А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Боевой дракон" (страница 16)

   – Болваны, она жива! Что вы стоите? Нужно постараться остановить кровь.
   Опомнившиеся от шока, Свейн и Джак помогли Релкину поднять Бирджит. Кинжал Свейна вошел довольно глубоко между ребер над печенью.
   – Я не хотел так, я только хотел ее остановить.
   – Это правда, я был рядом, – сказал Джак. Релкин быстро и методично работал, промывая рану чистой водой и останавливая кровь жгутом, скрученным из рубашки Свейна.
   – Ты ее ранил, ты и снимай рубашку, – сказал ему Релкин без тени юмора.
   – Какие могут быть последствия, куошит?
   – Она жива, так что, возможно, вас обоих и не повесят, но неужели вы считаете, что Уилиджер так и спустит вам это дело без тридцати плетей? Не думаю.
   – Во имя Руки Матери! Я этого не вынесу, – всхлипнул Джак.
   – Не думаю, что у тебя будет особенный выбор. Они ведь могут тебя и повесить. Уверен, что капитан корабля потребует этого.
   – Я ничего не делал, – с отчаянием сказал Джак.
   – И я ничего не мог изменить, Релкин, – , сказал Свейн. – Она не смеет обвинять меня. Это она на меня напала.
   – Помоги-ка ее поднять, оберни эту полосу вокруг ее груди и затяни узел. Мы остановили ей кровь и теперь понесем ее обратно. Джак, нам нужна пара длинных веток покрепче, что-то вроде дубинок, и еще нужно, чтобы кто-нибудь раздвигал перед нами ветки, ты меня понимаешь?
   Джак ушел в заросли и скоро вернулся, сопровождаемый туземцем с осликом и тележкой. Человек плохо понимал на верио, но Джак уговорил его пойти, просто дав ему серебряную монету, а затем показал следующую, повернулся и двинулся в нужную ему сторону. Драконопасы указали туземцу на раненую морячку, а потом махнули рукой в сторону лагуны. Фермер быстро понял, чего они хотят, и мальчики осторожно уложили Бирджит в тележку, а потом пошли за катящейся по пыльной дороге повозкой в сторону моря. Шли они молча, погруженные в мрачные мысли о ближайшем будущем.

   Глава 20


   На борту «Ячменя» самые худшие опасения Релкина оправдались.
   Командир эскадрона Уилиджер, едва завидев измазанных в крови мальчишек и распухшую и израненную физиономию Свейна, немедленно решил, что ему лгут и на самом деле Бирджит пытались изнасиловать. Он приказал арестовать всех троих мальчиков и в цепях препроводить в карцер. Потом в своем докладе командору Вулворду он потребовал для провинившихся наказания третьей степени, которое предполагало пятьдесят плетей с последующей кастрацией и пожизненным заключением. Командор Вулворд был ошеломлен. Не только совершенным преступлением, но и неприкрытой страстной злобой, почти истерикой, с которой Уилиджер добивался уничтожения трех мальчишек.
   Дракониры же, все трое, рассказывали совершенно другую историю. Она звучала не правдоподобно. Морячка, прыгающая на драконопаса и требующая любовных утех? Женщины так не поступают. Однако было что-то подкупающе честное в открытых взглядах молодых людей, когда они настаивали на том, что не пытались изнасиловать женщину.
   Заключение хирурга вроде бы подтверждало их правоту. Только один из мальчиков, судя по уликам, участвовал в драке, на остальных просто была кровь морячки. Никаких признаков сексуального нападения не обнаружили.
   К тому же ребята сами принесли женщину и признались в том, что ранили ее. Уилиджер не сказал об этом ни слова, и такое умолчание с его стороны тоже удерживало командора Вулворда от скоропалительного решения. В конце концов, если бы они и вправду пытались ее изнасиловать, они могли попросту убить несчастную и закопать где-нибудь на острове. Вулворд был серьезно обеспокоен. С драконами, потерявшими своих мальчиков, очень трудно работать, а в предстоящей кампании вивернам отводили основную роль.
   Тем временем Бирджит лежала без памяти, и вокруг нее хлопотали хирург и штатная ведьма флота Эндисия. Они дали вполне обнадеживающее заключение. Релкин сделал перевязку на совесть, и она сослужила добрую службу. Кинжал, как выяснилось, никаких жизненно важных органов не задел. Хирург сшил края раны и наложил компресс с лекарственными травами и медом.
   Со всех сторон на Вулворда оказывали сильнейшее давление. Капитаны флота настаивали на немедленном суде и наказании. Моряки были в ярости, напряжение могло вылиться в междуусобную войну экипажей и легионеров. Пока матросы не увидят этих чересчур сексуальных драконопасов болтающимися на нок-рее, они не успокоятся.
   Вулворд издал приказ о военно-полевом суде. Кроме того, он настоял на том, что заседание не состоится до тех пор, пока Бирджит не придет в сознание и не будет допрошена.
   Тем временем грянуло новое чрезвычайное известие. Вулворда вызвали в кабинет адмирала Кранкса; там ему сообщили о невероятном событии на берегу. Туземная деревушка была наполовину разрушена перепившимися драконами. Крестьяне обезумели от негодования и требуют, чтобы драконы были наказаны, а деревня – вновь отстроена.
   Кранкс напомнил Вулворду, что отношения с островным народом очень важны для Империи Розы и, в частности, для предстоящей кампании. Корабли поддержки и транспортные караваны – все проходят этим маршрутом и нуждаются в пополнении запасов пресной воды. Допустить разлад с островным народом было бы серьезной ошибкой.
   Напоследок было сказано, что драконы еще невменяемы, вооружены деревьями, которые используют как дубины, и стоят на развалинах деревни, не позволяя жителям вернуться.
   Сами драконы заявили, что будут говорить только со своими мальчиками.
   – Чьи там драконы? – спросил Вулворд, чувствуя, что его сердце упало.
   – Драконопасов Свейна, Релкина и Джака из Сто девятого марнерийского. И с ними драконы Мануэля и Руза.
   – Сколько всего драконов?
   – Насколько нам известно, замешаны только драконы Сто девятого марнерийского.
   – В это трудно поверить. Там виверны-ветераны. Они сражались в стольких кампаниях Империи!
   – Вы должны признать, что Хвостолом и раньше причинял нам беспокойство. А дикий дракон представляет собой проблему с момента поступления в легион.
   Вулворд поднял голову. Адмирал наслушался чьих-то старых грязных сплетен.
   – Дикий Дракон героически сражался в битве при Сприанском кряже. О нем сложены песни – как он бросался на великанов-людоедов и топтал их ногами. Можете себе представить? – Вулворд говорил теперь страстно. – А что касается Хвостолома, то неужели нужно что-то еще говорить? Это живая легенда. Он лично уничтожил Рока в Туммуз Оргмеине.
   Кранкс не двинулся с места:
   – Я понимаю ваши симпатии к драконам, но за этот конкретный случай их действительно придется наказать. Иначе островитяне не успокоятся.
   – Как мы можем их наказать? Мы что, пошлем против них других драконов?
   – Островитяне удовлетворились бы, если бы мы помогли им укротить провинившихся, а потом оставили бы их на острове в качестве вьючных животных.
   Вулворд повернулся с пепельно-серым яростным лицом. Напряженным голосом он ответил:
   – Я не согласен, адмирал. Это нарушает основной закон договора между нами и вивернами. Если они должны быть наказаны, то только так же, как и другие легионеры. Они должны быть арестованы и преданы военно-полевому суду.
   Кранкс поджал губы:
   – Ладно, можно выбрать такой метод наказания, он должен удовлетворить островитян.
   – Вы понимаете, адмирал, что эти драконопасы – именно те, кого флот жаждет видеть повешенными за изнасилование морячки Бирджит?
   Кранкс глубоко вздохнул:
   – Меня уведомили об этом. Но ничего не могу изменить в их положении. Как только они вернут драконов на корабль, арест будет возобновлен. Меньшим моряки не удовлетворятся.
   Они не обсудили другие варианты развития событий, в том числе возможное восстание среди драконов – худший из кошмаров, которого боится любой легионный командир.
   Вулворд взял полубаркас, посадил в него пятерых драконьих мальчиков Сто девятого и пошел к берегу, правя к тому месту, где находилась деревня, пострадавшая от драконов.
   Было темно, но посреди деревни горел большой костер, около которого собрались драконы, все еще не выпускающие из рук импровизированные дубины. Они пили трофейное пиво, настоящее, а не фруктовый сок.
   Чудовищные рептилии лишь слегка повернули головы, когда из подошедшего полубота на берег высадились командор и пятеро драконопасов.
   Вулворд почти хотел, чтобы проклятое трио мальчишек сбежало куда-нибудь вместе со своими драконами, разрешив тем самым все судебные проблемы. Их можно было бы оставить тут до прихода следующего флота. Отряд Вулворда был бы, конечно, ослаблен, но зато сам командор избавился бы от ужасных неприятностей.
   Мальчишки вышли вперед. Вулворд и сопровождавшие его солдаты несколько поотстали. В самом деле, драконы выглядели, мягко говоря, диковато. И они разнесли деревню буквально вдребезги.
   Туземцы плели свои дома из балок и прутьев, обмазывали глиной, а внутри складывали из камней пол и очаг. Под тяжелыми ударами драконьих дубинок стены и двери разлетелись в щепки.
   Драконы стащили в кучу все, что могло гореть, и подпалили угольком, взятым в одной из туземных кухонь. За час или два они сумели разрушить деревню до основания.
   Драконопасы подошли к своим подопечным. Виверны держались холодно, едва разговаривая. Мальчики вежливо поздоровались и тут же принялись проверять, какие повреждения успели себе нанести гиганты, оставшиеся без присмотра. Драконам эта процедура была так привычна, что сама по себе успокаивала. Дружеские отношения постепенно восстановились. И вскоре с буянами уже вполне можно было разговаривать.
   Вулворд ждал. Но ждать пришлось недолго. Скоро драконьи мальчики явились с докладом. Их рассказ осложнил ситуацию еще сильней.
   У драконов были все основания жаловаться и требовать удовлетворения. Инцидент начался с того, что местные жители привезли им маленькие бочки с пивом под названием пульджи, действие которого оказалось вредным. Туземцы стали соблазнять опоенных драконов дезертировать и остаться на острове в качестве ручных домашних животных, а потерпев неудачу, набросились на гигантов с сетями и веревками и попытались удержать силой.
   Драконы просто защищались, но, одурманенные пульджи, несколько превысили пределы необходимой самообороны. Они понимают, что перестарались, но их спровоцировали.
   Теперь дело еще больше запуталось. Если ни в чем не повинных драконов накажут, возмутятся все драконьи подразделения аргонатской армии.
   Оглянувшись на крик часового, Вулворд увидел, как из-под пальм появилась делегация жителей деревни.
   Они были наряжены в свои лучшие одежды из красной ткани и сандалии на толстой подошве. Все они плохо говорили на верио за исключением одного толстячка, в юности побывавшего в Кадейне. Туземцы предъявили множество требований, но главное было: драконы попрали их свободу и теперь должны быть превращены в рабов и оставлены на острове в цепях.
   Вулворд изложил им драконий вариант этой истории. Деревенские старейшины возмутились и с оскорбительными насмешками отвергли все обвинения. «Драконы всего лишь животные, – сказали они. – Кто станет их слушать? Это оскорбляет древних богов острова!»
   И туземцы прервали переговоры с командором. Вулворд доложил обо всем на «Ячмень», и к берегу подошел еще один полубаркас, на этот раз – с адмиралом Кранксом и шестью матросами на борту.
   Кранкс и Вулворд отошли в сторону посовещаться. Адмирал считал, что первым делом нужно сохранить дружбу с народом Водяного острова. В свою очередь, Вулворд указывал на необходимость поддержания высокого морального уровня драконов.
   Разгоревшийся спор был прерван неожиданно. Из-за пальм послышался резкий звук дудки. Крестьяне обернулись, выжидая, что будет дальше. Из пальмовой рощи появилась колонна туземцев, одетых в доспехи из кокосовых циновок с половинками кокосов на голове в качестве шлемов, в руках воины несли копья и щиты.
   Жители деревни просияли и многозначительно посмотрели на Кранкса и Вулворда.
   А тем временем из-за деревьев вышло еще несколько человек. Крепкая веревка обвивала их запястья и шеи, соединяя пленников в цепочку. Их конвоировали рыцари в кокосовой броне. Крестьяне помрачнели. Некоторые стали потихоньку пятиться в сторону.
   Во главе процессии выступал импозантный человек шести с половиной футов росту, одетый в красные лакированные доспехи. Он проревел команду одновременно и крестьянам, и своим людям – «задержать всех, кто попытается скрыться». Воины окружили деревенских жителей.
   Кранкс с Вулвордом обменялись удивленными взглядами; драконы и драконопасы напряглись. Если вооруженные люди попытаются напасть на драконов, кровопролития не избежать – драконы еще не бросили свои дубины.
   Связанные люди были брошены наземь; великан в красном на ломаном верио объяснил, что это провинившиеся. Они попытались сбежать, но были схвачены и допрошены. После пристрастного допроса они во всем сознались. Рассказ драконов полностью подтвердился.
   Вулворд вздохнул с огромным облегчением. Обвинение с драконов было снято. Единственная деревня, которую разгромили виверны, была наказана по заслугам.
   Под горькие, стоны воины взяли старейшин деревни под стражу. Правитель в красном объявил, что сначала их высекут, а потом заставят чинить разрушенные дома.
   По сигналу от кораблей к берегу направились самые большие полубаркасы, чтобы доставить драконов на «Ячмень». Как только все оказались на борту, троих мальчишек снова заковали в железо и отправили в карцер.
   Адмирал Кранкс собрал капитанов флота и приказал Вулворду принять меры. Капитаны настаивали на немедленном суде над насильниками.
   Вулворд потребовал отсрочки, по крайней мере до тех пор, пока Бирджит не придет в себя, ведь на ее теле нет следов насилия. По окончании собрания к адмиралу Кранксу пришла ведьма Эндисия.
   Несколько позднее адмирал объявил свое решение. Чтобы хотя бы отчасти удовлетворить требования капитанов флота, виновные немедленно подвергнутся предварительному наказанию в двадцать плетей. Вулворд возражал. Кранкс сказал, что протест его будет отмечен в судовом журнале, но экзекуция все равно состоится, пусть даже и несправедливая. Иначе флот не успокоится.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация