А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "1-я трилогия о Сером Легионе Смерти-2: Звезда наемников" (страница 35)

   XXXVIII

   Дым от пожара предоставлял слабую завесу для одетых в черное партизан, укрывшихся за баррикадами. На земле лежали тени от окружающих зданий и стен, но лучи рассветной Норны уже прорывались через облачный покров и дым. Ворота отсутствовали, повсюду торчали почерневшие куски арматуры, искореженные взрывом.
   На улицах города тоже было дымно. Оттуда бело-голубые лазерные лучи прошивали пространство, оставляя кратеры на стенах домов позади защитников, осыпая их пылью и градом камней. Макколл поставил своего любимого «Грома небесного» прямо за главной баррикадой, откуда стреляли снайперы партизан, и добавил к ним огонь своей пушки.
   «Волкодав» занял выгодную позицию во внутреннем дворе на западной стороне, и своим ПИИ не давал врагам приблизиться к воротам, Халид поместил грейсоновского «Беркута» высоко на крышу двухэтажного здания у восточной стороны двора.
   К ним присоединился «Мародер», и Грейсон поручил Лори вызвать Рэмеджа.
   – Он говорит, что враги прорвались минуту назад, но Макколл их отогнал. Он думает, что сейчас начнется новая атака.
   Грейсон поднял визор своего нейрошлема и вытер пот со лба.
   – Совершенно верно. В любую секунду... Его слова были прерваны внезапным шипением ракет, падающих по пологой дуге через стены двора, взрывающихся в тучах осколков. Но эта атака закончилась так же внезапно, как и началась, погрузив двор в неестественную тишину.
   Грейсон направил «Мародера» на свет, прижимаясь к трехэтажному зданию.
   – Конец скачки, Лори.
   Она в ужасе помотала головой.
   – Быстро уходи! У нас нет брони. Уходи! Не заставляй меня тебя вышвыривать!
   Лори побледнела и твердо возразила:
   – Тебе нужен кто-нибудь у радио.
   – Больше не нужен.
   – Да какая разница! – Ее глаза блестели. – Мы заперты здесь, и ты думаешь, я тебя оставлю?! Грейсон улыбнулся:
   – Взгляни на дело с другой стороны. Лори. У меня все приготовлено к катапультированию. Но я не могу выброситься вместе с тобой. Не так ли?
   Лори тоже улыбнулась, кивнула, поднялась с пола и быстро, но крепко поцеловала его:
   – Я тебя люблю.
   Грейсон кивнул, крепко сжав ее плечи:
   – Я тоже тебя люблю. Лори. Теперь иди.
   Она выбралась на открытую крышку люка. Отсюда легко было перепрыгнуть на крышу соседнего здания. Лори оглянулась, их глаза встретились, а затем она скрылась в чердачной двери.
   Следующий залп Драконов не заставил себя ждать, заполнив замкнутое пространство двора светом, грохотом и тучами пыли. Едва отгремел залп, две огромные угрожающие тени вошли в открытые ворота. Грейсон распознал их массивные силуэты даже в пыльных облаках. Это были «Стрельцы».
   «Что-то Драконы торопятся прикончить нас, – подумал Грейсон. – Они могли просто подождать, пока мы сами не сдохнем. Что за спешка?»
   Он проверил оружие. Оба ПИИ были полностью заряжены. Надписи на экранах компьютеров сообщили об уровне энергии, мишенях и статусе систем. Затем ПИИ выстрелили одновременно, воткнув сквозь клубящийся дым молнии-близнецы в первого «Стрельца».
   Удар сотряс тяжелого робота, нарушил его равновесие и отбросил на вывернутую створку ворот.
   Грейсон включил перезарядку. Два крошечных раскаленных добела солнца запылали совсем рядом на корпусе упавшего робота возле кабины. «Стрелец» одновременно разрядил лазер и автопушку, языки пламени обозначили места разрывов на частично расплавленной броне поверженного гиганта.
   Второй робот противника ответил незамедлительно, его РБД ударили в черную стену центральной башни университета. Куски феррокрета и камни обрушились на баррикады, калеча и убивая их защитников.
   «Волкодав» разрядил свою пушку в «Стрельца». С противоположной стороны присоединил свой огонь «Беркут». Три лавины свинца скрестились на семидесятитонном роботе.
   Пушка «Мародера» была пуста, но Грейсон все еще мог обогатить симфонию разрушения своими лазерами. Зеленый свет на панелях возвестил о полной перезарядке ПИИ. Он вновь выстрелил, и куски раскаленного добела металла полетели во все стороны от уничтоженной кабины «Стрельца». В агонии робот медленно повернулся, а затем рухнул. Он упал на мостовую со страшным грохотом, посылая к небу столб черного дыма из разбитого корпуса. На обломках заплясало пламя.
   Первый «Стрелец» оставался на ногах, прижатый к створке ворот, и палил ракетами по зданиям. Машина была слишком близка к роботам наемников, чтобы эффективно расстрелять их РБД, но она могла еще погрести их под руинами. Белые лучи лазеров прогрызали яркие дорожки в пыли и дыму, однако точными выстрелами Халид заставил тяжелую машину зашататься и отступить.
   Но силы Драконов казались неисчерпаемыми. Еще несколько чудовищ ввалились в ворота и остановились за поверженным тяжеловесом. Вел «Грифон», а за ним следовали «Шершень» и «Стингер». ПИИ лидера ударили огнем в баррикаду. «Стрелец» Макколла отступил назад, получив удар в грудь.
   Клей ответил залпом РБД, и три ракеты ударили вражеский робот в руку. «Грифон» развернулся и контратаковал – молнии ПИИ вгрызлись в броню «Волкодава». Грейсон пригнулся в кресле «Мародера» и послал трофейную машину вперед. ПИИ «Грифона» угрожали всем четырем роботам защитников.
   При приближении Грейсона «Грифон» замер. Грейсон понял, что вражеский водитель, должно быть, озадачен. Маркировка грейсоновского робота говорила о том, что машина принадлежала тому же самому подразделению, что и атакующий. Это был боевой робот его командира. И это задержало руку воина на те самые секунды, которые были так необходимы Грейсону.
   Молнии ПИИ ударили с тяжелых плеч «Мародера», сойдясь на массивной броне грудной клетки «Грифона». Система охлаждения была повреждена, и на землю потекла зеленая жидкость. В открывшуюся брешь вонзились два лазера, превратив пластик и провода в перегретый пар.
   «Грифон» попробовал развернуться, но энергии уже не было. Низко посаженная сферическая кабина открылась, как цветок. На мгновение стало видно вражеского водителя, скорчившегося на сиденье. Затем ударила катапульта, и воин вылетел в небо, оставив свою машину неподвижной.
   Грейсон направил «Мародера» на другого приближающегося робота. Но тут заметил, как одетая в черное фигура отбежала от ноги этого «Стингера», когда тот переступал через упавшего «Стрельца». Кумулятивный заряд разбросал обломки металла и брызги охлаждающей жидкости. Нога опустилась, разбитое коленное сочленение подогнулось, и «Стингер» свалился на обломки своего собрата.
   «Шершень», стоявший в воротах, казалось, был растерян. Еще одна одетая в черное фигура партизана поднялась из обломков неподалеку прямо перед машиной, подняв огнемет к плечу. Огнемет выстрелил, и жидкое пламя растеклось по корпусу «Шершня». Робот застыл как пригвожденный, превратившись в огненное облако. Грейсон поймал себя на том, что ему очень хочется, чтобы водитель выбрался, но этого не произошло. Невероятный жар «дьявола», должно быть, перегрузил энергетические цепи катапульты.
   Пылающий «Шершень» и месиво разбитых машин полностью заблокировали проход. Грейсон использовал внезапную передышку для проверки своих систем. За исключением очевидных проблем, связанных с открытым колпаком, его робот был до сих пор не поврежден. Перегрев из-за непрерывного использования ПИИ был силен, но не особенно страшен. Грейсон отступил обратно в тень здания.
   Хотя связь отсутствовала, казалось, что остальные роботы Легиона повреждены несерьезно. До сих пор Легиону везло, поскольку им удалось уничтожить четыре вражеские машины у ворот и по меньшей мере две вывести из строя в туннеле. Впрочем, Грейсон знал, что такое счастье не может долго продолжаться.
   Сквозь дым в воротах возникли новые силуэты. Бронированные руки отбросили горящие обломки «Шершня», очищая проход для следующих роботов, там маячил очередной «Стрелец», но Грейсон не мог сказать, была ли это поврежденная машина или свежая. Пушечный и лазерный огонь заплясал по внутреннему двору, ударяя в массивную фигуру. «Стрелец» не отвечал, он склонился, удаляя с дороги остатки разбитого робота-близнеца.
   Грейсон открыл огонь из ПИИ и лазеров, сосредоточив его на одном боку нагнувшегося чудовища. Арка над воротами дрогнула. Каменные блоки обрушились на куритского робота, но без видимого эффекта. Разрушения увеличились, когда Грейсона поддержали огнем «Беркут» и «Волкодав». «Гром небесный» продолжал поливать огнем «Стрельца», отрывая куски с его рук и боков, оставляя на них рваные раны.
   Дым и пыль висели так плотно, что Грейсон не мог разглядеть, что творится за проходом. Новая могучая тень возникла за спиной «Стрельца». Длинные трубы ПИИ, прикрепленные к предплечьям робота, не оставляли никаких сомнений.
   «Боевой молот»!

   XXXIX

   Лори бежала по задымленному коридору, вздрагивая от могучих разрывов снаружи. Коридор изгибался, ведя, как она была уверена, в административный комплекс зданий. Чем дальше она бежала, тем гуще становился дым. Кругом никого не было, за исключением окровавленных тел солдат противников или верзандийцев.
   Она остановилась и, тяжело дыша, привалилась к стене. Коридор раздваивался.
   В какую сторону? Чей-то стон привлек ее внимание. Она поспешила вперед и увидела женщину, стоявшую на четвереньках и бывшую уже, очевидно, не в силах бороться с дымом, раздирающим ее горло кашлем. Ближайшая деревянная дверь внезапно открылась, и в коридор сразу за женщиной вырвалось пламя. Лори уже собиралась спасаться бегством, но движения ползущей стали слабеть. Лори секунду боролась с собой, а затем пошла вперед. Она должна помочь.
   И ей это удалось. Допрос Янсона сломал какой-то внутренний барьер. Она поняла это, когда ее чувства к Грейсону проснулись в столь неподходящий момент.
   Оказалось, что она боялась не огня, а ощущения беспомощности, которое познала в ночь, унесшую ее родителей; беспомощность, а не огонь... и не сам Грейсон являлись барьером. Она почувствовала свою беспомощность в полной мере, когда следователь привязал ее к столу и собирался пытать при помощи факела... Но пришел Грейсон, и она присоединилась к нему в битве. Барьер рухнул, как ворота тюрьмы.
   Стараясь задержать дыхание. Лори бросилась к женщине, несмотря на то, что пламя подбиралось ближе. Она перебросила одну ее руку себе через плечо и потащила тело от огня. Но дышать было нечем, и это отнимало последние силы. Лори сама упала на четвереньки, закинула руки женщины себе на спину и поползла в направлении, которое ее инстинкт считал путем наружу. Дым был не так плотен у земли.
   Инстинкт не подвел. Дверь вела к веранде, где Лори могла насладиться свежим воздухом. Женщина рядом с ней медленно оживала. Это оказалась Сью Эллен Клейн, не раненая, но полузадохнувшаяся и оглушенная. Ее одежда разорвалась, а руки и ноги были покрыты кровью.
   За стеной продолжалась схватка бронированных гигантов, метавших друг в друга громы и молнии.
   Могучий, уверенный в себе и совершенно неповрежденный «Боевой молот» первого батальона третьего ударного полка Синдиката пробрался через обломки в центр двора. «Гром небесный» разряжал кассету за кассетой РБД в грудь приближающегося чудовища. «Волкодав» Клея открыл огонь сзади, посылая беглый огонь в бок «Боевого молота». Остальные роботы Драконов – «Стрелец», «Беркут» и «Шершень» – сгрудились за лидером.
   Страшный взрыв потряс кресло Грейсона, голубой огонь заплясал на левой руке его машины. Он развернул «Мародера» и увидел новую угрозу. «Стрелец», странная, наклонившаяся вперед громада «Дженнера» и пара «Стингеров» выбирались из туннеля. Тяжело хромал «Шершень» – видимо, коммандос хорошо поработали и в туннелях, но не сумели остановить наступление. Грейсон выстрелил, молнии ПИИ заплясали по броне «Стрельца» и «Дженнера». По откинутому колпаку ударила автоматная очередь, и Грейсон отвел машину от линии огня. Немедленно в него нацелился «Боевой молот». Ноги «Мародера» окутались голубым пламенем, и Грейсон закричал от боли, когда его лицо обожгло, но нашел в себе силы выстрелить в ответ.
   Теперь двор был заполнен сгрудившимися машинами. «Стрелец» сражался врукопашную с «Волкодавом» Клея. Грейсоновский «Мародер» и макколловский «Стрелец» стояли спиной к спине на горящих руинах баррикады, а вражеские роботы приближались с двух сторон. К защитникам присоединился «Беркут», всаживая молнию за молнией в разбитую броню «Боевого молота».
   Новый взрыв разорвал воздух над головой, и вокруг посыпались камни, один из которых ранил Грейсона в плечо. Он быстро посмотрел вверх. Главная башня университета была окутана огнем, и дым выбивался из открытых окон до половины ее высоты.
   Во двор падали все новые обломки.
   «Огонь, – подумал Грейсон. – Он распространяется! Это здание в конце концов обрушится нам на голову».
   Толлен Бразеднович планировал вывести свою сотню бойцов к горам Упсала и устроить там базу отдельно от войска Карлайла, но он так и не покинул лагерь на Лисьем острове. Вместо этого он прислушивался к нарастающему шуму сражения в столице, едва различимому из-за большого расстояния. Слова, которыми он обменялся с Грейсоном Карлайлом, все еще жгли... Но кто был прав?
   Он пытался представить себе свое отступление шагом, свидетельствующим о достоинстве и практичности. Он не хотел поступаться своим авторитетом, особенно после того, как этот чужак публично раскритиковал его. В глубине души, впрочем, Толлен опасался, что он был больше разозлен фактом, что его отношения с Карлоттой стали достоянием общественности. Первые Семьи теперь вряд ли за ним последуют.
   А последовали бы? И было бы это честью... Правда и честь заключались теперь в том, что этот чужак, а не он сражается за Регис. Его гнев на Грейсона начинал слабеть. Он собрал свою группу и отдал приказ выступать. Они пойдут на юг, к Регису!
   Основная часть повстанческой армии в некотором замешательстве ожидала дальнейших событий с того самого момента, как прозвучали слова командира Серого Легиона Смерти. Остальные растерянно молчали и не знали, что делать. Отряд верзандийских роботов, руководимый Ральфом Мольтидо, был готов и ждал распоряжений.
   Когда Бразеднович двинулся к городу, Мольтидо тоже выдал команду: «Вперед!» И армия свободных рейнджеров Верзанди двинулась к Регису.
   К тому времени, когда они достигли видимости города, роботы наемников уже были вытеснены с территории завода агророботов в подземный ход, ведущий к университету. Партизаны не могли атаковать в лоб укрепленные стены города. Охрана ворот была ослаблена, и они ее прорвали. Там они разделились на две колонны. При удаче по меньшей мере одна колонна могла пробиться к сражающимся внутри.
   Пехотинцы, танки и боевые роботы, сминая синих и коричневых, атаковали с отчаянной смелостью.
   Грейсоновский ПИИ еще два раза ударил в «Боевой молот», остановив его пальбу. Халид точными лазерными ударами «Беркута» срезал раскаленные добела пласты брони с машины противника. Семидесятитонный вражеский робот дрогнул, и одна установка ПИИ изготовилась ударить в Грейсона с расстояния пятнадцати метров.
   Но тут с «Молота» полетели искры. Водитель врага не мог выстрелить! Его энергетическая система была уничтожена. Рука его поднялась еще выше, и тяжелый робот медленно пошел вперед. Его намерения были предельно ясны. Он собирался использовать свою руку как булаву.
   Грейсон включил оба ПИИ, нацелив их под поднятую руку врага. Голова Грейсона раскалывалась от боли и кружилась от потери крови. Сверкнула молния, и «Боевой молот» рухнул пылающей горой металлического лома. Грейсон победно крикнул, хотя раскаленный воздух обжигал легкие, но крик радости замер в его глотке, когда он глянул в сторону открытых ворот. Туда входили новые роботы Дома Куриты, по меньшей мере полное звено, все свежие, неповрежденные и готовые к битве.
   Один из них, «Дженнер», выстрелил. Ракета прошла рядом, опалив волосы на голове Грейсона. На секунду Карлайлу захотелось, чтобы радио работало. Было бы неплохо сказать: «Вот и все». Или: «Приятно было сражаться с вами», или любую другую банальность, которую воин может произнести в подобных обстоятельствах. Ему захотелось увидеть еще раз Лори. Она сказала, что любит его! Еще он хотел бы...
   Сразу три ракеты пролетели над раскрытым колпаком Грейсона. Четвертая ударила в ногу «Мародера». Подбитая машина закачалась. Грейсон понял, что пора катапультироваться, надо разблокировать кресло, но поврежденная машина отказывалась реагировать.
   Весь город Регис поднялся на битву с ненавистным режимом Дома Куриты. Десять лет они оставались беспомощными и безгласными под властью оккупантов. Но теперь битва за столетний университет воодушевила горожан, и их нельзя было остановить. «Синие» повсюду бросали оружие или переходили на сторону партизан. «Коричневые» спасались бегством в сторону космопорта или, укрепившись, вели отчаянную пальбу, пока их не уничтожали.
   Горожане штурмовали военные склады или брали оружие из рук убитых солдат.
   Звено Дома Куриты, наступающее на университет, оказалось атаковано с тыла. Когда звено, развернувшись, открыло огонь из автоматов и лазеров по толпе и в воздух полетели кровавые куски мяса, люди пришли в неистовство. С крыш в роботов полетели бутылки с зажигательной смесью. Пехотинцы «коричневых» искали укрытия в бронетранспортерах или правительственных зданиях.
   Четыре новых робота изменили курс и начали отходить от университета. На истерический запрос своего командующего они ответили, что улицы Региса потеряны и они отступают.
   Но через две улицы отступающие роботы встретили металлических гигантов повстанцев, прорвавшихся в городские ворота. Трое из четырех водителей немедленно решили, что они лучше всего послужат Дому Куриты, находясь в плену. Четвертый водитель остался там, где был, его «Орион» пожирало пламя, а мертвые руки воина застыли на рычагах управления.
   Люди и техника Драконов покидали Регис. Все планы расстроились, наступила паника.
   Удача отвернулась от Дома Куриты.
   Двор университета охватило странное спокойствие. На секунду Грейсон даже подумал, что его попросту контузило громом взрывов и тяжелых орудий. Затем, как сквозь сон, он услышал треск пламени в останках
   «Боевого молота», лежащих в нескольких метрах перед ним. «Дженнер» и другие роботы Драконов до сих пор находились здесь, но они прекратили перестрелку, развернулись... Они отступали.
   Почему?!!
   Грейсон попытался встать, схватившись окровавленными руками за стойки, и вдруг обморок, огромный, как Вселенная, накрыл его, утихомирив боль и погрузив во тьму.
   Рэмедж вытащил своего командира из «Мародера» несколькими минутами позже. Рядом с ним, закопченный и веселый, стоял Толлен Бразеднович.
   Рейнджеры Верзанди довершили усилия наемников и коммандос.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация