А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Боевой дракон" (страница 15)

   Глава 18


   Словно густой дым лесного костра, собрались народы Крэхина по призыву Пророка. Армия Крэхина, реорганизованная генералом Кригсброком, отправилась на север и на восток. Нападение было внезапным. Крэхинцы отказались от прежней тактики боя, когда они просто забрасывали противника дротиками, рассчитывая в основном на свою численность. Теперь они перешли к прямым столкновениям и кололи врагов копьями. Эта тактика превосходила боевое мастерство всех соседних народов, и скоро в Крэхин потянулись армии рабов.
   С подачи Кригсброка вся экономика Крэхина была перестроена на военный лад. Крэхин, как и предсказывал когда-то Пророк, стал народом воинов. Захваченные рабы возделывали поля, выполняли все необходимые и неприятные работы. Крэхинцы, столь долго угнетаемый народ, восприняли преобразования с энтузиазмом. Теперь их армии наводили ужас на остальные народы Эйго.
   На севере они угрожали развитым государствам Бакана. На востоке их боялись в королевстве Импало и даже в империи Ог Богона. Новые армии двинулись к западным берегам – нести весть Пророка братским народам, живущим в тех краях. Массовые сборища стали нормой. Древние боги Огня и Камня были смещены верой в «Того Кто Должен».
   На простодушные народы Эйго обрушилась лавина: с именем Пророка на устах новые армии несли смерть и разрушения.
   На первых порах Величайший был доволен. Его слуги принялись за работу на острове Кости. Везде вокруг Внутреннего моря заботами Пророка создавались армии. Со временем, как и предполагалось, враги заметили это и снарядили экспедицию в Эйго. Ведьмы реагировали стремительно, что принесло одновременно как чувство удовлетворения, так и беспокойства. Херута Скаш Гцуг знал, что ведьмы вполне осознавали исходящую от него опасность. Они принимали его всерьез. Что значило – уважали. Это вызывало у него улыбку. С другой стороны, он понимал, что два полных легиона, объединившись со здешними, готовящимися напасть на него войсками, способны разнести небывалый эксперимент в прах. От подобных мыслей Величайшего бросало в дрожь.
   В свое время Херута Скаш Гцуг получил тяжкий урок, по глупости недооценив силы восточной империи. Эти проклятые драконы! Если бы не они, Повелители давно уже овладели бы Рителтом.
   Впрочем, существовали средства задержать врага. Херута Скаш Гцуг послал гонцов к древнейшему Властителю Черного острова Гадджунгу. Тот обещал помощь.
   Вдобавок мощная армия Крэхина прошла через Вал Солнца и напала на богонцев, естественных союзников Империи Розы в восточном Эйго.
   И все же Херута Скаш Гцуг был неспокоен. Он приказал слугам умножить усилия. На острове Кости те овладели мастерством ковки и закалки стали. Это была тяжелая работа, зависящая от мощности кузниц в сердце вулкана. Проклятый вулкан наполовину бездействовал. Его пламени еле хватало для производства стали. Работа двигалась медленно.
   Повелитель обратился к другому своему оружию – Пророку. Он приказал Кригсброку регулярно посылать доклады. Кригсброк, чувствуя настроение Повелителя, тщательно корректировал свои сообщения. В страшной новой жизни Пророка было много причин для беспокойства, но Кригсброк понимал, что Повелитель не хочет об этом знать. Он желает только хороших новостей. И желает отчаянно. Кригсброк уже был научен горьким опытом принесения плохих новостей Величайшему.
   Таким образом, Кригсброк находился перед дилеммой – как не обеспокоить Повелителя и как при этом жить с тем странным и страшным созданием, которого называли «Тот Кто Должен».
   Проблема заключалась в ненасытной жажде Пророка убивать. Страсть эту можно было сравнить по силе разве что с тягой молодого мужчины к женщине. Слишком долго воздерживаясь, Пророк становился опасен, он мог без предупреждения напасть на любого, оказавшегося рядом.
   Первым он убил слугу Кригсброка, Голса – выхватил чужой кинжал и швырнул его в спину несчастного слуги.
   Кригсброк позаботился предоставить Пророку рабов для убийства. Больше ничего не оставалось. Тварь уже не довольствовалась осужденными, которых казнила перед толпой. Она хотела убивать их часами, одного за другим. Нож, воткнутый в горло беспомощному человеку, связанному по запястьям и щиколоткам, низкий сдавленный хрип, фонтан крови… Тварь издавала несколько коротких вздохов удовольствия, упиваясь кровью, заливающей его тело. Дрожа от наслаждения смертью, она вырывала еще бьющееся сердце и выжимала кровь себе в рот, как сок какого-нибудь экзотического фрукта. Потом энергия иссякала, возбуждение проходило. Тогда возобновлялась дрожь, начинала трястись голова, закапанная кровью. Тварь снова обнажала нож и искала новой жертвы.
   Кригсброк изо всех сил старался сохранить тайну. Крэхин не должен ничего знать. Вера людей в Пророка должна быть незапятнанной. Узнай они, что «Тот Кто Должен» на самом деле – «Тот Кто Должен Убивать», они растеряют всю свою восторженную покорность.
   Пришлось завести специальную службу уборки тел. Это было довольно хлопотно. Поначалу трупы просто сбрасывали в море, но потом их, конечно, прибило к берегу. С похоронами возникли трудности. Крэхинцы традиционно сжигают умерших, хороня только пепел. Можно было выделить кусок земли для этих работ, можно было даже оградить их от любопытных, но слухи все равно неминуемо поползли бы, грозя раскрыть правду.
   Тогда Гулбуддин, второй после Кригсброка, сказал, что знает огромные темницы под дворцом Пророка. Раньше там держали отступников от веры в Бога Камня. Служители стали сносить трупы в эти помещения.
   Но скоро темницы оказались заполненными до самых сводов. Пополз запах мертвечины. Кригсброку снова пришлось принимать меры. Он взял несколько барж, перевозящих необходимые вещи на остров Кости, и глубокой ночью приказал рабам вынести трупы из подземелья и погрузить на баржи. Затем баржи отплыли к острову Кости. Здесь тела переложили на повозки, подняли по склону вулкана и сбросили в главный кратер. По окончании этой мерзкой работы Кригсброк и его четыре телохранителя убили рабов и отправили вслед за ужасным грузом.
   Когда баржи пришвартовались снова у дворца той же ночью, Кригсброк обнаружил, что Гулбуддин ждет его.
   – Итак, ты вернул мои баржи, интересно, что ты возил в них?
   – Не думаю, что ты захочешь узнать, – сказал Кригсброк, проработавший всю ночь и смертельно не желающий говорить правду. – Ну ладно. Сегодня у меня был груз для острова Кости. Мы перекопали все конюшни этой вонючей страны и собрали всю грязь от испражнений лошадей за многие годы. У меня набралось двадцать повозок. – Кригсброк наморщил лоб. – Пути Величайшего неисповедимы, – добавил он.
   – Это так. Но, как ты думаешь, зачем ему двадцать повозок лошадиных испражнений?
   – Может, он собирается создать нового монстра, который станет их есть. Помнишь великанов-людоедов? Гулбуддин содрогнулся:
   – Проклятые твари были безумными. Один из них съел моего друга Кинрадрика. Оторвал ему голову, если хочешь знать.
   Кригсброк рассмеялся:
   – Я видел, как один из них съел лошадь из-под седока! Еще живую.
   – Это отвратительно.
   Кригсброк снова рассмеялся, но согласился.
   – Как поживает Пророк? – спросил Гулбуддин.
   – Честно говоря, он меня беспокоит. Он становится несколько странным, скажем так. В основном он спит, но когда просыпается – ой-ей-ей! – Кригсброк выразительно сплюнул.
   – Все это было странным с самого начала. Вдохнуть в мертвеца пародию на жизнь.
   – Впрочем, он неплохо служит Повелителю.
   – Конечно, конечно, – кивнул Гулбуддин.
   – Он говорит, что пища его не интересует.
   – Но ведь, если он живет, он должен и есть, разве не так?
   – Да, он должен есть, но он не хочет жить. Кригсброк отослал баржи и отправился проведать Пророка. «Тот Кто Должен» спал, раскинувшись на спине и с открытым ртом. В таком состоянии он пребывал всегда, до тех пор пока его не будили. И это было счастьем. Проснувшись, он мог вернуться к своим занятиям, потребовав новых рабов для убийства.
   Кригсброк тихонько отошел на цыпочках в сторону и отправился в спальню. Он оставил двух телохранителей, отослав двух других спать. Им сегодня выпала долгая ночь. Уже приготовившись ко сну, он поразмышлял над вопросом: «Зачем Повелителю могли понадобиться двадцать повозок конского навоза?»

   Глава 19


   Базил лежал на солнышке, опустив ноги и хвост в прозрачную воду. Разница температур между верхней и нижней половинами тела была особенно приятной. Даже просто загорать на солнышке было удовольствием. После нескольких дней работы с бочками – перетаскивания их взад и вперед – драконам наконец дали возможность отдохнуть.
   Единственное, чего недоставало, это бочонка аргонатского зля. После жаркой утренней работы глоточек зля, этак с два-три галлона, был бы в самый раз.
   Хвостолом перевернулся, поменяв положение. Сейчас он немного потерял в весе и ощущал, какими упругими и здоровыми стали его спина и плечи. Дни физической работы хорошо повлияли на мускулы. Даже несмотря на регулярные упражнения, образ жизни драконов на борту был нездоровым. Базил искренне надеялся, что путешествие скоро окончится. Он устал от тесноты и недостатка пространства. Еще он устал от искушения океаном. Лучше бы поскорее уйти от его запахов. Все драконы лишились покоя – за исключением Пурпурно-Зеленого, конечно. Ну а Базил лучше чем кто-либо понимал почему. Временами он испытывал неодолимый соблазн прыгнуть за борт, в лоно океана. Когда они снова оказались на суше, искушение пропало. Драконы существовали внутри человеческой военной машины, и ее рутина давала им чувство бессознательного комфорта. Им нужно было только маршировать, выполнять приказы и тренироваться. И есть. И, конечно, сражаться. Все это виверны любили. Особенно они любили есть и сражаться.
   Больше того, как и все драконы, Базил был заинтригован слухами, что они могут встретиться со своими собственными легендарными предками.
   Эйго был темным континентом, большей частью лежащим в тропических широтах. Очертаниями он напоминал заглавную «А», вершина буквы упиралась в северный тропик, экватор же делил континент надвое. Легенды говорили об обширном внутреннем море в самом сердце Эйго. Море это называлось Набом (Н-ах-б) Эйго, и на его карте были отмечены невероятные глубины и действующие вулканы.
   Это были очень странные воды, как говорила молва, хранящие в себе создания, давно исчезнувшие в остальных частях мира. Там встречались животные, похожие на драконов; предполагалось, что живут они исключительно в воде.
   Чем ближе подходил флот к берегам Эйго, тем больше историй припоминали как моряки, так и легионеры, а между ними, пересказывая особо любопытные слухи, курсировали драконопасы.
   Легендарные предки вызывали множество споров. Собственно говоря, как раз о них сейчас и толковали в Сто девятом.
   Блок слышал, что у драконов из озера Наб, что на континенте Эйго, очень вытянутая шея и четыре плавника вместо конечностей.
   – Как такие могут быть нашими предками? – хотел знать Влок.
   – Я думаю, они ими и не являются, – отвечала Альсебра, – когда-то давно я слышала, что мы произошли от короткошеего вида, жившего в северных океанах.
   – Могут ли виверны скрещиваться с этими длинношеими из внутреннего моря? – интересовался Роквул, молодой кожистоспинник.
   – О! Роквул помышляет об оплодотворении яиц предков! – сказал со смешком Влок.
   – Все мы знаем, что Влок предпочел бы лучше съесть их яйца, – заявил Пурпурно-Зеленый ехидно.
   – Отвечаю на вопрос кожистоспинного, – отозвалась Альсебра, – скорее всего нет.
   – Но ведь наш вид может скрещиваться с дикими драконами, есть жизнеспособные экземпляры.
   Все знали, что Роквул говорит о Базиле и дикой зеленой драконихе по имени Высокие Крылья. Их дети, молодые Бранер и Гренер, родились крылатыми и летали не хуже своей матери. Сейчас они жили на крайнем севере, охотясь на северных оленей карибу и мамонтов.
   – Это правда, но ведь виверны и дикие драконы имеют общего предка. В нас течет одна кровь.
   – Да, да, конечно, – последовали кивки, и несколько драконов заворочались, поудобнее устраиваясь у озерка.
   – Тогда, выходит, мы и здешние очень разные?
   – Да.
   Жаль, но таково было положение вещей: нечего было и думать о том, чтобы пытаться оплодотворить яйца морских чудовищ.
   Базил вполуха слушал все эти разговоры, одновременно с нежностью размышляя о своей «семье». Наверное, они охотятся на белых медведей, можно не сомневаться. Дикие драконы непомерно сильны и свирепы.
   «Возможно, даже слишком сильны», – подумал он. Его малютки не выражали особенного почтения отцу. Больше того, они бранили папочку за отсутствие крыльев. Хвостолом снисходительно усмехнулся. Они дики и прекрасны, так же как и их мать. Возможно, когда-нибудь он снова возляжет с зеленой драконихой.
   Тут кто-то толкнул его в плечо.
   Базил повернулся. Встревоженный человек в туземном платье – простая белая туника и алая головная повязка – отскочил назад. За его спиной стояли двое других, с ними была повозка, нагруженная маленькими бочонками.
   – Просим прощения, великий почтенный дракон, но мы хотели бы воздать тебе честь этой бочкой пульджи. Мы угостим и твоих друзей.
   – Что такое пульдасм?
   Они подкатили одну из бочек, открыли, наполнили чашу и поднесли великану.
   Базил осторожно понюхал. Его беспокоила заинтересованность в глазах визитеров.
   – Попробуйте, – сказал Базил. Влок потянул носом, расплескав содержимое. Следующая проба была предложена Альсебре.
   – Что-то вроде пива? – спросил с надеждой Влок.
   – Да, это готовят примерно так же, – ответили люди в белых туниках.
   – Это хорошо, очень любезно с вашей стороны, островные люди, – Влок поднял бочку и выбил днище. Потом сделал длинный глоток под взглядами остальных.
   – Да, очень хорошо, – сказал он.
   – Влок никогда не был настоящим ценителем пива, если хотите знать мнение дракона, – придирчиво сказал Пурпурно-Зеленый.
   – Что дикий дракон понимает в пиве? Ты вместо него пил кровь белых медведей.
   Альсебра ворчала, явно забавляясь.
   Все драконы вдруг почувствовали легкие угрызения совести, которые, однако, очень быстро растаяли.
   А драконопасов, которые могли бы сказать «нет», рядом не было. Командир эскадрона Уилиджер ушел в туземную деревню. Так что вскоре весь Сто девятый драконий пил пульджи.
   У напитка был совершенно особенный вкус, скорее не пивной, а винный. Пульджи было сладким, пахло фруктами и легкой гнильцой. Однако оно было прохладным, и драконы воздали ему должное.
   Потом одни улеглись на коралловый песок, другие попрыгали в воду. Но с течением времени один за другим огромные животные затихали и погружались в чрезвычайно самосозерцательное и расслабленное состояние. Примерно через час все уснули.
   Вернулись туземцы в белых туниках. Базил обнаружил, что рядом с ним стоят двое:
   – Великое чудовище, мы принесли тебе предложение. – Верио был ломаным, но понятным. Базил моргнул.
   – Мы думаем, ты останешься жить на нашем острове. Мы будем кормить тебя и давать много пульджи, а ты будешь жить здесь, в озере у лагуны.
   Это звучало неплохо.
   – Да, ты будешь хорошим чудовищем, мы будем ухаживать за тобой и отошлем других людей прочь, ты им скажешь, что они не могут держать тебя против твоего желания. Вместо этого ты станешь нашим.
   – Мы будем хорошими хозяевами, – сказал другой. Хозяевами? Базил снова моргнул. Он не работает на «хозяев», а это имя единственно вызывает в нем мысли о Великом Враге, с которым он воюет, как и все драконы-виверны.
   – Нет, – твердо сказал он, – я никогда не работал на хозяев. – Он поднялся на ноги.
   – О, ну так станешь, великий дракон. Потому что мы дадим тебе пульджи. Ты ведь хочешь пульджи?
   Базил снова моргнул. На самом деле напиток подействовал на него не очень сильно. Ну, было трудновато думать да не получалось петь.
   – Дракон будет очень полезен для того, чтобы строить нам разные вещи, – пробормотал один из людей. Люди улыбались. Базилу не понравились их улыбки:
   – Нет. Я – боевой дракон, дракон легиона. Я слишком занят. Счастливо оставаться.
   Он отвернулся от них и пошел в сторону пальм, окружающих небольшую ферму. Здешний фермер проявлял поистине героическую выдержку, соседствуя с таким количеством драконов. На ходу Базил бормотал про себя о людях, желающих быть «хозяевами». Он вызвал в памяти лицо Мезомастера, с которым дрался в подземных карьерах страшного города Дзу. Вот как драконы расправляются с людьми, которые пытаются стать «хозяевами» драконов! А в легионе драконы служат добровольно.
   Хвостолом уже подходил к озеру, с умилением думая об обеде, когда по дороге ему попалось небольшое болотце, образовавшееся в том месте, где ручей растекся под корнями травы. И тут он почувствовал, как что-то коснулось его головы, и сразу же верхнюю часть тела опутала сеть. Ноги споткнулись о веревку, протянутую в грязи, и что-то стукнуло его по спине.
   Базил рванулся с испуганным вскриком и тяжело упал. Кто-то возбужденно закричал, и, повернув голову, дракон увидел с дюжину или больше туземцев в белых туниках, собравшихся вокруг. Несколько человек принялись обматывать пленника новыми сетями, остальные держали в руках дубинки и веревки.
   Глаза Базила налились кровью. Он полностью потерял над собой контроль. Не исключено, что пульджи еще и подстегивало его.
   С ужасающим ревом гигант поднялся из болота. Люди хором закричали, во не выпустили веревок. Дракон разорвал сеть в клочья. Веревки лопнули, когда он дернул своей огромной ногой, и люди, все еще цеплявшиеся за пленника, посыпались в грязь. Базил схватился за длинную палку, которой пытались его оглушить. Когда те двое, что держали ее в руках, потянули жердь к себе, он просто зашвырнул их на дерево.
   Несколько дураков прыгнули ему на спину и стали бить дубинами по голове. Он обернулся, оторвал людишек от своей шеи и побросал в самую середину болота.
   Затем перехватил жердь словно дубину и начал колотить все подряд – деревья, людей, камни и маленькую пастушью хижину, которая немедленно развалилась от такого обращения.
   Оставшиеся люди бросились наутек, преследуемые разъяренным виверном, машущим дубиной направо и налево. Пожалуй, для приятного отдыха на берегу озера получилось многовато!
   Впрочем, драконы оказались не единственными в Сто девятом марнерийском эскадроне, на чью долю выпали неприятности.
   Релкин брел вверх по склону старого вулкана Радуа, пока не дошел до места, откуда открывался великолепный вид. Отсюда был виден флот, в беспорядке разбросанный по лагуне, и внешний риф, окаймленный белой пеной бурунов. Все это создавало очаровательную тропическую атмосферу, радующую сердце. Потом драконир спустился в ложбину между вулканами, оказавшись в самом сердце острова. Он миновал фермерские поля, на которых росли кукуруза и ананасы, и углубился в сады фруктовых деревьев.
   Воздух был теплым и легким, напоенным ароматами пряностей. Релкин чувствовал, как спокойствие заполняет его душу, разве что за исключением того уголка, который тосковал об Эйлсе.
   Перейдя небольшой каменный мостик через ручей, он вдруг обнаружил, к собственному удивлению, Свейна, сидящего на корточках по шею в воде. Парень целиком погрузился в воду и с шумом выдохнул воздух.
   Потом он поднял голову. Релкин увидел, что верхняя губа Свейна распухла и кровоточит. На лбу красовалась шишка, щека была расцарапана и до сих пор сочилась кровью.
   – Релкин, ты меня спасаешь! Откуда ты явился?
   – Что случилось?
   – Мы влипли в неприятность. Я и Джак.
   – Ну да?
   – Особенно я.
   – Да что случилось?
   Свейн встал и, махнув рукой, пошел в сторону группы деревьев. Релкин последовал за ним и обнаружил маленького Джака, сидящего позади распростертых на земле телес Бирджит, свейновой воздыхательницы с «Ячменя». Под ней была лужа крови.
   Лицо Джака было зеленым.
   Релкин тихо охнул, представив, что тут могло произойти.
   – Она преследовала тебя? Джак молча кивнул.
   – Я и не видел ее, – сказал Свейн, – да и не думал, что увижу.
   – И?
   – Она напала на меня, когда я пошел купаться.
   – Что?
   – Она сказала, что или я сейчас же займусь с ней любовью, или она меня зарежет. У нее был здоровенный нож.
   Релкин выругался и плюнул на землю.
   – Она не остановилась, Релкин, даже когда я взялся за кинжал.
   Релкин наклонился на морячкой. Бедная женщина со своей сумасшедшей страстью к Свейну, почему она не могла оставить парня в покое? Зачем ей пришлось принять такую смерть?
   Похоже, она не дышала. Мальчик пощупал пульс. Ничего. Он нажал сильнее. Теперь, похоже, что-то прощупывалось. И наконец он ясно почувствовал пульс, хотя и слабый.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация