А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Боевой дракон" (страница 24)

   Банкет продолжался. Настало время десерта. Релкин попробовал с полдюжины сластей и три из них порекомендовал Базилу. Медовые орешки пришлись дракону весьма по вкусу.
   Релкин явственно представил себе стоны остальных драконов этой ночью, когда им будет представлен отчет об этой эпической трапезе, и на всякий случай решил посоветовать дракону быть поскромнее, а себе самому – не пить больше пива, тем более что Уилиджер явно намеревался запретить подчиненному следующую кружку. Не слишком приятно выслушивать такое при короле и его окружении.
   Принесли роскошные взбитые сливки. Релкин мужественно взялся за ложку. Лицо юного Энди приобрело несколько зеленоватый оттенок.
   Затем последовали засахаренные фрукты. Релкин чувствовал, что буквально тонет в еде. Лакомства потеряли для него и вкус, и аромат. Продолжать трапезу было пыткой.
   И наконец банкет подошел к концу. Маленький оркестр заиграл на трубах и альтах государственный гимн. Богонская знать встала, аплодируя дракону. Маленькая девочка надела гирлянду из тропических цветов на шею виверна. Потом она произнесла коротенькую речь, и тут случилась неприятность – девочка посмотрела в глаза дракону и застыла в драконьем столбняке. Релкин выскочил из-за стола, чувствуя, что желудок пытается вести самостоятельную жизнь и болтается внутри, как набитый мешок. Он ущипнул девчурку и свистнул у нее над ухом, чтобы привести в чувство.
   Она пришла в себя, огляделась и, рыдая, убежала из зала. Извиняясь за досадную неприятность, Базил успокаивающе помахал королю и всему высокому собранию.
   Предводительствуемые королем, гости покинули банкетный зал и отправились гулять по дворцовому саду, наполненному запахом цветов и трав. Впереди сверкало водяное зеркало – настоящее небольшое озеро, окруженное плакучими ивами. На берегу был выстроен небольшой причал с двумя лодками.
   С громким вздохом облегчения Базил прошагал к причалу, перешагнул через край и плюхнулся в воду. Глаза его сияли от удовольствия. Двумя взмахами отплыв от берега подальше, он нырнул вглубь, взмахнув хвостом.
   Король, улыбаясь, наблюдал за ним:
   – Некоторые люди держат в бассейнах золотых рыбок, а, Ступагаз? – обратился он к своему кузену, Борко из Убы Богона. – А вот я, Хулапут, держу дракона.
   Ступагаз от всего сердца рассмеялся:
   – Сир, вам придется спустить все сокровища королевства, чтобы сохранить в озере золотых рыбок, если вы оставите в нем жить этого зверя. Я никогда не видел, чтобы столько ели!
   – Я тоже. Ступа, я тоже. Поразительное создание. Не приходится удивляться, что западные земли пустынны, если по ним бродят подобные существа. И они еще дерутся как люди. Мечами! Если бы ты видел, как он орудовал колом от палатки – как человек бильярдным кием, – сердце бы твое екнуло. Здесь Крэхин просчитался, я думаю.
   Они постояли еще, глядя, как дракон лениво кувыркается в центре озера, поднимая хвостом фонтаны брызг.
   – Боги услышали наши молитвы, – сказал Ступагаз.
   – Если так, они попросили о помощи богиню этих язычников с восточных островов. Они чтят богиню, и их женщины имеют равные права с мужчинами.
   – Ужасная мысль, сир.
   – И тем не менее их армия самая сильная в мире, самая дееспособная.
   – Это правда, но при этом их мужчины такие же, как и любые другие.
   – Они лучше обучены, чем любые другие, в этом их секрет. И еще у них есть боевые драконы, а это – великое оружие. Пойдем, Ступа, нам нужно пройтись по списку министров. Он у меня в кабинете.
   И король оставил гостей у озера наблюдать сквозь прозрачную воду за ленивыми перемещениями Базила на глубине.

   В это же самое время далеко на западе Кригсброку принесли страшное известие. Никто не знал, как это могло случиться, но все произошло именно так.
   Часовой Леродо задремал. Пророк проснулся без чьего-либо вмешательства, схватил меч Леродо и убежал.
   Он направился прямо в храм «Того Кто Должен», где готовилась церемония инициации дюжины дочерей новой знати Крэхина. Вооруженный мечом и копьем часового, Пророк перебил всех молодых девушек. Он убил даже несколько матерей, жен самых известных полководцев его собственной армии.
   Едва узнав о случившемся, Кригсброк бросился в храм. Прибежав, он застал Удула и Шакка, удерживающих Пророка неподвижным, в то время как Байронд запирал дверь.
   На полу лежали тела молодых женщин. Одних пронзило копье, других разрубил меч. Все удары были нанесены со спины. Мертвые жрицы были свалены на алтаре. Кригсброк окинул взглядом открывшуюся ему картину – помещение напоминало мертвецкую – и посмотрел на Пророка.
   «Тот Кто Должен» ничего не ответил, взор его был туманен, и он испускал вздохи удовлетворения.
   Теперь Кригсброку предстояло каким-то образом успокоить мужей и родственников убитых. Как он сможет объяснить им, что Пророк нуждается в чужой крови для поддержания силы? Как объяснить страсть к убийству, движущую «Тем Кто Должен»?

   Глава 30


   Мальчики немного постояли в приятной послеобеденной истоме, глядя, как удаляются король и его советник. Потом Энди икнул:
   – Должен отметить, это был очень хороший обед.
   – Я объелся, – заметил Релкин со слабым стоном.
   – Удивительно, что твой дракон еще может плавать.
   – Он наслаждается, это правда.
   – О чем вы говорили с королем?
   – Король – мудрый человек, Энди. В нем скрыта великая сила. Интересно, все короли такие? Уилиджер громко хмыкнул:
   – Драконир Релкин, вы должны вернуться в наше расположение к следующему сигналу горна. Перед вечерним приемом пищи состоится полная проверка снаряжения. Впрочем, я не думаю, что вашему дракону или вам понадобится сегодня пища из легионерского котла!
   – Да, сэр. – Релкин хорошо знал, что ничего другого говорить не следует, ибо любой другой ответ влечет за собой риск навлечь гнев этого вздорного человека.
   – Драконир Релкин, хоть мы сегодня и разговаривали с королем, это не значит, что мы должны забывать наше положение. Вы – драконопас; вы должны работать. Я – ваш командир эскадрона, ясно?
   – Да, сэр.
   Уилиджер гордо удалился.
   Релкин посмотрел на далекий противоположный берег озера. В саду уже зажглись фонари, хотя сумерки еще не сгустились. Среди деревьев мелькали неясные силуэты. Едва различимо доносились звуки музыки – хор женских голосов пел что-то печальное.
   – Чего этому человеку неймется? – спросил Энди.
   – Думаю, у него внутри трещина. Он хочет быть хорошим командиром, а поскольку он дурак дураком, ничего путного у него не выходит; действует он исключительно импульсивно, совершенно не думая. Помнишь ту ужасную кокарду, которой он тогда сверкал по сторонам?
   – Кто ее может забыть?! Я каждый раз ежился, как ее видел.
   – Вот-вот, а ведь если бы он захотел, легко мог бы проверить, какую кокарду положено носить драконьему командиру. Но он этим не озаботился. Он полагал, что здесь те же порядки, что и в легионе, где он служил раньше – где все носят, что хотят. Он никогда толком не присматривался к драконьим эскадронам, иначе заметил бы, что все дракониры носят одинаковые кокарды.
   – Во имя Ее Руки! На что он будет похож, когда дойдет до настоящего сражения? Релкин пожал плечами:
   – В настоящем бою ему лучше держаться подальше от нас. Он ведь не учился воевать рядом с разбушевавшимся драконом.
   – Рано или поздно его пристукнут. Это решит все наши проблемы.
   Релкин рассмеялся, стараясь, чтобы его смех звучал не очень резко.
   Энди поднял и бросил камешек в озеро:
   – Как ты думаешь, мы пойдем туда, Релкин? Я имею в виду, что все только и говорят об этом, а ты вроде помалкиваешь.
   – Почему ты спрашиваешь?
   – Богонец, который сидел справа от меня, говорил, что Крэхин непобедим. Они находятся под чарами своего Пророка и не испытывают страха смерти.
   Релкин покачал головой, отгоняя неприятные воспоминания:
   , . – Фанатики, даже лишенные страха смерти, – слабые противники драконам. Если у них нет дисциплины, они не способны противостоять легионам. Я видел нечто подобное.
   – Ты ведь был в Селпелангуме? Релкин кивнул.
   – Мы слышали о нем в своей деревне.
   – Это была страшная резня, больше я ничего не помню. Из фанатиков получаются плохие солдаты.
   – Ну а что будет после сражения? Релкин улыбнулся:
   – Не знаю, Энди. Когда в деле замешана Серая Леди, может случиться все, что угодно. Возможно, мы и впрямь пойдем на край света. Когда-нибудь с нами и такое случится.
   – Итак, – Энди покачал головой, – Земли Ужаса, как их все тут называют. Релкин снова рассмеялся:
   – А знаешь, я бы тоже чувствовал себя паршиво, если бы не одно обстоятельство.
   – Какое же?
   – Если я пойду в эти страшные земли, то пойду с самым лучшим в мире драконьим эскадроном. Я еще не встречал врага, который бы мог нас победить.
   Мальчики посидели еще, слушая пение женщин на далеком берегу озера, окруженного фонарями, сверкающими в темноте. Неожиданно вынырнул Базил, весь покрытый искрящимися каплями, да и сам он сиял от счастья.
   – Думаю, можно побыть здесь еще немножко, – ответил он, когда Релкин заявил, что пора возвращаться в часть.
   – И Уилиджер отправит меня в наряд, если мы так поступим.
   – Может, тебе это пойдет на пользу.
   – Тогда я долго не смогу ухаживать за драконом.
   – М-м-м, здесь ты прав.
   Все еще чувствуя приятную тяжесть в желудках и благодушие, триумфаторы отправились в часть. Там Релкин первым делом вещь за вещью пересмотрел все свое снаряжение и убедился в его отличном состоянии, можно сказать, в блестящем. Все было совершенно цело, даже джобогин был полностью отремонтирован, запас ремней оправдал себя.
   Появился Уилиджер, и началась инспекция. Командир эскадрона изо всех сил старался найти повод придраться к Релкину, но ничего обнаружить не смог, как ни затягивал проверку. Так он и ушел, разочарованно шипя сквозь зубы.
   Прозвучал горн, сзывающий к вечернему приему пищи, но ни свежий хлеб, ни горячий акх, ни лапша не в силах были прельстить дракона со сломанным хвостом, уже отправившегося на боковую.
   Да и Релкин едва прислушивался к звукам знакомой суеты. Вокруг него мальчики толкали тележки и тачки, нагруженные титаническими порциями пищи, предназначенной для вивернов. Откуда-то издалека доносился шум походных кухонь. Крики и смех, далекий звон котлов – все, что обычно сопровождает в легионах прием пищи.
   Релкина окончательно одолел сон, и он растянулся на своей койке, мгновенно отключившись.
   Ему снилась Эйлса с развевающимися за спиной белокурыми волосами, на ней был зеленый плащ, и она ехала на маленькой белой лошади – пони, которых выращивали в клане Ваттель. Потом мальчишке приснился он сам. Они вместе с Эйлсой гуляли по высокогорной долине, а над ними, на фоне голубого неба, возвышался Мальгунский хребет. Это был совершенно чудесный сон.
   Проснулся Релкин под тревожное пение труб, дробь барабанов и ржание коней. Вокруг истошно заливались сигнальные горны, поднимая армию.
   Пробежал командир эскадрона Уилиджер, выкликая подчиненных по именам. Со всех сторон слышались голоса других командиров, отдающих приказы. Снова и снова заливались рожки, призывая солдат на бой.
   Сначала мальчишка двигался очень вяло. Давали себя знать последствия вчерашнего чревоугодия, да и пива он выпил больше, чем следовало. Чувствовал он себя очень странно – словно все эти бесчисленные лакомства до сих пор не переварились. Все же он сумел одеться и пристегнуть меч. Дракон уже был на ногах.
   В дверь просунулась голова Джака.
   – Поторопись, Релкин! Давай быстрее, Базил! Война! Пришел враг.
   – Но!.. – Релкин больше ничего не мог сказать. Слова самым предательским образом попрятались.
   – Мальчик, где хвостовой меч? Релкин с усилием встряхнулся:
   – Я поставил его у двери, хотел утром отдать в заточку.
   – Вижу его. Взял. Шлем?
   Релкин включился в сборы.
   Через минуту оба уже выходили из стойла. Эскадрон выстроился на улице и направился к городским воротам.
   Из-за городских стен доносился страшный шум. Он походил на звук волн, бьющихся о берег в зимний шторм – такой же сильный и мерный.
   Поравнявшись с кавалерийскими пикетами, легионеры услышали последние новости. Во-первых, враг вернулся и несколько часов назад открыл военные действия против Кубхи. Тучи темнокожих конников обрушились на кавалерию легиона и отбросили ее к самой границе города. Вслед за вражеской конницей с огромной скоростью движется толпа пехотинцев.
   То, что поначалу казалось просто кавалерийской стычкой, спустя несколько часов обернулось штурмом столицы. Генерал Баксандер понял это с некоторым запозданием. По дороге на Кубху двигалась вся крэхинская армия. Завидев стены города, фанатики перешли на бег, что не мешало им громко распевать кровожадные гимны. Истерический экстаз овладел обезумевшей толпой. С севера и запада можно было видеть длинные ряды факелов. Тем временем вражеская кавалерия еще раз атаковала порядком потрепанные передовые отряды легионов.
   Баксандер велел просигналить общий сбор и отправил срочные депеши графу Фелк-Хабрену и принцу Кассима Ард Элаку. Город Кубха пришел в движение.
   Увы! Всадники Пророка уже ворвались на окраины столицы, потеснив легионную кавалерию силой, численностью и яростью.
   Баксандер был поражен. Талионская кавалерия была лучшей в мире! Что происходит?
   Проснулся король, и загрохотали барабаны, сзывая армию Кубхи. Баксандер спешил изо всех сил. Тем временем страшные, худые черные люди из западных пустынь уже обрушились на городские ворота. Охрана ворот была немедленно усилена двадцатью лучниками, а потом еще пятьюдесятью, но это остановило атаку лишь на несколько минут. Спешившиеся темнокожие всадники – похоже, совершенно равнодушные к своим жизням – приставили к воротам штурмовые лестницы и полезли наверх. Охрана дюжинами сбрасывала атакующих вниз, но почти растерялась при виде сотен людей, безостановочно карабкающихся по лестницам. Только после того как подошло подкрепление – отряд лучников и сотня легионеров, ближе других размещавшихся к воротам, – был решен исход схватки. Первую лавину нападающих наконец остановили и после короткой жестокой схватки сбросили со стены. Оставшиеся в живых отступили во тьму. А море факелов, пылающих над вражеской пехотой, было уже совсем рядом. Распевая гимны Пророку, армия готовилась к новой атаке на Кубху.
   С высоты стен защитники видели необъятную движущуюся массу, в которой на фоне пламени факелов ясно выделялись осадные машины. Ритмичное пение фанатиков эхом отдавалось в холмах, и как только они разглядели городские стены, грохотом зашлись барабаны.
   Баксандер вышел оглядеться. Он был поражен и испуган. Вражеская армия покрывала разделявшее ее и город расстояние с фантастической скоростью. При этом крэхинцы волокли с собой невероятное количество осадных машин. Совершенно ясно, им не понравилось появление новой армии, и они решили задавить ее в городе. Он понимал их расчет и оценил по достоинству их военачальников.
   Они знали, что чардханские рыцари лучше воюют на открытых пространствах. Они также знали, что стены Кубхи недостаточно крепки, чтобы драконы могли подняться на них и отбросить нападающих, как это было в Урдхе. Таким образом, самые мощные силы, находившиеся в распоряжении Баксандера, оказались фактически обезврежены внезапным нападением врага среди ночи. Все это говорило о тщательном расчете.
   Баксандер окинул взглядом поле боя и взвесил свои возможности. В памяти всплыла древняя мудрость:
   «В битве с превосходящим численностью врагом подпусти его ближе и переходи в атаку, пока он этого не ожидает». Тогда он принял решение и приказал выстроить восемь лучших драконьих эскадронов в единый отряд, настоящую фалангу из семидесяти девяти драконов. Сконцентрированная сила легионов должна была, как меч, разрубить жизненный центр вражеской армии.
   Вместе с драконами в сражение шли кадейнский полк Альфа и Третий пеннарский полк. Кроме того, свежие кавалерийские силы должны были прикрывать колонну с флангов.
   За стенами уже были приведены в действие вражеские осадные машины, вокруг города расстилалось широкое поле факельных огней. Глухой звук барабанов и ритмичный рев поющих глоток наполняли воздух.
   Баксандер выжидал нужного момента. Ему доложили, что кубханские силы уже заняли места на стенах. Его собственные люди были отведены назад, готовые по первой необходимости закрыть прорыв. Даже чардханские рыцари согласились с его планом и сейчас выжидали в резерве, готовясь или пешими пойти на стены, или, вскочив на коней, выйти вслед за драконами.
   Враги долбили стены метательными снарядами. Аргонатские лучники совместно с кубханскими нанесли наступающим большой урон, но гигантская толпа, казалось, не замечала потерь.
   Новый залп осадных машин ударил по привратным башням. Множество лестниц со стуком ударились о городские стены. Крэхинцы приготовились к решительному штурму.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация