А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "1-я трилогия о Сером Легионе Смерти-2: Звезда наемников" (страница 27)

   Паллонби навел свой большой лазер, собираясь выстрелить в неприятеля, но робот Деника и напавшая машина теперь сплелись слишком тесно. Он привел своего «Феникса» в движение, ринувшись вперед и ожидая, когда появится возможность для прицельного выстрела.
   Лазерный луч поразил «Феникса» неожиданно, попав в спину, в правую нижнюю часть его туловища. Этот единственный выстрел пробил относительно тонкую в этом месте броню, разорвав связки проходивших под ней энергетических кабелей и разукрасив приборную доску угрожающими красными глазками. Второй выстрел, сделанный мгновением позже, ударил в левую ногу, разметав дымящимися дугами куски покрывавшей ее брони. Паллонби развернулся, ища своего противника. Всего в пятидесяти метрах от него застыли «Стингер» и «Страус». «Стингер» выстрелил, и лазерная молния ударила в грудь робота Паллонби, сжигая металл и заставляя пузыриться краску. «Страус» слегка нагнулся и выплюнул пучок когерентного света из своего среднего лазера, укрепленного под плоской кабиной водителя. Паллонби потребовалось мгновение для того, чтобы понять, что этот выстрел направлен не в него, а в «Стингера» Хокстеттера.
   В течение нескольких секунд Паллонби был в оцепенении, думая, в какую из целей направить свой собственный удар, эти секунды чуть было не стоили ему жизни: еще один лазерный луч поразил его «Феникс» прямо в незащищенный участок спины, раскурочив уже прожженную в тонкой броне дыру. Вспыхнуло еще больше красных огней на панели. Прыжковые двигатели его машины были уничтожены, по крайней мере так утверждали индикаторы приборной доски. Паллонби решил не проверять правильности их показаний, вместо этого, шатаясь, бросился прочь в поисках укрытия.
   – База Регис! – проорал он в радиопередатчик. – Это конвой Два-четыре! Мы подверглись нападению в пяти километрах от города. Регис, вы слышите меня? Мы...
   Второй робот повстанцев класса «Стингер», дожидавшийся колонны с другой стороны, появился неожиданно в сопровождении полдюжины машин на воздушной подушке, относительно слабо защищенных, но зато имеющих лазеры и автоматические пушки. Затрещавшая пушка выпустила два десятка снарядов в спину «Шершня» Филлипса, отчего легкий робот зашатался и рухнул, раскинув руки.
   Паллонби переключил передатчик на частоту для связи со своим подразделением. Он не мог знать, слышали или нет его сообщение в Регисе. В настоящее время у него были более неотложные дела.
   – Хокстеттер! Следи за своим тылом! Филлипс упал!
   Машина Хокстеттера вертелась, беспорядочно паля изо всех орудий, так что выстрелы не задевали целей. Паллонби оглянулся на колонну заключенных. На том месте, где она, по его мнению, должна была быть, он ничего не увидел, кроме высокой травы. Очевидно, женщины упали на землю, когда началась стрельба. Теперь только Паллонби понял, что вражеский «Беркут» специально увел его роботов от колонны с заключенными, чтобы последние оказались вне поля боя.
   Лазерные лучи прошли рядом с головой его машины, он быстро открыл ответный огонь. Вездеходы были теперь ближе, и их огонь сосредоточился на его «Фениксе» и «Стингере» Хокстеттера. Краешком глаза Паллонби заметил повстанцев, которые уже развязывали узниц. Пехотинцы Дома Куриты улепетывали прочь. Автоматный огонь из «Стингера» повстанцев и быстро приближающихся парящих в воздухе машин срезал их.
   На склоне холма «Феникс» Деника был повержен своим более тяжелым противником. Имея один крупнокалиберный лазер и пару средних лазеров Хармона, «Феникс» должен быть сильнее «Беркута» в ближнем бою, так как орудия последнего – автоматические пушки и ракетные установки дальнего действия – были эффективны только на довольно большом расстоянии. У него имелись только один средний лазер и пара пусковых установок для ракет ближнего боя. Этот же робот сумел обратить свой недостаток в преимущество, вступив в схватку с «Фениксом» на таком близком расстоянии, что тот не смог воспользоваться своими лазерами, закрепленными на руках. Размозжив своим стальным кулаком голову «Фениксу» Деника, «Беркут» повернулся и направил автоматическую пушку и установку РДД на «Феникса» Паллонби.

   XXIX

   «Беркут» Грейсона переступил через поверженное тело своего противника и большими шагами пошел вниз по склону навстречу второму неприятельскому «Фениксу», который стоял с неуклюже поднятыми руками, означавшими капитуляцию. Дым, выходивший из двух зазубренных пробоин, проделанных Лори и Надин Чека в его спине, окутывал машину. Халид на своем «Стингере» приближался из дальнего конца неглубокой лощины. Приземлился флайер, чтобы подобрать освобожденных узниц.
   – Похоже, что никто из них не пострадал, – сказал Рэмедж на частоте Грейсона. – Никаких потерь среди женщин!
   – Отлично, – сказал Грейсон, расслабившись. Они планировали свое нападение так, чтобы отвести роботов из конвоя Драконов от пленников, которых они охраняли, подальше. Правда, оставалась опасность, что пленницами, как щитом, могут воспользоваться пешие конвоиры. Ключевыми моментами успеха атаки явились как скорость, так и неожиданность.
   – А что с нашими людьми?
   – Пара раненых в перестрелке с конвоирами. Нам повезло.
   – Не стану с этим спорить. – Грейсон вновь перенес свое внимание на боевых роботов неприятеля.
   «Шершень» был выведен из боя, но тем не менее не выглядел сильно поврежденным. «Стингер» оккупантов тоже остановился и поднял руки вверх, когда командирский «Феникс» объявил, что сдается. Пехотинцы Рэмеджа окружили двух двадцатитонников Дома Куриты. Кабины обоих открылись, и водители вышли наружу.
   Грейсон включил передатчик и объявил:
   – Группа «два», говорит ваш командир. Операция Закончена.
   В его наушниках раздался ответ:
   – Командир, говорит «второй». Наша цель позвала на помощь, как вы и предполагали. Только что они спешно вылетели из города.
   Грейсон повернул своего «Беркута» и посмотрел на юг. Отсюда Регис выглядел растянувшейся на горизонте узкой полоской зданий и башен на фоне покрытого облаками серо-зеленого неба. Два с половиной километра – это около девяноста секунд для робота, двигающегося на полной скорости.. Здесь же партизаны еще вылавливали солдат Дома Куриты и рассаживали женщин по флайерам. Следовало еще подумать и о захваченных роботах.
   – Я понял, «второй». Что они из себя представляют? Ты можешь сосчитать их?
   Клей доложил с невозмутимым спокойствием:
   – Два подразделения, капитан. Я насчитал «Феникса», пару «Беркутов», двух «Шершней», «Лучника», еще, по-моему, «Центурион» и «Молот».
   Дело принимало плохой оборот. Силы второй группы состояли из обоих тяжеловесов, имевшихся в распоряжении Грейсона, – «Стрельца» и «Волкодава», плюс большая часть роботов повстанцев. Пятидесятипятитонный «Дервиш» Мольтидо, конечно, усиливал подразделение, но основную массу его машин составляли роботы класса «Стингер» и «Шершень». Грейсон сам настоял, чтобы на этот раз обошлись без агророботов. Подразделения противников состояли в основном из легких роботов, но «Лучник» и «Молот» были семидесятитонными машинами и по своей мощи далеко превосходили возможности техники легионеров и повстанцев. Кроме того, существовала опасность, что враги могут нанести удар и с шаттла Синдиката Драконов, стоящего на космодроме в нескольких километрах к северо-востоку.
   Его раздумья прервал раздавшийся в наушниках голос Макколла:
   – Капитан, если мы не сможем справиться с ними здесь и сейчас, то нам всем лучше будет поискать себе другую профессию.
   «Если, конечно, они не перехватили нашу болтовню по радио», – добавил про себя Грейсон. Они пользовались направленными микроволновыми антеннами, нацеленными на приемник, находившийся в окрестностях бухты, который затем передавал их сообщения с помощью коротковолновой связи. Тем не менее, приложив определенные усилия, противник сумел бы перехватить их.
   – Бог в помощь, ребята, – сказал Грейсон.
   Войско повстанцев потеряло два «Стингера», один из которых был разорван на куски совместными выстрелами неприятельского «Молота» и «Лучника», когда пытался сменить позицию, а другой был разбит «Центурионом». Оба водителя не успели катапультироваться. Относительно малый урон был нанесен отряду Драконов, пришедшему на помощь атакованному партизанами конвою: «Волкодав» Клея справился с «Шершнем», «Стрелец» Макколла искрошил в куски «Феникса» и одного из «Беркутов» врага – но сам был подбит в ногу, когда отступал.
   Однако значение этой битвы определялось не соотношением потерь с той или другой стороны. Исход имел куда более важные последствия. Отряд, пришедший на помощь конвою, сражался с уступающим ему в силе отрядом повстанцев в течение, как минимум, двадцати минут, прежде чем решил, что, пожалуй, не сможет отбить назад пленников. Кто знает, чего еще можно ожидать в этих лесистых холмах к северу от Региса? Драконы решили, что разумнее будет позаботиться о собственной безопасности, и отступили под защиту стен города. Обломки двух роботов повстанцев и двух роботов Драконов остались на поле боя. Существовала очень большая опасность, что внезапная атака захватит врасплох техов, пытающихся разобрать трофейные и свои машины.
   И все-таки повстанцы захватили практически неповрежденными «Стингера» и «Феникса» противника и, кроме этого, оказались в состоянии утащить с собой разбитого «Феникса» и «Шершня». «Шершень» был настоящим подарком: удачный выстрел прервал связи с главным двигателем робота, проходившие в плохо защищенной спине, и нарушил энергоснабжение ног и рук, но эти повреждения было очень легко устранить. «Фениксу» требовалась новая кабина.
   В общем, это была очень удачная вылазка. Пятьдесят верзандиек были избавлены от угрозы рабства на далеких планетах.
   Вскоре после того, как они достигли своего лагеря на Лисьем острове. Лори сообщила Грейсону поразительную новость: одной из пленниц оказалась Сью Эл-лен Клейн.
   Спасенные и спасители снова встретились после битвы в пещерах Лисьего острова после того, как отряд агророботов повстанцев был отправлен на север, ведя за собой пленных. Эта внезапная атака на некоторое время должна была отсрочить нападение на Лисий остров. Грейсон знал, что противник все равно посетит их остров, – и произойдет это очень скоро. Но чем дальше они смогут отодвинуть этот визит, тем лучше сумеют к нему подготовиться.
   Что же касается Сью Эллен, то Грейсон с трудом смог узнать ее. Она стала чрезвычайно худой, изможденной, с тусклыми потухшими глазами, выражение которых заставило Грейсона вздрогнуть. Он обнаружил ее сидящей на бревне перед дымящимся костром, ее взгляд замер на языках пламени.
   – Сью Эллен? Это я, капитан Карлайл. С вами все в порядке?
   Она отвела свой взгляд. Он протянул ей руку:
   – Может быть, вы чего-нибудь хотите? Кофе? Нет? Вы не ранены? Не больны?
   Прошло несколько минут, прежде чем она смогла заговорить. Ее голос звучал настолько отрешенно и был таким тихим, что Грейсону пришлось наклониться поближе, чтобы ее расслышать.
   – Как вы спаслись? – спросила она.
   – Что вы имеете в виду?
   – Я... я хотела, чтобы вы умерли. И, кажется, я сказала им кое-что против вас. Что-то... о человеке, которого звали... Эрикссон.
   – Вы рассказали им об Эрикссоне? Она кивнула:
   – Я предала вас.
   Разве он мог обвинять ее? Грейсон помнил последние слова, которые она сказала ему, когда «Фобос» снижался над Верзанди: «До встречи в аду, ублюдок».
   Грейсон, конечно, понимал, что с момента их последней встречи на ее долю выпало немало испытаний.
   Ее рассказ в конце концов объяснил и нападение на Лисий остров, и засаду на них в джунглях. Им просто крупно повезло, что Легиона и основной части армии повстанцев в тот момент не было в лагере. Хотя возможно, что враг специально дождался, когда основные силы покинут его, чтобы лагерь повстанцев стал более беззащитным.
   – Они использовали меня, – продолжала она, как будто бы не слыша его. – Они обольстили меня надеждой и сделали меня одной из них и... они использовали меня! Как инструмент... как вещь! И когда они получили то, что им было нужно...
   Она заплакала. Грейсон осторожно дотянулся до ее плеча и притянул ее к себе. Они долгое время сидели так рядом у костра. Сью Эллен, как понял Грейсон, буквально говоря, была вырвана из постели человека, который лаской заставил ее давать показания, и брошена в тюремную камеру. Они пообещали ей безопасность, возможность отомстить и даже любовь для того, чтобы получить от нее ту информацию, которая была им нужна. Даже после этого они продолжали время от времени допрашивать ее. Она показала Грейсону шрамы на руках и ногах.
   После этого он сидел, обняв ее, и долго еще никто из них не произносил ни слова.
   Лори возникла из темноты:
   – Капитан?
   Он поднял голову и кивнул. Сью Эллен спала, на ее щеках остались следы высохших слез. На лице Лори возникло отражение какого-то нового для нее чувства, когда она увидела их двоих, сидящих вместе.
   – Я поговорила с некоторыми из тех, кого мы сегодня освободили, – сказала она тихим голосом. – Там есть еще люди, с которыми ты захочешь встретиться.
   С помощью Лори Грейсон уложил Сью Эллен поудобнее и, оставив их вдвоем, пошел на встречу со следующей освобожденной пленницей."
   Лори со смешанным чувством смотрела, как он уходит. Внезапно возникшая ревность удивила ее. «Почему мне будет неприятно, если он... если он полюбит кого-то еще? Я ведь, похоже, даже не привлекаю его внимания...»
   Глядя на спящую женщину, Лори подавила в себе желание рассмеяться. «Неужели моя ревность значит, что я люблю этого парня?»
   Каким бы ни был ответ, одно она знала точно – это то, что Сью Эллен Клейн нужны друзья. И в своем сердце Лори была рада за каждого, кому посчастливилось иметь среди своих друзей Грейсона.
   Ее звали Дженис Тейлор, и она ждала его у другого костра. Он протянул ей чашку кофе, сваренного на воде, вскипяченной в котелке, висящем над костром, из пакета быстрорастворимых кристаллов неизвестного состава.
   – Я не уверен, что по вкусу это будет похоже на ваш верзандийский кофе... – сказал Грейсон.
   Она приняла чашку обеими руками и улыбнулась.
   – По крайней мере, он горячий, – сказала она, делая маленький глоток из кружки. – Будем считать, что это кофе.
   Грейсон сел подле нее. Шумы джунглей, окружавшие их, звучали громче, чем приглушенный звон и визг механизмов в пещере, где происходил ремонт роботов.
   – Так вы преподавали в университете, – сказал Карлайл, уже зная, кто она.
   – Да. На кафедре истории.
   – Расскажите, что же произошло в Регисе?
   – Всех подробностей я не знаю. Я не принимала участия в тайной организации. Кто-то выдал руководителей, начались аресты. Студенты и преподаватели вышли на демонстрацию протеста. В них стали стрелять. Тогда жители Региса взялись за оружие. Правда, что это за оружие против боевых роботов и профессиональных солдат...
   – Так значит, практически с голыми руками против Нагумо. Они что, полагали, что он просто тихо соберет вещи и уберется?
   – На Верзанди длинная история демократии, – сказала Тейлор. – Она была придушена с тех пор, как прибыли войска Дома Куриты, но это не значит, что она умерла.
   Женщина улыбнулась.
   – Запретить верзандийцам свободно выражать свое мнение – это... ну, это все равно что приказать Норне прекратить светить.
   – Здесь демократия не поможет, милая, – сказал Грейсон. – У Драконов есть масса способов заставить вас выстроиться в шеренги.
   – Они воспользовались своими способами. – Ее улыбка погасла. – Мой брат, и мать, и отец... должно быть, сейчас они работают в одной из шахт в пустыне... если, конечно, еще вообще живы. Они тоже были арестованы, и я слышала, как один солдат говорил о том, что должно произойти с ними.
   – Вы можете показать на карте, где расположены эти шахты?
   Она кивнула, и в ее глазах мелькнула искорка надежды.
   – Вы думаете, что сможете освободить их?
   – Я не даю -никаких обещаний, – сказал Грейсон, стараясь, чтобы его слова звучали как можно мягче, – но не могу придумать лучшего способа доказать всем жителям Верзанди наши дружественные намерения.
   – Едва ли в этом есть необходимость. С тех пор, как вы начали так активно нападать на Нагумо, в партизаны стал, записываться и стар и млад. А вы, наемники, стали легендой. На протяжении десяти лет армия повстанцев сумела всего лишь разграбить несколько складов коричневых и подбить пять или шесть боевых роботов Дома Куриты. Но с тех пор, как прибыли вы, чужеземцы, стало казаться, что Нагумо сидит на горячей сковородке.
   – Выло бы здорово, если бы это оказалось правдой. Тем не менее мне кажется, что все это будет для нас не так-то просто. А если серьезно... Как вам кажется, ре-ганцы до сих пор готовы сражаться с Нагумо? Или то, что случилось прошлой ночью, выбило из них весь боевой дух?
   – Я сама хотела бы это знать. – Она пожала плечами.
   – Все началось с того, что несколько пожилых академиков были арестованы и расстреляны. Эта жестокость поразила меня. То же самое можно сказать и о студентах, преподавателях и о людях, никоим образом не связанных с университетом или правительством, – все они вышли на улицы. Многие из них были убиты, а большинство из оставшихся были схвачены и уведены на юг. Те же, кто остался... они напуганы. Они могут присоединиться к вам, если только у них появится малейшая возможность для этого. Кажется, что у многих из них теперь появилась надежда, когда они узнали, что Драконы не так уж непобедимы. Я наверняка знаю, что люди, работающие в шахтах, присоединятся к вам. Они уже сражались с Нагумо... и до нас доходят рассказы о том, что происходит в тех шахтах... – Она передернула плечами, сжимая в руках пустую кружку.
   – Вы хотите, чтобы мы попытались освободить тех людей?
   – Да.
   – Но вы понимаете весь риск подобного мероприятия?
   – К тому же коричневые могут использовать наших как заложников или живой щит. Грейсон, чуть помедлив, кивнул:
   – Я старался устроить сегодня все таким образом, чтобы ваша колонна оказалась вне линии огня, – ради этого нам пришлось поторопиться. Но, действительно, опасность существовала, это правда. Мы знали, что они собираются вывезти вас с планеты. Если бы это случилось, то у нас уже никогда не появилось бы возможности вернуть вас обратно. И погибни вы под нашим огнем – в обоих случаях проклятья свалились бы на нашу голову... Нам всем повезло.
   Она положила ладонь на его руку.
   – Капитан, вы сделали правильный выбор. Когда прозвучали первые выстрелы и, взглянув наверх, я увидела, как, эти железные горы сталкиваются надо мной, то решила, что мне пришел конец – прямо там. Я упала лицом вниз, но не могла ничего сделать, так как мои руки были связаны... Никогда в жизни я еще не была так напугана. Но затем один из ваших солдат помог мне встать на ноги и перерезал связывавшие меня веревки. Прошла пара минут, прежде чем я наконец поняла, что теперь я действительно свободна. Солдаты, – я имею в виду солдат Дома Куриты, – они говорили о том, что должно случиться с нами. Вы знаете, куда они собирались забрать нас? Им нравилось это... они смеялись над нами... Капитан, если бы вы лично пристрелили меня сегодня, вы все равно сделали бы мне одолжение. Одним способом или другим, но я все равно была бы освобождена.
   – Но можете ли вы разрешить мне поступить таким образом по отношению к вашим родителям... вашему брату?
   – Я не хочу, чтобы они погибли, капитан. Но даже если половина из того, что я слышала, – правда, то они в любом случае скоро умрут, если никто не придет им на помощь.
   – Я не могу вам даже обещать, что мы совершим нападение на ту шахту, в которой они находятся. Шахты в Сковди – самые большие, но помимо них есть еще и другие, а у нас не хватит сил, чтобы нанести удар по всем.
   – Если вы даже не освободите моих родителей, то вы все равно освободите еще чьих-то родителей, мужей или детей. А я обещаю, что за вами пойдет целая армия, чтобы помочь освободить остальную часть планеты.
   Грейсон кивнул, глядя на тлеющие угли костра:
   – Это, мисс Тейлор, именно то, на что я и рассчитываю.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация