А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "1-я трилогия о Сером Легионе Смерти-2: Звезда наемников" (страница 18)

   Когда «Гермес» приблизился к «Страусу», неистово стреляя из вмонтированной в корпус автоматической пушки, Грейсон открыл по нему огонь из своего лазера. Он знал, что «Гермес», помимо автоматической пушки, вооружен лазером и огнеметом, и именно огнемет беспокоил его особенно.
   Он удобнее уселся в кресле, держа руки на рычагах. Хотя Лори уже проверила сама себя в сражении здесь, на Верзанди, а до этого на Треллване, у нее была серьезная слабость – страх смерти от огня. Если «Гермес» наведет огнемет на нее...
   Грейсон согнул ноги своего робота, включил прыжковые ускорители и прыгнул. Толчок от расположенных сзади двигателей перенес его в низком скачке на девяносто метров. Он приземлился с резким скрежетом и снова прыгнул. На этот раз он приземлился в трехстах метрах от «Гермеса» и выпустил пять ракет дальнего действия. Грейсон включил перезарядку и еще раз выстрелил пятью ракетами. Ракеты прочертили огненные следы до спины «Гермеса». Многочисленные разрывы опрокинули машину врага на землю. Несколькими секундами позже новые ракеты ударили в распростертую фигуру. Не было возможности оценить, насколько серьезны были повреждения. По крайней мере на некоторое время один из куритских боевых роботов был выведен из борьбы. «Гермес» лежал спокойно, не делая никаких попыток двинуться или встать.
   Тем временем «Ассасин» был встречен плотным огнем «Страуса» и нескольких отступающих агророботов. На его левой руке и на броне туловища были явные повреждения. Пулеметный огонь повстанческих войск тоже молотил по вражескому роботу. При меткой стрельбе иногда даже пулеметный огонь мог пробить броню. Под этим шквальным огнем сорокатонный «Ассасин» торопливо отступил, оставив лежать своего компаньона на земле.
   – Отходи, Лори! – приказал Грейсон. – Мы их здесь задержим!
   Лори откликнулась, голос ее по радио был спокоен. Она снова возглавила колонну. Грейсон вернулся в хвост, где стояли «Стрелец» и «Волкодав», стреляя в ночную тьму. Он поставил «Беркута» между ними, нацелившись на приближавшегося уже поврежденного «Мародера», и открыл огонь. Троица не подпускала противника. Дуло автоматической пушки Грейсона раскалилось добела, когда из нее вылетел последний снаряд. Орудие смолкло, и он продолжал стрелять из лазера и ракетами дальнего действия. Смонтированная на голове робота установка ракет ближнего действия опустела за несколько минут до этого.
   Пот заливал лицо, руки и тело Карлайла. Его легкая сетчатая рубашка совсем промокла, сиденье под ним стало влажным и скользким. Снаряды автоматических пушек визжали и гремели. Лазеры наносили удары, упорно прогрызая броню. Проносились ракеты с огненными хвостами. Большая часть их попадала в изрытую землю и взрывалась с глухим звуком, разбрызгивая грязь и куски горячего металла, безвредные для бронированных тел боевых роботов. Только несколько ракет попало в цель, но с серьезными последствиями. Автоматическая пушка «Волкодава» была разбита попавшей в нее ракетой дальнего действия, но Клей продолжал стрельбу из лазерной турели, вмонтированной в верхнюю часть корпуса его робота. Воздух над «Волкодавом» клубился и мерцал от потоков тепла, отводимого из специальных раструбов машины.
   Число куритских боевых роботов увеличивалось. Они готовились к заключительной атаке.
   Неожиданно голос Торвальда ворвался в наушники Грейсона:
   – Быстрее отступайте, Карлайл!
   ПИ-излучатель «Боевого молота» продолжал извергать молнии. Вражеский «Орион» ожесточенно стрелял из автоматической пушки. Грейсон перевел свой прицел на «Орион», посылая туда одну голубоватую вспышку лазера за другой. Плотный огонь, обрушившийся на его «Беркута» со стены и со стороны куритских роботов, был сейчас так силен, что компьютер угрожал прекращением работы из-за критической температуры в отсеках.
   Грейсон знал, что ничего больше не может сделать для Торвальда. Он отвечал сейчас за всех остальных.
   – Начинайте отходить! – скомандовал он Макколлу и Клею. – Я за вами.
   «Беркут» постоял еще немного, стреляя по «Ориону» с полукилометрового расстояния. Тот захромал из-за сильного повреждения левого бока, ноги и руки, но тем не менее продолжал движение к поверженному «Боевому молоту», находясь сейчас в нескольких десятках метров от него. Грейсон с ужасом увидел, что после прямого попадания из огнемета пламя охватило голову и тело «Боевого молота». Но тем не менее тот снова выстрелил из ПИИ... и снова... и снова...
   Вражеский «Мародер» остановился между Грейсоном и «Орионом», в которого он целился, выпуская из автоматической пушки снаряд за снарядом в машину Грейсона.
   Тогда Грейсон включил прыжковые двигатели «Беркута», далеко перенесшие пятидесятитонную машину по воздуху. Температура в кабине подскочила на двадцать градусов, и красный предупредительный огонек замигал, предупреждая о скором отключении мощностей из-за перегрузки. Он шлепнул по запасному переключателю и выключил ослабевший привод из цепи управления мощностью в правой ноге «Беркута». Робот приземлился с противным хрустом коленных сочленений, и Грейсон испытал чувство головокружения, пока старался восстановить равновесие робота через нейрошлем. Затем он побежал в ночную мглу, а ракеты дальнего действия продолжали падать слева и справа от него.
   За его спиной раздался взрыв. Пламя, охватившее «Боевого молота» Торвальда, осветило ночное небо.

   ЧАСТЬ ВТОРАЯ

   XIX

   С документами в руке Нагумо прошелся до полковника Кевлавича, стоявшего по стойке «смирно», и вернулся обратно.
   – Шесть боевых роботов потеряны безвозвратно, – сказал генерал-губернатор, придав голосу нотки язвительности. – «Центурион», «Вулкан», «Шершень», «Гермес» и два «Ориона»... Они уничтожены! Сражение проиграно. Больше десяти боевых роботов получили повреждения, в том числе и два наших «Мародера»! Старший тех заявил, что его команде понадобится больше тысячи часов работы, чтобы их отремонтировать. Вы отдаете себе отчет, что наши роботы превратились в железный лом исключительно по вашей вине? Вы проиграли это сражение!
   Кевлавич стоически молчал, его глаза были прикованы к маленькому белому облачку на зеленом небе за спиной Нагумо. Нагумо все-таки любил своего старшего офицера, ценил его полководческий талант, хотя в последнее время напрасно. Пальцы рук генерал-губернатора нервно забарабанили по столу. Наконец Нагумо продолжил:
   – Вам нечего сказать в свое оправдание?
   – Нет, мой повелитель.
   – Вы трус!
   Лицо полковника побледнело, что было особенно заметно над стоячим черным воротником мундира.
   – Нет, мой повелитель.
   – Эти бандиты уже были в ваших руках! В ваших руках! Ваша некомпетентность стоила нам четырех воинов. Ваши действия свели на нет наши усилия, вы покрыли стыдом всю армию Драконов! Почему вы не преследовали весь этот сброд и не добили его? Они были в ловушке, но вы позволили им сбежать!
   – Я не трус, мой господин! Ни я, ни мои люди! Глаза Нагумо сузились.
   – Я готов выслушать ваши объяснения. Что же произошло?
   – Мы... Я не ожидал, что у партизан есть еще и резервные боевые роботы. Они атаковали с тыла, а мы к тому моменту уже были изрядно потрепаны их первой группой.
   – Вы не ждали... – В голосе Нагумо слышался откровенный сарказм. – Интересно, а когда враг делает именно то, что от него ждут? Вы не забыли о том, что случилось на Охотничьем мысе?
   – Я... Это полностью на моей совести. – Лицо Кевлавича снова стало мертвенно-бледным.
   – Ладно, полковник, – неожиданно мягко сказал Нагумо, – все мы, в конце концов, виноваты. Недооценили этот сброд. Я могу уничтожить вас сегодня. А завтра герцог Ринол уничтожит меня. А Ринола...
   – Партизаны обнаружили неожиданные тактические способности, – сказал Кевлавич, обрадованный смягчившимся тоном Нагумо. – Они послали сначала одну группу, состоящую почти целиком из сельскохозяйственных машин, при поддержке танков. Она попала в западню. Затем попали в ловушку мы сами. Повстанцы неожиданно напали на нас с тыла. У них были настоящие боевые роботы, мой господин. Кроме того, они абсолютно точно рассчитали время, когда было необходимо бросить свежих роботов в драку.
   – Вам известно, каковы их потери?
   – Четыре логгера, три легких агроробота, вспомогательные машины и механизмы. И один тяжелый робот – «Боевой молот».
   – Семь агророботов, один тяжелый против наших двух тяжелых, трех средних и одного легкого робота. Не очень хорошо, не так ли? Счет не в нашу пользу?
   – Да, мой повелитель.
   – Меня интересуют потери живой силы противника. Что вы о них знаете?
   – Кроме восьми водителей боевых роботов партизаны потеряли тридцать восемь солдат убитыми. Мы захватили пленных, двенадцать человек.
   – Их допросили?
   – Конечно, мой повелитель.
   – Вам удалось повредить отступивших боевых роботов противника?
   – Да. Один тяжелый и два средних вражеских робота прикрывали отступление прочих. Я уверен, что мы их серьезно потрепали. Не думаю, что партизаны могут организовать ремонт такой сложной техники в полевых условиях. Да и остальные их роботы тоже требуют починки.
   – Ну что ж, не все так плохо, – сказал Нагумо, выжидательно глядя на полковника. Тот ел глазами начальство и даже потел от усердия.
   – Я дам вам новое задание. Я дам вам шанс реабилитироваться. Вы опытный командир, я всегда так считал. Но вы обманули мои надежды на Охотничьем мысе, вы подвели меня сейчас... Надеюсь, что вы не разочаруете меня в третий раз, полковник?
   – Нет, мой повелитель! Я приложу все усилия, сделаю все возможное и невозможное. Приказывайте мне!
   – Вам нужно их выследить и уничтожить. Очень простое задание. Если роботы мятежников настолько повреждены, если они потеряли столько солдат, если я могу доверять вашим донесениям, – Нагумо хлопнул рукой по стопке бумаг на столе, – это будет нетрудно. Найдите и уничтожьте. Что может быть проще?
   Кевлавич судорожно сглотнул:
   – Да, мой повелитель.
   – Еще одна деталь. У вас есть только четыре недели на выполнение этого задания. Мы ждем визитеров, очень важных визитеров.
   – Да?
   – Скоро прибывает герцог Хасид Ринол. Он будет инспектировать вверенные ему планеты. Я хочу доложить ему лично, что самая большая на Верзанди группировка партизан уничтожена.
   – Герцог...
   – Да, полковник. Он самый. И помните, что если вы не справитесь с заданием, если вы плохо выполните мой приказ, если мятеж не будет подавлен, вы сами подпишете себе приговор. Я достаточно ясно выразил свою мысль, полковник? Вы все поняли?
   – Так точно, мой повелитель.
   – Прекрасно. Я рад, что мы поняли друг друга. Ваш позор означает и мой позор, смыть его я могу только кровью. Но прежде, чем что-то случится со мной, я прослежу, чтобы слетела и ваша голова. Я не хочу отвечать за все один и не буду! Учтите это!
   – Я понял, мой господин. Я найду и ликвидирую этот сброд, всех до последнего повстанца.
   – В вашем распоряжении двадцать восемь дней. Идите!
   Нагумо подождал, пока Кевлавич отдал ему честь и вышел из кабинета. Затем скомкал донесения полковника. Сцепив руки за спиной, он подошел к окну и остановился. Кевлавич – хороший, грамотный военный и постарается выполнить приказ любыми средствами. Но Нагумо не мог доверить свою жизнь и карьеру одному человеку, это было не в его правилах. «Хорошо бы подстраховать Кевлавича, а заодно и себя самого», – подумал Нагумо, глядя на удаляющегося полковника.
   Он нажал на кнопку радиофона внутренней связи.
   – Мне нужен капитан Миллз из моей личной охраны.
   Ломая деревья, с трудом продираясь сквозь джунгли, отряд повстанцев возвращался на Лисий остров. Грейсон спешно приказал укрыть боевых роботов в пещере. Два робота были оставлены по дороге под охраной своих водителей. Эти машины – «Стингер» и «Дервиш» – были тщательно спрятаны под брезентом и укрыты ветками. Они нуждались в починке двигателей прямо на месте, чтобы потом привести их на базу своим ходом и уже на базе отремонтировать основательнее.
   Еще долго в лагерь подтягивались отставшие люди и техника. Санитары спешно принялись выгружать раненых из бронетранспортеров и оттаскивать их в госпиталь. Немногочисленные врачи повстанцев теперь были завалены работой по горло. Это же относилось и к техам, поскольку не было ни одной неповрежденной машины. Уцелевшие участники сражения были смертельно усталыми и малоразговорчивыми. Да и встречавшие не донимали их вопросами. И так было ясно, что хорошего мало. Они потерпели поражение.
   Для Грейсона самой тяжелой частью любого сражения была последняя – подсчитать убитых, организовать помощь раненым и попытаться оценить объем ремонтных работ для восстановления разбитой техники.
   Ошибки тактики и потери врагов могли и подождать. Такого же мнения придерживались и руководители повстанцев. Они хотели знать абсолютно точно, что он. планирует делать дальше, но у Грейсона не было ни одной подходящей идеи. Пока не было.
   Все члены Революционного комитета стояли, ожидая Грейсона. Они молча смотрели, как качается, останавливаясь, его робот, как Грейсон устало слезает на землю. Вместе с ними стоял и полковник Бразеднович. Угрюмые и мрачные лица встречавших сказали Грейсону, что полковник уже доложил им о последнем сражении под стенами Региса.
   Карлотта отбросила рукой волосы со лба. Грейсон отметил, что они у нее очень красивые – белые и блестящие. Судя по ее усталому лицу и воспаленным глазам, он понял, что Карлотта не спала. Грейсон кожей чувствовал растущее напряжение и взаимную враждебность.
   – Толлен уже сообщил нам, что произошло, – сказала она.
   Грейсон отметил взгляд, которым обменялись Карлотта и Бразеднович. О чем это они сговорились?
   Эрикссон жестом показал на раненых, которых несли санитары.
   – Я говорил Торвальду, что его план не сработает. Наша армия разбита наголову!
   – Вы сказали ему? – спросил Ольсен. – Вы? Насколько я знаю, это вы предложили использовать тоннель, это ваш план!
   – Только потому, что глупец предлагал штурмовать главные ворота!
   – Сограждане! – Карлотта прервала словесную перепалку, грозившую превратиться если не в драку, то в посмешище для солдат. – Прекратите!
   Бразеднович внимательно посмотрел на Грейсона:
   – Что будем делать дальше?
   Грейсон стоял, прислонившись к ноге своего «Беркута» и прикрыв глаза. После боя можно было позволить себе расслабиться. Он устал так же, как если бы бежал десять километров по джунглям, не останавливаясь ни на секунду. Но день еще не кончился, еще нужно многое успеть сделать, прежде чем можно будет наконец лечь и уснуть.
   – Я не знаю, полковник. Конечно, нас связывает контракт, но он не поможет определить, что будет лучше для вас и для нас в этой ситуации. Ваша армия разбита. Нужно время, чтобы восстановить моральный и боевой дух.
   Толлен огляделся по сторонам, точно что-то высматривал. Оранжевые лучи солнца пробивались сквозь листву, создавая причудливое сине-зеленое кружево.
   – Некоторые из нас беспокоятся: а не перейдете ли вы на сторону Куриты?
   – Это трудно себе представить, – сказал Грейсон, устало качая головой.
   – Насколько мне известно, вы нанялись обучить наших людей военному делу, например, приемам борьбы с боевыми роботами. Но на сегодняшний день армии практически нет, те, что не сбежали, деморализованы и думают больше о доме, чем о войне. Должно пройти время, чтобы они вернулись в строй.
   – Говорите прямо, – сказал Эрикссон, – можем ли мы доверять вам? Ваши деньги в надежном месте, вне нашей планеты. У нас нет больше денег, если вы потребуете увеличить оплату. А ведь коричневые значительно богаче нас...
   Бразеднович горько улыбнулся:
   – Комитет поставил на карту все, чтобы купить вашу поддержку, которая нам так нужна! У ваших людей есть возможность бросить повстанцев и заключить сделку с коричневыми.
   – Может быть, – сказал Грейсон, намеренно удлиняя паузу и словно обдумывая предложение. Почему они решили, что наемников можно перекупить? Почему партизаны думают, что легионеры клюнут на большие деньги? – Может быть, у нас есть такая возможность, один слабенький шанс, если Синдикату Драконов нужны наемники. Но что вы думаете о наших шансах, когда Легиону понадобится работа в следующий раз? – Он потряс головой. – Люди воображают, что наемники только продают свою силу и знания, что их можно перекупить, заплатив больше и соблазнив более выгодным контрактом, но это далеко не так. Если мы разорвем сейчас контракт с вами, то не просто потеряем связь с Галатеей. Ком-Стар расценит это как предательство, и мы уже нигде не сможем найти себе работу.
   – Да, я знаю, но... – Эрикссон замолчал и тяжело взглянул на Грейсона. – Может быть, мы беспокоимся только о размерах вашей ставки в нашей войне.
   – У вас нет причин ненавидеть Синдикат Драконов, – добавил Толлен. – По крайней мере нам об этом ничего не известно.
   Дрожь пробежала по телу Грейсона, в желудке похолодело. Нет причин? Он помнил своего отца, убитого со своим «Фениксом» в космопорту на Треллване. Он помнил «Мародера», принадлежавшего Синдикату Драконов, который виновен в его смерти. Эта память о Треллване управляла им сейчас. Сильнее, чем он хотел бы.
   Его рука сжалась в кулак.
   – Далее наемники могут иметь свои причины для борьбы, кроме... денег. Верьте мне.
   – Возможно, – не глядя на Грейсона, сказал Бразеднович. Его взгляд снова блуждал по джунглям, нигде особенно не задерживаясь. – Вы можете это доказать. Вы поможете нам, но, конечно, не бескорыстно. Нам необходима ваша помощь.
   – Что это значит? – спросил подошедший Рэмедж. Его лицо выражало беспокойство, взгляд перебегал с одного лидера партизан на другого. – Что с ними?
   – Они беспокоятся, что мы предадим их, – сообщил Грейсон.
   – Но все-таки, расскажите об этом сражении, – попросил Рэмедж Карлайла, когда они отошли в сторону. – Мы немногое сумели понять по рации, кроме того, что вам удалось дойти до города.
   Грейсон только махнул рукой:
   – Полный провал.
   Рэмедж сокрушенно потряс головой.
   – Командование еще принимает донесения. Рейнджеры потеряли где-то сорок-пятьдесят человек убитыми и ранеными. А что Торвальд?
   – Убит.
   – Не слушайте их, капитан, – сказал Рэмедж. – Люди глупы.
   Грейсон внимательно посмотрел на сержанта. Тот был настоящим другом.
   – Вы сделали больше, чем могли, капитан.
   – Возможно. Но сейчас мы должны решить, что будем делать дальше. Я думаю, все наши согласны, что у нас нет причин покидать верзандийскую армию повстанцев?
   Подошли двое молодых мужчин. Лампы над их головами сейчас светили тускло, и оба казались похожими, как братья. Это были Ферьегард, старший тех повстанцев, и сержант Кареллан, старший тех Серого Легиона Смерти. И так было ясно, что они собирались сказать. Все боевые машины получили повреждения. Для того, чтобы отремонтировать их, требовались гора запасных частей и специальная ремонтная техника, которых у революционеров просто не было.
   – Начинайте чинить что возможно прямо сейчас, – сказал Грейсон, кивком головы отвечая на приветствия двух техов. – Нам нельзя откладывать.
   Еще не наступил вечер, когда наконец ему удалось собрать свою команду. Они расселись вокруг костра, разведенного чьей-то заботливой рукой возле пещеры. Место было тщательно выбрано, над костром нависал большой скалистый утес, закрывающий огонь и от вражеских орбитальных спутников-разведчиков, и от случайных соглядатаев. Джунгли вокруг пещеры и костра казались черными, как деготь, тусклый свет излучал только открытый колпак ближайшего боевого робота. Звуки работы ремонтников мешались с пронзительными криками ночных птиц. Все водители боевых машин Серого Легиона Смерти, а также Рэмедж и Кареллан ждали, что скажет Грейсон.
   Грейсон, засунув руки за ремень, стоял перед товарищами. Десять человек, сидевших вокруг костра, выглядели грязными и оборванными. Они провели последнюю ночь на марше к Регису, сражались и потом шли обратно. Они не спали уже очень давно. Напряжение висело в воздухе, атмосфера была взрывоопасной.
   – Спасибо, что пришли, – сказал Грейсон, подходя ближе к свету. – Прежде, чем случится что-нибудь, я думаю, будет лучше, если мы решим, что нам делать.
   Лори горько засмеялась:
   – У нас есть выбор?
   – Вы думаете, что мы должны продолжать помогать этим обезьянам? – спросил Клей. Он нервно передернул плечами. – Их генерал, если его можно так назвать, убит... и слава Богу!
   Грейсон присел около костра и поглядел на головешки. Он чувствовал, что доверие к нему так же гаснет, как эти угли. Красные искры поднимались в небо яркими точками и исчезали. Оставалась только зола.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация