А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "1-я трилогия о Сером Легионе Смерти-2: Звезда наемников" (страница 13)

   – Мы очень благодарны вам за то, что вы согласились помочь жителям Верзанди, – сказал Эрикссон.
   Впрочем, беседа в библиотеке оставалась все равно довольно официальной. На белой скатерти, покрывавшей стол, лежала копия контракта между Ревкомитетом и Серым Легионом Смерти. Грейсона слегка насторожило, когда он заметил маленькую пластиковую коробочку, на которой горела маленькая лампочка индикатора – устройство для записи разговора.
   «Так, – подумал он, – это чисто для порядка, на случай, если возникнет спор. Эти ребята осторожны».
   – Мы долго думали, прежде чем пригласить внешнюю помощь, – продолжил Эрикссон, улыбнувшись.
   – Сделаем то, что можем, – ответил Грейсон. – Наш контракт говорит, что мы должны сформировать группу обучения и натаскать ваших людей против боевых роботов. Вам также потребуются водители для вашей техники.
   – Абсолютно точно, – ответила Хельгамайер. – У нас есть армия, оружие и поддержка большинства населения. Но без хорошей тренировки солдаты не способны воевать с роботами.
   – Так что проблема заключается только в подготовке, – отметил Грейсон.
   – Кое-что надо подчеркнуть, – произнес Ольсен слегка раздраженно. Его глаз застыли, на записывающем устройстве.
   – Да?
   – Даже несколько уточнений.
   – Да?
   – Во-первых, дело в командовании. Во-вторых, в вашем участии в боевых действиях.
   – Проблем не должно быть, – мягко сказал Грейсон Карлайл. – Контракт предусматривает подчинение моей группы вашему комитету. По крайней мере пока ваши приказы не заставляют мою группу чрезмерно рисковать.
   – Да, – сказала Карлотта. – Ваши действия при посадке были рискованны. А мы вас нанимали вовсе не для того, чтобы вы выиграли войну за нас.
   – Гражданин Эрадайн, возможно, не объяснил вам особенности контракта, который мы с вами заключили, – сказал Эрикссон. – Если быть честным, то мы не можем платить за ваши боевые действия.
   – Это я, разумеется, понимаю, – сказал Грейсон. – Мы должны защищать только себя.
   – Когда появились Драконы, – заявил Ольсен, – вам надо было просто укрыться в джунглях. Коричневые редко туда забираются.
   – Это хорошо для вас. У нас же было кое-какое оборудование, которое надо было разгрузить, включая боеприпасы, – те, что закуплены для вас. Кроме того, шаттл тоже нужно было сохранить. – Грейсон не добавил, что «Фобос» теперь направлялся к Остафьорду. Грейсон также заметил, что и Бразеднович не упоминал этого факта. – Мы не могли допустить того, чтобы все попало в лапы врага.
   – Так что мы друг друга поняли, господин наемник. Если ваших людей убьют и вашу технику уничтожат, мы не будем возмещать убытки, – впервые заговорил Торвальд.
   – Понятно, – сказал Грейсон, с трудом сохраняя безразличный тон, – это наша ответственность. Я надеюсь, что контракт подразумевает помещение для парковки техники и ремонтные услуги. Мы понесли повреждения на Охотничьем мысе.
   – Вы думаете? – недоверчиво спросил Торвальд.
   – Контракт подразумевает «текущую комплектацию» и ремонт.
   – Текущую, капитан. – Хельгамайер переводила взгляд с одного лица на другое. – Мы понимаем вас, капитан Карлайл, и, безусловно, ремонт мы вам предоставим. Но с самого начала вам должно быть ясно, что мы наняли вас для обучения, а не для того, чтобы вы вместо нас сражались.
   – Я это прекрасно понимаю, гражданка Хельгамайер.
   Торвальд, казалось, смягчился, но неприязнь сохранялась на его лице.
   – Мы не ждем, что чужеземцы поймут нашу борьбу. Мы сражаемся за свободу, а не за деньги.
   – Я понимаю, генерал. Но я также должен внести ясность, для записи, что Серый Легион Смерти будет защищаться теми способами, которые я, как командир, сочту необходимыми. Если это подразумевает схватиться с целой куритской армией, мы это сделаем. Но, конечно, вы правы: вы себе не нанимали армию, чтобы она сделала революцию за вас. Полдюжины боевых роботов и меньше чем сотня специалистов может прекрасно потренировать ваши кадры, но было бы глупо из-за вас воевать с гарнизоном Синдиката Драконов. Я хоть и наемник... но никак не идиот!
   На последнее замечание Торвальд никак не отреагировал, но остальные заулыбались и, казалось, чуть-чуть расслабились.
   – Ну что ж, теперь, когда все выяснилось, – сказал Эрикссон, – позвольте предложить вам и вашим людям наше гостеприимство. Мы к вашим услугам.
   – Спасибо, гражданин. Я должен проверить моих людей, а вы покажете мне, где припарковать роботов. Не думаю, чтобы вам хотелось, чтобы спутники Дома Куриты засекли мою технику в деревне.
   – Абсолютно верно. Но бояться нечего. Мои люди отведут вас в пещеры.
   – Пещеры? Он улыбнулся:
   – На северном конце Лисьего острова. Вы, наверное, уже знаете, что впадина, которую мы называем Сильванский бассейн, – результат древней катастрофы, падения на нашу планету группы гигантских метеоритов сто тысяч лет назад. Столкновение создало огромный вал из расплавленной породы. Позднее, при остывании, камень начал трескаться. Некоторые из трещин послужили руслами для ручейков и подземных речек. Получились обширные пещерные системы, при этом одна из самых больших лежит под нашим островом. Пещеру обнаружила еще первая скандинавская колония на Верзанди, которая начала добывать в пещерах металлы. Метеориты, которые упали на поверхность планеты, были весьма богаты металлами. Мой дедушка основал самую крупную на Верзанди компанию, занимающуюся производством агророботов, и добывал металл в пещерах. Большая часть оборудования и цеха по сборке до сих пор находятся здесь. Основное промышленное производство теперь расположено в Регисе, но и цеха под островом обладают значительной производительностью. Разумеется, мы позаботились, чтобы документы о существовании старых цехов исчезли в огне, когда на нас напал Синдикат Драконов. Теперь здесь производят практически всю тяжелую технику повстанцев. Здесь расположены помещения, которые ваши люди могут использовать в качестве казарм, найдутся и помещения для боевых машин.
   – Замечательно, – сказал Грейсон.
   – Я не думаю, что мы смогли бы воевать, не имея пещер. Значительная концентрация металлов в окружающих скалах служит прекрасным экраном от спутникового сканирования.
   – Ну что ж, раз так, то мне нужно теперь только одно.
   – И что же?
   – Около двадцати часов сна. Я оставался на ногах, или, если угодно, на ногах своего боевого робота, с момента приземления на Верзанди, а это было почти уже позавчера. Я даже не могу вспомнить, как мы прорвались через блокаду Дома Куриты. Нам всем надо хотя бы чуть-чуть отдохнуть.

   XIII

   На следующий день начались тренировки воинов-верзандийцев.
   Эрикссон не преувеличивал размеры и сложность пещер Лисьего острова. Вход в них, подобный входу в собор, зиял на гладком сером утесе. Площадка перед входом была выровнена. Дорожки из феррокрета, ведущие к ней, проглядывали из-под мха и трав, а неподалеку от входа зеленый ковер скрывал пустые каменные здания. Отверстия пещер обрамляли зеленые лозы и лианы, так что даже очень хорошая спутниковая фотография, сделанная в безоблачный день, показала бы только лишь складку на теле скалы.
   Стоило Грейсону попасть внутрь, как он был совершенно поражен. Потолок возвышался почти на пятьдесят метров над гладким, покрытым песком полом. Яркие лампы дневного света размещались повсюду и освещали многочисленные коридоры, ведущие в недра скалы. Тут и там трудились молчаливые мужчины и женщины.
   В первой пещере был склад и цех по производству роботов: громоздкие аппараты для калибровки двигателей и сенсоров обратной связи, компьютеры для программирования вычислительных систем боевой техники и многое другое. Грейсон узнал серые приземистые симуляторы боевых роботов и ощутил ностальгию. Именно в таких симуляторах он обучался ведению боя. Поблизости в ремонтных лесах застыл «Стингер» повстанцев. Робот был распят на стреле передвижного крана, который поддерживал двухтонную пластину брони. Техи и помощники ковырялись во внутренностях машины. Томплинсон, тех Грейсона, уже убедил его, что им удастся исправить повреждение «Беркута», а также антенну «Стрельца». Здесь было все, что необходимо, для обслуживания и ремонта роботов.
   Большая часть оборудования имела промышленную марку. Грейсон не удивился, узнав, что самой большой фабрикой на Верзанди была «Эрикссон Агро» производящая агророботов, использующихся на фермах и плантациях. Основал этот процветающий бизнес дедушка Гуннара Эрикссона Олаф. Скалы стен и потолка отбрасывали металлические отблески. Понятно, почему производство Эрикссона стало таким успешным.
   На складе было четырнадцать собранных агророботов, снабженных автоматическими пушками, почти бесполезными против пехоты и легких танков. Из них восемь машин были очень большими четвероногими шестидесятитонками, которые Эрикссон называл логгерами. Эти монстры были предназначены для лесоразработок.
   У повстанцев имелось целых два звена боевых роботов. «Стингер», пятидесятитонный «Дервиш», пара «Беркутов», потрепанный в сражениях семидесятитонный «Боевой молот», два «Шершня» и «Страус». На них были нанесены самые различные эмблемы и камуфляж. Эрикссон пояснил, что некоторые машины отбиты у Драконов, а остальные, включая «Боевой молот», были доставлены на планету милицией до войны. Генерал Торвальд был, кстати, водителем «Боевого молота».
   Когда шесть из семи боевых роботов Серого Легиона Смерти встали в пещере, она стала казаться очень тесной.
   – Ну что ж, мы можем собирать и хранить здесь все, что нужно для нашей маленькой армии. Компьютеры и станки исправны. И здесь достаточно пространства, чтобы прятать нашу технику. – Эрикссон остановился и многозначительно посмотрел на Грейсона. – Мы все это сделали сами, без внешней помощи. Но мы не умеем обращаться с боевыми роботами как следует. Мы должны освободиться от власти Дома Куриты. Вот поэтому нам потребуется ваша помощь.
   Но военное обучение было сложней, чем Эрикссон мог себе представить. Сколько будет возни, Грейсон понял после того, как ему показали добровольцев. Как и все партизаны, они представляли из себя пеструю стаю. Здесь было несколько угрюмых ветеранов, большинство же являлись юными мальчиками и девочками не больше чем двенадцати или тринадцати лет. Хариману Ольсену, сыну члена комитета, было пятнадцать.
   Грейсон же был сыном командира профессиональных наемников, и его самые первые воспоминания были заполнены боевыми роботами и удивительными мужчинами и женщинами, их водителями. В десять лет он уже начал учиться на водителя сам под руководством мастера Кая Гриффита и отца, шлифовавших его душу, тело и реакцию, формируя сплав, который был необходим для каждого водителя боевого робота. Он был всего-навсего новичком, когда уже воевал на Треллване, где убили его отца, а Грейсон сам чуть не погиб.
   На некоторых планетах имелись военные академии, где учились от трех до шести стандартных лет. Правда, основные навыки, необходимые для маневрирования боевым роботом в сражениях, можно было освоить за несколько недель интенсивной подготовки. Подчас целая армия составлялась из молодых водителей, едва научившихся нажимать кнопки. Нет нужды говорить, что результаты боев с применением таких армий не впечатляли ничем, кроме внушительных списков потерь. А теперь Революционный комитет Верзанди хотел, чтобы Серый Легион Смерти подготовил как раз такую армию пушечного мяса.
   Грейсон был связан контрактом. Здесь, в пещерах, он должен учить группы мальчишек и девчонок искусству битвы на боевых роботах. В первый раз он серьезно пожалел, что подписал этот контракт.
   На море продолжался шторм, разбивая волны о борта «Фобоса». Дождь и ветер угрожали увеличить двадцатиградусный крен корабля. Илза Мартинес сидела у руля, наблюдая конвульсии сраженного морской болезнью теха на верхней палубе. В последний момент она отвела глаза, чтобы проверить давление пара, и грубо выругалась. Из-за пьяного шатания корабля, из-за смешанного запаха страха и рвоты ее собственный желудок выразил решительный протест.
   Давление пара до сих пор держалось; тарахтящие помпы заглатывали морскую воду и вгоняли ее в реактор «Фобоса». Пар продолжал гнать шаттл. В это было трудно поверить, но они двигались. Пока длился шторм, они были в безопасности от нападения врага.
   Илза что-то недовольно пробормотала.
   – Мадам? – На нее смотрел больной тех, его лицо было бледным, руки судорожно держались за какую-то деталь, чтобы не так сильно качало.
   – Ничего, Кратон.
   – Извините.
   – Напомни мне о всеобщей уборке, когда мы достигнем фьорда. Этот корабль так воняет, мы должны будем выскоблить его дочиста.
   Кратон выглядел совершенно несчастным. Она посмотрела на экран, выдававший компьютерную карту Лазурного моря и точку, изображающую положение корабля.
   – Помоги нам Бог, – добавила она, обращаясь больше к самой себе, чем к теху. – Я даже не знаю, кого ругать – то ли проклятого Карлайла за то, что он гений, то ли саму себя за то, что я в это ввязалась!
   – Мне наплевать, что вам говорили и чему учили, но боевой робот уязвим!
   Сержант Рэмедж прохаживался перед учениками. Они сидели на песчаном полу пещеры. За их спинами небо было облачным, но уже проглядывало солнце. Распорядок дня гласил, что в это время большинство народа должно скрываться. Над Рэмеджем возвышалась громада «Стингера». Сержант едва достигал макушкой середины коленного сочленения боевой машины.
   Грейсон прислонился к влажному валуну у входа пещеры, скрестив руки и прислушиваясь к голосу Рэмеджа. Он в свое время сам тренировал сержанта, когда тот еще служил в милиции на Треллване, и Грейсон учил его тактике боя вместе с другими треллванцами. Грейсон решил, что Рэмедж преподает правильно: он был хорошим инструктором, а его голос и жесты увлекали слушателей. Контакт с аудиторией был налажен.
   Верзандийцы были храбры и сообразительны. Их организовали в звенья с легионером во главе каждого звена. Но это было только на время обучения, потому что верзандийцы должны были сражаться под командованием собственных офицеров. Новобранцы повстанцев обучались вместе с ветеранами.
   Техам Серого Легиона Смерти также нашлась преподавательская работа. Сержант Кареллан руководил обучением верзандийских техов. По счастью, верзандийцы были хорошо подготовлены в технических науках.
   Сам Карлайл готовил водителей боевых роботов. Их насчитывалось немного. Некоторые из них, как Колин Дейс и Ральф Мольтидо, были опытными воинами. Викки Трексен, Надин Чека, Олин Соноварро и Карлен Адаме только учились водить боевых роботов и никогда не участвовали в битве.
   Рэмедж обучал группу наземной борьбы с боевыми роботами противника.
   Занятия, которые Грейсон наблюдал, проводились с молодежью не старше девятнадцати стандартных лет. Утро застало их марширующими, карабкающимися, ползающими и бегающими через препятствия, устроенные Рэмеджем снаружи, за чем следовали земляные работы. После полуденной трапезы наступало время для специальных уроков. Рэмедж выбрал одну девушку и внезапно указал на нее пальцем:
   – Ты! Ты одна, такая маленькая, можешь свалить здоровенную машину, девяносто тонн стали! Если все запомнишь, а иначе... – он кивнул в сторону «Стингера» за спиной, – он тебя сожжет или раздавит.
   Рэмедж подошел к груде оборудования и боеприпасов, около которой стоял Грейсон. Он выбрал небольшую сумку и вернулся на свое место подле «Стингера». Сумка содержала в себе жесткие крючки из тонкой проволоки и кусок кабеля, увенчанный пластиковым цилиндром с кольцом и чекой на нем.
   – Вот. Это направленный заряд. Он содержит четыре двухкилограммовых блока пластиковой взрывчатки, три детонатора и взрыватель, действующий с шестисекундной паузой. Теперь внимательнее, потому что я это покажу только один раз. Джалег, вперед! – скомандовал сержант Йорулису, сидящему в боевой машине.
   «Стингер» сдвинулся и повернулся налево. Массивная правая нога оторвалась от грунта и пошла вперед.
   Рэмедж орал, чтобы его услышали в скрежетании шарниров и грохоте мотора робота.
   – Представьте, что я прячусь в лесу здесь! – Правая нога «Стингера» опустилась на землю. В воздух поднялась левая нога. Рэмедж прыгнул к правой ноге робота, неся заряд за лямку. Он выбрал момент, когда правая нога вновь пришла в движение, и зашвырнул бомбу в приоткрывшееся отверстие между пластинами коленной брони машины. Отверстие было мало, чтобы целиком принять такой большой предмет. Некоторые из крючков захватили движущиеся части сустава, запутавшись в них. Большая часть сумки теперь торчала из колена «Стингера». Рэмедж схватил кольцо, болтающееся на кабеле, и отпрыгнул. Кольцо осталось в его руке, а из шнура пошел дым. Рэмедж приземлился на песок, перекатился, вскочил на ноги и немедленно побежал прочь. Следом раздался резкий взрыв, и из отверстия в суставе ноги боевого робота пошел дымок.
   «Стингер» замер. Секунду спустя верхний люк открылся, и Джалег Йорулис выбрался из тесной кабины.
   – Я убит! – весело сказал он, а ученики рассмеялись и зааплодировали.
   – Это, – сказал Рэмедж, отряхивая песок с колен, – называется подножка. Если бы это была настоящая взрывчатка, я гарантирую, что такая машина была бы повреждена очень серьезно. По меньшей мере она бы хромала. При удаче я оторвал бы ногу целиком, и боевой робот лег бы на землю бесполезной грудой железа. Если же заменить взрывчатку жидким топливом, можно зажечь корпус машины. Не так эффективно, как бомба, разумеется, но я обещаю, что у водителя начнутся очень большие проблемы с перегревом. И не думайте, что это просто! У каждой машины собственные слабые точки. Мой фокус не имел бы никакого эффекта на «Мародере». Их ноги слишком хорошо защищены. Но для некоторых машин со слабыми коленями – «Стингеров» и «Шершней», например, – это оружие может принести хорошие результаты. Особенно хорошо оно подходит для «Коммандос». У них такая дырка на колене, что вы можете засунуть туда весь заряд, не используя крюков! Вопросы?
   Девушка, на которую сержант указывал раньше, встала и свела руки за спиной:
   – Но как мы подберемся близко, сэр? Если прятаться в подлеске, разве нас не заметит водитель?
   – Вы просто не знаете, как трудно вообще что-нибудь разглядеть с мостика. Иногда трудно разглядеть других роботов – не то что людей! Да, на машинах установлены инфракрасные сенсоры и круговые сканеры. У некоторых есть датчики движений и система компьютерного сканирования, но обычно водитель боевого робота ищет цели значительной величины. Он не обращает внимания на одиноких пехотинцев. Даже если он заметит кого-то прячущегося в кустах, девять случаев из десяти, что посчитает этот объект безвредным. Но все равно лучше работать в команде. Если машина двинулась за вами, вы бежите и отвлекаете водителя от вашего товарища, который в этот самый момент засовывает палки тому в колеса.
   Зазвучал смех.
   – О'кей, перерыв, – сказал Рэмедж. Он подошел к Грейсону.
   – Вроде ты неплохо развлекаешься, – промолвил Грейсон.
   Рэмедж был мрачен:
   – Послушайте, капитан, можно я скажу по-простому?
   – Разумеется.
   – Все это собачье дерьмо. Вы-то это понимаете? Грейсон прикрыл глаза, он уже– несколько дней чувствовал, что такой вопрос будет задан.
   – Ты о чем, сержант?
   – Черт возьми, капитан, мы здесь готовим этих... сосунков к бойне! Как мы можем натаскать их за несколько дней против сил Дома Куриты?
   – Сержант...
   – В теории все можно объяснить. А в бою у них только пятки засверкают. Из них мало кто видел боевого робота в деле.
   – Некоторые из них уже занимались этим. Кроме того, они добровольцы.
   – Ну конечно, они добровольцы... Вслед за своими братьями и сестрами! Спаси меня Бог, они заглатывают все, что я им даю. Залезть на боевого робота с миной? Пожалуйста, запросто. Но они не знают, как часто водители видят кого-нибудь в подлеске и наступают ему на голову. Разумеется, любой может своротить робота при помощи голых рук и пары килограммов взрывчатки... Но черт возьми! Тот, кто делает это, как правило, идет по трупам своих же товарищей! Эти ребята просто не знают, что такое война! Мы забиваем им голову мечтами о славе, и они попробуют воплотить их в жизнь. Но для большинства из них это закончится смертью!
   Грейсон посмотрел через плечо Рэмеджа на учеников, которые сгрудились у ноги «Стингера» и глазели, как водитель-мертвец вытаскивает отметки сумки из коленного сочленения, смеясь и перешучиваясь с ними.
   За «Стингером» и учениками под светом люминесцентных ламп Грейсон увидел стройную фигуру Лори Калмар, крошечную на фоне чудовищного горба логгера. С этого расстояния он не мог расслышать ее голоса, но энергичные движения рук девушки говорили, что она в данный момент ругает верзандийского водителя. Еще дальше в пещере раздался грохот, возвещающий окончание тренировки рукопашного боя между двумя боевыми роботами – «Шершнем» Дебровского и местным «Стингером». «Стингер» валялся на полу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация