицера отдыхать.
   Но Релкину было виднее, может ли он позволить себе безделье. Всегда существовало множество мелких неприятных дел, которые все равно дожидались своей очереди. Так что мальчишка достал свой швейный мешочек и продел в иглу лучшую из крученых кунфшонских нитей. Первым делом он принялся за левую сторону клапана собственного ранца. Уже два дня он пристегивал клапан булавкой – с тех самых пор, как порвал, когда вытаскивал из грязи телегу походной кухни. Сам клапан был еще довольно крепким, он прослужил уже год и, когда армия высаживалась в Согоше, находился в прекрасном состоянии. Немузыкально насвистывая, Релкин принялся дырявить иглой кожу и холст ранца.
   Он сидел под пунговым деревом, устроившись на его корнях, как в кресле. Дракон лежал рядом с другими драконами в тени рощицы пунговых и камедных деревьев. Этим утром они прошли шесть миль по грязной тропе – здесь такое безобразие называлось дорогой. Отдыху они, конечно, радовались, хотя и находились в отличной форме. С тех пор как войска Баксандера вышли из Кубхи – три дня назад, – не произошло ни одного столкновения с неприятелем, и единственными признаками присутствия в этих краях огромной вражеской армии были случайные группы пленных да разрушенные деревни, усеянные трупами крестьян. Режим марша по десять-двенадцать миль в день с полной выкладкой, обильной трехразовой простой пищей и питьем исключительно кипяченой воды (ничего больше) оказался наиболее благоприятным для здоровья драконов. И хотя они ворчали по поводу жары и отсутствия пива, тем не менее на самом деле были довольны. Впрочем, в этой фазе кампании их никто не заставлял перенапрягаться – они отдыхали жаркую часть дня и шли по вечерам, потом останавливались на ужин и ложились спать.
   Разговоры о недавнем сражении уже почти прекратились. Теперь вивернов куда больше интересовала конечная цель их пути. Легионная фабрика слухов производила многочисленные предположения и догадки. Будут ли они преследовать крэхинцев до полного их рассеяния? Или пойдут к Наб аль Уаду, за Вал Солнца, в Земли Ужаса? На эту тему спорили беспрерывно.
   Релкин отрезал нитку и исследовал клапан. Тот был крепко и надежно пришит. Релкин еще раз внимательно осмотрел весь ранец и обнаружил порез на левом кармане. Тогда он отмотал еще ниток и принялся за работу.
   Пока игла прокалывала жесткий материал, мысли парня унеслись к Эйлсе. Он послал ей последнее письмо из Кубхи. Правда, ему сказали, что вероятность доставки его послания в Аргонат невелика. В коротких строчках он говорил о своей любви и надеждах на будущее. О возможной цели экспедиции даже не помянул, прекрасно понимая, что письмо перед отправкой пройдет цензуру. Не обмолвился и о тревогах, которые наполняли его. Беспокоился он, как всегда, о возможных увечьях. В сражении рядом с драконом неожиданная потеря руки или головы были делом обычным и весьма вероятным. Отогнав эти мысли, Релкин принялся мечтать о тех временах, когда он выйдет в отставку, Эйлса станет его женой и они благополучно займутся сельским хозяйством в мирном Кеноре. Таким виделось мальчику его счастливое, розовое будущее, и он молился, чтобы когда-нибудь его мечты сбылись. Если старый Каймо и другие старые боги слышат его молитвы, возможно, они все-таки сподобятся наградить своего почитателя. А на тот случай, если его услышит Великая Мать, Релкин мысленно попросил, чтобы она не сердилась на него за молитву старым богам. В конце концов, он всего лишь маленький драконопас, и в его положении не грех искать заступничества и у тех, и у других.
   Еще со времен битвы при Сприанском кряже Релкин всерьез обеспокоился тем, что может ждать его впереди. Тогда он, кажется, выполнил все, что предназначила ему судьба. А что теперь? Сильным мира сего он как будто больше не понадобится. Значит ли это, что они перестали за ним присматривать? Слышат ли боги или Великая Мать его молитвы? Мальчик так погрузился в свои мысли, что ничего не замечал, пока рядом с ним не опустился на колени какой-то человек.
   Он поднял глаза и увидел знакомое лицо:
   – Лагдален!
   – Релкин!
   Друзья обнялись. На минуту парень отстранился и посмотрел в лицо девушки. На нем были явные следы истощения, под глазами и вокруг рта обозначились морщины, которых раньше он не видел.
   – Тебе пришлось побывать очень далеко, – сказал он внезапно помрачневшим голосом.
   – Пришлось, и я видела такие вещи, которых лучше бы не видать, но я жива, и я – здесь.
   – Да! – Он снова крепко обнял ее. – Но как ты узнала, где мы?
   – Не так уж трудно найти боевой Сто девятый! Мы вернулись прошлой ночью. Серая Леди занята совещаниями, следующими одно за другим, я ей там не нужна. Знаешь, вся эта высокая стратегия и генералы с королями.
   Релкин кивнул, сверкнув глазами при упоминании о высоких советах.
   – Так что я спросила, где могут быть марнерийские драконы, одолжила лошадь и нашла дорогу сюда. Это и вправду недалеко – не больше часа езды от дороги.
   Глянув через плечо Лагдален, Релкин заметил отличную белую лошадь.
   – А как разворачиваются события? У нас здесь только слухи.
   – Очень хорошо. Все в командовании уверены в полной победе. Враг бежал, мы разбили его на всех направлениях. Богонцы были очень активны. Все хвалят короля Хулапута.
   Релкин обрадовался этим новостям. Он знал, что король был весьма удручен своим поражением до прибытия легионов. Он и его армия сполна отомстили врагу.
   – А капитан Кесептон? Лицо Лагдален помрачнело.
   – Ах да, мой муж. Ну, я его давно не видела. Он отправился с дипломатической миссией к королю Пугаза. Возможно, он не успеет вернуться до нашего ухода. Так что, возможно, нам пришлось расстаться надолго. Временами эта походная жизнь очень раздражает.
   – Но с ним все в порядке? Я не видел его уже много недель.
   – Кажется, все хорошо. Во всяком случае, мне так говорят. Надеюсь, я еще смогу убедиться в этом своими глазами. Когда-нибудь я вернусь домой к моей малышке и никогда уже больше не разлучусь с ней и с моим домом.
   Релкин улыбнулся, как-то это не походило на Лагдален из Тарчо – раньше ей подобные желания были несвойственны. Она подметила эту улыбку и позволила себе озорно улыбнуться – Ну, возможно, не навсегда, – рассмеялась она.
   – Ох, Лагдален, ты должна рассказать мне, что ты видела.
   – Это займет слишком много времени, Релкин. После нашей последней встречи на борту «Ячменя» мне пришлось перевидать слишком много, и я не думаю, что у нас есть сейчас на это время.
   Релкин состроил гримасу:
   – Понимаю – великие тайны, секреты, простому драконопасу такое знать не положено…
   – Видишь ли, конечно, бывает и такое. Поверь, есть веши, о которых ты и не захотел бы узнать.
   По выражению лица парня Лагдален поняла, что он обижен, и замолчала.
   – Ну, одна-то вещь не секрет – то, что вы с Серой Леди прилетели в лагерь на рукх-мыши! Все потрясены. Драконы проговорили об этом несколько часов, пока Пурпурно-Зеленый не стал интересоваться, какова она на вкус.
   Лагдален рассмеялась, и на минуту изможденное выражение сошло с ее лица и глаза засияли молодым счастливым светом, который Релкин так хорошо помнил.
   – На самом деле это он, а не она. Леди приручила его. Нашла в горах. Он поранил крыло и был голоден. Его зовут Гористые Глаза, и он действительно прелесть, если познакомишься с ним поближе и примешь его таким, каков он есть. Леди чешет его за ушами, а он мурлычет. Клянусь, он ведет себя как большой домашний кот.
   Релкина весьма позабавила нарисованная сценка.
   – А что он ест?
   – О, все, что сумеет поймать, – лебедей на лету, аистов, гусей. Ему нравятся большие птицы. Иногда он ловит горных коз на склонах.
   – Ну и как ты себя чувствуешь, летая на спине рукх-мыши, словно ведьма из древних времен?
   – Ну ты же летал на драконе, разве нет?
   – Летал.
   И Релкин вызвал в памяти воспоминания того волшебного дня, когда зеленая дракониха несла его в своих когтях от горы Ульмо в форт Далхаузи.
   – – Это было восхитительно, я часто вспоминаю об этом. Ты должна была много повидать!
   – Вечные джунгли, лес, который тянется на сотни миль. Горы, такие высокие, что вершины их покрыты снегом и льдом, хотя они находятся в тропиках. Я даже мельком видела Внутреннее море.
   – Такое большое, как о нем говорят?
   – Должно быть, да. Оно сияло до самого горизонта.
   – Как приятно видеть тебя, Лагдален из Тарчо. Базил тоже будет рад тебе.
   – Он где-то поблизости?
   – Они в роще, у нас за спиной. Наверное, спят. У нас был марш-бросок этим утром. – Он вдруг рассмеялся. – Летала на рукх-мыши! Самое главное я уже знаю.
   Лагдален вздохнула. Существовали куда более страшные способы летать. Уж кто-кто, а она знала это слишком хорошо. Посредством черной магии перевоплощения она некогда на много дней переселилась в орла. И еле вернулась назад.
   – Смешно, как не похожа моя жизнь на ту, которую я представляла себе, будучи юной послушницей в Храме.
   – Ты помнишь, как мы встретились, Лагдален? Ты вечно о чем-то беспокоилась. Не думаю, что из тебя получилась бы хорошая жрица.
   – Может, и нет. – Она снова посмотрела на приятеля. – Но, если бы я не встретила одного драконопаса и одного дракона, я была бы избавлена от многих хлопот в жизни.
   – Это судьба, Лагдален. Нашей встречи желали Великие.
   – После всего что случилось в результате нашей встречи, я, пожалуй, готова с тобой согласиться. – Она снова улыбнулась. – Такие странные и ужасные вещи мне пришлось увидеть. Но расскажи мне, как прошло для вас сражение?
   – Ничего страшного, одни только мелкие царапины. Самую опасную рану Базил получил как раз перед боем.
   Лагдален выслушала рассказ Релкина о нападении чардханского рыцаря и ахнула от ужаса:
   – Какой дурак!
   – Определенно счастливый дурак. Имей Базил при себе драконий меч – было бы одним рыцарем меньше.
   – Что с ним сделали?
   – Ему еще не вынесли приговора. Но Базил требует в качестве наказания повторного поединка. Лагдален рассмеялась:
   – Ты имеешь в виду, что дракон будет с мечом и щитом? Это же смертный приговор! Релкин мрачно кивнул:
   – Так тоже может получиться, но меч будет затуплен, а дракон постарается не убить этого балбеса.
   – Но зачем же рисковать? Почему не дать ему просто пятьдесят плетей?
   – Чтобы показать, почему не нужно заниматься такими глупостями. Эти рыцари очень кровожадны. У нас уже было несколько подобных инцидентов. Этот просто наихудший.
   – А, понимаю. – Она внимательно посмотрела на парня – платье его было не совсем свежим, и сапоги говорили о долгом походе, но все остальное свидетельствовало о полном здоровье.
   – Ну а ты, Релкин, с тобой все в порядке? Вообще-то в бою при Кубхе он заработал шишку, которая совсем недавно перестала болеть, и опухоль еще не спала, но в душе мальчик чувствовал, что с ним все нормально.
   – Переживем, – сказал он с улыбкой. – Ну так что? Ты можешь сказать мне, куда мы идем? Она приложила палец к губам:
   – Не говори так. Кто-нибудь может услышать.
   – Кто же может нас тут услышать?
   – Никогда не знаешь заранее.
   – Но мы даже не знаем, где находимся. Скажи хоть что-нибудь. А то мы мусолим одни и те же бесконечные слухи.
   – Ладно, я расскажу тебе о горах на западе. Думаю, мы пойдем туда. Все мы.
   – Это, должно быть. Вал Солнца.
   – Да, так его называют.
   – Так, значит, это все-таки правда? Мы собираемся пройти весь путь до Внутреннего моря. Лагдален покачала головой:
   – Не знаю, Релкин. Леди не говорит со мной о таких вещах. Что, если меня захватит враг? Чем меньше я буду знать о наших стратегических планах, тем лучше.
   Релкин взглянул на нее, не совсем уверенный в ее искренности.
   – Но горы – прекрасны; это самые высокие горы из тех, что мне когда-нибудь приходилось видеть.
   – Выше, чем Мальгунские?
   – О да, они так высоки, что на их вершинах лежат снег и лед, хотя здесь и тропики.
   – Как же мы собираемся их преодолевать?
   – Там есть тропы и дороги. Народ Импало давно заботится о дорогах. Их часовые стерегут проходы от крэхинцев.
   – Хм-м, но крэхинцы уже здесь. И куда же смотрели часовые?
   – Ты бы должен был знать, что крэхинская армия пришла с юга. Они перевалили горы далеко на юге. Им пришлось потратить несколько месяцев, чтобы незамеченными подойти к Богону.
   – Ладно. – Релкин посмотрел на запад. – Как далеко до этих гор?
   – Месяц пути, по моей оценке.
   – Какие земли лежат до них?
   – Насколько я могла видеть со спины рукх-мыши, они похожи на здешние, разве что к западу несколько суше.
   – А когда мы перейдем горы?
   – Я не знаю этого, Релкин, честно. Это знает леди, но только она.
   Релкин понимал, что должен довольствоваться и этим. По правде говоря, досады он не ощущал. Лагдален подтвердила его предположения. Им придется идти дальше на запад, гораздо дальше, чем они уже успели пройти.
   – А как поживает леди Лессис? Она была так добра, что написала мне письмо, я не говорил тебе об этом, Лагдален?
   – Нет, Релкин, зато она говорила. Она сказала, что ты – единственный драконопас, которому она писала.
   – Значит, с ней все в порядке.
   – Релкин, ты же знаешь леди, она никогда сильно не меняется. Даже когда мы несли ее в катакомбах Туммуз Оргмеина, она оставалась почти такой же. Она такая же, как всегда, и я думаю, такой она и останется.
   – Я слышал, что ей пятьсот лет.
   – Она еще на век старше, Релкин. – Улыбка Лагдален как-то сломалась. – Я ведь совсем недавно стала взрослой, но иногда мне кажется, что я служу ей уже века.
   Релкин почувствовал скорбь Лагдален, разлученной с ее малышкой.
   Тут их неожиданно прервали. Сзади послышались тяжелые шаги – а как еще передвигаться огромному кожистоспинному дракону?
   Базил обогнул дерево, подхватил Лагдален и посадил к себе на плечо.
   – Приветствую Лагдален, друга драконов. Дракон услышал, что мальчик с кем-то говорит, и ему показалось, что он узнал твой голос.
   – Ты не ошибся. Как поживаешь, мой друг?
   – Раны заживают, ничего серьезного. Да и само сражение – тоже ничего серьезного. Если бы еще немного пива, драконы были бы совершенно всем довольны, за исключением жары. Драконы родом с морозного севера.
   – Так вот почему тебе нужно пиво!
   – Да, пива очень не хватает. Дракон поставил ее на землю.
   – Уж и не знаю, где ты сможешь раздобыть его. Впереди у вас долгий поход. Разве что вам удастся его отыскать, когда пойдете через земли королевства Импало.
   – Это уже кое-что.
   – Релкин сказал, что ты вызвал на поединок чардханского рыцаря.
   – Мальчик прав.
   – И что ты с ним сделаешь? Дракон выразительно пожал плечами:
   – Не убью.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация