А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "1-я трилогия о Сером Легионе Смерти-2: Звезда наемников" (страница 24)

   XXVI

   Сержант Рэмедж сжал зубы, намотал еще один виток капроновой веревки на руку в перчатке и уперся ногами в железобетонную стену. Его ботинки слабо поскрипывали, пока он подтягивался вверх по скальной стене.
   Из долины, расположенной за дальним концом здания, донесся звук канонады. Всего минуту назад Рэмедж лежал, скорчившись за камнями на гребне, следя за рейнджерами, которые взбирались вверх по склону, но сейчас он уже ничего не видел. Но знал, что пока атака шла нормально. Огонь лазерных и автоматических пушек врезался в рассеянные ряды легких вражеских роботов, захваченных врасплох на краю плато.
   Его рука нащупала край стены. Рэмедж подтянулся и вылез на крышу. Невдалеке он увидел двух часовых, которые стояли к нему спиной, приклеившись к окулярам своих электронных биноклей. Часовые или техи из здания. У них. имелись тяжелые пистолеты в низко висящих кобурах, но винтовок не было. Они не знали, что механизированная атака повстанцев носила отвлекающий характер.
   Предполагалось, что база должна быть одним из звеньев в цепи военных форпостов Верзанди. Флаг, который развевался над паутиной стоек, проводов и массивной антенной слежения за дальним пространством, был зелено-красно-золотым стягом Верзанди... лоялистской Верзанди, которая плясала под дудку далекого Куриты. И все же двое людей, наблюдавших за битвой, облачились в строгие черные мундиры офицеров вражеской армии.
   Значит, это советники. Или охранники. «Интересно, – подумал Рэмедж, – насколько Нагумо доверяет местной власти, находящейся под его началом?»
   Никто не заметил, как Рэмедж тихо вытащил из кобуры под мышкой ультразвуковой станнер, беззвучно снял с предохранителя и прицелился.
   Станнер издал короткий щебечущий звук. Оба офицера Дома Куриты беззвучно рухнули на крышу. Рэмедж перелез через парапет. Он увидел деревянную дверцу, ведущую в освещенную комнату внизу, но никаких солдат, офицеров или часовых не обнаружил. Обернувшись к товарищам, которые с нетерпением ждали его внизу под стеной, он подал знак.
   Когда десятеро рейнджеров влезли на стену вслед за ним, Рэмедж осмотрел тела офицеров. Оба были без сознания и, наверное, останутся таковыми еще несколько часов. Рискнув заглянуть за стену, он увидел прямо перед собой корпус неподвижной «Пантеры». Боевой робот Дома Куриты охранял станцию дальней связи – привлекательную мишень для повстанцев. Разрушение станции послужило бы серьезной помехой действиям космического флота Дома Куриты, заменить ее будет трудно.
   Рэмедж бросил взгляд на поле боя. Солнце низко стояло над горизонтом, на юго-западе, стены станции были уже в тени. Сгущающиеся сумерки время от времени прорезались вспышками автоматических пушек. Лоялистский «Шершень» догорал, как погребальный костер. На поле боя находилось не менее дюжины лоялистских роботов – гораздо больше, чем обнаружила разведка, – и множество других машин. Атака шла хорошо. Пять повстанческих роботов врезались в центр лоялистских сил. Рэмедж сразу узнал среди них крупного «Дервиша», которого вел Мольтидо. Тем временем три самых тяжелых робота Легиона – «Беркут», «Стрелец» и «Волкодав» – стояли на краю утеса, поливая огнем разбегающихся защитников станции.
   Услышав сзади негромкий шум, Рэмедж резко обернулся, его станнер был наготове. Но это были свои:
   Гундберг и Уиллокс. Они перелезли через стену, за ними – Чаплей, Соверсон и еще шестеро партизан. На их лицах явно читалось облегчение оттого, что «Пантера» не заглянула за угол здания.
   Десять верзандийцев поднялись по веревке на крышу и скинули с плеч автоматы. Уиллокс отдал свой Рэмеджу. Сержант лез первым и поэтому не взял с собой другого оружия, кроме станнера.
   Рэмедж подавал своим людям команды жестами и кивками. Теперь надо было проникнуть в здание. Он убрал станнер в кобуру и двинулся к открытой двери, держа автомат в боевой готовности.
   Как только Рэмедж вошел в дверь, навстречу ему попался поднимающийся по лестнице молоденький офицер Дома Куриты. Он носил на воротнике нашивки младшего лейтенанта. В руках офицер держал три полные кружки кофе.
   Рэмедж снял палец со спускового крючка и ударил прикладом автомата. Удар в грудь отбросил офицера с кружками вниз по лестнице. Рэмедж помчался следом, перепрыгивая через ступени. Рискуя переломать себе ноги, он приземлился рядом с лейтенантом.
   В комнате находились еще три офицера, внимательно разглядывающие коммуникационные консоли, опоясывающие бетонные стены. Автомат Рэмеджа дернулся трижды, точно поймав фигуры в черных мундирах, отбросив их к стене. Крик молодого лейтенанта прервался, когда дымящееся дуло ткнулось ему в нос.
   – Ну ты, – рявкнул Рэмедж. – Где остальные?
   – В-в-внизу...
   Пятеро повстанцев спускались по лестнице, держа наготове оружие. Рэмедж указал им на дверь, ведущую вниз, но дверь распахнулась сама. Узкие помещения верхнего этажа заполнились треском автоматных очередей и одиночных выстрелов. Два вооруженных вражеских солдата показались в проеме двери. Чаплей упал, схватившись за живот. Трое рейнджеров быстро захлопнули дверь и прижали ее столом, пятый караулил пленника. Рэмедж перекинул автомат за плечо и поспешил к пульту космической связи.
   Пульт был таким же, к какому он привык на «Индивидууме» и «Фобосе». Похожий пульт был у него и на Треллване. Все было включено, антенна была нацелена в зенит системы Норны.
   Рэмедж начал рассчитывать. Если капитан Тор выполнит свое обещание вернуться через 900 часов, то он должен вынырнуть в системе во второй половине дня, примерно через три часа. Появление «Индивидуума» в точке прыжка вызовет электромагнитный импульс, распространяющийся со скоростью света. Примерно через одиннадцать минут луч достигнет Верзанди. Грейсон выдвинул предположение, что все антенны слежения на Верзанди и ее естественном спутнике немедленно реагируют на появление пришельцев, посылая свои запросы и выслушивая ответы.
   И он был прав. Экран компьютера у правой руки Рэмеджа показывал, что уже известно о пришельце. Это был грузовой корабль, его код был кодом свободного торговца. Расчетная масса – восемьдесят тысяч тонн. Солнечный парус развернут, связи пока нет.
   Рэмедж улыбнулся. Это может быть только «Индивидуум» – как раз по расписанию.
   Он нашел другой канал связи и настроился. Держа микрофон у рта, он нажал ключ передачи.
   – «Скайтокер», «Скайтокер», я «Клаймер»-один... Прием...
   Ответил голос Лори Калмар:
   – «Клаймер», я «Скайтокер»... Слышу тебя хорошо.
   – Джекрот! Повторяю... Джекрот! Я готов к передаче информации.
   – Отлично, «Клаймер». Канал открыт.
   Грейсон назначил Лори нести драгоценную кассету с записью сообщения. «Беркут» вел бой с лоялистами, и один удар мог вывести его собственную антенну из строя. Рэмедж не мог взять с собой кассету, подвергая ее риску при атаке. Кроме того, никто не знал, какое оборудование окажется в пункте связи, предположительно принадлежащем лоялистскому правительству, но скорее всего находящемуся под контролем техов Дома Куриты. Если бы диверсанты несли с собой все необходимое для воспроизведения кассеты, это сильно затруднило бы их передвижение.
   Хотя Грейсон наверняка прослушивал эфир, именно Лори в ее «Страусе» везла кассету и приняла сигнал Рэмеджа. По сигналу Рэмеджа Лори передала сообщение ему по рации, Рэмедж подал его на трансляторы станции. Преобразовав сообщение, сократив его до пятидесятой доли секунды, Рэмедж нажал на кнопку, послав сообщение в зенит со скоростью света.
   Рэмедж оторвал взгляд от пульта. Раздались удары в дверь, полетели щепки. Четыре бледных лица смотрели на сержанта.
   Рэмедж пожал плечами:
   – Вряд ли мы выйдем тем же путем, ребята. Как бы подтверждая его слова, сверху раздался взрыв, полыхнул яркий свет, по ступеням низвергся каскад пыли и дыма. Трое из пяти коммандос, оставленных Рэмеджем наверху, ввалились в комнату. Их лица были в пыли, побелевшие пальцы сжимали оружие.
   «Пантера» наконец заметила их.
   Рэмедж послал несколько дублирующих сообщений. Через одиннадцать минут первый сигнал достигнет «Индивидуума», еще через одиннадцать минут, возможно, придет ответ. Но вряд ли они продержатся двадцать две минуты.
   Северная стена содрогнулась. От тяжелых ударов звенело в ушах, пыль летела из железобетонных блоков. Снова громыхнуло; партизаны затравленно озирались. Неужели «Пантера», чтобы достать налетчиков, разрушит станцию, которую должна защищать? Снова раздался грохот взрыва. Стена метровой толщины заметно дрогнула. Да, кажется, так и будет.
   – «Клаймер», я «Лидер». – Голос Грейсона был едва слышен сквозь звон в ушах. Но все равно Рэмедж был рад слышать его.
   – Я «Клаймер». Сигнал послан.
   – Вас понял, «Клаймер». Как у вас? Комната снова затряслась.
   – Не очень. Соседи лезут поиграть. Мы застряли на третьем этаже... назад пути нет.
   – Держись, «Клаймер». Мы тут увязли и пока не можем прорваться к вам.
   – Вас понял... Попробуем продержаться. – Больше сказать было нечего. Диверсанты знали, что риск очень велик. Когда планировали операцию, Грейсон предлагал другие кандидатуры, но Рэмедж настаивал – вполне логично, – что он единственный, кто может это сделать. Он был упрям, и Грейсон уступил.
   Для передачи кодированного сообщения на «Индивидуум» нужен был передатчик на дальнее расстояние. На «Фобосе» он был, но они боялись его использовать. Это показало бы противнику, что корабль существует, и дало бы возможность запеленговать его местонахождение. Единственная альтернатива – «позаимствовать», как сказал Грейсон, передатчик у Дома Куриты.
   Диверсанты молча смотрели друг на друга – кто следующий? Обломки засыпали комнату. Гундберг упал, обливаясь кровью. Он умер, еще не коснувшись пола.
   Рэмедж выругался и направил свой автомат на запертую дверь. Автомат заговорил на полную мощность, щепки и пыль полетели во все стороны. Кто-то за дверью закричал. Эта дуэль вслепую через дверь продолжалась еще секунд десять. Потом затихла. В двери образовалось несколько дыр, размером с голову. «А дальше-то что, – подумал Рэмедж, – гранаты или газ?» Пригибаясь, он метнулся к стене рядом с забаррикадированной дверью. Отсюда он увидит того, кто подойдет с гранатой. Тогда он что-нибудь придумает.
   Снаружи раздался шутя, похожий на звук посадки десантного шаттла. Затем погас свет. Когда в комнате стало совсем темно, на головы защитников с потолка посыпались куски звукоизоляционной обшивки, балка полуметровой толщины застонала и треснула, наверху стали крошиться бетонные блоки. Двадцатикилограммовый обломок рухнул на пульт, крута стекло и пластик. На мгновение все вокруг осветилось искрами. Больше они не услышат передачи. Но это их уже не волновало. Посмотрев наверх, они замерли от ужаса:
   «Пантера» впрыгнула на крышу и стояла прямо над ними!
   Еще один удар, пыль и битый камень – и вот вдоль лестницы протянулась метровой толщины рука с растопыренными пальцами, словно лапа адского чудовища. Гигантские металлические пальцы сжимались и разжимались. Рэмедж и остальные в ужасе отшатнулись, когда изуродованное тело пленного офицера Дома Куриты мокрым пятном шлепнулось на пол. Чудовищные пальцы снова раскрылись, шевелясь в поисках новой жертвы.
   Рука дернулась назад, выбив еще несколько кусков потолка. Снаружи донесся грохот автоматической пушки, треск беглого огня, гром взрыва. Звук падения боевого робота на землю рядом со зданием невозможно было ни с чем перепутать. Стены станции ощутимо сотряслись. Потом стало тихо.
   Лестница была разрушена. Единственный выход оставался через дверь. Подождав несколько минут и ничего не услышав, Рэмедж и его помощники оттащили стол и вышибли остатки двери. В комнате остались три мертвеца. Снизу поднимался дым. Держа оружие наготове, диверсанты двинулись вниз по лестнице. Двое поддерживали раненого.
   Второй этаж был пуст, путь по следующей лестнице свободен. Еще один этаж пройден. Внизу целая стена была разрушена. «Беркут» стоял рядом с обезглавленными останками «Пантеры».
   Транспортный флайер с воем остановился у разбитой стены.
   – Запрыгивайте, – громко произнес голос Грейсона по связи. – Поехали домой.
   На поле боя роботы повстанцев уже отступали, оставляя после себя столбы дыма и огня там, где лежали обугленные останки трех вражеских роботов и полдюжины машин сопровождения. Другой лоялистский робот замер на месте. Его кабина была раскрыта – водитель предпочел спастись бегством.
   Рэмедж усмехнулся и махнул рукой своим людям:
   – Слышали? Пора домой.
   Чаплей умер по дороге в джунгли.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация