А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "1-я трилогия о Сером Легионе Смерти-2: Звезда наемников" (страница 11)

   Танки сбросили скорость и остановились. Их лазеры искали новые цели.
   Поначалу Грейсон подумал, что столбы взрывов, поднявшиеся на берегу, были взрывами ракет, выпущенных с «Беркута», но это было что-то другое. Какие-то маленькие предметы, возможно стеклянные, вылетали из-за стены деревьев и разбивались о корпуса танков или падали в воду. Там, где они взрывались, тотчас же к небу вздымались столбы огня.
   Болотные вездеходы вылетели из джунглей. Из них посыпались люди. У некоторых в руках были ружья, но большинство были заняты тем, что швыряли необычные емкости в «Галеоны», а затем, согнувшись, бежали назад к вездеходам за новыми.
   Грейсон узнал это оружие. Это была стеклянная бутылка, наполненная смесью газолина и масла. Горлышко было заткнуто куском ткани, смоченным этой смесью. После того как ткань поджигали, брошенная бутылка действовала, как самая настоящая граната. Такое оружие успешно использовалось против танков на Терре еще задолго до того, как человек отправился к звездам.
   – Вперед, Лори, вперед! Это наш шанс. Молодчики Бразедновича, укрывшись среди деревьев, вели непрерывный огонь по танкам, удерживая находящихся в «Галеонах» солдат внутри машин. Взад-вперед по берегу носились вездеходы. Вот еще один танк загорелся. Другие начали отходить. За исключением двух, которые увязли в мокром песке. Один пытался выбраться, двигатели его натужно выли. Другой был неподвижен. «Беркут» выпустил последнюю РБД. Ракета нашла цель. «Галеон» взорвался. Осколки брони разлетелись во все стороны далеко от танка.
   Ведя огонь по отступающему врагу, «Шершень» Дебровского и «Волкодав» шли по воде вдоль берега.
   – И это все роботы., которые у нас остались, – сказал Грейсон. В раскаленной тесной кабине его голос прозвучал необычайно громко. – И это все наши роботы. Прекратить погоню!
   Джалег Йорулис запротестовал:
   – Но, капитан! Мы же гоним их.
   – Вы что, хотите с ними топать до самого шаттла? Отставить!
   Усилием воли Грейсон подавил в себе возбуждение битвы. Победа Серого Легиона Смерти была полной. Если только это можно было назвать «полной» победой.
   Грейсон отдал приказ отступать.

   XI

   Клей на своем «Волкодаве» уже помогал подняться «Стрельцу» Макколла на ноги. На глаза Грейсона навернулись слезы, когда он увидел, сколь тяжелые повреждения получил «Стрелец». И тотчас его мысли приняли новое направление. Сейчас он, кипя яростью, думал, что скажет Макколлу. Ведь он же приказал каледонцу отражать атаки с воздуха. А вместо этого Макколл так увлекся наземной битвой, что совершенно не заметил, как вражеский «Демон» атаковал его сзади. Эта ошибка могла стоить ему жизни либо полностью уничтожить самого тяжелого боевого робота Легиона.
   С востока донесся глухой рев. Штурмовой отряд Дома Куриты отбывал. Оба шаттла оторвались от земли, повернули и ушли на юг. Взрыв и поднявшийся грибообразный столб дыма отметил место, где находилось снаряжение, выгруженное во время битвы, которое теперь было уничтожено, чтобы не попало в руки мятежников. Когда звук «Леопардов» затих вдали, берег огласился новыми звуками. Грейсону потребовалось несколько мгновений, чтобы сообразить, что это радостные вопли мужчин и женщин.
   Карлайл нажал на кнопку, открывающую люк. Горячий и влажный воздух тропиков ворвался на мостик «Беркута». Грейсону и Лори он сейчас показался освежающим ветром, сухим и восхитительно прохладным по сравнению с чудовищной духотой, царившей внутри машины. Несколько мгновений Грейсон сидел с закрытыми глазами, вдыхая этот воздух, наслаждаясь его свежестью. Резкий запах обгоревшей брони вернул его к действительности. Обшивка «Беркута» потрескивала, медленно охлаждаясь.
   Радостные вопли продолжали слышаться отовсюду. И повстанцы, и наемники выбежали из джунглей. Они радостно бегали по мелководью, поднимая тучи брызг. И тут и там завязывались оживленные споры касательно боя. Сержант Рэмедж и Толлен Бразеднович шли рядом во главе смешанного отряда из мятежников и наемников в направлении ближайшего увязшего танка. Танкисты уже выбирались наружу, неуклюже спрыгивая на песок с поднятыми руками.
   Лори отстегнула нейрошлем, позволив Грейсону стянуть его с ее плеч. Ее волосы длинными мокрыми прядями прилипли к плечам и спине. Она встряхнула головой и вытерла пот со лба.
   – Неплохо для того, кто был уверен, что проиграет, – сказал он ей мягко. На самом деле он совершенно забыл в пылу битвы об одолевавших Лори страхах. Да и действовала она как профессионал, хладнокровно. Лори ответила улыбкой, хотя глаза ее выражали усталость. Лори тоже, наверное, с минуту вдыхала с закрытыми глазами свежий воздух, проникавший на мостик через открытый люк. Только после этого она вытащила полотенце из ящичка, расположенного под ее сиденьем, и отерла им пот с лица и шеи. Когда она закончила, Грейсон тоже воспользовался этим полотенцем. Его одежда была насквозь пропитана потом, но, в отличие от Лори, Грейсон в тяжелом бронежилете чувствовал себя куда менее комфортно. Через какое-то время он обнаружил, что дрожит. Сказывалось перенапряжение боя. Море у ног боевой машины прямо-таки манило к себе, зовя окунуться.
   Неподалеку Грейсон увидел Макколла и Клея, вылезающих через открытые люки своих машин. Водители легких роботов выглядели относительно бодрыми. Им не пришлось столь долго находиться в бою, сколько водителям тяжелых машин. Сейчас они стояли и настороженно смотрели, как из одного из двух поверженных «Стингеров» противника вылезает водитель. А другой «Стингер» лежал плашмя на спине. В головной части у него зияла дыра, из которой курился дымок. Там, где находился мостик, все выгорело.
   Лори откинула влажные волосы с лица.
   – Капитан, надеюсь, вы извините меня. Я хотела бы одеться.
   Грейсон ухмыльнулся:
   – Простите, что мешаю вашему туалету. Благодарю за поездку. Она была необычайно увлекательной.
   Он протянул руку вверх и дернул за рычажок устройства, опускающего лестницу, после чего спустился на землю, стараясь не прикасаться к раскаленной броне боевого робота в тех местах, где в него угодил луч лазера или снаряд автопушки.
   «Беркут» стоял на мелководье. Грейсон спустился и обнаружил, что вода ему доходила лишь до колен. Когда он набрал полную пригоршню воды и плеснул себе в лицо, ему показалось, что нет ничего более приятного на свете.
   – Мой повелитель, способа доставить на Охотничий мыс большее число боевых роботов или танков не было. У нас под рукой имелось только два шаттла. К тому же самых маленьких.
   Кевлавич стоял по стойке смирно в кабинете Нагумо в Регисе. Он смотрел прямо перед собой в зеленоватое небо за окном за спиной генерал-губернатора. Прежде чем продолжать, Кевлавич сглотнул.
   – Мой повелитель, мы не ожидали, что они будут столь ожесточенно сопротивляться. Мы думали, что обнаружим только несколько изувеченных людей, чудом выживших после крушения шаттла. А вместо этого нам пришлось встретиться по крайней мере с двумя вражескими взводами роботов. Впрочем, я не исключаю, что их было больше. Кроме того, боевые роботы противника поддерживались большим хорошо организованным партизанским отрядом, с которым пришельцы, должно быть, успели установить контакт еще до нашего прибытия.
   Лицо Нагумо казалось непроницаемым.
   – Ясно. Что еще?
   – С нашей стороны был один серьезный тактический и логический просчет, который привел к срыву операции и нашему поражению.
   – Да?
   – Шаттл «Субудай», прибывший туда почти через восемь минут после «Чжао», не был разгружен. Легкие танки были выведены на поле только после того, как мой взвод был вынужден отступить. Если бы я мог действовать вместе с танками, все было бы совершенно иначе.
   – Возможно, – обронил Нагумо. Лицо его по-прежнему ничего не выражало. Соединенные действия боевых роботов и наземных подразделений всегда были камнем преткновения во время анализов операций с участием роботов. Некоторые полевые командиры клялись, что совместное использование легких танков и тяжелых шагающих роботов лишь снижает боевую эффективность последних. Другие возражали, что наземные подразделения для того и используются вместе с роботами, чтобы предоставлять им свободу действий. Нагумо был традиционалистом, который считал, что боевым роботам во время проведения операции следует действовать отдельно. Но он был человеком достаточно широких взглядов и позволял своим подчиненным, таким, как, скажем, Кевлавич, иметь свое собственное мнение. Но сейчас это не играло никакой роли, ибо позор поражения лежал целиком на совести генерал-губернатора.
   – Возможно,-снова проговорил Нагумо,-тогда, наверное, и второй взвод роботов мог бы действовать более эффективно. Каковы наши потери?
   Наступал самый щекотливый момент. В подразделениях боевых роботов машины ценились куда больше, чем водители. Людей можно заменить, а вот боевые машины в условиях цивилизации, где технология приходит в упадок, с каждым днем заменять становилось все труднее.
   – Повелитель, потеряны оба легких робота. Один из них получил серьезное повреждение в области рубки. Мы должны признать, что встретились в поле с противником, не уступающим нам в мастерстве. Однако мне кажется маловероятным, что у мятежников имеется достаточная техническая база, чтобы произвести ремонт второго робота. Следует также заметить, что их «Стрелец», похоже, также выведен из игры.
   – Не стройте иллюзий на этот счет, полковник, – отозвался Нагумо. Голос его был опасно спокойным. – В районах, контролируемых повстанцами, есть индустриальные комплексы. Есть центры по обслуживанию промышленной техники и агророботов. Особенно в районе плантаций. Мы ведь еще не все их обнаружили... пока?
   – Д-да, мой повелитель. «Орион» серьезно поврежден, но сумел самостоятельно уйти с поля боя. Мой старший тех говорит, что семидесяти часов будет достаточно, чтобы снова вернуть его в строй. Все необходимые запчасти у нас есть. У моего «Мародера» особенно досталось броневой обшивке. Кроме того, у него сбит протонно-ионный излучатель с левой руки. Опять-таки, все это может быть восстановлено. Из двенадцати «Галеонов» четыре уничтожено.
   – Вы забыли упомянуть один сбитый АКИ, – нетерпеливо прервал его Нагумо. – А что до второго, то он так поврежден, что вряд ли когда-нибудь будет снова летать.
   Генерал-губернатора особенно беспокоили потери среди аэрокосмических сил. Сперва потеряно несколько истребителей в космосе, а теперь вот и этот...
   – Враг вполне в состоянии восстановить по крайней мере один из этих танков, а может быть, и больше, – продолжал Нагумо. Сейчас он говорил, скорее обращаясь к самому себе. – В рапорте, поступившем от капитана «Чжао», говорится, что два «Галеона» просто увязли в мокром песке. Когда уровень воды спадет, ничто не помешает повстанцам вытащить их с помощью имеющихся у них теперь боевых роботов. Полковник, я боюсь, что это... Это позорное происшествие вряд ли украсит ваш послужной список.
   – Вы правы, мой повелитель.
   – На самом деле я уже подумываю, может быть, нам пора подыскать кого-нибудь... кого-нибудь более подходящего для того, чтобы возглавить ваш полк.
   – Как... как моему повелителю будет угодно. Нагумо, похоже, смягчился. Даже позволил себе улыбнуться. Вид обнажившихся в улыбке зубов генерал-губернатора отнюдь не способствовал улучшению настроения Кевлавича.
   – Нет, полковник. Я думаю, что человек должен учиться на своих ошибках. Я предоставляю вам еще один шанс доказать, что вы способны обучаться.
   – Благодарю вас, мой повелитель!
   – Не стоит. Я приказываю взять вам столько людей, сколько сочтете нужным, и выследить этих чужаков. Я желаю, чтобы вражеские боевые роботы были уничтожены, полковник. Прежде, чем они смогут эффективно помочь мятежникам. И не тешьте себя иллюзиями насчет противника и его возможностей. Вы уже один раз недооценили его. Вам понятно?
   – Да, мой повелитель.
   – И помните, что мое терпение не бесконечно. Еще одного поражения с вашей стороны я не потерплю. Ясно?
   – Так точно, мой повелитель!
   – Тогда идите. План предстоящей операции представите мне завтра. Кроме того, я хотел бы получать от вас ежедневный отчет. Все. Свободны.
   Илза Мартинес перегнулась через импровизированный стол, наспех сооруженный из куска брони, валяющейся на берегу, и двух поставленных на попа стальных барабанов, подобранных тут же. Свежий ветер, дующий со стороны моря, разметал ее волосы. Между ней и Грейсоном была расстелена карта. Илза выпрямилась и потрясла головой:
   – Капитан, вы хоть представляете, о чем меня просите?
   Грейсон скользнул взглядом по Бразедновичу, который водил пальцем по стволу своей лазерной винтовки, глядя в сторону. На лице у него было написано: мол, это ваш спор, вам его и решать, а меня это не касается.
   – Капитан Мартинес, – начал Грейсон официальным голосом, – вы понимаете, что произойдет, если вы не сделаете этого? – Хотя они сейчас и не находились на борту корабля, Грейсон намеренно назвал ее капитаном, чтобы подчеркнуть возложенную на нее степень ответственности, о которой она и так знает.
   – «Фобос» – это космический корабль, капитан, – сказала она, – и к тому же в настоящий момент он находится не в лучшем состоянии. Мы заделали пробоины, но...
   – Если мы оставим «Фобос» здесь, Драконы вернутся. И на этот раз их будет куда больше. Сегодня нам повезло, просто повезло, поскольку враг действовал нескоординированно. Они вообще не ожидали встречи с нами, к тому же нам здорово помог Толлен со своими людьми. Если мы останемся здесь и примем новый бой, нас попросту сметут с лица земли. А если мы отправимся в глубь страны с этими людьми, – он показал на Бразедновича, – как вы думаете, сколько времени «Фобос» простоит нетронутым?
   – Здесь ему штормы не страшны.
   – Да не о штормах речь! Попробуйте взглянуть на шаттл, как на продукт развитых технологий распавшейся Звездной Лиги, как на целую сокровищницу запасных частей. Компьютеры – пожалуйста! Оружие – сколько угодно! Двигатель. Энергетический модуль, способный дать столько энергии, что ее хватит на целую армию боевых роботов. Электроника – да хоть завались! Драконы прекрасно знают, что шаттл потерпел аварию при посадке и что при этом он остался относительно целым. Настолько целым, что может сбивать аэрокосмические истребители! У Дома Куриты собственные шаттлы, есть топливо, есть армия. Думаете, много времени пройдет, прежде чем они появятся здесь вновь и в удесятеренном количестве? Сколько, по-вашему, у нас времени?
   – Нагумо трясется над каждой высокотехнологической микросхемой, – заметил Бразеднович. – Даже наши агророботы разбираются до последнего винтика.
   – Так что от «Фобоса» останется только обшивка, да и ту они с собой заберут, – сказал Грейсон.
   – Да знаю я, знаю. И совершенно не хочу, чтобы добрый старый «Фобос» попал к этим ублюдкам в лапы...
   – Тогда я вижу лишь один выход. Мы затопляем «Фобос» в Лазурном море. Где-нибудь, где Драконам до него не добраться.
   – А насчет моей команды что? Я не могу сделать все это в одиночку.
   – Операция, конечно, те исключает опасности. Но у вас будет амфибия, готовая снять людей с борта. Вы сможете покинуть корабль.
   Она отвернулась и посмотрела на «Фобос». Начался отлив, и шаттл теперь возвышался над водой огромной металлической горой.
   – Не думаю, что кто-нибудь прежде проделывал подобное.
   – Это ничего не значит. Будем первыми. Она снова уставилась на карту. Карта была вычерчена от руки, и у Грейсона были определенные сомнения в ее точности. Карту дал Бразеднович, когда Грейсон осведомился о географии страны.
   – Ну, ладно. Мы... где?
   Корявый палец Бразедновича показал на участок берега к югу от мыса, глубоко выдающегося в море.
   – Здесь. Это Охотничий мыс.
   – И вы хотите, чтобы я провела шаттл по морю досюда?
   Грейсон кивнул:
   – Да, до Остафьорда. К устью реки Скрелингас. Там есть деревня Уэстли на противополжной стороне залива.
   – Пятьсот километров!
   – Больше, поскольку вам придется взять к югу вот от того острова.
   – И вы хотите надрывать реактор, чтобы дотащить шаттл по морю до этой, как ее...
   – До Уэстли. И почему «надрывать»? Смотрите... – Он достал комп-блокнот и стилос, включил его и начал набрасывать чертеж. – На «Фобосе» есть небольшой термоядерный реактор, в котором водород нагревается и сжимается до тех пор, пока в нем не начинается реакция термоядерного синтеза. Затем с помощью мощного магнитного поля продукты реакции направляются наружу, так?
   – Реактор очень небольшой, и радиации почти нет. Но в общих чертах верно.
   – Отлично. Но ведь эта же самая схема может позволить просто нагревать водород до сверхперегретого состояния и выбрасывать его наружу через сопла, как реактивную массу. На этом принципе было основано движение первых космических кораблей с ядерным двигателем. Вы отбрасываете реактивную массу назад, и ваш корабль движется вперед.
   – Но это очень примитивно и намного менее эффективно, нежели термоядерная полевая пульсация.
   – Согласен. Но нам здесь и не нужна эффективность.
   – Предположим. А как насчет горючего? Наши водородные баки были повреждены при посадке. Даже немногих резервов горючего, что были на борту, больше нет. Так что, если вы хотите, чтобы «Фобос» был куда-то перемещен, нужно сперва решить вопрос с водородом.
   – В том-то все и дело. Если мы переведем шаттл на простую реактивную тягу, водород нам будет не нужен. – Грейсон начал быстро набрасывать схему. – Вносим изменения здесь... здесь... и здесь и закачиваем сюда морскую воду. Помпы прогоняют воду через реактор, который сжигает часть водорода. Часть энергии отводится на питание корабельных систем и орудийных установок. Оставшаяся часть используется для дальнейшего нагревания пара, который затем выводится через дюзы. Корабль мы немного подзатопим...
   – Подзатопим?
   – Совсем чуть-чуть. Чтобы придать ему устойчивость и держать сопла под водой. Выбрасываемый под водой пар создает реактивную тягу, и вы можете двигаться в любом направлении, куда пожелаете.
   Мартинес пожевала губы, глядя на грейсоновскую схему.
   – Но тут возникает куча технических проблем. Грейсон постучал стилосом по комп-блокноту.
   – Избавьте меня от технических проблем. У вас тут целая армия техов и офицеров. Вот пускай они и занимаются этими проблемами. А нет – так я дам им в руки винтовки и поставлю в строй. Мне лишние пехотинцы не помешают.
   Илза наконец оторвала взгляд от схемы. Посмотрев на Грейсона, она прочла в его глазах вопрос.
   – Черт возьми! Вы хотите переделать мой шаттл в пароход! – Она покачала головой, затем отодвинула комп-блокнот в сторону и снова принялась изучать карту Бразедновича. – Должно быть, я становлюсь столь же безумной, как и вы, капитан. Ну да, с кем поведешься... – Она вдруг замолчала, потом спросила: – Ладно, предположим, что нам это удастся. А как насчет наших друзей – Драконов? Когда такая махина, как «Фобос», потащится через море? Думаете, это не привлечет их внимания?
   – Они знают, что «Фобос» находится здесь, на Охотничьем мысе. А вы срочно принимайтесь за работу... Все должно быть готово... к ночи.
   – К ночи!
   – Да, к ночи. Я не уверен, какую скорость сможем мы развить на нашем крейсере, но у вас в распоряжении термоядерный реактор и неограниченный запас горючего. Так что, на мой взгляд, предельная скорость будет определяться прочностью корпуса «Фобоса». В любом случае, я уверен, поплывем мы с ветерком. Нам все равно можно плыть только под покровом темноты. А если удастся уйти сегодня ночью, то и собирающиеся тучи будут нам только на руку. По крайней мере, облачный покров скроет нас от орбитальных спутников. К тому времени, когда Драконы снова здесь объявятся – не позднее чем завтра, я думаю, – мы будем уже далеко. Противник первым делом решит, что шаттл сорвало приливом или отнесло ветром. Но вряд ли им придет в голову, что он плывет в открытом море.
   – Думаете; сработает?
   – Если небо очистится, тогда, конечно, появляется вероятность, что нас заметят с орбиты. Но если повезет, мы спокойненько дойдем до фьорда, а противники тем временем будут искать нас на дне моря здесь, неподалеку от Охотничьего мыса.
   – Слишком много требуется, чтобы этот план сработал. – Мартинес озабоченно посмотрела на массу «Фобоса», торчащую из воды. – Ладно, будь по-вашему, – сказала она наконец. – Хотя, убей меня Бог, не представляю, как можно плыть ночью.
   – Мы не можем ждать до завтра. Драконы, по моим расчетам, должны объявиться здесь где-то в полдень. И вам лучше к этому времени быть километрах в ста от этого места, чтобы вас не накрыли с воздуха.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация