А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "1-я трилогия о Сером Легионе Смерти-2: Звезда наемников" (страница 21)

   XXII

   Деревья росли группами, они походили на заплатки посреди сине-зеленых лугов и возделанных полей. Дорога постоянно поднималась. Отряд Грейсона шел на запад. Станция наблюдения армии Дома Куриты располагалась на самом краю джунглей, местечко называлось Перес-пойнт около деревни Скандихайм. Край Сильванского бассейна здесь был относительно невысок – поросший лесом гребень. Этот район, часть Голубого плато, был зажат между лесом Сильванского бассейна и горами Упсала. Деревни, рассыпанные повсюду, чередовались с хлебными полями и плантациями.
   Обыкновенно Драконы строили станции наблюдения в густонаселенных местах для контроля либо для вербовки в лоялистскую милицию. На Перес-пойнте была довольно крупная станция, державшая в страхе окрестное население деревень, часть которых была сожжена во время карательных акций. На ней служило шестьдесят солдат.
   Отряд наемников и повстанцев напал внезапно, когда Драконы завтракали. Эта внезапность сделала свое дело. Меньше чем за две минуты робот Грейсона разбил всю ограду, и четыре робота оккупантов – «Волкодав», «Феникс», «Пантера» и «Шершень» – попали в руки повстанцев. А вместе с ними радио– и электрооборудование, оружие и запасные части – бесценное сокровище для маленькой и нищей армии.
   Грейсону очень хотелось, чтобы и следующая операция была столь же быстрой и бескровной для своих, как эта. Партизаны и наемники уже готовились в путь, когда на станцию пришла делегация местных жителей. Грейсон заметил ее издалека, спускаясь из своей боевой машины на землю. Она состояла из старосты Скандихайма, пятидесятилетнего седого человека с беспокойными глазами, который назвался Йоргенсоном, и двух сопровождающих. Грейсон в это время беседовал с Лори и Бразедновичем. Он улыбнулся и протянул седому руку, но тот проигнорировал дружеский жест и резко бросил на походный стол пакет. Грейсон открыл его, оттуда выпали фотографии-голограммы. Он внимательно всмотрелся в них. Каждая голограмма детально изображала ужасы войны. Сотни мертвых тел в черных лужах крови. Лес, охваченный оранжевым огнем. Силуэт «Мародера» на фоне горящих развалин, в которые он только что превратил жилые дома. Тоненькая фигурка человека, уцепившаяся за одну из железных ног грозного боевого робота. Грейсон поднял глаза от фотографий, его брови нахмурились.
   – Что это значит?
   Староста сжал губы, лицо его побледнело.
   – Это был город Маунтин-Виста. Мы сочли необходимым показать вам это.
   – Да? – Грейсон старался казаться спокойным, но уже догадывался, что будет дальше.
   – Город был разгромлен полковником Кевлавичем, – сказал один из сопровождающих. У него были пышные усы, похожие на маленькие елочки. Его интонация тоже была враждебной. – Он совсем недалеко от Скандихайма. Некоторые из наших юнцов были там. Их убили. Один боевой робот, только один, практически уничтожил город.
   – Я вас не совсем понял, – солгал Грейсон, чтобы выяснить для себя, чьи интересы поддерживают эти люди. – На чьей вы стороне?
   Староста сдвинул брови.
   – Мы ни на чьей стороне! Атакуя эту базу, вы поставили под угрозу Скандихайм и все остальные селения этого района. Вам известно, что генерал-губернатор сделает с нами, когда узнает о нападении?
   Грейсон взглянул на Бразедновича. Лидер повстанцев стоял сгорбившись, его лицо было непроницаемо.
   – Я бы сказал, что у них появится прекрасный повод разрушить и ваш поселок, – ответил Грейсон. – Вопрос, по-моему, стоит так: а что вы собираетесь делать в таком случае?
   Третий визитер посмотрел на своего начальника и произнес:
   – Мы должны будем умолять о пощаде.
   – Умолять о пощаде? – Грейсон вернул фотографии. – Вы верите в милосердие Куриты? Или его справедливость?
   – Вы бросите нас без поддержки, иноземцы, – сказал староста. – Вы даже не сообщили нам о том, что собираетесь напасть на станцию, вы не посоветовались с нами.
   Грейсон вообще-то считал правильным, даже само собой разумеющимся, ставить в известность местное население перед нападением.
   – Я прошу прощения за то, что не посоветовался с вами, – сказал он, – но у нас просто не было для этого времени. И боюсь, что у нас его нет и сейчас, мы не станем ждать, пока Нагумо ответит на наш удар.-Он повернулся к Лори. – Посмотри, как идет погрузка, мы должны выступить не позже чем через час.
   Слова Грейсона произвели должный эффект.
   – Что? Вы не можете бросить нас!
   Лицо Грейсона сохраняло внешнюю невозмутимость.
   – Почему же? Раз вы планируете сотрудничать с Нагумо и дальше, просить его о милосердии... Вы считаете, что мы останемся и будем ждать Нагумо?
   – Вы неверно нас поняли, – сказал Йоргенсон. – Мы ненавидим Синдикат Драконов так же, как и вы. Это наша земля, они ее захватили. Но у нас нет шанса выстоять в сражении с ними против боевых роботов. Останьтесь и защитите нас. Вы спровоцировали их нападение на нас. Бросить нас сейчас – это... бесчеловечно!
   – Господа, я хотел бы остаться и помочь вам, но это просто невозможно. У меня очень маленькая армия. Здесь, в открытом поле, войско Нагумо разобьет нас полностью. Мы не защитим вас и погибнем сами. Мы должны сохранять мобильность.
   – Но что мы должны делать? – В голосе Йоргенсона послышались жалобные нотки. – Они убьют нас!
   Палец Йоргенсона уперся в последний снимок, где был изображен юноша, прижавшийся к ноге робота.
   – Моментом позже робот раздавил несчастного, как муху, попавшую под кузнечный молот!
   – Вы можете оставить поселок...
   – У нас много стариков, женщин и детей...
   – Вы можете... бороться!
   – Воевать? Как?
   Грейсон обратился к Толлену:
   – Полковник, мы захватили много оружия, нам столько просто не унести. Найдите сержанта Рэмеджа.
   Раздайте оружие местным жителям, тем, кто собирается бороться. Научите их, как пользоваться оружием. Но только быстро! У нас нет времени.
   – Хорошо.
   – Вы не имеете права! – заявил усатый. – Как вы уйдете...
   – Молча, – перебил его Грейсон. – Это все, что мы можем для вас сделать. Мы даем вам оружия и боеприпасов больше, чем вам необходимо.
   – Вы даете нам оружие. Зачем? – возмущенно спросил Йоргенсон, передернув плечами. – Как мы будем с ручным оружием бороться против боевых роботов?
   – Да, это непросто, – сказал Грейсон. – Но, возможно, вам придется бороться с пехотинцами. У Нагумо нет столько роботов, чтобы посылать их против каждой деревушки на Верзанди. Он ищет нас.
   – Но наша деревня...
   – Будь я проклят, поговорите с соседями! Уговорите другие деревни помочь вам! Округ Врайесхавен готов восстать. Объединитесь с ними. Соедините ваши силы. Господи, да у вас есть все! Двести тысяч людей на этой планете против сотни роботов и нескольких тысяч солдат Нагумо! У вас нет другого способа освободить свою землю, если вы не объедините свои усилия!
   Слова Грейсона ошеломили старосту.
   – Но вы... вы поможете нам? Грейсон кивнул:
   – Я вернусь. Мы научим вас, мы поможем местным жителям организовать армию. Мы научим вас приемам борьбы с боевыми роботами, и не только вас, но и всех, кто захочет.
   – Вы подлец! – озлобленно заявил третий сопровождающий. – Вы играете на нашем горе! Мы для вас только пешки в вашей войне!
   – Это ваша война, – сказал Грейсон. – Меня наняли, чтобы помочь вам. Но если вы хотите выжить, вам лучше начать воевать самим!
   Староста собрал фотографии и сложил их в конверт.
   – Когда Нагумо нападет на нас?
   – Я не знаю. Это может зависеть от погоды или от того, как быстро он разберется, что эта станция захвачена нами. У вас есть время подготовиться получше, пока никто из врагов не забеспокоился о том, почему молчит эта станция.
   – Я должен поговорить со своими жителями и с людьми из соседних деревень, узнать, как они настроены, будут ли они бороться вместе с нами.
   Грейсон внимательно посмотрел на старосту. Во взгляде Йоргенсона, кроме беспокойства, светилось что-то новое. Он уже не выглядел таким подавленным и отчаявшимся.
   – Я помогу вам, – сказал Грейсон. Он проводил делегацию до ворот военной базы. Бразеднович следил за погрузкой захваченного военного снаряжения.
   – Толлен, мне надо поговорить с вами.
   Когда они отошли в сторону, Грейсон быстро сказал:
   – Они собираются воевать.
   Бразеднович бросил скептический взгляд на троицу скандихаймцев, не спешивших уйти.
   – Да?
   – Я хотел детально обсудить это с вами. Останьтесь с ними, помогите им организовать боевой отряд. Нагумо может напасть на них через несколько дней. Чтобы проучить их, деревне нужен опытный военный; нужно подготовиться к битве. Помогите им.
   – Вы подумали об этом только сейчас, когда втянули их в эту войну?
   – Толлен, что вы хотите этим сказать?
   – Простите, капитан. – Он снова посмотрел на Йоргенсона. – Это очень трудно. Это мои соплеменники...
   – Я знаю. Но если ваши соплеменники сами не начнут бороться, я не сумею ничем им помочь! Бразеднович уставился в землю.
   – Вы не понимаете, – сказал он. – Я родился и вырос здесь, в Скандихайме. Я прожил здесь всю свою сознательную жизнь. И мы воюем друг с другом. Идет не только война с оккупантами, идет гражданская война.
   – Извините, я не знал.
   – Что это меняет? В любом случае вы правы. Но вы должны понять, что, хотя не все на Верзанди думают одинаково, народ расколот. Например, даже моя семья.
   – Ваша семья?
   – Моя мать погибла от рук карателей. Это было примерно год спустя после прихода Синдиката Драконов. В то время я был уже в отряде. Но узнал об этом только через два года. Как и о том, что мои отец и брат ушли к лоялистам. Вы должны еще понять, что многие из нас рассматривают эту войну как шанс для победы над Первыми Семьями, так здесь называют те скандинавские семьи, что владеют большинством земель и держат в руках власть на Верзанди.
   Грейсон не знал, что ему ответить. Ему были неизвестны эти особенности местной гражданской войны.
   Бразеднович пожал плечами.
   – Мне сообщили, что мой отец погиб. Его казнили повстанцы год назад. Я думаю, что мой брат сейчас продолжает воевать за синих. Он уже немолодой человек. Я не знаю, где он. – Бразеднович был сильно взволнован. – Как вы полагаете, капитан, двух сотен партизан будет достаточно? Мы останемся здесь. Я сомневаюсь, однако, что мы удержим эту деревню, если только мне не удастся собрать вместе жителей и научить их чему-нибудь.
   Грейсон кивнул и положил руку на плечо Бразедновичу.
   – Я рассчитываю на вас. Йоргенсон, по-моему, тоже неглупый и смелый человек. Я отдаю вам «Волкодава» и «Шершня». Постарайтесь обучить и кого-нибудь из местных управлять роботами. На всякий случай.
   Бразеднович снова оглянулся на Йоргенсона и его спутников.
   – Боюсь, что пока они все – неважные бойцы. Но мы сделаем все, что сможем. В конце концов, надо же когда-то начинать бороться за свободу всем вместе. Ладно. Удачи вам.
   – И вам тоже.
   Шаттл «Чжао» перешел на низкую орбиту... Несколько дней назад «Чжао» перебросил с Верзанди-Альфы в Регис два взвода пехоты. Сейчас он повторял свой маршрут, переправляя спецотряд дестовцев.
   Команды ДЕСТ были элитным подразделением драконских войск. Туда отбирались только опытные военные, прошедшие через частое сито физических и психологических тестов, уже имевшие за плечами опыт военных действий. Каждый дестовец умел пользоваться любым оружием, от бластеров до метательных ножей. Они могли опускаться на парашютах с высоты двадцати километров, плавать под водой с аквалангами, взбираться по отвесным склонам со специальным альпинистским снаряжением и проникать в любую строго охраняемую зону, мастерски обходя все посты и преграды. Большинство умело управлять боевыми роботами, было способно починить или вывести из строя любую машину.
   Отряд сейчас получил специальное задание.
   «Чжао» реял в стратосфере Верзанди, как огненный ангел, теряя скорость и оставляя за собой шлейф раскаленного воздуха. Через тридцать секунд от корабля отделилось сферическое десантное судно и повисло в воздухе. Оттуда попарно стали прыгать солдаты, кувыркаясь в воздушных вихрях зелено-голубыми точками камуфляжных комбинезонов. Они пытались управлять своим полетом, изгибая тело, раскидываясь или группируясь снова. Над их головами пилот «Чжао» вновь привел корабль в движение.
   Во время свободного падения команда пользовалась особыми инфракрасными биноклями, соединенными с компьютерами для того, чтобы обнаружить и засечь цель, которая была скрыта от них в темноте. Их маленькие компьютеры собирали и передавали информацию на спутники, а оттуда корректировали их движение. Лазерные лучи спутников, невидимые невооруженным глазом, хорошо просматривались через визоры как добела раскаленные пятна на темном фоне джунглей.
   Солдаты, управляя свободным полетом, устремились на цель.
   На высоте пятисот метров от земли с тихим хлопком раскрылись парашюты, и воины начали плавно снижаться в знойном воздухе над Лисьим островом. Поселок Эрикссона не встревожился, это хорошо было видно в инфракрасном свете: работающие техи, часовые и влюбленные парочки, скрывающиеся в ночной темноте.
   Солдаты ринулись к заранее намеченным жертвам. Вскоре первый часовой, стоящий под деревом, упал с ножом в горле. Тех, работающий в ангаре, услышал глухой металлический звук, обернулся, не успел ничего понять и застыл, пронзенный четырьмя дротиками. Каждый дротик содержал нейротоксин, парализовавший жертву.
   Гарн Добер, заместитель Бразедновича, стоял на веранде дома, вглядываясь в темноту. Ему показалось, что он что-то услышал – свист или шорох шагов. Его глаза еще не привыкли к темноте, и он ничего не увидел, кроме зелено-черного неба и силуэта джунглей.
   Внезапно кто-то прыгнул на него. Добер вскрикнул, но руки в черных перчатках зажали ему рот, и в спину его вонзился нож. Он упал на колени, пытаясь разжать мертвую хватку врага, но быстро терял силы. Из глубокой раны пульсирующим потоком текла кровь.
   Тень перешагнула через лежащее ничком тело. Дверь веранды была открыта. Десантник вытащил из кармана брюк пакет взрывчатки, выдернул чеку и швырнул пакет в открытую дверь, а сам метнулся в сторону. Секундой позже из дверей рванулось пламя, здание потряс удар, рассыпав яркими мелкими звездочками осколки оконного стекла. Послышались пронзительные крики мужчин и женщин, полуодетыми выскакивающих на веранду. Их сонные глаза не видели ни тела Добера, ни дестовца, прятавшегося в густой темноте. Лазерные лучи проходили сквозь незащищенные тела так же легко, как и пронизывали воздух. Крики и стоны заживо горевших людей перекрывались пулеметными очередями. Затем прогремел еще один взрыв.
   С каждой секундой десантников становилось все больше, они приземлялись на крыши домиков, рассыпались повсюду как смертоносная саранча, держа оружие наготове. Несколько десантников стремительно подбежали к дверям большого особняка. Неслышно переговариваясь по шлемофонам, десантники взломали дверь и ворвались внутрь. Послышались крики, мольбы о пощаде.
   Вскоре их начальник уже принимал донесения по рации. Один из его разведчиков сообщал, что обнаружил пещеру естественного происхождения, где были спрятаны боевые роботы. Второй сообщил, что захвачена радиостанция, охрана обезврежена, а аппаратура разбита. Третий информировал, что захвачено много пленных, среди них есть члены так называемого Революционного комитета.
   – Удалось установить, кто из них Эрикссон? – спросил начальник.
   – Да, – последовала небольшая пауза. – Он был убит при попытке к бегству.
   Начальник усмехнулся. Гуннар Эрикссон был очень известным человеком среди повстанцев и признанным лидером. Содержание его под стражей могло привести к нежелательным политическим осложнениям. Других лидеров повстанцев, менее популярных, чем Эрикссон, можно было склонить к переговорам.
   Он нажал на кнопку дальнего транслятора, который висел на руке. Сквозь помехи послышался устойчивый сигнал.
   – Первый – Второму, – сказал он. Его слова попали на спутник, затем на антенну боевого робота.
   – Второй слушает, – прозвучал ответ, – доложите обстановку.
   Начальник улыбнулся, обнажив ряд ослепительно белых зубов.
   – Первая фаза штурма закончена, повторяю, закончена. Эффект неожиданности полностью оправдал себя.
   – Прекрасно! Есть сопротивление?
   Начальник посмотрел вниз и дотронулся носком ботинка до тела, лежащего под его ногами. Это была молодая полуодетая женщина.
   – Нет, полковник, сопротивления не было.
   – Есть ли боевые роботы?
   – Имею честь доложить, что наши разведчики обнаружили пещеру. Там находились роботы бандитов. Теперь они в наших руках. Все другие цели взяты, обезврежены или уничтожены.
   – Вас понял. Мы на дороге. Все идет по плану. Будем у вас через три часа. Повторяю, через три часа. Конец связи.
   Три часа. Это значит, что отряд под командованием полковника Кевлавича идет по дороге и уже прошел место, где было сражение два дня назад.
   Кто-то закричал, но двойной лазерный удар опрокинул кричавшего навзничь. Минуту спустя раздался грохот, от которого земля задрожала под ногами начальника – взорвался склад горючего.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация