А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "1-я трилогия о Сером Легионе Смерти-2: Звезда наемников" (страница 5)

   – Но, мой повелитель, должен заметить, что действия партизан не скоординированы. У них нет единого командования. Атаки совершаются отрядами мятежников, действующих на свой страх и риск.
   – Тем не менее с ними необходимо покончить! Герцог Ринол лично приказал мне навести на Верзанди порядок. Мятежу будет положен конец... любым способом.
   – Да, мой повелитель.
   – Мы возьмем Верзанди в кулак и начнем его сжимать до тех пор, пока последняя капля крови верзандийцев не просочится сквозь наши пальцы. Герцогу нужна эта планета... а не ее обитатели. Не все, по крайней мере. Человеческий материал нынче дешев, к тому же его легко импортировать. Если мы не сможем привести здешний люд к покорности, то завезем сюда другую рабочую силу. Не так ли, полковник?
   – Да, мой повелитель.
   – Хорошо. Теперь о другом.
   – Мой повелитель?
   – Наша база на Верзанди-Альфе приняла сообщение с грузового Т-корабля, вышедшего к Норне в зенитной Т-точке. Мы в настоящий момент не ждем никакого корабля. Появившийся Т-корабль сообщил, что он является вольным торговцем, зафрахтованным Синдикатом Драконов. Далее в сообщении было сказано, что к Верзанди с корабля отправлен шаттл класса «Сфера».
   Кевлавич нахмурился:
   – С какой целью, мой повелитель?
   – Вероятнее всего, это департамент снабжения соизволил наконец почесаться и направить сюда груз припасов и комплектующих для боевых роботов. Однако я считаю, что нам не мешало бы принять меры предосторожности. В настоящий момент мятежники, сидящие в своих болотах, для нас не более чем досадная помеха. Однако при наличии помощи извне они могут представлять серьезную угрозу.
   – Может быть, это лиранский капер, повелитель?
   – Возможно, хотя и маловероятно. Это может быть также и вольный пират, хотя я в этом и сомневаюсь. Для пиратского набега войск и техники, которые может взять на борт один шаттл, маловато. Все же бдительность не помешает. Если этот шаттл сядет на Верзанди, вы, полковник, организуете немедленную переброску дополнительного контингента войск к месту посадки и возглавите оборону. В этой ситуации перед вами ставятся две основные задачи: не дать чужому шаттлу уйти с планеты и любыми способами воспрепятствовать тому, чтобы новоприбывшие вступили в контакт с мятежниками. Вы поняли, полковник?
   – Так точно, мой повелитель.
   – Очень хорошо. Вы свободны.
   Полковник Кевлавич отдал честь, повернулся на каблуках и покинул террасу.
   А над саваннами продолжали разноситься страдальческие крики хиримзим. На большом расстоянии их скорбные голоса, сливающиеся в единый хор, казались почти человеческими.
   Генерал-губернатор Масаеси Нагумо находил печальное очарование в отдаленных звуках джунглей.

   VI

   По прямой от зенитной Т-точки Норны до Верзанди было 1.39 астрономических единиц, то есть порядка 207 миллионов километров. При постоянном ускорении, с учетом маневров и торможения, этот переход должен был занять восемьдесят часов. Почти все палубы шаттла были доверху заставлены грузами, так что места для тренировок, которыми изводил пехотинцев сержант Рэмедж, было маловато. Остальные же пятьдесят с лишним мужчин и женщин коротали время за игрой в карты и кости либо лежали на койках, читая, пытаясь спать или просто думая о своем.
   Размеры шаттла создавали впечатление огромного пространства внутри, но это оказывалось обманчивым. Единственное большое помещение на шаттле – кают-компания была занята Грейсоном под штаб. Легионеры или техи, собравшиеся поразмять ноги или воспользоваться прибором для чтения микрофиш, чтобы развеять скуку, чаще всего наталкивались на запертую дверь с табличкой, написанной от руки: «Штабное совещание».
   Эти штабные совещания, собиравшиеся через каждые двадцать четыре часа корабельного времени, предоставляли Грейсону отличную возможность наблюдать, как члены штаба учатся работать совместно, притираются друг к другу; наблюдать и делать для себя выводы. Кроме того, на этих каждодневных совещаниях обсуждались различные планы их действий в ближайшие несколько недель. Нельзя сказать, что совещания проходили всегда гладко. То и дело Грейсону приходилось убеждать, доказывать и предупреждать могущие возникнуть конфликты, выслушивая мнения обеих сторон. Одним словом, на этих совещаниях лепился будущий крепкий Легион.
   – Но вы же знали, на что шли, когда завербовывались в Легион, – устало сказал Грейсон. У него раскалывалась голова. Уже, наверное, дюжину раз ему приходилось снова и снова возвращаться к этой теме. По мере приближения к Верзанди, где их ждали силы Дома Куриты, Грейсон на совещаниях все больше времени уделял двоим пилотам АКИ. С ними было сложно. Опыт, полученный пилотами в битве при Севрене, заставлял их с большим подозрением относиться к любым обещаниям типа «мы вас не оставим».
   – Но послушайте, вы же не сказали нам тогда, что в качестве шаттла будет старый и чудовищно уязвимый грузовик, – раздраженно выпалила Сью Клейн. От волнения она даже встала со своего места и теперь стояла, в обвиняющем жесте наставив указательный палец на Грейсона. – Вы тогда сказали, что прикроете нас в случае чего, а теперь выясняется, что огневой мощи шаттла не хватит даже против одного патруля противника.
   – Возможно, вы и правы, – спокойно проговорил Грейсон. – Но на настоящий момент вы и лейтенант Шерман представляете собой все аэрокосмические силы Легиона. Кроме вас мне обратиться не к кому. Наше положение, я надеюсь, вы понимаете не хуже меня. Очень возможно, что уже через десять часов мне понадобится защита АКИ. До места назначения еще далеко. Если предлагаемая работа вам не по душе, почему же тогда вы не покинули Легион на Галатее, когда я предложил сделать это каждому, кто здесь присутствует?
   – Я тогда не знала, что вербуюсь в команду самоубийц!
   Тут подал голос Джеффри Шерман, сидящий рядом с Клейн:
   – Мы предполагали, что наше участие сведется к прикрытию наземных групп, капитан. Сью и я – мы умеем это делать, что да, то да, и в этом качестве охотно согласились участвовать в операциях Легиона. Но то, что предлагаете вы... – Он постучал по экрану портативного компьютера на столе перед ним. – Проще уж сразу пойти на таран ближайшего астероида.
   Грейсон глубоко вздохнул и заставил себя расслабиться. Ситуация складывалась критическая. От того, как он сейчас себя поведет, может зависеть успех всей их миссии, а может быть, и Легиона в целом. Сью Эл-лен Клейн и Джеффри Шерман были единственными, кто остался в живых после безумной атаки в битве при Севрене, когда их эскадрилья АКИ схватилась с намного превосходящими силами противника, когда на каждый АКИ приходилось по нескольку куритских «Демонов». В этой атаке погибли их товарищи, погиб брат Клейн. Когда их эскадрилья была формально расформирована, Клейн и Шерман сделались наемниками и присоединились к Серому Легиону Смерти.
   Теперь эти двое хотели гарантий, что шаттл не бросит их в космосе наедине с патрулями Драконов.
   Грейсон побарабанил пальцами по столу.
   – Мне нечего вам сказать, ребята. Я знаю, что вы смогли бы организовать нам отличную поддержку сверху во время наземных операций. Именно в этом качестве я и намерен вас использовать, как только мы совершим посадку. Но до планеты еще надо добраться. А сейчас к нам в любой момент могут подойти патрули Дома Куриты. В этом случае я хотел бы иметь защиту в виде ваших АКИ. Я согласен, может так статься, что нам придется пробиваться к планете с боем. В этом случае есть вероятность, что мы не сможем принять вас в боевой обстановке на борт. Когда мы начнем вход в атмосферу, у нас не будет ни одной лишней секунды. Кроме того, вряд ли капитан Мартинес захочет распахивать люки шлюзов, рискуя схлопотать туда ракету-другую. Да и для сложных маневров времени не останется. Все, что я могу вам обещать, – так это координаты нашего места посадки. Как только «Фобос» уйдет от кораблей противника, отрывайтесь от них и соединяйтесь с нами на планете. – Грейсон повернулся к Эрадайну, который на этот раз тоже присутствовал на штабном совещании. – У вас есть что добавить, гражданин?
   – Только следующее. Если вы совершите посадку в приполярной зоне, оставайтесь возле своих АКИ. Рано или поздно наши люди вас там найдут. А что до Драконов, то они предпочитают не соваться в джунгли без крайней на то надобности. Очень уж они... в болотах вязнут.
   – А как Легион рассчитывает протащить боевых роботов через эти трясины? – спросила Сью Эллен. Эрадайн хмыкнул:
   – Нас встретит человек из Революционного комитета. Его зовут Эрикссон. У него на примете есть одно местечко... островок... совершенно сухой и к тому же полный всяких сюрпризов для врагов. А прокладка гатей хорошо налажена в районах, прилегающих к Лазурному морю. Весь бассейн опутан сетью гатей.
   Грейсон нахмурился при этих словах. Неосмотрительно со стороны Эрадайна сообщать имена членов Ревкомитета людям, которые могут попасть в плен.
   Сью Эллен снова уселась на свое место рядом с Шерманом, и тот не замедлил взять ее руку в свою.
   «Да, – подумал Грейсон, – вот оно – слабое место. Но что прикажешь им сказать? Перестаньте любить друг друга во имя Легиона?»
   – У вас есть какие-нибудь сведения насчет космической обороны куритян? – спросила Мартинес.
   – Пожалуй, что нет, – признался Грейсон. – Известно, что у них есть боевые шаттлы, базирующиеся на Верзанди-Альфе. Кроме того, гражданин Эрадайн утверждает, что на самой планете имеются АКИ. Он тоже знает не очень-то много.
   – Восхитительно! – пробормотала Сью Эллен. – Опять мы летим прямо в западню...
   – Хватит! – Грейсон в ярости хватил кулаком по столу. В помещении воцарилась абсолютная тишина. Грейсон тоже молчал, обводя взглядом по очереди всех присутствующих. Он уже жалел, что не сдержался, но, что сделано – того не воротишь. – Значит, так. У вас двоих есть выбор... Либо вы выполняете контракт, заключенный с Легионом, – а это предполагает подчинение моим приказам, – либо выбываете из игры. Что для вас означает следующее: вы остаетесь на борту «Фобоса» на все время кампании в качестве балласта, каждый в своей каюте. При этом вы освобождаетесь от всех обязанностей и лишаетесь всех званий. При первой возможности, если таковая представится, мы возвращаем вас на Галатею или на одну из узловых планет... И упаси вас Боже потом еще раз встать у меня на пути!
   Шерман сцепил пальцы рук так, что побелели костяшки.
   – Капитан, вы же говорили, что мы вам нужны.
   – Разве? Я имел в виду, что мне нужны ваши истребители. Ну так они и перейдут из вашей в мою собственность. Я заберу их у вас как военную добычу.
   Клейн была шокирована его словами.
   – Вы этого не сделаете!... У вас же нет пилотов...
   – А это уже мои проблемы, лейтенант. А ваши – решить наконец, с нами вы или нет. И решить немедленно! Или вы работаете в одной упряжке со всеми, или сядете под замок. Выбирайте!
   Шерман и Клейн пытались было протестовать, но в конце концов, видя, что иного выхода у них нет, сдались. Они согласились подчиняться приказам Грейсона и обеспечить прикрытие «Фобоса» на подходе к планете.
   Когда совещание было закончено и все разошлись, Грейсон продолжал сидеть, тупо глядя перед собой. Он устал, он уже так устал...
   Когда Грейсон поднял глаза, то обнаружил, что кроме него в кают-компании осталась еще и Илза Мартинес.
   – Слушай, майор, – проговорила она. – Надеюсь, ты понимаешь, что у этой парочки есть еще и третий выход.
   Он недоумевающе посмотрел на нее. В усмешке женщины, в ее интонациях чувствовался вызов. И ее обращение – «майор» – почти граничило с умышленным оскорблением. На борту шаттла капитаном была именно она, а корабельные традиции и протокол, восходящие еще ко временам мореходства на древней Терре, говорили, что на корабле лишь один человек имеет право называться капитаном. В ситуациях же, подобной той, какая имела место сейчас, офицерам в чине капитана, таким, как Грейсон, предписывалось оказывать уважение, временно как бы повышая их в звании на один ранг. Вместе с тем Грейсон чувствовал, что Мартинес использует обращение «майор» как своего рода оружие, вкладывая в него особый подтекст. Но у Грейсона сейчас не было ни сил, ни желания вникать в намерения Илзы Мартинес.
   – Что вы имеете в виду? – буркнул он.
   – Черт возьми! Только то, что они могут переметнуться на сторону противника. Им ни черта другого не останется, если они не смогут вернуться на «Фобос».
   – Вряд ли они пойдут на это, – возразил Грейсон. Без особой, впрочем, убежденности. Все эти дни он приглядывался к двум пилотам, составляя себе представление о них, ставя себя на место наемников. Но люди не похожи друг на друга. В самом деле, кто знает, как поведут себя Шерман и Клейн в той или иной ситуации? – Сью Эллен очень переживает смерть брата. А тот погиб в бою с Драконами.
   Капитан шаттла высунула кончик языка. Как и капитан Тор, она происходила родом из Лиги Свободных Миров – Дома Марика. Об этом говорили голубые крылья, вытатуированные на лбу над глазами. Татуировка придавала ее лицу зловещее выражение.
   – Эти двое, они спят вместе. Ты хоть это понимаешь?
   – Ну и что с того?
   – Черт возьми! Ты же сам еще молодой, не старик. Неужто не понимаешь, майор? В этом-то вся проблема. У нас всего двое «акишников» на борту, всего двое, и они больше думают друг о друге, чем о твоем отряде и твоих планах. Я не назвала бы эту ситуацию хорошей... майор.
   – Вы взялись провести шаттл сквозь блокаду, капитан. Так и занимайтесь своим делом, – процедил Грейсон, чувствуя, как его головная боль усилилась. – А о своих людях я буду беспокоиться сам.
   «О своих людях»? А Илза Мартинес – с ней как? Тоже причислять к Легиону? А Шермана и Клейн? Беспокоиться о своих людях! В последнее время он только этим и занят. Сперва Лори с ее страхами. Теперь Шерман и Клейн. А «Фобос» тем временем все приближался к Верзанди и ее одинокой, нелепо гигантской луне. Дальний радар уже засек корабли Дома Куриты. Те шли встречным курсом. Расчеты показывали, что от первой встречи с врагом Серый Легион Смерти отделяет менее чем десять часов.
   Тонкий, черный Т-корабль материализовался во мраке космической ночи в надирной Т-точке Норны, в 1.28 астрономической единицы от звезды. Убедившись, что поблизости нет других кораблей, пришелец развернул паруса и начал накапливать энергию, готовясь к следующему прыжку. Одновременно с этим он развернул направленную параболическую антенну, наведя ее на желтоватый огонек среди звездной россыпи – таковой виделась отсюда Верзанди. Импульс длительностью в одну десятитысячную секунды ушел в пространство.
   Завершив свою миссию, корабль-курьер начал готовиться к возвращению в Федеративное Содружество. Сообщение шпиона с Галатеи должно было дойти до Верзанди меньше чем через одиннадцать минут.
   Исору Кодо, адмирал флота, в раздражении уставился на женщину-офицера в капитанском чине, которая положила перед ним рапорт.
   – Почему вы беспокоите меня с этой ерундой? Капитан Пауэлл вытянулась по стойке «смирно», глядя не мигая поверх лысой, как яйцо, макушки адмирала в окно адмиральского кабинета, откуда открывался вид на иззубренные скалы лишенной атмосферы Верзанди-Альфы. Сама Верзанди гигантским золотистым полумесяцем висела над горизонтом. Верзанди-Альфа была мертвым миром скал, утесов и горных пиков, являя разительный контраст с планетой, чьим спутником она являлась.
   Пауэлл изо всех сил пыталась справиться с охватив шей ее дрожью. Главное – чтобы не подвел голос. В конце концов, служить под началом адмирала Кодо – это еще не самое худшее, что с ней могло случиться. Были, конечно, командиры и получше его, но встречались и похуже. Конечно, служба на базе Верзанди-Альфа – это не то назначение, о котором стоит мечтать, но оно не идет ни в какое сравнение со службой в наземных частях на Верзанди. Нет, что угодно, но лишь бы подальше от железного кулака и бешеного нрава генерал-губернатора.
   – Адмирал, – наконец решилась она подать голос, – приближающийся корабль и в самом деле во всем походит на стандартный шаттл класса «Сфера», однако же есть и кое-какие... несоответствия. – На лице Кодо оставалось все то же выражение брюзгливого недовольства, но Пауэлл все же решилась продолжать: – Коды и частота, на которых идут передачи с корабля, такие же, какими мы пользовались два года назад. И еще: по графику никаких кораблей в ближайшие четыре недели не ожидается.
   – Ну так и что?
   – Мой повелитель, неизвестный может оказаться пиратом, который пользуется устаревшими кодами.
   – Вокруг меня что, все полные идиоты, что ли? – Кодо проговорил это безнадежным тоном. – Вы что же, думаете, что я не подумал прежде всего насчет кодов, а? – Он хлопнул по распечатке, лежащей перед ним на столе. – Неужели ни один из моих подчиненных не в состоянии проявить хотя бы минимум инициативы или же просто пошевелить мозгами? Это шаттл свободного торговца, зафрахтованного адмиралтейством Синдиката Драконов для грузоперевозок. Несколько часов тому назад я уведомил об этом генерал-губернатора. Там, внизу, кстати, тоже так считают.
   Капитану Пауэлл только и оставалось, что выпучить глаза, услышав подобное заявление. Но она заставила себя сохранить бесстрастный вид. График перевозок в Синдикате Драконов был отлично отлажен. А уж для судов, направляемых департаментом снабжения, и вовсе несвойственно появляться раньше срока. Скорее наоборот. Тем более если это зафрахтованный вольный торговец.
   Следя, чтобы голос не дрожал, и тщательно подбирая слова, Пауэлл решила на свой страх и риск продолжить:
   – Мой повелитель, мы провели тщательный анализ курса шаттла, его скорости и спектра остаточного следа двигателя. В передаче неизвестные утверждают, что это шаттл класса «Сфера». Но тут тоже есть несоответствия. Шаттлы класса «Сфера» имеют массу в три тысячи пятьсот тонн, а...
   – Вы полагаете, что я не знаю массу «Сферы», капитан? – В голосе Кодо появились зловещие нотки.
   – Что вы, мой повелитель. Напротив!.. Но у неизвестного шаттла масса составляет три тысячи двести тонн. Хотя, конечно, этому тоже можно было бы найти объяснение. Скажем, речь идет о неполной стандартной комплектации корабельного оборудования... Все же я сочла необходимым довести эту информацию до вашего сведения, адмирал.
   – Информация доведена, благодарю. Вы мастерски вычислили массу этого шаттла. Великолепное доказательство того, что моим офицерам больше нечем себя занять! А теперь слушайте: я вам скажу, что это такое. Это обычный грузовоз от департамента снабжения, который пришел... чуть раньше графика. Поняли? Обычный грузовой Т-корабль! – Кодо покачал своей лысой головой, на лице у него появилось выражение застарелой скорби. – Ваше досье, капитан, особенно указывает на вашу инициативность. На настоящий момент я что-то этого не вижу. А давая офицерам характеристики, я, как правило, отмечаю лишь то, что вижу. А пока что могу посоветовать вам, капитан, одно: постарайтесь впредь проявлять свою хваленую инициативность не в моем кабинете и дайте мне возможность спокойно работать.
   С этими словами Кодо повернулся к экрану терминала, давая понять, что разговор окончен.
   – Благодарю вас, адмирал, мой повелитель. – Капитан Пауэлл молодцевато отдала честь и покинула кабинет адмирала.
   В коридоре она прислонилась к стене и облегченно вздохнула. Пронесло. Но кто бы мог знать, что лысый Кодо встал сегодня не с той ноги.
   – Капитан?
   – А? – Это был молодой лейтенант из отдела связи. Когда она взглянула на него, тот подтянулся и отдал честь. – Что там еще?
   – Срочное сообщение от курьера, капитан. Только что получено.
   – Давайте его сюда.
   Лейтенант подал ей конверт, отдал честь и быстро удалился. Пауэлл пробежала глазами сообщение, сделала паузу, затем прочла еще раз. Вот оно! Доказательство того, что это не простой грузовоз. Это был акт экспертизы, результаты дополнительных анализов эмиссионого следа двигателей шаттла. Это была не «Сфера», это был чужой шаттл с наемниками и боевыми роботами на борту. И направлялся он, конечно же, на Верзанди для оказания поддержки мятежникам. Это была бесценная информация. Теперь весь вопрос в том, как... как бы ее получше использовать.
   Если передать ее сообщение адмиралу Кодо, тот может его проигнорировать.. Или же наоборот: поднять боевую тревогу, а потом все заслуги приписать себе. Кроме того, для нее, капитана Пауэлл, было бы небезопасным еще раз представать сегодня перед глазами лысого адмирала, коли он в таком настроении. Вариант обойти Кодо и лично обратиться в штаб Масаеси Нагумо тоже не проходит – в этом случае ей грозил бы трибунал за нарушение субординации и попытку действовать через головы вышестоящего начальства. В армии Синдиката Драконов подобные попытки карались особенно строго, законы здесь были простые и недвусмысленные. Ну да ладно. Лысый ублюдок хотел от нее инициативы? Он ее получит.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация