А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "1-я трилогия о Сером Легионе Смерти-2: Звезда наемников" (страница 20)

   «Требучет» стоял на дороге. Его кабина открылась. Показался пилот, его покрасневшее лицо вспотело, а руки были подняты. Солдаты в оранжево-коричневой форме, выловленные в лесу партизанами, тоже выходили на дорогу подняв руки. Лори сообщила, что вражеский «Стингер» тоже сдался, а быстроходный «Дженнер» направляется в джунгли, пытаясь скрыться.
   Грейсон почувствовал огромное облегчение и усталость. Бразеднович улыбался, не выпуская из рук винтовку.
   – Победа, капитан, – сказал он. – Посмотрите, мы можем научиться у вас военному искусству.
   – Да, мы сделали это наконец, и сделали вместе. И как только Грейсон начал спускаться по склону на дорогу, солдаты – повстанцы и наемники – громкими криками приветствовали своего командира.

   XXI

   Взошла луна. Ущербная, она висела на необычно безоблачном небе, подобно объеденному апельсину. Только лучи Верзанди-Альфы, проникая сквозь окно, освещали комнату тускло и призрачно. В комнате были двое – мужчина и женщина. Они лежали в темноте, пребывая еще в легком дурмане любви. Пальцы мужчины гладили бедро женщины, легко касались живота, потом поднялись наверх, нащупав маленькую упругую грудь. Эллен Клейн тихо застонала.
   – Обними меня, Винсент, – прошептала она, – пожалуйста, обними покрепче.
   Он внимательно посмотрел на нее:
   – Что случилось, Эллен?
   – Ничего, – Ее лицо было мокрым. Слезы блестели в лунном свете. – Вы... все вы... были так добры ко мне.
   – А почему должно быть по-другому? Едва ли мы похожи на чудовищ.
   – О, я знаю. Но только... Винсент! Я убила его! Он крепко держал ее, сцепив руки у нее за спиной. Разжав руки, Винсент принялся нежно гладить по голове и плечам, пока не прекратились всхлипы.
   – Дорогая, это не так! Ты знаешь это. Джеффри был убит Карлайлом, этим ублюдком. Он бросил его. Эллен, ты спасла его. Ты уберегла его от ужасной смерти! Разве это не так? Сделал бы он тоже самое для тебя?
   – Но это так ужасно. Я видела сон...
   – О Джеффри?
   – И о нем тоже. Я вижу себя в самолете, Карлайл напротив меня. С ним Джеффри, он защищается, но Карлайл душит его и только смеется. Или что я одна, зацепилась за острый выступ скалы над обрывом и пытаюсь не упасть, а внизу чернота, все вокруг меня черное, я теряю силы и отпускаю руки... – Она дрожала, прижав голову к его плечу. – Я знаю, что сплю, но не хочу просыпаться, потому что пытаюсь узнать, что там в темноте.
   – Я много раз слышал, как ты стонешь во сне. Она прижалась к Винсенту, разметав по подушке свои блестящие черные волосы.
   – Винсент, я думала, что сошла с ума... Я знаю это, я чувствую... Я не могла жить с такими мыслями до тех пор, пока не встретила тебя. Я тебе очень благодарна.
   Он ее поцеловал.
   – Я люблю тебя, – сказал он, когда их губы разомкнулись. – Ты знаешь, я счастлив только... слушай. Если есть еще что-то, что беспокоит тебя, если ты хочешь облегчить душу... – Он закрыл глаза и улыбнулся. – У тебя очень красивая грудь.
   В ответ она прижалась к нему еще теснее.
   – Я знаю некоторые военные секреты Легиона, я могу облегчить душу, – сказала она через некоторое время. – Что-то я знаю, что поможет вам победить Карлайла.
   Он снова поцеловал ее.
   – Может быть, если поймать его, исчезнет твой сон? Тогда говори.
   Она глубоко вздохнула.
   – Я была на собрании. Конечно, они не говорили обо всем важном. Я знала, где они собирались высадиться, но это бесполезно сейчас.
   – Военные тайны действительно имеют значение, только если узнаешь их вовремя, – согласился Винсент Миллз.
   – Я говорила уже на допросах, что мне известны силы Легиона, сколько у них боевых роботов и другого оружия, но им об этом уже все известно.
   – Было бы полезнее узнать, где найти Карлайла.
   – Все, что я знаю, – он должен войти в контакт с членами Революционного комитета. И главный в этом деле из верзандийцев – Эрадайн.
   – Может быть, нам поможет имя Эрадайна. У губернатора есть большой список имен жителей Верзанди, подозреваемых в связях с партизанами. Какие-нибудь другие имена ты помнишь?
   – Верзандийцев?
   – Да. Я думаю, что все, что тебе удастся вспомнить – имена, места встреч, – все может помочь.
   Она вздохнула и сделала движение рукой, точно отмахиваясь от всех обязательств перед Легионом.
   – Да, я помню, что поинтересовалась, как Эрадайн собирается переправлять боевых роботов через топь, и он сказал, что есть хороший путь и одно сухое местечко, где будет база. У человека по фамилии Эрикссон.
   Миллз резко встал, это выглядело даже невежливо. И принялся торопливо одеваться.
   – Любимая, может быть, сейчас ты вспомнила самое важное, это очень ценная для нас информация.
   – Но...
   – Ты спи, моя любовь. Я должен как можно быстрее сообщить об этом!
   Генерал-губернатор Нагумо узнал об Эрикссоне даже раньше, чем капитан Миллз успел одеться. Он не сказал Миллзу, что в спальне есть микрофон. Доктор Янсон и другие очень беспокоились, что капитан забудет что-нибудь важное из бесед со своей подругой. Их ночи любви транслировались прямо в штаб Нагумо. Обычно дежурный майор решал, что важно из их разговоров, а что нет. И представлял информацию утром. Но сегодня Нагумо был еще на работе, принимая донесения о разгроме своей группы на лесной дороге.
   В то время, когда Миллз бежал через центральную площадь университета Региса, техи компьютерной службы уже принесли Нагумо досье на Эрикссона.
   Нагумо начал отдавать приказы. Он послал двух человек из своей личной охраны на квартиру капитана Миллза за Эллен Клейн. Девчонка выполнила свою задачу, но доверять ей нельзя. Лучше, если она посидит в менее комфортной тюрьме под надежной охраной.
   Нагумо забыл об Эллен Клейн сразу, как только отдал приказ о ее переводе в другую тюрьму. Он уже работал на компьютере у себя в кабинете.
   Компьютер быстро вычислил нужное место. Лисий остров...
   А на Лисьем острове, за околицей поселения, было еще одно любовное свидание. Свет оранжевой луны, как острый нож, разрезал пополам полянку, оставляя в чернильной тени лес и двух влюбленных. Они лежали на мшистом холмике под утесом.
   Их беседа тоже вертелась вокруг имени Грейсона Карлайла.
   – Почему ты не доверяешь ему? – спросила женщина, приподняв голову и нежно погладив плечо своего спутника.
   Карлотта Хельгамайер часто встречалась со своим любимым именно здесь. Были очень веские причины, причем политические, по которым они должны были скрывать свою любовь.
   – Мне трудно его понять, – ответил Толлен. Он замолчал, в тишине было слышно, как мужчина скрипнул зубами. – Я доверяю ему, но я... его не понимаю.
   – Что именно тебе непонятно?
   – Он... он ведет себя не так, как обычный наемник.
   – Ты имеешь в виду, что прежде ты таких наемников не встречал?
   – Да. Он сражается так... с такой энергией. Вряд ли его рвение обусловлено только деньгами. Должна быть другая причина. Я думаю, он разделяет нашу ненависть к Драконам.
   – Это плохо?
   – Я так не говорил. Конечно, это хорошо, но... Вероятно, лучше бы сначала узнать о человеке больше, а потом его нанимать.
   – Большинство из нас в комитете было против этой идеи, ты помнишь? Толлен засмеялся:
   – Это была идея Эрадайна, не так ли, Карлотта?
   – Торвальд думал, что ему и дальше удастся гнуть свою линию на ведение борьбы с оккупантами только собственными силами и сохранение власти Первых Семей. Однако старый Гуннар Эрикссон неожиданно встал на сторону Девика Эрадайна. Это потрясло Торвальда.
   Он крепко обнял ее.
   – Я думаю, что ваши Первые Семьи сейчас поняли, что иметь Легион на своей стороне – это огромная сила.
   – Да.
   – Эта засада, это сражение на лесной дороге сблизило солдат и наемников, я только сейчас понял, как умен Карлайл и как искусны его люди.
   Она отметила искренность, с которой Толлен произнес эти слова, затем решила сменить тему разговора:
   – Наши солдаты, как и наемники, прекрасно справились со своей задачей, правда?
   – Да.
   Он вспомнил бой, и зубы снова заскрипели. Он завидовал Грейсону. По любым меркам засада и последующий бой были великолепны. Они захватили четыре вражеских боевых робота, армия Дома Куриты потеряла двадцать два человека убитыми, тридцать шесть пленными. А сами партизаны потеряли только двоих, еще пять солдат были ранены.
   Они отправили «Стингер» и пленных на Лисий остров. Техи наемников и повстанцев остались на месте в срочном порядке ремонтировать «Требучет» и три транспортера. Им понадобилось несколько часов на ремонт двигателя, чтобы «Требучет» мог передвигаться сам.
   – Я должен отметить, – сказал Толлен, – что Грей-сон больше меня понимает в военном деле. Я не знаю, как он расценивает эту битву – как удачу или как естественное проявление своего полководческого гения.
   – Так или иначе, все в нашу пользу. У нас не было таких удач за все десять лет этой войны.
   – Да, но она становится его войной. Правильно ли это – позволять ему выиграть ее для нас? Что будет дальше? Как мы сумеем избавиться от него?
   – Ты доверяешь ему?
   – Я не знаю, что об этом думать. Идея о локальном нажиме на оккупантов повсюду и вовлечении широких масс в войну – его идея. – Снова послышался скрежет зубов Толлена. – Карлайл сказал, что врага нужно бить постоянно, снова и снова, он настаивает, что люди должны добровольно бороться против захватчиков. Наша прежняя стратегия захвата городов была неверна...
   – Мы завтра уходим, – сказал он, немного помолчав.
   – Я слышала.
   – Мы идем на запад. В налет на Скандихайм. Там расположен гарнизон Дома Куриты.
   Карлотта нежно провела рукой по груди Толлена. Он знал, что ей понятны его мысли, его тревоги.
   – Возвращайся скорее, милый, – сказала она.
   – Карлотта, моя любимая Карлотта, – прошептал он. Волосы Карлотты пахли цветами и еще чем-то, что напоминало ему дом, мир и солнечный ясный летний день. – Солдатам Дома Куриты не под силу убить меня, ты мне верь...
   Этой ночью Лори тоже думала о Карлайле, но ее мысли были далеко не такими приятными. В холодном поту она проснулась от ночного кошмара. Лори посмотрела в окно, лунный свет показался ей зловещим, она села, стараясь собраться с мыслями.
   Лори решила перекрасить «Страуса». Было очень неприятно сознавать, что ее страхи и неуверенность растут, подобно гидре, у которой вместо одной отрубленной головы немедленно вырастают две новые.
   Отряд Грейсона шел походным маршем уже час, солнце только вставало. Солдаты-повстанцы шагали по тропинке вместе с наемниками. Их боевые роботы, заправленные и приготовленные к бою, были тщательно отремонтированы. Техи работали весь вечер и всю ночь. Десантная группа двигалась вдоль леса, держа курс на запад. В нее входил:! двадцать два робота. Возглавлял колонну Мольтидо на своем полностью отремонтированном «Дервише».
   Роботы, которых не удалось починить после вчерашнего боя, находились в пещере на Лисьем острове. Отряд упорно шел к цели, двигаясь по петляющим тропинкам через джунгли. Вслед за роботами шли пешие верзандийские партизаны во главе с Бразедновичем. Имелось также несколько танков и вездеходов. Всего в отряде было около пятисот человек, из них только одна женщина.
   Джалег Йорулис и его «Стингер» остались на Лисьем острове.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация