А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "1-я трилогия о Сером Легионе Смерти-2: Звезда наемников" (страница 17)

   Герцог Хасид Ринол будет доволен.
   Шесть боевых роботов Серого Легиона Смерти спешили сквозь мрак, двигаясь по неровной, усеянной валунами поверхности оврага, уже изрытой механизированным отрядом партизанской армии верзандийцев, который прошел здесь несколькими часами раньше. Они встретились со «Страусом» Викки Трексен, ковыляющим навстречу, и узнали причину задержки нападения. С такой скоростью соединение Торвальда должно было только сейчас приближаться к стенам университета.
   Лори, успокоенная объятиями кресла «Страуса», двигающегося плавными стелющимися шагами, отдалась своим мыслям. Она вспомнила настойчивость Грейсона Карлайла, как он звал их с собой, страстность его убежденности в необходимости последовать за колонной повстанцев. Они прорвались в пещеру, где находились их боевые роботы, и обезоружили находящихся там часовых. Техи поспешно снарядили и заправили их машины.
   Что случилось с Грейсоном, что побудило его к этому? Все они разделяли его заботу о подростках, брошенных в битву, но он выглядел просто одержимым. Был ли он убежден в том, что первое сражение сломает их, или хотел быть там, чтобы собрать обломки?
   Возможно, было немного и того и другого. Лори вспомнила участие, проявленное к ней, когда она пыталась после Гремящего ущелья соединить в одно целое частицы собственного воинского духа. Он помог ей собрать эти кусочки, хотя, вероятно, не сознавал еще этого. Стычка на Охотничьем мысе была так остра и быстротечна, что закончилась до того, как она вспомнила об испуге. Тот факт, что она прошла через стычку без страха, дал ей уверенность, убедил ее, что она может еще принимать участие в сражениях. Ужас, который овладел ею в Гремящем ущелье, еще остался, напоминал о себе ночными кошмарами. Но Лори поняла, что может жить с ними и оставаться воином, несмотря на это.
   Присутствие Грейсона в тесной кабине ее робота на Охотничьем мысе помогло ей, дало уверенность в том, что он заботится о ней. Мысль о Грейсоне наполнила ее приятным теплом, но Лори отогнала свои досужие мысли и сосредоточилась на предстоящем задании.
   Времени оставалось немного. Выбирая с помощью инфракрасных датчиков дорогу между камней. Серый Легион Смерти безудержно спешил к Регису.
   Когда армия Торвальда приближалась к своей цели, все было окутано мраком, кроме немногих окон в университетских зданиях. Люди и неровная цепь боевой техники пробирались полями к ряду низких складских зданий менее чем в километре от них. Шелестящая трава саванны наконец-то уступила место автомобильной дороге и аккуратным полям местных фермеров с их голубоватыми хлебными злаками.
   Поначалу все выглядело спокойным. Но вдруг небо осветилось вспышками, такими яркими, что оказалось, будто ночь внезапно превратилась в день. Повстанцы замерли на месте, щурясь на огни множества осветительных ракет. Крики переполнили линию командирской связи Торвальда, потому что водители агророботов, лишенные фильтров на стеклах кабин, ослепли в огнях искусственного дня. Не успел Торвальд отдать хоть какой-нибудь приказ, как лазерные лучи и снаряды обрушились на войска повстанцев.
   Огонь велся с трех позиций: от университета и из мрака слева и справа.
   Торвальд повернул своего «Боевого молота» и пронзил темноту неровными зелено-голубыми лучами из сдвоенного ПИ-излучателя. Ни визуально, ни по прибору ночного видения, ни по радару невозможно было определить, где именно противник. В его наушниках раздались чьи-то пронзительные вопли. Неподалеку один логгер припал на свои передние колени, его широкая, но плохо бронированная спина была разорвана в клочья и сверкала языками огня от зажигательных снарядов. Внутренний взрыв прорвал брюхо робота, раскидывая по сторонам куски брони и разбитого двигателя. Потом и кабину машины охватили языки пламени. Ночь, полная огня и дыма, пронзенная лучами прожекторов, освещающими бойню, напоминала своим ужасом настоящий ад. Пулеметный огонь со стен не давал поднять головы пехотинцам, залегшим между обломков разрушенной техники и в воронках. Внезапно, как смертоносный красный цветок, над полем вырос огненный шар от взрыва повстанческого обоза с боеприпасами.
   В первые же десять секунд Торвальд понял, что никакой надежды прорваться к намеченным объектам нет и что весь план проникновения в цитадель университета провалился. Следующие пять секунд его единственной заботой было, как вывести свой отряд из челюстей засады, которые сжимались и справа и слева. Вскоре в освещении ракет и прожекторов появились боевые роботы Драконов. Они все теснее сжимали партизан в кольцо и готовы были захлопнуть ловушку.
   – Всем подразделениям! – скомандовал Торвальд по командирской связи. – Всем подразделениям! Это рейнджер «один»! Отступаем! Повторяю: отступаем! Полный назад! Перестраиваемся!
   И тут обнаружилась неуправляемость его войска в трудном бою. Роботы и пехотинцы, потеряв ориентацию, метались по полю и гибли, гибли, гибли... И второй логгер уже горел. Третий сидел на бесполезных, поврежденных снарядами задних ногах, упираясь передними в землю, и без всякого толку разрывал темноту огнем из своих пулеметов. Пули со звоном выбивали искры из брони приближающихся боевых роботов Дома Куриты.
   Торвальд направил огонь ПИ-излучателя на вражеского «Мародера», вышедшего из тени прямо на него. И разглядел еще по крайней мере трех семидесятипятитонных чудовищ, приближающихся, чтобы убивать.
   Торвальд попал в цель. Огонь вырвался из бока «Мародера». Тот остановился и открыл сокрушительный огонь по «Боевому молоту».
   Сигналы в наушниках предупреждали о повышении температуры и перегрузке цепей. Несколько бесконечных секунд две боевые машины стояли, разделенные сотней метров, поливая друг друга огнем. И «Мародер», не выдержав, отступил, попутно уничтожив партизанского агроробота, и скрылся в темноте. Торвальд выругался, включил прожектор на левом плече своего робота и, забыв об общем командовании, принялся преследовать врага. Поток белого света поймал «Мародера», который разил разбегающихся пехотинцев лучами своих средних лазеров. Торвальд ударил по цели залпом ракет ближнего действия, затем добавил заряды из ПИ-излучателя. «Мародер» споткнулся, как будто задумавшись, и припал на поврежденную ногу. Торвальд громыхал в своем «Боевом молоте» к покалеченному врагу.
   Но тут что-то ударило его машину сзади с такой силой, что Торвальд чуть не разбил себе голову о приборную панель. Его накрыло мощным огнем с университетской стены, снаряды автоматических пушек взрывались в сгустках дыма, огня и свистящих осколков металла, которые барабанили по корпусу «Боевого молота». Торвальд обнаружил, что его ПИ-излучатель, да и все прочее оружие уже не действует, механизмы подачи энергии и приводы вывалились, как черные спагетти, из прорех в броне.
   Кое-как он поставил «Боевой молот» на ноги. Вспыхивающие красные и янтарные огоньки индикаторов состояния систем говорили, что почти ничто уже не действует...

   XVIII

   Боевые роботы Серого Легиона Смерти были еще в десяти километрах, но Грейсон уже мог видеть сражение на юге, перед университетом. Небо над краями русла высохшей реки было заполнено жемчужно-серебристым светом. Мелькали яркие полосы ракет.
   – Опаздываем, – произнесла Лори в переговорное устройство, когда они остановились и прислушались, заглушив моторы. Битва была слышна только как глухой грохот, подобно летнему грому на расстоянии. – Они начали без нас, командир.
   Грейсон сверился со своим хронометром:
   – И у них не было времени выйти на позиции внутри университета. Произошла какая-то очень серьезная неприятность.
   По линии связи прозвучал голос Клея:
   – Значит, засада?
   – Очевидно. Повстанцы в беде.
   – Мы должны поспешить, – заявила Лори.
   – Что скажут остальные? – Грейсон находился в замешательстве. Он хотел прорываться вперед, помогать рейнджерам, которые, должно быть, сейчас бьются за свои жизни. Но силы – противника там наверняка превосходят их собственные.
   – Мы не можем оставить их там одних, – настаивала Лори.
   – Давайте двигаться вперед, сэр, – предложил Макколл.
   – По-моему, Макколл высказался за всех нас, – сказал Клей.
   – Тогда вперед, – скомандовал Грейсон. Он чувствовал страшный холод.
   «Страус» Лори шел впереди. Она предупреждала остальных о сложных участках пути. Тяжелая поступь их многотонных машин сотрясала камни в высохшем русле, вызывая миниатюрные камнепады.
   – Включить приемники, – приказал Грейсон. – Они будут на полосе частот семь.
   В нарисованной компьютером на дисплее картине машина Лори светилась яркой зеленой точкой. Боевые роботы все быстрее передвигались по полю боя.
   Лори первой разглядела впереди смутный силуэт машины и на всякий случай коротко ударила ее лазером. Грейсон тоже навел свой лазер в ту же точку, но удержался от выстрела. Компьютер схематически изобразил, что это был «Шершень», и засветил зеленый огонек внутри контурной рамки водителя.
   – Опознан! – вскрикнул Грейсон. Правая рука «Шершня» взметнулась вверх, его лазер вспыхнул бело-голубым. Луч ушел куда-то в небо поверх грейсоновского «Беркута».
   – Прекратить огонь! Здесь капитан Карлайл. «Шершень» остановился.
   – Это же Олин Соноварро, – узнал машину Грейсон. – Быстро доложить обстановку!
   Голос Соноварро запричитал в наушниках.
   – С-сэр... все развалилось! Они нас поджидали! Поджидали в темноте и... и...
   – Возьми себя в руки, рядовой. Твой «Шершень» поврежден?
   – Нет. Нет... сэр.
   – Прекрасно. За нами!
   – Мне достаточно...
   – Мы собираемся туда, чтобы вызволить из беды всех рейнджеров, и ты пойдешь с нами. Клей, Макколл, поставьте его между собой.
   «Шершень» Соноварро помимо его желания оказался в середине строя. Потом они встретили еще двух механизированных рейнджеров Верзанди – большого логгера с поврежденной боковой броней от попадания ракеты и юркого сборщика фруктов с длинными суставчатыми руками, украшенными специально установленными пулеметами. Появление группы наемников и спокойные приказы Грейсона заставили этих роботов тоже развернуться и еще раз двинуться в бой.
   От этих водителей Грейсон узнал всю ситуацию. Драконские роботы устроили засаду близ города и разгромили партизан при поддержке орудий с городских стен. Хотя многие боевые роботы повстанцев еще продолжали сопротивляться. Многим пехотинцам удалось бежать. Им было ото сделать легче, чем рейнджерам.
   – Хорошо, мальчики и девочки. Мы выйдем противнику в тыл и позволим верзандийцам спастись. Готовы? Цельтесь точнее!
   Соединение боевых роботов Грейсона выкарабкалось из лощины под свет сражения. Прожектора с университетской стены разбрасывали лучи во все стороны, освещая картину разгрома. Ближайший подраненный агроробот увидел подмогу и устремился навстречу.
   И вдруг впереди показался робот Драконов. Грейсон сразу определил, что это «Мародер», в рубцах и сильно избитый, но все еще яростно испускающий вспышки ПИ-излучателей из обеих рук. Грейсон навел свой лазер на цель и надавил на кнопку огня. Белый луч, как копье, пронзил более тяжелого противника, броня которого на левом боку закипела. Справа от Грейсона в ту же сторону ударила вспышка другого лазера – маленький «Страус» Лори быстро помчался на «Мародера».
   «Мародер» повернулся в сторону, его левая рука повисла. Грейсон хладнокровно проследил за целью, подводя перекрестье прицела автоматической пушки на поврежденную руку вражеского робота, и оружие разрядилось крещендо раздирающих слух выстрелов. Рассыпая искры, левая рука «Мародера», крутясь, полетела во тьму. Трещащие вспышки коротких замыканий электрических цепей осветили зеленую охлаждающую жидкость, брызнувшую из раскаленной докрасна раны.
   Справа появилась цель, атакующая Лори. Компьютер Грейсона определил ее как «Центурион», пятидесятитонный боевой робот с тяжелой автоматической пушкой в правой руке, а также с ракетами и лазерами. Автоматическая пушка «Центуриона» непрерывно стреляла. Вспышки на конце дула освещали угловатую броню его корпуса. Грейсон в ответ открыл огонь из своей автоматической пушки, цепочка разрывов снарядов прокатилась по броне торса вражеского робота, поражая пусковую установку ракет дальнего действия.
   Снаряды «Центуриона» ударили «Беркута» Грейсона в левую ногу и руку. Удар заставил его пошатнуться, но не нарушил меткости. Луч, вылетевший из вытянутой руки робота, попал в плоскую голову «Центуриона». Пока водитель на мгновение ослеп, Грейсон погнал «Беркута» вперед. Автоматическая пушка «Центуриона» не успела изменить прицел. «Беркут» врезался в более легкого противника. Лязг от столкновения прозвенел в кабине Грейсона подобно чудовищному колоколу. Оба робота полетели на землю, сцепившись руками и ногами.
   При таком положении робот легионера, как более тяжелый, фактически уступал «Центуриону». У «Центуриона» была пара средних лазеров, встроенных в торс. Пока бойцы боролись, враг в упор выстрелил из них по броне «Беркута», стремительно подняв его внутреннюю температуру до пятидесяти градусов.
   Единственный способ, которым Грейсон мог дать сдачи, была рукопашная. Он поднял левую руку своего «Беркута» и с силой ударил в правую сторону головы «Центуриона». Броне, поглощавшей обычно миллионы джоулей лазерной энергии, оказалось трудно отразить механическую энергию такого удара, она прогнулась. Грейсон наносил удары снова и снова, пока не пробил заостренными концами пальцев кабину. Сверхпрочный пластик разбился вдребезги, и струйка маслянистого дыма потянулась из разбитой головы робота после того, как Грейсон вытащил стальные пальцы «Беркута» из останков человека и металла. А вокруг вовсю кипело сражение.
   Прибытие Серого Легиона Смерти на поле боя дало ощутимое подкрепление верзандийцам, приведя воинов Дома Куриты в полную растерянность. Когда Грейсон поднял свою машину, неподалеку уже пылал куритский «Орион». Тот был пойман перекрестным огнем со стороны «Стрельца» Макколла и «Волкодава» Клея. Стержни твердого топлива для ракет, размещенные в левом боку большого робота, воспламенились.
   Грейсон быстро осмотрел поле битвы. Компьютер Грейсона раскрасил на дисплее в разные цвета машины партизан, наемников и Драконов, также отметив уже подбитых роботов.
   Несколько рейнджеров Верзанди еще отстреливались. Серый Легион Смерти уже смешал тылы атакующих врагов. Джалег Йорулис поразил вражеского «Шершня» в спину лазерным огнем. Первый выстрел пробил броню робота и сокрушил его двигатели для прыжков. Второй привел к взрыву, который швырнул куритского «Шершня» вперед и вниз, разбрасывая горящие обломки.
   «Шершень» Дебровского в связке со «Страусом» Лори вели дуэль со странно горбатым «Вулканом». Сорокатонный «Вулкан», обычно равный противник для двух меньших роботов, был уже поврежден и припадал на одну ногу. Его два противника четко увертывались от лазера и автоматической пушки. Лори вела очень точный лазерный огонь по бакам с топливом на правой руке врага. «Вулкан» уже огрызался короткими языками пламени из огнемета, но два ловких робота легионеров каждый раз ускользали в сторону. Он поднял правую руку для очередного выстрела по Лори, но луч «Страуса» попал в топливный бак, и рука взорвалась оранжевым пламенем, которое рванулось в небо. «Вулкан» тут же упал на колени, наполовину охваченный столбом огня, и через мгновение взорвался.
   Для попавших в ловушку боевых роботов рейнджеров в этот момент открылся путь к спасению. Единственной проблемой было то, как сообщить им, что явились союзники, а не новые враги. Лазерный луч с одного из роботов партизан вонзился в Лори, а затем рванулся по опаленной огнем земле к «Беркуту» Грейсона. Но тому удалось увернуться. Карлайл оказался в луче прожектора и демонстративно напал на куритского «Феникса», ковылявшего ему навстречу. Он трижды без перерыва выстрелил, попав в левый бок и центр корпуса «Феникса», надеясь этим показать растерявшимся юным рейнджерам, что он свой.
   Грейсон сообщил в открытом эфире:
   – Это Карлайл! Мы пришли, чтобы вывести вас! Где генерал Торвальд?
   – Здесь. – раздался ответ.
   Дисплей красной стрелкой обозначил местоположение собеседника. «Боевой молот» Торвальд а лежал на боку в сотне метров от Грейсона. Выбоины на его броне еще светились красным светом, когда Грейсон увеличил изображение на одном из экранов своего сканера и включил личный канал.
   – Генерал, ваша машина не может двигаться? Вы сами ранены?
   – Ничего, пустяки, – ответил Торвальд. Но Грейсон уже понял, что «Боевой молот» с его разбитыми ножными двигателями и приводами никогда больше не двинется. Вражеский огонь со стены продолжал добивать упавшую машину генерала.
   – Генерал, мы приняли решение вам помочь.
   – Ты нарушитель контракта, не так ли? – сказал Торвальд, но в его голосе не было гнева. – Я рад, что ты здесь.
   – Надо срочно отступать, сэр. Мы можем прикрыть отход.
   – Совершенно верно. Я... я передаю командование вам, капитан. – Раздалось щелкание и шипение, когда Торвальд переключался обратно на общую частоту. – Всем рейнджерам, это рейнджер «один»! Капитан Карлайл принял командование операцией! Выполнять все его приказы и начать отступление. И... и не поливайте огнем сами себя. – Его голос прервался. – Все это было... моей ошибкой.
   Грейсон осмотрел местность по инфракрасному сканеру. Вблизи в этот момент не было никаких вражеских роботов. Появление Легиона, по-видимому, привело Драконов в такое смятение, что они рассеялись и оттянулись назад, хотя огонь легкой артиллерии с университетских стен продолжался.
   – Генерал, вокруг вас пусто. Выбирайтесь, и я вас подберу.
   – Нет, капитан.
   – Но, генерал...
   – Я сказал – нет!
   На расстоянии пятисот метров появился «Мародер», приближавшийся в освещении огней сражения. «Боевой молот» Торвальда приподнял сам себя повыше на своей искалеченной левой руке, навел ПИ-излучатель правой руки на цель и открыл огонь. Импульсы голубого света протрещали над полем, поразив «Мародера» в ноги. «Мародер» дважды ответил ПИ-излучателем, а затем присел, то ли поврежденный, то ли проявляя предусмотрительность. Артиллерийский огонь поднимал фонтаны грязи и осколков рядом с роботом Торвальда.
   – Уходите, – продолжил Торвальд, как будто и не отвлекался. – Вам нужен кто-нибудь, чтобы прикрыть отступление, и это буду я!
   – Мы можем захватить вас, генерал. Не...
   – Выполняйте ваш контракт, делайте, что я говорю! – В этих словах слышалась боль, и Грейсон понял, что Торвальд, должно быть. ранен. Было трудно понять, как этот человек может еще говорить и стрелять – настолько искалечен был его робот. – Ты не можешь помочь мне... но я постараюсь дать вам немного времени.
   – Хорошо, – сказал Грейсон. А затем объявил: – Всем подразделениям! Слушать приказ!
   Он продиктовал распоряжение. Основная часть рейнджеровских машин немедленно начнет движение на северо-восток за Лори, которая будет проводником. Все обязаны выполнять команды Грейсона Карлайла.
   Делмар Клей, Девис Макколл и Грейсон будут позади отступающей колонны, ведя заградительный огонь ракетами, лазерами и ПИ-излучателями.
   Упавший «Боевой молот» Торвальда продолжал отстреливаться, когда вражеские боевые роботы начали новую атаку. Более важным, нежели огонь Торвальда, было то обстоятельство, что враги, не сразу обнаружив отступление, накинутся на него, как волки на упавшего лося. Чем дольше они будут этим заниматься, тем больше времени будет у Грейсона на спасение рейнджеров и Легиона.
   Потребовалось почти пятнадцать минут, чтобы организовать движение рейнджеров.
   Юные верзандийцы были растеряны и деморализованы. Несколько роботов были еще в состоянии, подлежащем ремонту, и товарищам нужно было их тянуть на буксире. С пешими солдатами-повстанцами была иная проблема. Большая часть их уже рассеялась в джунглях, когда началась схватка боевых машин. Повсюду в темноте собирались отдельные группы людей и неистово размахивали руками, прося о помощи окружающих их гигантов. Но не было никакой возможности вывезти их. Грейсон мог только по рации продиктовать приказ, чтобы они отступали за ними.
   Колонна отступающих была как раз сформирована, когда началась заключительная вражеская атака. Вблизи роботов падали снаряды, ударяя осколками по бронированным корпусам. Неожиданно слева появились куритские «Гермес» и мощный «Ассасин», паля из темноты по машинам пехоты и легким роботам. Ракеты дальнего действия «Ассасина» поразили легкий танк «Галеон», один из тех, которые были захвачены у врага в день приземления Серого Легиона Смерти на Верзанди. Танк взорвался оранжевой вспышкой. Осколки со свистом полетели во все стороны. «Страус» Лори выдвинулся вперед, ведя огонь длинными равномерными вспышками лазера по более тяжелому «Ассасину», причем весьма удачно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация